Май 22, 2019, 06:09:47
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: [1] 2
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Стремления человека.  (Прочитано 69 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« : Март 16, 2019, 08:35:29 »

    Человек — это ярко окрашенная энергетическая система, полная динамических стремлений. Как и любая энергетическая система, он все время пытается прийти в состояние покоя. Он вынужден это делать. Для этого и служит энергия; ее таинственная функция — восстанавливать собственное равновесие.
 
   Человек устроен таким образом, что при всяком внутреннем или внешнем происшествии рано или поздно должно произойти что-нибудь такое, что восстановит равновесие.

Вышедшая из равновесия энергия (напряжение) проявляется в человеке физически и психически. Психически напряжение проявляется в чувстве беспокойства и удрученности. Это чувство происходит из потребности каким-нибудь способом восстановить равновесие и снять напряжение. Такие потребности называются желаниями. Лишь живые существа могут желать, и все живое живет желанием. Некоторые из сложных человеческих желаний получили названия: половое стремление, честолюбие и стремление к одобрению. Есть много и других желаний — сознательных и бессознательных; некоторые из них имеют название, а другие нет. Одна из самых интересных задач современной психологии — распознавание желаний и изучение их взаимных связей.

Так, в исправном моторе напряжения не вызывают каких-либо осложнений и не ищут себе выхода; там все нарочно устроено так, чтобы в каждый данный момент напряжения могли действовать лишь в одном направлении. У человека же могут быть различные желания, толкающие его одновременно в разных направлениях, и это может причинять ему значительные неудобства. Простой пример — девушка, страдающая сыпью, на первом балу в своем колледже. У нее два одновременных желания: почесаться и не почесаться; и даже самая воспитанная молодая леди почувствует себя беспокойно, если у нее возникнет во время вальса конфликт между желанием соблюсти хорошие манеры и желанием почесаться.

Проблема человека состоит в том, что ему приходится откладывать снятие некоторых напряжений, во избежание возникновения новых, еще более сложных, например, замешательства. С этим прямо связан тот факт, что некоторые люди страдают раскалывающими череп головными болями и жгучими болями в животе, другие же ничего подобного не испытывают.

Итак, человек — это живая энергетическая система, напряжения которой вызывают желания, и задача человека — удовлетворять эти желания, не вступая в конфликт с самим собой, с другими людьми и с окружающим миром.
 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #1 : Март 16, 2019, 08:36:00 »

  2. Что человеку надо?

В каждый момент, если не возникает каких-либо помех, человек склонен вести себя так, чтобы по возможности снять сильнейшее из своих напряжений, удовлетворив самое заветное из своих желаний. Каждое удовлетворенное желание приближает его к цели — к ощущению покоя и безопасности, или к свободе от беспокойства. Беспокойство — это признак напряжения; оно убывает, когда восстанавливается энергетическое равновесие. Никто никогда не достигает цели вполне, потому что все время возникают новые желания, и слишком много желаний жаждет удовлетворения в одно и то же время, так что удовлетворение какого-нибудь из них зачастую усиливает напряжение других. Мира нет и во сне; спящий издает громкий храп и всю ночь, через правильные промежутки времени, тяжко ворочается с боку на бок.

Жизнь раздражает нас на каждом шагу; мужчины закуривают сигару и обнаруживают, что это мерзость, а женщины не могут найти необходимую вещь в своей собственной сумке; и раздражающие пустяки, и более серьезные внутренние и внешние фрустрации (от лат, frustratio — расстройство, крушение надежд), уже вовсе не располагающие к юмору, угрожающе подавляют способность человека удовлетворять свои желания и тем самым усиливают его напряжение и беспокойство. Важны не столько сами происшествия, сколько их влияние на возможность исполнения желаний. Одно и то же событие, случившееся одновременно с разными людьми, может обеспокоить одного из них и нисколько не тронуть другого — в зависимости от желательного для них будущего. Может показаться, что беспокойство вызвано самим событием, но на самом деле человек беспокоен потому, что это событие может изменить перспективы удовлетворения его желаний. Машина может спустить шину во вполне определенный момент на вполне определенном участке дороги; но у разных водителей возникает свой уровень беспокойства, всецело зависящий от их желаний в отношении более или менее близкого будущего: существенно, насколько водитель торопится, каково его финансовое положение, с кем он едет и тому подобное; а в иных случаях, например, беспокойство водителя зависит от состояния его мочевого пузыря. Какая-нибудь веселая компания школьников может и вовсе не огорчиться таким случаем, а воспринять его как развлечение. Человек, потерявший работу, может впасть в беспокойство, связанное, однако, не с его отношением к труду, а с угрозой некоторым его желаниям, например, желанию наполнять свой желудок, внушать уважение соседям или доставлять радость своим детям. Однако индивид без семейных забот, не настаивающий на регулярном питании и не стремящийся произвести впечатление на соседей сиянием своей новой машины, может ни разу не испытать беспокойства этого рода, вполне довольствуясь положением хиппи или философа, живущего в бочке. Беспокойство происходит от внутренних желаний, а не от внешних событий. Где нет желаний — нет и беспокойства. Труп спокойно исполняет свою роль перед любой публикой.

Люди думают, будто они стремятся к безопасности; но в действительности они стремятся к ощущению безопасности, потому что истинной безопасности, разумеется, не существует. Ощущение безопасности усиливается, если человек располагает средствами снять напряжения и рассеять тревоги, удовлетворить свои желания; это помогает обеспечить равновесие в энергетической системе, которую представляет собой человек. Если принять во внимание, насколько противоречивы напряжения, связанные с нашими важнейшими желаниями, то нетрудно понять, что «поиск свободы от беспокойства» не всегда означает то же, что «поиск безопасной ситуации».

Ощущение опасности или безопасности более зависит от происходящего в нашей психике, нежели от происходящего во внешнем мире. Человек пытается достичь ощущения безопасности, отыскивая наиболее действенные способы удовлетворить свои желания; но, к несчастью, этому препятствуют другие желания и внешние силы. Страх перед внешними силами ослабевает, когда выясняется, что с ними можно справиться или что они не угрожают достижению желаемых целей; однако беспокойство, связанное с желанием, не исчезает до тех пор, пока не представляется возможным это напряжение снять.

 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #2 : Март 16, 2019, 08:36:41 »

  3. Каковы самые мощные стремления?

Два самых мощных стремления человека — это стремление к созиданию и стремление к разрушению. Из стремления к созиданию возникают любовь, великодушие и щедрость, пылкое произведение потомства и радостное творчество. Напряжение, толкающее человека к этим конструктивным целям, мы будем называть либидо (от лат. libido — вожделение, похоть); важнейшая его функция — обеспечить продолжение человеческого рода. Стремление к уничтожению приводит в действие вражду и ненависть, слепой гнев и жуткие наслаждения жестокостью и распадом живой плоти. Напряжение, дающее силу этим чувствам, мы будем называть мортидо (неологизм, от лат. mors — смерть). Наиболее концентрированно это напряжение выражается в борьбе за существование; при надлежащем применении оно помогает индивиду спастись от внутренних и внешних опасностей. На обычном языке либидо — это энергия воли к жизни; мортидо — энергия воли к смерти, сохраняющей индивида, если объектом ее является подлинный враг.

Естественно, эти два стремления часто вступают в конфликт друг с другом, толкая человека к противоположным поступкам по отношению к людям и окружающей среде. С неприятными конфликтами этого рода справляются по-разному. Обычный способ разделываться с ними состоит в том, что одно из соперничающих желаний выталкивается из сознания, как будто его нет. В мирное время люди склонны утверждать, что мортидо не существует вообще, а в военное время пытаются утверждать, что либидо не существует по отношению к врагу. Однако не замечаемое ими стремление вопреки их воле влияет на их поступки, так что в поведении большинства людей ни любовь, ни ненависть не проявляются в чистом виде. Слишком уж они любят, часто вопреки своей сознательной воле, кусать добрую руку, которая их кормит, и кормить ненавистный рот, который их кусает.

Другой способ справиться с конфликтом — это позволить тому и другому чувству попеременно одерживать верх, каждому в свою очередь. Человек, который попеременно любит и ненавидит, часто вызывает у наблюдателя не меньшее удивление, чем если бы он попеременно откусывал кусок мороженого и кусок сыра; трудно отделаться от впечатления, что оба вида пищи удовлетворяют, быть может, один и тот же голод.

Стремление к созиданию и к уничтожению, кульминацией которых является половое сношение и убийство, — это и есть тот первичный материал, с которым приходится работать человеку и цивилизации. Чтобы сохранить собственную жизнь, общество и человеческий род, люди вынуждены применять деструктивно направленную энергию, необходимую для достижения некоторых целей, например, для искоренения жестокости, убийств и болезней; конструктивно направленная энергия имеет целью духовный и материальный прогресс. Психическое развитие человека зависит от его способности направить эти внутренние силы к наиболее продуктивным целям. Силу, с которой индивид выражает свою любовь и ненависть к другим или к самому себе и с которой он пытается удовлетворить свое либидо и мортидо, можно назвать агрессивностью. Человек с сильными чувствами может обманывать себя и других, выражая их слабо, и, напротив, человек со слабыми чувствами вызывает такое же заблуждение, выражая их открыто.

Наряду с агрессивностью выражения следует еще учитывать направление чувств любви и ненависти. Некоторые люди направляют свою любовь главным образом на других; некоторые — преимущественно на самих себя. Количество любви, принимающей то или иное направление, может со временем меняться. Точно так же человек может интенсивно ненавидеть кого-нибудь другого, и наиболее агрессивным проявлением этой ненависти является убийство. Он может интенсивно ненавидеть самого себя, и наиболее агрессивно эта ненависть проявляется в самоубийстве. И убийство, и самоубийство одинаково выражают агрессивность; единственная разница, касающаяся психической энергии, состоит в ее направлении.

Большинство людей не дохода до таких крайностей. Либидо и мортидо находятся под надежным контролем, маскируемые друг другом и, возможно, иными силами, так что многие проживают свою жизнь, не догадываясь, насколько мощны эти стремления и как сильно они влияют на мотивы и поступки человека. Между тем, можно с уверенностью утверждать, что человеческое поведение в широких пределах определяется напряжениями либидо и мортидо, нарушающими психическое равновесие человека и толкающими его к действиям, которые обещают это равновесие восстановить. Изыскивая возможности удовлетворить свои созидательные и уничтожительные стремления, человек уменьшает свое ощущение беспокойства и приближается к ощущению безопасности, которое и является его целью.

Многие сомневаются в происхождении деструктивных стремлений, но мало кто отрицает их существование. Они не всегда проявляются видимым образом, но это вовсе не значит, что их нет. Точно так же и стремление к произведению потомства не всегда проявляется видимым образом, но никто не отрицает, что оно существует. Всякий, у кого есть в доме дети, должен признать, что они по временам проявляют разрушительные склонности и враждебность и с возрастом, как показывает опыт, не избавляются от таких склонностей, а приучаются выражать их более осторожно и утонченно, как и свою любовь. Деструктивные стремления проявляются также в сновидениях. Сновидения человека — его собственные изделия, которым он сам придает любой желательный ему вид. Если люди часто видят во сне уничтожительные поступки, значит, нечто в человеке получает удовольствие от этих поступков.

Человеку свойственно производить события; какие события он производит, где и когда он их производит, в значительной степени зависит от двух его сильнейших стремлений: от агрессивности, с которой он их выражает, и от его способа разрешать возникающие конфликты.

 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #3 : Март 16, 2019, 08:37:40 »

  4. Проблема человека

Проблема человека та же, что у любой энергетической системы: найти путь наименьшего сопротивления для разрядки напряжения. Электрическая батарея, которая также является энергетической системой, находит путь наименьшего сопротивления в цепи почти мгновенно — в малую долю секунды. Другие энергетические системы, такие, как текущая река или ураган, находят путь наименьшего сопротивления в несколько часов. Человек — энергетическая система, нередко затрачивающая на это годы и способная откладывать разрядку на неопределенное время, поскольку человек способен хранить энергию.

Психические напряжения в человеке проявляются главным образом в виде либидо и мортидо, а эти две силы стремятся проявиться немедленно. Это значит, что человек имеет склонность взять то, что ему хочется, как только ему этого захочется, и сразу же уничтожить все, что становится ему поперек пути, мешает ему или раздражает его. Такой прямолинейный образ действий можно нередко наблюдать у младенца, еще не научившегося на горьком опыте сдерживать свои желания. Если, однако, таким образом пытается вести себя взрослый, то он наталкивается на помехи двоякого рода: со стороны других людей, также стремящихся к тому, чего они желают в данное время, и готовых устранить всех и все, мешающее им в этом, и со стороны природы, не всегда готовой предоставить желаемое в тот момент, когда это нужно человеку, и не готовой измениться, чтобы облегчить ему жизнь.

Природа и другие люди не только препятствуют человеку, мешая ему удовлетворить тут же на месте его желания, но также постоянно угрожают его жизни. Всевозможные энергетические системы вокруг него: бурные моря, ревущие столбы воздуха, именуемые ветром, потрясающие землю вулканы, готовые к прыжку звери и, наконец, другие человеческие существа — все они также ищут пути уменьшить свои напряжения, как только эти напряжения возникают. Мало того, что его раздражают все эти мешающие ему динамические предметы, — ему приходится еще следить, как бы не помешать самим этим предметам слишком уж сильно или неуместным способом. Проблема его, следовательно, состоит в том, чтобы найти наилучший способ обращения с другими энергетическими системами, с целью удовлетворить свои желания возможно скорее и с наименьшей опасностью.

В некоторых частях света для этого применяется магия. За небольшое вознаграждение, например, за десяток собачьих зубов или оглушительную пластинку для проигрывателя, новогвинейский колдун готов навести порчу на соперника в любви, досаждающего его клиенту; он исполняет это, втыкая колючки в сделанное из травы изображение жертвы. Обитатели мест, посещаемых ураганами, полагают, что ветер любит сырое мясо; чтобы умилостивить управляющего ветром бога и предотвратить подобные ужасы в будущем, ему приносят в жертву животных. В некоторых частях света люди представляют себе смерть чем-то вроде официанта, падкого на подачки, и улучшают свое самочувствие щедрой благотворительностью. В нашей стране в такие вещи, разумеется, не верят; здесь полагают, что наилучший метод — это изучить, как могут вести себя другие люди и природа в различных условиях и как добиваться от людей и природы желаемого результата с наилучшими шансами на успех. Итак, чем вернее мы судим об окружающем, тем вероятнее получим то, что хотим.

Очевидно, чтобы удовлетворить свои желания, не навлекая на себя неприятностей, человек должен научиться управлять своими либидо и мортидо; иначе говоря, он должен научиться ждать. Он должен также научиться правильно судить о своем окружении и умело обращаться с ним, чтобы уменьшить опасность поражения или гибели, когда придет, наконец, время действовать.

Это — проблема управления. Человек должен научиться управлять тремя группами сил: самим собою, другими людьми и природой. Это называется Принципом Реальности, потому что, чем более реалистичен человек — то есть, чем точнее наблюдает он эти три вида явлений, — тем скорее и полнее он сможет безопасно удовлетворить свои либидо и мортидо. Принцип Реальности требует, чтобы человек формировал четкие образы.

Как правило, люди имеют вполне удовлетворительные образы некоторых вещей из своего окружения. Хороший фермер разбирается в явлениях природы. Удачливый бизнесмен понимает, чего можно ожидать от людей в определенных обстоятельствах. Но лишь в редких случаях человек ясно представляет себе, что могут заставить его делать даже без его ведома собственные либидо и мортидо. Именно в этом отношении делаются крупнейшие и наиболее частые ошибки.

К счастью, мы имеем в себе нечто, позволяющее нам справляться с этой трехликой действительностью, которую приходится удерживать в столь чувствительном равновесии. Эта система называется Эго; как предполагается, она действует в соответствии с Принципом Реальности. Предполагается также, что она производит правильные наблюдения и составляет правильные суждения о внутренних напряжениях индивида и о напряжениях окружающих его энергетических систем; предполагается, далее, что она руководит индивидом в соответствии с этими данными, наилучшим образом способствуя его благу. С помощью этой системы индивид откладывает, когда это выгодно, удовлетворение своих желаний, пытаясь перестроить окружающий мир таким образом, чтобы эта цель оказалась достижимой впоследствии.

Чтобы выполнить свою задачу, Эго должно обладать некоторым мастерством в управлении психической энергией, а также некоторым мастерством в обращении с людьми и вещами. Таким образом, Эго — это «орган мастерства». Энергия для осуществления этой функции получается из части энергии либидо и мортидо, последовательно отщепляемой в раннем детстве; эта энергия становится независимой и даже во многих отношениях противопоставляет себя первичной энергии либидо и мортидо. По мере того, как личность знакомится с действительностью, энергия Эго служит для управления первичной энергией в соответствии с Принципом Реальности. Человек получает большое удовлетворение от владения собственным телом при плавании и нырянии, от владения резиновым шариком, бегающим по площадке для гольфа, от владения маленькими бумажными игрушками, которые называются игральными картами, или от владения механизмом самолетного мотора. Все эти занятия приносят двоякое удовлетворение: они удовлетворяют не только первичные либидо и мортидо, но и те доли либидо и мортидо, которые от них отщепились и получают свое удовлетворение от владения вещами через Эго.

 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #4 : Март 16, 2019, 08:39:34 »

  После отщепления относительно небольших долей, необходимых для образования Эго, остается огромная масса первичных либидо и мортидо; психиатры по серьезным психологическим причинам стали представлять себе эту массу как «все это», или просто «Оно». Либидо и мортидо, заключенные в Эго, и либидо и мортидо, оставшиеся в Оно, часто противостоят друг другу, а не сотрудничают, поскольку одна из задач Эго — овладение и управление Оно, которое всегда отбивается. Оно желает немедленного выражения и удовлетворения; Эго нередко хочет заставить Оно подождать.

Так как психиатры в разных странах говорят на разных языках, они сочли удобным, как и другие ученые, использовать в качестве научных терминов греческие и латинские слова, еще с древности широко известные во всем мире. Поэтому они обычно называют Оно на языке древних римлян: Ид. Либидо и мортидо, оставшиеся в Ид, называются при этом «инстинктами Ид».

Здесь уместно будет предостеречь читателя от некоторых сравнений. Поршень автомобильного мотора, разумеется, толкает приложенная к нему сила, но это вовсе не значит, что его толкает некий человечек, сидящий в моторе. Точно так же энергия Эго и инстинкты Ид — это силы, а не человечки, сидящие в нашем мозгу с заряженными револьверами и готовые сразиться друг с другом при малейшем искушении.

Наша жизнь так трудна именно по той причине, что Эго находится в описанной выше сложной ситуации. Перед ним три силы, с которыми оно должно бороться, держать их под контролем и, в конечном счете, заставить их совместно работать для удовлетворения и безопасности индивида: инстинкты Ид, силы природы и другие люди. Люди обычно отдают себе отчет в существовании природы и других людей, но не представляют себе достаточно отчетливо, что Ид является такой же реальностью, весьма важной и беспокойной, с которой приходится считаться. Такая недооценка Ид объясняется, в частности, тем, что Ид всегда прячется и находит всевозможные способы надувать Эго.

Как бы ни был искусен человек в обращении с людьми и окружающими предметами, он не найдет покоя, если не научится так же хорошо справляться со своим Ид. В конечном счете, наше счастье зависит не от способности очаровывать людей или добывать деньги, но от способности утвердить мир в собственной психике. Проблема общества — воспитать созидательные стремления и подавить уничтожительные. Проблема человеческого Эго в этом трудном мире — найти путь наименьшего внутреннего и внешнего сопротивления для безопасного удовлетворения созидательных и уничтожительных стремлений.

  https://www.sunhome.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #5 : Март 16, 2019, 08:52:34 »

                                                                             Стремление к превосходству.

  -» Прямые проявления превосходства: приказание, угроза, замечание или любая другая отрицательная оценка, критика, обвинение, насмешка, издевка, сарказм.

-» Снисходительное отношение, то есть проявление превосходства, но с оттенком доброжелательности: "Не обижайтесь", "Успокойтесь", "Как можно этого не знать?", "Неужели Вы не понимаете?", "Вам ведь русским языком сказано", "Вы умный человек, а поступаете...". Одним словом — забвение известной мудрости: "Если ты умнее других, то никому не говори об этом". Конфликтоге- ном является и снисходительный тон.

Муж похвалил жену за вкусный обед. А она обиделась, потому что сказано это было снисходительным тоном, и она почувствовала себя кухаркой.

-» Хвастовство, то есть восторженный рассказ о своих успехах, истинных или мнимых, вызывает раздражение, желание "поставить на место" хвастуна.

-» Категоричность, безапелляционность, является проявлением излишней уверенности в своей правоте, самоуверенности и предполагает свое превосходство и подчинение собеседника. Сюда относятся любые высказывания категоричным тоном, в частности такие, как "Я считаю", "Я уверен". Вместо них более безопасно употреблять высказывания, отличающиеся меньшим напором: "Я думаю", "Мне кажется", "У меня сложилось впечатление, что...".

Конфликтогенами данного вида являются и безапелляционные фразы типа "Все мужчины — подлецы", "Все женщины — обманщицы", "Все воруют", "...и закончим этот разговор".

Категоричность родителей может оттолкнуть от них детей: суждения о принятой в среде молодежи музыке, одежде, манере поведения. Или такой разговор. Мать говорит дочери: "Твой новый знакомый тебе не пара". Дочь в ответ нагрубила матери. Не исключено, что она и сама видит недостатки своего знакомого, но именно категоричность вердикта рождает протест. По-видимому, другой резонанс вызвали бы слова матери "Мне кажется, он несколько самоуверен, берется судить о том, в чем плохо разбирается. Но, может быть, я ошибаюсь, время покажет".

-> Навязывание своих советов. Есть правило: давай совет лишь тогда, когда тебя об этом просят. Советующий, по существу, занимает позицию превосходства.

Так, например, водитель троллейбуса в порядке инициативы взяла на себя дополнительную обязанность во время следования по маршруту просвещать пассажиров по разным темам: правила дорожного движения, правила хорошего тона и т.п. Динамик в салоне не умолкал, бесконечно повторяя прописные истины. Пассажиры выражали дружное возмущение таким навязчивым "сервисом", многие жаловались, что выходили из троллейбуса в скверном настроении.

-» Перебивание собеседника, повышение голоса или когда один поправляет другого. Тем самым показывается, что его мысли более ценны, чем мысли других, именно его надо слушать.

Поучителен сюжет, связанный с Эйнштейном. Ученый имел маленькую записную книжечку, в которую записывал пришедшие в голову мысли. "Почему она у Вас такая маленькая?" — спросили его.

"Потому, — ответил выдающийся ученый, — что хорошие мысли приходят очень редко".

Неплохая подсказка для любителей навязывать свою точку зрения: хорошие мысли бывают, может быть, и у них гораздо реже, чем они думают.

Утаивание информации. Информация — это необходимый элемент жизнедеятельности. Отсутствие информации вызывает состояние тревоги.

Информация может утаиваться по разным причинам: например, руководителем от подчиненных из благих побуждений, чтобы не расстраивать плохими новостями.

Однако природа не терпит пустоты и возникший вакуум заполняется домыслами, слухами, сплетнями, которые бывают еще худшего свойства. Но более важно то, что возникает недоверие к сокрывшему информацию, ибо его действие вызвало состояние тревоги.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #6 : Март 16, 2019, 08:53:29 »

   -» Нарушения этики, намеренные или непреднамеренные.

  Использовал чужую мысль, но не сослался на автора. Причинил неудобство (нечаянно толкнул, наступил на ногу и т.п.), но не извинился; не пригласил сесть; не поздоровался или поздоровался с одним и тем же несколько раз в течение дня.

"Влез" без очереди, используя знакомого или свое начальственное положение.

-» Подшучивание. Обычно его объектом становится тот, кто почему-либо не может дать достойный отпор. Любители насмешек, видно, забывают, что уже в древности осуждался порок злого языка. Так, в первом псалме Давида насмешники осуждаются наряду с безбожниками и грешниками. И не случайно: осмеянный будет искать возможность сквитаться с обидчиком.

-» Обман или попытка обмана есть средство добиться цели нечестным путем и является сильнейшим конфликтогеном.

-» Напоминание (возможно, и непреднамеренное) о какой-то проигрышной для собеседника ситуации.

Известны случаи парадоксального поведения, когда спасенный (по прошествии определенного времени) убивал своего спасителя. Объясняется этот парадокс тем, что, видя спасшего его, человек всякий раз заново переживал состояние позорной беспомощности и чувство благодарности постепенно вытеснилось раздражением, чувством ущербности по сравнению с человеком, которому должен быть благодарен всю жизнь.

Это, конечно, случаи из числа исключительных. Но еще Тацит сказал: "Благодеяния приятны только тогда, когда знаешь, что можешь за них отплатить; когда же они непомерны, то вместо благодарности воздаешь за них ненавистью" [см. 11, с. 288]. Не случайно христианские заповеди (и не только они) призывают делать добро не для того, чтобы получить благодарность, а для собственной души. Сделав добро другому, освободите его от необходимости быть обязанным Вам за сделанное, ибо, как сказал Ф.Шиллер: "Благодарность забывчивей всего" [11, с. 288].

-» Перекладывание ответственности на другого человека.

Студент попросил друга взять но хранение большую сумму в долларах. Тот спрятал ее у себя в книгах. Вскоре к нему приехал родственник, который случайно обнаружил конверт с долларами. Заменив их фальшивыми, он, сославшись на изменившиеся обстоятельства, уехал. Когда друг зашел за деньгами, разразился сильнейший конфликт. Конфликтоген здесь состоит в том, что один переложил ответственность за сохранность денег на другого, а он согласился, не имея на то необходимых условий.

Заканчивая этим, возможно, неполный перечень конфликтогенов данного типа, необходимо отметить, что объединяет их, кроме цели достижения превосходства, еще и метод: пристройка сверху, подчеркивание своего преимущества посредством занятия позиции "Родителя" (см. об этом подробнее в главе "Манипуляции собеседником. Защита от манипуляций"). Мы увидим, что все это — попытка манипулировать собеседником, то есть управлять им против его воли, достигая при этом собственных выгод — психологических или материальных.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #7 : Март 16, 2019, 08:54:28 »

  О Проявления агрессивности.

Латинское слово "aggressio" означает "нападение". Агрессия может проявляться как черта личности и ситуативно, как реакция на сложившиеся обстоятельства.

Природная агрессивность.

Я знал одного незаурядного ученого, который признавался, что если он с утра не поругается, то не может день работать. К сожалению, он не одинок, некоторым людям действительно присуща природная агрессивность.

Но, к счастью, людей агрессивных от природы — меньшинство. У подавляющего большинства природная агрессивность в норме, а проявляется лишь ситуативная агрессивность.

Известны также возрастные проявления агрессивности, например, у подростков: драки ("двор на двор"), вызывающее поведение дома, в школе, на улице. Здесь и попытка самоутверждения, и выражение протеста против своего "неравноправного", зависимого от других (взрослых) положения.

Проверить свою природную агрессивность каждый может по предлагаемому в главе 7 тесту на агрессивность. Отвечать нужно как можно более искренне, ибо, "скорректировав" свои ответы, Вы получите больше вреда, чем пользы. Ведь не только завышенная агрессивность, но и та, что ниже нормы, осложняет жизнь.

Еще одно наблюдение. Однажды, еще мальчишкой, я стал свидетелем, как один тренер готовил своего подопечного, добродушного здоровяка-боксера к предстоящему поединку: бил его по лицу, пока тот не рассвирепел. Как видно, без этого его питомцу недоставало агрессивности на ринге. Известно также, что чемпион мира Мохаммед Али перед боем, чтобы довести себя "до кондиции", затевал перебранку.

  -» Человек с повышенной агрессивностью.

Конфликтен, является "ходячим конфликтогеном". Человек с агрессивностью ниже средней.

Рискует добиться в жизни намного меньше, нежели он достоин.

Полное отсутствие агрессивности граничит с апатией или с бесхарактерностью, ибо означает отказ от борьбы. Вспоминается, к примеру, главный герой фильма "Осенний марафон": мучается сам, мучает близких ему людей — и все из-за слабоволия, неспособности отстоять свое мнение.

Ситуативная агрессивность Возникает как ответ на внутренние конфликты, вызванные сложившимися обстоятельствами. Это могут быть неприятности (личные или по работе), плохое настроение и самочувствие, а также ответная реакция на полученный конфликтоген.

В психологической науке это состояние обозначено как фрустрация [см. 5, с.381]. Оно возникает вследствие реальной или воображаемой помехи, препятствующей достижению цели. Защитные реакции при фрустрации связаны с проявлением агрессивности. Фрустрация нередко становится причиной неврозов.

Поскольку агрессивность является разрушительной для человеческих отношений и тесно связана с фрустрацией, возникает вопрос, как избавиться от разрушительных последствий агрессивности.

Вопрос этот интересует многих и поэтому ему посвящен один из следующих разделов.

Отметим, что конфликтогены типа "стремление к превосходству" и "проявление эгоизма" можно также отнести к некоей форме агрессии — скрытой агрессии. Ибо они представляют собой посягательство, хоть и завуалированное, на достоинство человека, его интересы.

В силу эскалации конфликтогенов скрытая агрессия получает отпор в виде явной, более сильной агрессии.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #8 : Март 16, 2019, 08:55:23 »

  Проявления эгоизма.

Слово "эгоизм" имеет корнем латинское "ego", обозначающее "я".

Всевозможные t проявления эгоизма являются конфликтогенами, ибо эгоист добивается чего-то для себя (обычно за счет других) и эта несправедливость, конечно, служит почвой для конфликтов.

Эгоизм [см. 5, с. 399] — это ценностная ориентация человека, характеризующаяся преобладани- \

Ем своекорыстных потребностей безотносительно к интересам других людей. Проявлениям эгоизма присуще отношение к другому человеку как к объекту и средству достижения своекорыстных целей.

Развитие эгоизма и превращение его в доминирующую направленность личности объясняется серьезными дефектами воспитания. Завышенная самооценка и эгоцентризм личности закрепляются еще в детском возрасте, в результате чего в расчет принимаются лишь его собственные интересы, потребности, переживания и пр. В зрелом возрасте подобная концентрация на собственном Я, себялюбие и полное равнодушие к внутреннему миру других людей приводит к отчуждению. "Эгоизм ненавистен, — говорил Паскаль, — и те, которые не подавляют его, а только прикрывают, всегда достойны ненависти" [см. 11, с. 223].

Противоположным эгоизму понятием является альтруизм [см. 5, с. 13-14]. Это ценностная ориентация личности, при которой центральным мотивом и критерием нравственной оценки являются интересы других людей.

  Нередко приходится быть свидетелем такого. В час пик граждане испытывают большие 58 трудности при входе в солон из-за скопления пассажиров непосредственно у дверей, хотя в середине салона свободно. Просьбы продвинуться в глубь салона, дабы дать возможность войти и другим желающим, наталкиваются на: "А мне скоро выходить". Не помогают и увещевания, что еще- будет время и возможность поменяться местами.

Что это, как не массовое проявление эгоизма? Лень пошевелиться, "вам нужно, вот и проходите", а каково другим — об этом ни тени мысли. Причем "сознание" у многих меняется сразу, как только изменилось собственное положение: пока не вошел — требует продвинуться, как только вошел — сам перестал продвигаться, невзирая на просьбы пытающихся войти следом.

Здесь поневоле вспоминаются слова Ф.М.Достоевского: "Эгоизм умерщвляет великодушие" [см. 11, с.220].
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #9 : Март 16, 2019, 08:56:40 »

  2.4. КАК УДЕРЖАТЬСЯ ОТ КОНФЛИКТОГЕНОВ.

*»* Первое — это постоянно помнить, что всякое наше неосторожное высказывание в силу эскалации конфликтогенов может привести к конфликту. Хотите ли Вы его? Если нет, то помните, как высока плата за слово, которое "не воробей, вылетит — не поймаешь".

♦> Второе — проявлять эмпатию к собеседнику. Представьте, как отзовутся в его душе Ваши слова, действия.

Это общие положения, справедливые для любых конфликтогенов. Ниже мы дадим дополнительные рекомендации по каждому их типу.

Как избавиться от стремления к.

превосходству.

Выдающийся китайский мыслитель Лао-цзы учил: "Реки и ручьи отдают свою воду морям потому, что те ниже их. Так и человек, желая возвыситься, должен держать себя ниже других".

Таким образом, всевозможные проявления превосходства — это тупиковый путь, ведущий в противоположную сторону от цели — возвыситься над другим. Ибо человек — источник конфликтогенов — вызывает отрицательную реакцию окружающих, ценящих спокойную обстановку.

Еще Будда сказал: "Истинная победа та, когда никто не чувствует себя побежденным".

Как сдержать агрессию.

Агрессивность требует выхода. Однако, выплеснувшись в виде конфликтогена, возвращается бумерангом конфликта. Великий Лев Толстой точно подметил: " То, что начато в гневе, кончается в стыде".

Но не "выпускать пар" агрессивности небезвредно для здоровья: гипертония, язва желудка и двенадцатиперстной кишки — вот болезни сдержанных эмоций.

Мудрость гласит: "Язва желудка — не от того, что едим мы, а от того, что ест нас". i Итак, эмоции требуют выхода и подобная разрядка необходима человеку. Но, как видно из предыдущего, разрядиться на окружающих — это не выход, а выходка.

Есть три способа снять агрессивность — пассивный, активный и логический.

❖ Пассивный способ состоит в том, чтобы "поплакаться" кому-то, пожаловаться, выговориться. Терапевтический эффект этого огромен. Женщины в этом отношении находятся в более выгодных условиях: сложилось так, что мужчине не пристало жаловаться, а тем более плакать. Слезы же снимают внутреннее напряжение, ибо с ними выводятся ферменты — спутники стресса. Дать облегчение — это одна из важнейших функций слез.

Найдите человека, который с сочувствием Вас выслушает, и Вы почувствуете, что Вам стало гораздо легче. Среди Ваших близких всегда найдется такой человек. Расскажите вечером супругу (супруге) о дневных неприятностях — это не только успокоит Вас, такая откровенность укрепляет взаимное доверие в семье.

  ❖ Активные способы.

Они построены на двигательной активности. В основе их лежит тот факт, что адреналин — спутник напряженности — "сгорает" во время физической работы. Лучше всего той, что связана с разрушением целого, рассечением его на части: копка земли, работа топором и пилой, косьба.

Из спортивных занятий быстрее всего снимают агрессивность те виды, которые включают удары: бокс, теннис (большой и настольный), футбол, волейбол, бадминтон.

  Даже наблюдение за соревнованиями даст выход агрессии. Болельщики испытывают те же эмоции, что и играющие: их мышцы непроизвольно сокращаются, как будто они сами борются на площадке. Эти эмоции и физическая нагрузка "сжигают" излишки адреналина.

Очень полезны так называемые циклические упражнения, связанные с повторением огромного количества раз элементарных движений: неторопливый бег, быстрая ходьба, плавание, велосипед. Поглощая значительное количество энергии, эти занятия эффективно снимают нервное напряжение.

Например, каково бы ни было раздражение перед началом бега, уже на 2-3 километре всегда наступает облегчение, приходит простая мысль: "Жизнь прекрасна! Все остальное — мелочи".

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #10 : Март 16, 2019, 08:57:53 »

  Увлечения типа "кто кого победит" (охота, рыбалка), чтение и просмотр детективов, фильмов ужасов — также неплохо снимают агрессивность.

Большинство из приведенных рекомендаций все же легче реализовать мужчинам, они им более интересны. Специально для женщин можно рекомендовать дополнительно аэробику (не профессионально-спортивную, чреватую травмами, а любые упражнения под музыку) или просто потанцевать. Если уж совсем невмоготу — грохните об пол тарелку, чашку — из тех, что не жалко. Сразу почувствуете большое облегчение. (Любопытно, что на Западе можно купить крайне "дешевую посуду, специально предназначенную для битья).

Отсутствие возможности избавиться от заряда агрессивности не только вредно, но и мешает полноценно жить, работать. Чтобы снять раздражение на работе, японцы придумали следующий оригинальный способ. В специальной комнате помещаются манекены, изображающие руководителей — от директора до бригадиров. Всякий работник может отдубасить любого представителя администрации, для этого имеется набор палок, плеток. Такая психологическая разгрузка улучшает атмосферу в коллективе, повышает производительность и качество труда.

  ❖ Логический способ погасить агрессивность приемлем преимущественно для сугубо рациональных людей, предпочитающих логику всему остальному. Такому человеку главное — докопаться до сути явления. Ему отгонять от себя неприятные мысли — себе дороже. Такому человеку лучше именно сосредоточиться на неприятностях, а все остальные дела отложить на потом, пока не найдет выхода из сложившегося положения. Уже сама эта аналитическая работа успокаивает, так как отнимает много энергии. Кроме того, человек занимается привычным (и достаточно любимым) делом — работой мысли, в результате эмоции притупляются.

Преодоление эгоизма.

Любовь к себе — в разумных пределах — присуща любому нормальному человеку. Каждый должен заботиться о себе, чтобы не стать обузой для других. Например, заботиться о своем здоровье, будущем, благосостоянии и т.п. Еще Аристотель отметил: "Эгоизм заключается не в любви самого себя, а в большей, чем должно, степени этой любви" [см. 11, с. 218].

У эгоиста любовь к себе гипертрофирована, достижение целей осуществляется за счет других людей. Обычно, поступая эгоистично, человек преследует конкретные цели, достижение каких-то благ. Однако при этом он теряет значительно больше — свою добрую репутацию. Приобретя же репутацию эгоиста, он потеряет в дальнейшем значительно больше, чем приобрел в данный момент. Если эгоист проанализирует свои поступки и окружение, то увидит, что он в вакууме, у него нет друзей, что ему дается все намного труднее, чем остальным, и в итоге он в проигрыше.

В заключение отметим, что [см. 11, с. 218] "Самая почетная победа — та, которую одерживают над эгоизмом.

3 Зак. 352.

2.5. РАЗРЕШЕНИЕ КОНФЛИКТОВ.

С ЧЕГО ОНО НАЧИНАЕТСЯ.

С установления причин конфликта. Сложность здесь в том, что истинные причины нередко маскируются, ибо могут охарактеризовать инициатора конфликта не с лучшей стороны.

С другой стороны, затянувшийся конфликт [см. 4, 10] втягивает в свою орбиту все новых и новых участников, расширяя и список противоречивых интересов, что объективно затрудняет нахождение основных причин.

Опыт разрешения конфликтов показал, что большую помощь в этом оказывает владение формулами конфликта.

Первая формула конфликта.

Конфликт = Конфликтная ситуация + Инцидент.

Поясним смысл входящих в формулу составляющих.

Конфликт — это открытое противостояние как следствие взаимоисключающих интересов и позиций.

Конфликтная ситуация — это накопившиеся противоречия, содержащие истинную причину конфликта.

Инцидент — это стечение обстоятельств, являющихся поводом для конфликта.

Из формулы видно, что конфликтная ситуация и инцидент независимы друг от друга, то есть ни одно из них не является следствием или проявлением другого.

Разрешить конфликт — это значит:

О устранить конфликтную ситуацию и.

© исчерпать инцидент.

Понятно, что первое сделать сложнее, но и более важно.

К сожалению, на практике в большинстве случаев дело ограничивается лишь исчерпанием инцидента.

Случай из практики.

Между двумя сотрудниками не сложились отношения. В разговоре между ними один употребил какие-то неудачные слова. Второй обиделся, хлопнул дверью и написал жалобу на первого. Вышестоящий руководитель вызвал обидчика и заставил его извиниться. "Инцидент исчерпан" — заявил руководитель удовлетворенно, имея в виду, что конфликт разрешен. Так ли это?

Применим формулу конфликта. Конфликт здесь — жалоба; конфликтная ситуация — несложившиеся отношения между сотрудниками; инцидент — случайно сказанные неудачные слова. Заставив извиниться, руководитель действительно исчерпал инцидент.

А конфликтная ситуация? Она не только осталась, но и усугубилась. Действительно, обидчик не считал себя виноватым, но должен был извиниться,отчего антипатия его к пострадавшему только увеличилась. И тот, в свою очередь, понимая фальшивость приносимого извинения, не улучшил своего отношения к обидчику.

 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #11 : Март 16, 2019, 09:00:30 »

  Таким образом, своими формальными действиями руководитель не разрешил конфликт, а только усилил конфликтную ситуацию (несложившиеся отношения) и тем самым увеличил вероятность новых конфликтов между этими работниками.

Наглядная аналогия.

Конфликт между людьми можно уподобить сорняку в огороде: конфликтная ситуация.

Это корень сорняка, а инцидент.

Та часть, что на поверхности.

Понятно, что, оборвав ботву сорняка, но не тронув корень, мы только усилим его работу по вытягиванию из почвы питательных веществ, так необходимых культурным растениям. Да и найти корень после этого труднее.

Конфликтные ситуации предполагаются независимыми, не вытекающими одна из другой.

Эта формула дополняет первую формулу, в соответствии с которой каждая из конфликтных ситуаций своим проявлением играет роль инцидента для другой.             https://sv-scena.ru/Buki/Kak-upravlyatjj-drugimi-kak-upravlyatjj-soboyi.29.html

  Первая (а) и вторая (б) формулы конфликта.

Обозначения: К — конфликт, И — инцидент, Даем условия для углубления конфликта.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #12 : Март 16, 2019, 09:02:46 »

                                                Стремление к превосходству как одно из основных влечений.

 
Введенное в начале нашего века А. Адлером (A. Adler) понятие «стремление к превосходству» до сих пор еще не получило адекватной оценки и должного признания в широких психологических кругах, В статье излагается понимание этого мотива как существенного исходного влечения и делается попытка показать его значение для объяснения многих положительных и отрицательных фактов поведения, а также формирования разнообразных черт личности.

Ключевые слова: мотив, влечение, поведение, черты личности.

Необходимость перестройки психологии признают ныне и те ее представители, которые хотят уйти от острых проблем общественной жизни (оставляя их на откуп журналистам и теле- радиокомментаторам), и те, кому невдомек, с чего ее начинать. И хотя в перестройке нуждаются многие разделы нашей науки, думается, что наиболее отсталым ее участком является психология мотивации, Действительно, может ли она объяснить широко отражаемые в центральной и местной прессе чудовищные факты преступного поведения лиц, занимавших в государстве высокие посты, живучесть коррупции на разных ступенях должностной иерархии, усиление стяжательских и оживление националистических тенденций? Если внимательно присмотреться к средствам, имеющимся в арсенале академической психологии, то есть основание утверждать, что она не способна дать ответ на поставленные вопросы.

Объяснения перечисленных и многих других негативных явлений сводятся к указаниям на нехватку определенных личностных качеств (безыдейность и бездуховность, неразвитость чувств долга, чести, ответственности, а также неусвоенность норм разумного потребления) или на наличие особых внешних обстоятельств (педагогические упущения, организационные недосмотры и вседозволенность, произрастающие на почве бесконтрольности и безотчетности). Спору нет, подобные факторы играют немаловажную роль в возникновении различных форм антиобщественного поведения, но они отнюдь не объясняют конкретного содержания и характера проступков. Ведь отсутствие важных личностных качеств и наличие способствующих внешних обстоятельств — это только условия, которые сами по себе с логической необходимостью еще не приводят к совершению преступных действий, — для этого требуется направляющая побудительная сила, говоря иначе, действующая внутренняя причина — causa efficiens1.

Едва ли есть необходимость доказывать, что искомая побудительная сила не может быть неким подобием дьявольской силы, которой природа наделяет неугодных ей людей. Логичнее предположить, что такая сила представляет собой общечеловеческое влечение, приобретающее в конкретном жизненном контексте и неблагоприятное направление. На наш взгляд, таким влечением является стремление к превосходству, которое следует признать фундаментальной мотивационной силой, определяющей разнообразные поведенческие эффекты. В настоящей статье мы попытаемся показать, что признание указанного влечения дает возможность адекватно объяснить многие факты, не поддающиеся рациональной интерпретации.

Биологические предпосылки стремления к превосходству раскрыл еще Дарвин в учении о половом отборе, согласно которому больший шанс оставить потомство имеют особи, более привлекательные (ярче оперение, звучнее голос), чем их соперники. Продуктивная идея этого учения состоит в утверждении, что в процессе эволюции действуете тенденция, благодаря которой живые организмы приобретают качества и свойства, не только представляющие прямую утилитарную ценность и служащие непосредственно борьбе за существование, а «бесполезные» и в некотором смысле даже вредные (скажем, яркое оперение, обеспечивающие большую сексуальную привлекательность, явно противоречит требованию мимикрии).

Следовательно, уже на более ранних стадиях эволюции господствуют такие мотивы поведения, которые нельзя полностью свести к стремлениям удовлетворить потребности, связанные с обеспечением индивидуального и даже видового выживания; они выражают тенденции особого порядка — иметь перевес (преимущества) перед особями своего вида.

Широко распространенная односторонняя трактовка теории Дарвина с акцентом на выживание более приспособленных к условиям существования заслонила не менее существенную тенденцию — стремление к превосходству, привнесенное в человеческую природу не какими-то неблагоприятными социальными факторами, а имеющую глубокие биологические корни.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #13 : Март 16, 2019, 09:03:24 »

  В создававшихся веками художественных произведениях многих народов получили отражение .различные аспекты стремления к превосходству — властолюбие, карьеризм, тщеславие, зазнайство, высокомерие, фанфаронство2 и т. п. В психологической литературе впервые наиболее широко рассмотрел стремление к превосходству Альфред Адлер, примыкавший некоторое время к психоаналитическому направлению, однако впоследствии порвавший с Фрейдом и образовавший собственную школу — так называемую индивидуальную психологию. Адлер прямо утверждает: «Мы сможем лучше всего понять всевозможные душевные движения, если мы признаем в качестве всеобщей предпосылки, что они подчиняются одной цели — достижению превосходства» [4, с. 5 и далее]. Последнее же можно усмотреть в желании творца и работника оказаться первым в своем деле, в деспотизме главы семьи, в возвеличивании своих свершений и даже своих страданий, в экстазе, в претензиях детей на первенство.

С полным основанием Адлер увязывает стремление к превосходству с такими формами поведения, как разрушение идолов, ограничений и норм, а также с такими личностными чертами, как, с одной стороны, властолюбие, напористость, дух противоречия, заносчивость, а, с другой — покорность, послушание, завистливость, злорадство, скромность. Он целенаправленно показывает, к каким социальным последствиям могут привести указанные тенденции и возникающие на их основе личностные особенности человека — к конфликтам, враждебности и отчуждению, а в крайних случаях — к нервному срыву и душевным заболеваниям, при которых стремление к превосходству переходит в манию величия.

И все же необходимо хотя бы вкратце остановиться на тех его утверждениях, которые представляются нам неприемлемыми. Адлер трактует рассматриваемое стремление в качестве специфической человеческой цели. Но если придерживаться взгляда Дарвина, оно восходит к более глубинным движущим побуждениям и представляет собой по существу исходное влечение, а не желание компенсировать чувство неполноценности (впервые также сформулированное Адлером) малоценности (многие факты свидетельствуют о том, что последнее, наоборот, возникает как следствие невозможности реализовать стремление к превосходству). Придавая большое значение описанному им мотиву, Адлер склонен его абсолютизировать и свести к нему столь же существенные в психоанализе два других влечения — эрос (влечение к жизни) и танатос (деструктивные тенденции). Так, обычную половую страсть Адлер изображает как стремление подавить волю своего партнера и одержать верх над ним, а в суицидных желаниях он усматривает намерение «преодолеть всяческие препятствия». На необоснованность сведения разных влечений к одному в свое время обратил внимание еще Фрейд.

Понятие «стремление к превосходству» никак нельзя считать общепризнанным — не только на том основании, что оно отсутствует в ряде солидных справочных пособий по психологии, например, в объемистых энциклопедических психологических словарях [8, 7]. Даже в тех руководствах, где это понятие нашло место, его первоначальный смысл, со ссылками на основателя «индивидуальной психологии», значительно трансформировался. Так в одном из словарей стремление к превосходству определяется как «внутреннее верховное влечение к самореализации»; при этом уточняется, что речь идет «скорее о завершенности и совершенствовании, нежели о превосходстве в смысле социального статуса или доминирования над другими» [б, с. 7-1б]. В другом — говорится про «внутреннюю тенденцию индивидуума в полную меру развить свои способности и стремиться к совершенству» [5, с. 169). В подобных «приглаженных» трактовках выхолащивается вся конкретная и содержательная сущность очень четко сформулированного Адлером понятия важного влечения.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #14 : Март 16, 2019, 09:04:01 »

 
Попытаемся осветить те аспекты рассматриваемой проблемы, которые, по нашему мнению, могут дать дополнительную информацию и обосновать важность ее дальнейшей теоретической и практической разработки. В первую очередь следует отметить такую специфическую особенность изучаемого влечения: человек, как правило, стремится добиться превосходства над «себе подобными», над людьми в своей привычной среде. Выход за допустимые пределы носит патологический характер и приводит в одних случаях к комическим последствиям (описанное Ильфом и Петровым соперничество Эллочки — «людоедки» с американской миллионершей), а в других — даже к трагическим (в аллегорической форме — попытка крыловской лягушки превзойти по размерам вола).

Начнем с проявления указанного влечения в детском возрасте. Что составляет содержание бесед маленьких детей? Главным образом, это бесхитростное хвастовство, которое так точно показал Сергей Михалков в одном из своих стихотворений. Каждый из ребят чем-то похваляется, а один с гордостью сообщает, что его мама отправляется в полет, потому что «моя мама называется — пилот». Психологически правильно и тонко поэт передает реакции других детей на его, казалось бы, безобидное высказывание (мама летчик — что же такого?, а кто лечит детей, варит компоты?). Дети, как видим, очень неохотно допускают превосходство своих сверстников в чем-либо.

Общепризнано, что для детей наиболее характерной является игровая форма поведения. Когда один ребенок играет с другим, он всегда стремится выиграть. Стоит непредвзято понаблюдать за их игрой, чтобы заметить такое парадоксальный факт: львиная доля игрового времени уходит не на собственно игру (развитие мышц, реализацию потенциальных возможностей, приобщение к социальным нормам и т. д., как утверждают распространенные психологические и непсихологические теории игры), а на споры по поводу того, кого «по справедливости» считать победителем, «законности» забитого гола или присужденных очков. И не случайно дети уклоняются от игр, в которых не добиваются успехов, то есть не дающих основания для чувства превосходства. Такой мотив остается в силе и при коллективных играх — с той лишь разницей, что субъектом, стремящимся к превосходству, становится команда, группа.

Попутно отметим, что и в жизни взрослых главной целью игры является достижение превосходства, о чем наглядно свидетельствует наличие целой армии болельщиков, которые не участвуют в игре, а многие из них даже не осознают до конца ее смысла.

Как уже отмечалось, стремление к превосходству может реализоваться самым различным образом в зависимости от внешних и внутренних условий: социального уклада, жизненных обстоятельств, склонностей, способностей. Чувство превосходства над другими прежде всего обеспечивается наличием всевозможных привилегий, и этим, в частности, мотивировано желание продвигаться вперед по служебной лестнице и достигать на ней все более высокого положения. Существуют специальные общественные институты, как бы материализующие последовательность реализации стремления к превосходству в разных сферах человеческой деятельности: табели о чиновничьих рангах, научные степени и звания, военные чины, спортивные категории и т. д.3

Чувство превосходства также может быть продиктовано материальным благосостоянием, превышающим таковое у родных и знакомых. В политической жизни мы постоянно наблюдаем обеспокоенность ее деятелей завоеванием себе как можно большего авторитета, отодвигая при .этом на задний план своих противников.

Стремление к превосходству наблюдается и в повседневном быту: приобретение редкостных, доступных лишь немногим вещей (часто не только не удовлетворяющих эстетических и других духовных потребностей, но и совершенно ненужных экзотических нарядов, украшений, последних моделей автомашин и пр.). У молодых людей, совершенно здоровых и никогда не обращавшихся за врачебной помощью к дантисту, можно увидеть полный рот золотых зубов, золотые печатки с драгоценными камнями на руках, дорогостоящие браслеты. В этой связи вспоминается один из монологов Райкина, в котором преуспевающий «герой» ратует за сохранение дефицита, благодаря чему так легко почувствовать свое превосходство над теми, кому закрыта дорога в распределители благ.

В каждом конкретном случае индивид (группа), как правило, выбирает наиболее соответствующий реальности критерий обоснования собственного превосходства: им могут служить физические достоинства человека или его обширная эрудиция, солидное положение в обществе или доскональная осведомленность в политических и интимных сферах, деловитость или умение острить, благополучная семейная жизнь или авантюрные похождения, многочисленность научных публикаций или успехи у женщин, благосостояние населения в государстве или образцовый общественный порядок в нем, древняя культура народа или достижения его представителей в современных науках.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #15 : Март 16, 2019, 09:04:37 »

  Разумеется, превосходство, в котором убеждены отдельные люди или даже целые популяции, бывает иногда мнимым и расценивается со стороны как пустое бахвальство; однако хвастовство и фанфаронство также очень наглядно свидетельствуют о стремлении к превосходству, отсутствие которого приходится компенсировать иллюзорным самообманом.

Занимаясь проблемой комического [3], становится ясно, что осмеяние связано с переживанием чувства превосходства. И этим объясняется ситуация, когда та или иная группа (школьный класс, производственная бригада, односельчане) выбирает себе «мишень» для постоянных насмешек (неуклюжих, нерадивых, неудачников, а то и просто беззащитных людей) — и этим удовлетворяет свое стремление к превосходству. А нередко такой цели служит оскорбительное отношение к людям, наделенным, по мнению других, компрометирующими чертами — такими, как физические дефекты, иное расовое, национальное и классовое происхождение, внебрачные сожительство и рождение, непривычный для «компактного большинства» способ решения жизненных проблем. Унижая людей, оскорбляющие пытаются тем самым возвысить себя в своих и чужих глазах. Для реализации стремления к превосходству изыскиваются и более изощренные — прямо противоположные — средства; скажем, за благотворительностью и филантропией может скрываться все тот же мотив — сознание своего материального превосходства над всеми облагодетельствованными горемычными и несчастными.

В романе Гюго «93-й год» есть такой эпизод: крестьянин, доведенный до крайней нищеты, приютил незнакомца, по виду аристократа (им был жестокий руководитель Вандеи); нищему, по его собственному признанию, было приятно думать, что на свете есть еще более обездоленные, чем он, лишенные даже крова над головой. Настойчиво подчеркиваем, что мы ничуть не сомневаемся в реальности подлинного человеколюбия. И вполне возможно, что правонарушители также испытывают чувство превосходства над «добропорядочным обывателем», который, как им кажется, трусливо дорожит своей шкурой, соблюдая законы и нормы общежития.

Стремление к превосходству прослеживается ив незначительных житейских делах:
желание обойти кого-то в очереди, перехватить лучший товар в магазине, завладеть чем-то в большем количестве и высшего качества, «перебежать» дорогу4.

Мотив превосходства выражен в желании властвовать, доминировать над другими людьми (об этом ранее Адлера говорил Ницше) на различных уровнях социального бытия: в семье, трудовом коллективе, при досужем времяпрепровождении и еще сильнее — в государственных и международных делах. Человек, одержимый такой страстью командует где только можно, он пытается постоянно поучать, наставлять, подчинять окружающих своим капризам, навязывать свое мнение и нормы. Особенно этим злоупотребляют люди, бывшие в прошлом не у дел, но случайно дорвавшиеся до положения, дающего им возможность безраздельно властвовать в деспотической манере (Фома Фомич Опискин в романе «Село Степанчиково…» Ф. М. Достоевского).

Понятно, что конкретные реальные условия жизни способны приглушить или отодвинуть, на. задний .план стремление к. превосходству («не до жиру — быть бы живу»), которое тем не менее настойчиво о себе заявляет даже и в весьма неблагоприятных для этого экстремальных ситуациях. Иллюстрацией может служить одна из финальных сцен романа Фейхтвангера «Лженерон»; находясь в заточении, поверженные узурпаторы, бывшие соратники и друзья, в ожидании своей позорной и жестокой участи — всенародного и повсеместного осмеяния с последующей мучительной казнью — размышляют и разглагольствуют о своих преимуществах друг перед другом.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #16 : Март 16, 2019, 09:05:11 »

  Оборотной стороной стремления к превосходству является зависть, возникающая по отношению к тем, кто добивается явных преимуществ. Зависть сама становится всепоглощающим мотивом, способным толкнуть на самые бесчеловечные и безрассудные деяния (пример — созданный Пушкиным образ Сальери). С не меньшей художественной силой переживания, вызванные завистью, изображены в «Капитанской дочке» (отец главного героя, уже давно ушедший в отставку и уединившийся в своем имении, не мог без острого волнения читать придворный календарь, в котором печатались сообщения о производстве в высшие чины его бывших сослуживцев).

Разнообразные отрицательные последствия стремления к превосходству, однако, могут найти выражение в высоко оцениваемых мотивах поведения — таких, как усвоение больших знаний по сравнению с другими, желание овладеть новыми профессиями, умениями, языками, развивать до высокой степени совершенства свое тело, умственные способности, создавать образцы в науке и искусстве, превосходить своих коллег в мастерстве и производительности труда. Любое соревнование предполагает возможность кого-то «перегнать в каком-либо деле» (толковый словарь Даля), «превзойти» (словарь под ред. Ушакова); другое дело, что результаты его необязательно являются губительными для тех, кого обогнали и превзошли. Всем знакомо мудрое изречение Суворова — «плох тот солдат, который не мечтает стать генералом», а другой выдающийся наш соотечественник — гениальный математик Николай Лобачевский — задолго до Адлера высказался так: «Кажется, природа, одарив столь щедро человека при его рождении, еще не удовольствовалась. Вдохнула в каждого желание превосходить других, быть известным, быть предметом удивления, прославиться и таким образом возложила на самого человека попечение о своем усовершенствовании. Ум в непрестанной деятельности силится стяжать почести, возвыситься — и все человеческое племя идет от совершенства к совершенству»5.

Итак, многочисленные факты говорят о реальности и повсеместности стремления к превосходству, которое проявляется в различных формах. Это влечение несомненно, выступает стимулирующим фактором, пробуждающим энергию; оно активизирует личность и наделяет ее настойчивостью и упорством в преодолении трудностей. Вместе с тем стремление к превосходству служит благодатной почвой, для развития ряда предосудительных мотивов, порождающих, в свою очередь, соответствующие отрицательные свойства личности (последние приводятся в скобках): карьеризм (подлость, угодничество, беспринципность), честолюбие (эгоизм, самонадеянность, высокомерие), властолюбие (коварство, невосприимчивость к критике, чувство вседозволенности, неразборчивость в средствах, подозрительность, деспотизм, жестокость); стяжательство (неумеренность в потреблении, скупость, жадность, мелочность, недоверчивость), самовозвышение (индивидуальное и групповое чванство, бахвальство, самообман и самообольщение, чрезмерная неадекватная завышенная оценка всего своего и столь же несправедливое обесценивание всего чужого, склонность к показухе)6. Общим следствием всех названных мотивов является деградация и духовное обнищание личности. А зависть, принимающая массовый масштаб, приводит к травле возвышающихся над «дозволенным» уровнем одаренных людей («чем ты лучше нас?») и в конечном итоге превращается в тормоз общественного прогресса.

Давно подвергаясь всевозможным неблагоприятным последствиям стремления к превосходству, человечество пробовало оградить себя от этой «демонической страсти». Важное место здесь занимали вероучения, которые проповедовали отказ от гордыни и смирение. Уже древнегреческие философы советовали своим согражданам быть умеренными. Дальше всех пошел Диоген, считавший разумным свести все потребности к предельному минимуму (как известно, жилищем ему служила бочка, а чащу для питья воды ему заменяла собственная горсть). Другой древнегреческий мудрец — Тимон Афинский — был глубоко убежден, что полное счастье можно обрести, только отстранив себя от людского общества (действительно в случае одиночества проблема превосходства отпадает автоматически: не над кем его добиваться). Крайнюю позицию по отношению к стремлению превосходства занимали социальные утопии (Кампанеллы, Томаса Мора и др.), требовавшие абсолютной уравниловки и не допускавшие не только роскоши и избытка чего-либо, но даже незамысловатых украшений, элементарного комфорта и уюта, В этих утопиях также не одобрялось проявление выдающихся умственных и других способностей. На протяжении веков власть предержащие и правящие классы, достигнув неоспоримого превосходства, проявляли благоразумную заботу о приемлемой компенсации этого стремления у остального населения — разумеется, иллюзорной. В античном мире бедным людям предоставлялись некоторые свободы, дававшие им возможность почувствовать свое превосходство над совершенно бесправными рабами, а плебс в древнем Риме тешился сознанием, что ему не грозит судьба осужденных на страдания гладиаторов.

В ряде сфер человеческой активности общество вполне одобряет стремление к превосходству: во все времена поощряются спортивные игры, в средние века праздниками были рыцарские турниры, состязания поэтов и певцов, в настоящее время широко проводятся соревновательные конкурсы, выборы «мисс красоты» и т. д.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #17 : Март 16, 2019, 09:06:01 »

   Своеобразным компромиссом двух разнонаправленных тенденций — стремления к превосходству и намерения его ограничить — стал институт моды (в самом широком смысле этого слова). Действительно, возможность достижения предписываемых модой эталонов, общепризнанных в конкретной популяций, вселяет убежденность в своих возможностях («Мы не хуже других»); в то же время мода обозначает те пределы, за которые выходить порядочному человеку не пристало. Да и все «нормальные» люди, начиная с детства, во избежание фрустрации постоянно соизмеряют свои действительные способности с притязаниями, опираясь на «получаемые со стороны реальности „обратные“ сигналы в виде оценок — и примиряются (сознательно или не вполне осознанно, раньше или позже) с тем или иным их уровнем. Важно здесь однако подчеркнуть, что так называемый уровень притязаний, который иногда трактуется как исходная характеристика личности, в действительности является вторичным образованием, в основе которого лежит согласование стремления к превосходству с реальными возможностями человека. Подобную сдерживающую роль призвана выполнять скромности — как свойство личности и особая эмоция.

Таким образом, реальность предполагаемого влечения — стремления к превосходству — подтверждают не только факты, в которых можно увидеть его прямые и опосредствованные последствия, но и разнообразные меры, предпринимаемые обществом в целом и отдельными индивидуумами для его разумного „обуздания“.

Адлер подчеркивал, что понятие „стремление к превосходству“ интуитивно улавливалось многими выдающимися умами, которые — добавим мы — включали его в более обширные категории, вследствие чего полностью не выявлялась его сущностная психологическая направленность. Некоторые проявления силы этого стремления, несомненно, подразумевались в „аффектах“ Спинозы; их, вероятно, имел в виду и Гегель, когда в своей „Философии истории“ говорил об „игре страстей“ и последствиях „неблагоразумия, примешивающегося… к благим намерениям, к правильным целям“ [1, с. 20].

В современной зарубежной психологии явно обозначилась тенденция придавать стремлению к превосходству более благовидный» смысл, и называть его терминами «самореализация», «самоактуализация», «стремление к совершенствованию» и др. Трудно, однако, допустить, что данная природная движущая сила — а мы именно так трактуем стремление к превосходству — побуждается высокими этическими идеалами. Далее, при таком сужении понятия, в которое укладываются только позитивные явления, становится невозможным подняться на более высокий уровень теоретического обобщения и увязать в единое целое разнородные, на первый взгляд, факты (как это удается сделать с позиции изначального понимания стремления к превосходству). И, наконец, выделение особой категории исходных «положительных» мотивов с логической необходимостью требует признания и класса «отрицательных» мотивов для объяснения столь же реальных и многочисленных негативных явлений. А такой дуализм-разграничение глухой стеной положительных и отрицательных мотивов вместо того, чтобы ориентировать практиков на правильное направление внутренней энергии (которая может быть реализована принципиально различным образом), будет скорее наводить на аналогичную классификацию индивидуумов — с преобладанием положительных или отрицательных мотивов.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #18 : Март 16, 2019, 09:07:42 »

  Примечательно, что даже в тех случаях, когда факты вплотную подводят к мысли о стремлении к превосходству, авторы стыдливо стараются завуалировать его концептуально и вербально. Так, польский философ В. Татаркевич, анализируя факторы счастья, справедливо относит к ним обладание предметами, которых у других нет и быть не может, резкий контраст между собственным благоденствием и бедственным положением других и просто всяческие большие и малые чужие неудачи. Эти феномены Татаркевич истолковывает не как следствие стремления к превосходству (что, по нашему мнению, вполне логично);
он прибегает к так называемому принципу сравнительности, ссылаясь при этом на авторитеты Монтеня, Монтескье и Гете [9, с. 187, 224, 228, 230, 234, 410].

Хотя классический психоанализ не включил в свою понятийную систему «стремление к превосходству» в качестве влечения, равнопорядкового двум основным, он не мог пройти мимо некоторых его аспектов. Так, в широко используемых фрейдистами понятиях «нарциссизм» и «кастрационный комплекс» отражены психические реалии, сопоставимые с рассмотренными выше эффектами стремления к превосходству; соответственно — самолюбование, самодовольство, самообольщение, а также боязнь оказаться в положении, дающем другим непререкаемое превосходство за счет своей ущербности.

Мы привели некоторые фактические основания и дискурсивные соображения в пользу реальности особого фундаментального влечения — стремления к превосходству. В ряде случаев, когда исследователи имеют с ним дело, они избегают называть его собственным именем. Однако игнорировать столь могучее влечение — значит не просто закрыть путь к пониманию огромного количества существенных явлений, а — что важнее — пренебречь сферой психической деятельности, которая во многом определяет поведение и характер людей, их взаимоотношения. В настоящее время общепризнано, что уже само осознание влечения, перевод его из области бессознательного на уровень сознания, делает его более управляемым и позволяет подчинить волевому контролю. Еще раз подчеркнем, что речь идет вовсе не о подавлении этого влечения и даже не о его укрощении, а о разумном направлении. Ведь даются же спортсменам напутствия: «Выше всех, дальше всех, быстрее всех», «побить все рекорды» и т. п. В таком же духе ориентируются и деятели науки и искусства, отстаиваются приоритеты в изобретательстве. Великий Бетховен говорил про «превосходство доброты». И разве исторической тенденцией развития всего человечества не является достижение превосходства над своим прошлым: дикостью и варварством, невежеством и предрассудками, страхом, рабской зависимостью от внешнего деспотизма и внутренних недостойных наклонностей?

В свете вышесказанного, педагогической науке, психологии и педагогике предстоит большая и трудная работа по решению вопросов, связанных с рациональной утилизацией энергии фундаментального влечения — стремления к превосходству. Для этого в первую очередь потребуется сделать следующий шаг по пути преодоления инфантилизма и ханжества с учетом того, что первый — по отношению к половому влечению — уже, кажется, сделан. Что касается так называемого второго влечения в психоанализе, то его робко начинают признавать вынужденные к этому самой жизнью исследователи опасных профессий (см., например [2]). Будем надеяться, что и «третье влечение» займет заслуживающее место в психологических и педагогических изысканиях.

     Автор: А.И. Розов
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #19 : Март 17, 2019, 05:20:30 »

                                                                        Стремление к превосходству.

  Как уже было отмечено, Адлер полагал, что чувство неполноценности является источником всех устремлений человека к саморазвитию, росту и компетентности. Но какова же конечная цель, ради которой мы боремся и которая обеспечивает меру постоянства и целостности нашей жизни? Движет ли нами потребность попросту избавиться от чувства неполноценности? Или мы мотивированы стремлением безжалостно доминировать над другими? Или, быть может, нам нужен высокий статус? В поиске ответов на эти вопросы представления Адлера заметно менялись со временем. В своих ранних размышлениях он выражал убежденность в том, что великая движущая сила, управляющая человеческим поведением, -- не что иное, как агрессивность. Позднее он отказался от идеи агрессивных устремлений в пользу «стремления к власти». В этой концепции слабость приравнивалась к феминности, а сила к маскулинности. Это была та стадия развития теории Адлера, когда он выдвинул идею «маскулинного протеста» -- формы гиперкомпенсации, которую оба пола используют в попытке вытеснить чувства несостоятельности и неполноценности. Однако со временем Адлер отказался от концепции маскулинного протеста, посчитав ее неудовлетворительной для объяснения мотивации поведения у обычных, нормальных людей. Взамен он выдвинул более широкое положение, согласно которому люди стремятся к превосходству, и это состояние полностью отличается от комплекса превосходства. Таким образом, в его рассуждениях о конечной цели человеческой жизни было три различных этапа: быть агрессивным, быть могущественным и быть недосягаемым.

В последние годы жизни Адлер пришел к выводу о том, что стремление к превосходству является фундаментальным законом человеческой жизни; это «нечто, без чего жизнь человека невозможно представить» [Adler, 1956, р. 104]. Эта «великая потребность возвыситься» от минуса до плюса, от несовершенства до совершенства и от неспособности до способности смело встречать лицом к лицу жизненные проблемы развита у всех людей. Трудно переоценить значение, которое Адлер придавал этой движущей силе. Он рассматривал стремление к превосходству (достижение наибольшего из возможного), как главный мотив в своей теории.

Адлер был убежден в том, что стремление к превосходству является врожденным и что мы никогда от него не освободимся, потому что это стремление и есть сама жизнь. Тем не менее, это чувство надо воспитывать и развивать, если мы хотим реализовать свой человеческий потенциал. От рождения оно присутствует у нас в виде теоретической возможности, а не реальной данности. Каждому из нас остается лишь осуществить эту возможность своим собственным путем. Адлер полагал, что этот процесс начинается на пятом году жизни, когда формируется жизненная цель, как фокус нашего стремления к превосходству. Будучи неясной и в основном неосознанной в начале своего формирования в детские годы, эта жизненная цель со временем становится источником мотивации, силой, организующей нашу жизнь и придающей ей смысл.

Адлер предлагал разные дополнительные идеи о природе и действии стремления к превосходству [Adler, 1964]. Во-первых, он рассматривал его как (единый фундаментальный мотив, а не как комбинацию отдельных побуждений. Этот мотив выражается в осознании ребенком того, что он бессилен и малоценен по сравнению с теми, кто его окружает. Во-вторых, он установил, что это великое стремление вперед и вверх по своей природе универсально: оно является общим для всех, в норме и патологии. В-третьих, превосходство как цель может принимать как негативное (деструктивное), так и позитивное (конструктивное) направление. Негативное направление обнаруживается у людей со слабой способностью к адаптации, таких, которые борются за превосходство посредством эгоистичного поведения и озабоченности достижением личной славы за счет других. Хорошо приспосабливающиеся люди, наоборот, проявляют свое Стремление к превосходству в позитивном направлении, так, чтобы оно соотносилось с благополучием других людей. В-четвертых, утверждал Адлер, стремление к превосходству сопряжено с большими энергетическими тратами и усилиями. В результате влияния этой силы, сообщающей жизни энергию, уровень напряжения у индивидуума скорее растет, чем снижается. И, в-пятых, стремление к превосходству проявляется как на уровне индивидуума, так и на уровне общества. Мы стремимся стать совершенными не только как индивидуумы или члены общества -- мы стремимся совершенствовать саму культуру нашего общества. В отличие от Фрейда, Адлер рассматривал индивидуума и общество обязательно в гармонии друг с другом.

Итак, Адлер описывал людей живущими в согласии с внешним миром, но постоянно стремящимися его улучшить. Однако гипотеза, согласно которой у человечества есть только одна конечная цель -- развивать свою культуру -- ничего не говорит нам о том, каким образом мы, как индивидуумы, пытаемся достичь данной цели. Эту проблему Адлер разрешал при помощи своей концепции стиля жизни.

   https://studbooks.net/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #20 : Март 17, 2019, 05:22:26 »

                                                               Стремление к превосходству и как с ним бороться.
 
    Австрийский психиатр Альфред Адлер, создавший систему индивидуальной психологии, утверждал, что основной движущей силой человеческой жизни является стремление к превосходству. Оно может быть конструктивным, то есть полезным для развития личности, и деструктивным – её разрушающим. Стремление к превосходству в той или иной степени свойственно каждому из нас. Стоит ли ему сопротивляться и как направить его в конструктивное русло, давайте попробуем разобраться.

Теория о компенсации «комплекса неполноценности»
Сразу хочу оговориться, что мы не буду принимать утверждения А. Адлера за истину в последней инстанции. Это всего лишь одна из теорий о детерминантах человеческого поведения, с которыми просто интересно ознакомиться и принять во внимание в своем собственном поиске истины. Точно так же, как нельзя полностью брать на веру учение З. Фрейда о бессознательных и сексуальных истоках человеческих поступков.

Но, в любом случае, что-то заслуживающее нашего внимания в этих теориях есть. Итак, Адлер считал, что человек стремится к постоянному самоутверждению, самореализации и достижению превосходства, потому что в детстве испытал жесткий прессинг «комплекса неполноценности», который испытывал по отношению к своим родителям. Они казались ему Богами, всемогущими великанами, волшебниками, которые умеют все, могут защитить, решить, оградить, направить. Сам ребенок, понятное дело, этого еще не умел и потому испытывал священный пиетет перед своими предками. И подрастая, стремился от этого комплекса неполноценности избавиться. Стать поскорее взрослым. То есть доказать свою состоятельность.

Вспомните, практически все мы в детстве мечтали выбраться из-под родительской опеки и доказать свою самостоятельность, состоятельность и важность. Разными, между прочим, способами. Иногда и манипуляторными (по существу, деструктивными), типа истерик, обид, побегов, обманов и т.д.

Во взрослой жизни мы не раз убеждались, какой сильной движущей силой обладают наши комплексы. Как человек с какими-то недостатками пытается компенсировать их за счет выпячивания и развития других качеств. За счет экстремального преодоления недостатков путем развития в себе выдающихся способностей. Вспомните древнегреческого оратора Демосфена, у которого был дефект речи и который вопреки этому стал известным любимцем публики. Многие знаменитые полководцы не отличались высоким ростом (Наполеон, А. Суворов, А. Македонский), но достигли высокого положения, будто доказывая свою истинную ценность, то есть вопреки своим природным данным, стали на голову выше современников.

То есть, стремление к превосходству ни что иное как борьба с тем младенческим комплексом неполноценности, который мы испытывали по отношению к своим родителям.

Но самоутверждение – важнейшая человеческая потребность – может носить положительный развивающий характер или быть патологическим, то есть деструктивным.

Психологи Е. П. Никитин и Н. Е. Харламенкова в своей книге «Феномен человеческого самоутверждения» пишут, что самоутверждение, самореализация пронизывают всю нашу жизнь. И являются мощной силой, способной действовать по-разному: «Она может творить, создавать человека, вознося его чуть ли не до божественных высот, а может и разрушать его, полностью лишать человеческого облика, низвергать в бездны звериного».

 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #21 : Март 17, 2019, 05:23:39 »

   Что такое деструктивная личность?

Деструктивность – (от лат. destructio - разрушение, нарушение нормальной структуры чего-либо) – отрицательные действия человека, направленные вовне, на внешние объекты, или внутрь, на самого себя. Получается парадоксальная ситуация, человек хочет самоутвердиться и доказать свое превосходство, а получается, что он блокирует плодотворную энергию, препятствует ей на пути к развитию, к самоосуществлению, человеку не удается реализовать свой потенциал.

Чтобы лучше понять, что такое деструктивная личность, наверное, полезно узнать, какими свойствами обладает ее противоположность, то есть человек с целостной, недеформированной, сбалансированной психикой. Нормальный человек, назовем его так, должен обладать такими качествами:

• Адекватными реакциями на внешние факторы (соответствующими ситуации);

• Подчиненностью поведения оптимальной жизненной целесообразности, здравому смыслу, согласованности целей, мотивов и поступков.

• Притязания совпадают с реальными возможностями человека.

• Человек гармонично взаимодействует и сосуществует с другими людьми.

Когда этого нет, мы говорим о деструктивной личности. Это, по большому счету, несчастный человек, который не смог найти себя в мире людей и не научился уважать себя, окружающих и свою жизнь.

Как правило, деструктивные личности добиваются компенсации чувства собственной неполноценности за счет других, как правило, это эгоистичная личность, озабоченная собственным деструктивным самоутверждением. Таким людям свойственны:

• деструктивные действия вовне и когда он сам является причиной фрустрации и возможным выходом из травмирующей ситуации становится саморазрушение (алкоголизм, наркомания, суицид).

• патологическая стойкость аффекта («застревание» на каких-то ситуациях);
 
• болезненная обидчивость, злопамятность, мстительность, чувствительность, легкая уязвимость;

• высокая тревожность – склонность к переживанию тревоги, причем с очень низким порогом чувствительности, то есть по любому поводу;

• злокачественный нарциссизм, психопатии и антисоциальные черты – то есть демонстративное неадекватное поведение в отношениях, когда эксплуатируются, унижаются и обижаются партнеры или партнерши, родные и близкие.

 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #22 : Март 17, 2019, 05:25:37 »

  Деструктивные манипуляции.

При этом деструктивные личности используют целый арсенал манипуляторных приемов, о которых стоит написать целую отдельную статью. Самыми распространенными из них являются:

• проекции (переходы на личности);

• газлайтинг (или игра «в дурачка» – «я не то имел в виду», «такого не было»);

• обобщения, голословные утверждения, забалтывание проблемы;

• оскорбления;

• угрозы;

• перевирание мыслей и слов собеседника («переворачивание по-своему»), недомолвки, вырывание из контекста и подача «под своим соусом»;

• прямые обвинения;

• клевета и т.д.

Все это делается для того, чтобы переложить ответственность на собеседника (партнера и т.д.), выставить его в невыгодном свете, возвыситься за его счет, отстранить, отодвинуть со ступеньки пьедестала, занять выгодную позицию. То есть, в конечном итоге, утвердиться в своем превосходстве. «Ну, нет, я уж точно так себя не веду!» – думает большинство из нас и ошибается. Иногда мы не осознаем того, что сами пользуемся такими манипуляторными приемами в нашем повседневном общении, и все они так или иначе применяются для того, чтобы показать, какие мы выдающиеся, незаменимые, умные, добрые и т.п.

Но такое самоутверждение можно назвать восхождением по трупам, так как доказывая свое превосходство даже в самых незначительных вещах, мы неизбежно ущемляем других, то есть опускаем их на более низкую ступеньку.

Неужели это неизбежно? Неужели все мы обречены на то, чтобы само утверждаться, шагая по трупам поверженных конкурентов?

    Конструктивная направленность теории превосходства.

Если принять утверждение А. Адлера на веру, то все мы в той или иной степени амбициозны и претендуем на превосходство над другими. И это тот факт, с которым нам нужно смириться и принять в себе.

Существуют ли на свете абсолютно не амбициозные люди? Наверное, нет. Нам всегда хочется кого-то в чем-то да переплюнуть. Построить самый лучший дом, стать лучшим бухгалтером, написать роман века, достичь олимпийских высот, сочинить бессмертную музыку и т.д. и т.п. У каждого свои высоты, свои мечты, свои планки. Они заставляют нас двигаться вперед, достигать успеха, развиваться. Может быть, это и неплохо. Если бы не «трупы» таких же как мы мечтателей, оставленных нами позади…

Как правило, в жизни мы непрерывно сталкиваемся с конкурентами, множеством конкурентов (начиная от места на парковке, заканчивая местом на кладбище) и начинаем с ними незримую войну, борьбу за участок под солнцем. Каждый ищет себе более выгодного положения по сравнению с рядом идущими, стоящими, живущими.

А что если поменять орбиту достижений и стремиться к тому, что не предполагает конкуренции, к тому, в чем нет ограничений, что никогда не закончится, не имеет материальных границ, веса, размера? И единственным критерием достижения этого, будет наше ощущение счастья, единства с миром, гармонии. Попробуем представить…

Что сможет удовлетворить нашу жажду самоутверждения?

• Познание себя и мира

• Любовь

• Творчество, созидание

• Чувство удовлетворения от жизни

Просто жить и получать от жизни максимум информации, любви, удовольствия, красоты, радости, счастья. Того, чего навалом и хватит на всех, нужно только научиться это видеть, принимать, ощущать, осознавать. То есть в конечном итоге, главный наш Монблан находится внутри нас и наша задача – достичь это собственной вершины без потерь (внешних и внутренних).

Источник: https://www.myjane.ru/

 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #23 : Март 17, 2019, 05:44:36 »

                                                Стремление к превосходству как преодоление комплекса неполноценности.

  В настоящее время сложно найти человека, не имеющего комплексы. У одних людей их больше, у других – меньше. Одни успешно с ними справляются, другие – живут с чувством беспомощности и неполноценности. Согласно индивидуальной психологии Альфреда Адлера (1870-1937), комплекс неполноценности возникает в детстве в связи с неполноценностью органов, или за счет чрезмерной опеки либо отвержения со стороны родителей. Адлер считал, что стремление к превосходству является результатом компенсации комплекса неполноценности. Данное явление может нести в себе как деструктивное, так и конструктивное содержание. Рассмотрим каждое из них.

В случае негативного деструктивного стремления к превосходству, человек компенсирует комплекс неполноценности путем самоутверждения за счет других. Это проявляется в высокомерном, неуважительном, хвастливом, эгоистичном поведении индивида. Подобное разрешение комплекса неполноценности приводит к появлению комплекса превосходства, когда человек может почувствовать свою значимость, только унижая других. Данную персону можно по праву назвать потребителем – в отношениях с людьми он испытывает корыстный умысел, использует окружающих для осуществления своих целей, ищет что можно «взять» у человека, при этом, не желая ничего отдавать.

В случае позитивной конструктивной компенсации, человек свое стремление к превосходству проявляет в социально-полезной деятельности. Это может быть любой вид человеческой деятельности. В данной ситуации человек может почувствовать свою значимость, максимально приблизившись к совершенству в предпочитаемом им виде деятельности. Так, многие люди преодолевали комплекс неполноценности, становясь выдающимися учеными, писателями, бизнесменами, художниками, композиторами и т.д.

Исходя из вышесказанного, не сложно сделать вывод, что у человека с деструктивным проявлением компенсации комплекса неполноценности, шансы поддерживать нормальные отношения с окружающими, сведены к минимуму. Поэтому, если вам присуще чувство неполноценности, стоит хорошо обдумать - каким образом вы будете его разрешать, и какие последствия может нести выбранный вами способ компенсации.

Источник: https://psychojournal.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22739



« Ответ #24 : Март 17, 2019, 05:46:32 »

                                                                СТРЕМЛЕНИЕ К ВЛАСТИ. НОРМА И ПАТОЛОГИЯ.

  Для начала, как говориться, определимся в понятиях и попытаемся понять - что же такое власть?

Толковый словарь русского языка под редакцией Ожегова и Шведовой дает такое определение:

«Власть – право и возможность распоряжаться кем-либо или чем-либо, подчинять своей воле».

Возникает закономерный вопрос, а что же такое «воля»?

Читаем там же: «Воля – это способность осуществлять свои желания, добиваться поставленных перед собой целей».

А всегда ли человек, использующий власть, осознает свои истинные желания и цели? И что происходит в том случае, когда человек не понимает мотивов своего поведения, но волею судьбы оказывается на вершине власти? А как вообще возникает это право и возможность одного индивидуума к подчинению других?

Одним из первых, кто начал изучать вопросы власти и психологию масс, был Николо Макиавелли (1469-1527), итальянский политический мыслитель. Ради упрочения государства он признавал допустимыми любые средства (отсюда термин «макиавеллизм»).

В девятнадцатом веке роль масс стала значительно возрастать и неслучайно в 80- х годах этого столетия появилась книга французского автора Гюстава Лебона (1841-1931) «Психология народов и масс», которая положила начало новому направлению в психологической литературе – психологии масс.

Двадцатый век – это время двух мировых войн, революций, тоталитарных режимов, невиданного процесса урбанизации, разрыва социальных связей, миграции населения. Все эти процессы анализирует испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет (1883-1955) в своей работе «Восстание масс», увидевшей свет в 1930 г., в которой он отмечает невиданный ранее рост населения планеты. Ортега считал, что с появлением фашизма, который он ставил в один ряд с большевизмом, Европа впадает в варварство. Восстание масс, по Ортеге, это восстание против интеллектуальных и моральных основ общества, отказ от культурного сосуществования.

В 1981 г. вышла книга французского автора Сержа Московичи «Век толпы», продолжающая изучения феноменов толпы. Автор исходит из того, что в конце ХХ века мы можем наблюдать интересное явление под названием глобализация, которое сопровождается созданием масс мирового масштаба. При этом он имеет в виду как создание наднациональных сообществ с их гигантскими городами и рынками, так и развитие электронных телевизионных сетей, бурное развитие систем мультимедиа.

Механизм возникновения власти.

Для начала рассмотрим универсальность феномена власти, который проявляется буквально во всех формах существования как живой, так и неживой материи.

Слово власть широко используется в обыденной речи: оказаться во власти волн, власти музыки, преодолеть власть нищеты, вырваться из-под власти любовных чар и т.п.

Объединят эти разные понятия лишь причина и степень несвободы, т.е. подчинения одного другому.

Проблема подчинения тесно связана с проблемой сохранения порядка, который является основным условием сохранения и продолжения жизни. Борьба за территорию, на которой живут, присуща не только человеку, но и животным, и даже растениям. Попытка захвата территории путем вторжения вызывает у животных реакцию либо агрессии, либо бегства. Этология – наука о поведении животных – дает много интересных примеров как борьбы за власть, так и формирующейся в группах животных иерархии.

Эта же проблема соподчинения существует также и внутри многоклеточных организмов. В многомиллиардном «обществе» клеток должен существовать определенный порядок. Этот порядок закодирован в генетической памяти клетки. Однако иногда возникает своеобразный «бунт» клетки против обязательного порядка в данном организме. Так, например, образуется раковая опухоль. Опухолевые клетки, освободившись от общей дисциплины, свободно, «не считаясь» с остальным организмом, реализуют свои права на сохранение своей жизни и жизни своего нового вида.

Одним словом, чтобы жить и размножаться, требуется завоевывать окружающий мир, что зачастую приводит к конфликтам. Первый такой конфликт, связанный с неподчинением конкретной воле, возник еще, согласно легенде, во времена пребывания Адама и Евы в раю и последующего их изгнания на землю. Именно с тех пор человек и пребывает в постоянной борьбе за свое существование.

Однако борьба происходит не только во внешнем мире, но и внутри психики каждого конкретного индивида. Согласно психоаналитической концепции З.Фрейда, супер-эго человека (совесть, мораль, нравственность) ведет постоянную борьбу с его бессознательными желаниями и импульсами, направленными на получение как можно большего количества удовольствий. По мнению основателя психоанализа, именно от результатов этой борьбы зависит, прежде всего, психическое здоровье индивида.

Как можно заметить из приведенных примеров, власть буквально пронизывает все взаимоотношения, наблюдаемые везде, где есть порядок и подчинение, а значит и внутренний конфликт, который рано или поздно может быть обнародован.

В данной работе сделан акцент исключительно на взаимоотношения, возникающие в процессе межличностного общения и для начала приведем несколько определений и понятий.

Матрица власти.

Власть складывается из многих компонентов – должности, денег, связей, политических способностей, профессионального, управленческого мастерства, авторитета и т. д.
Записан
Страниц: [1] 2
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap