Апрель 25, 2019, 06:49:00
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: 1 [2]
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Стремления человека.  (Прочитано 62 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #25 : Март 17, 2019, 05:47:06 »

   Какие бывают источники власти?

Условно их можно разделить на две группы. К первой отнесем так называемые личностные факторы, которые зависят исключительно от индивида, такие как ум, физическая сила, красота, обаяние. Последними характеристиками власти в приведенном списке часто и весьма успешно пользуются женщины, что очень точно отражает следующая фраза: «В раба мужчину превращает красота» (из арии мюзикла «Нотр Дам»)

Ко второй группе относятся институциональные, т. е. запрограммированные самим обществом источники власти. Прежде всего, это экономические и правовые источники, которые закреплены законами и охраняются государством. В последнее время большое значение приобретает еще один источник власти - информационный. Стала уже афоризмом фраза о том, что «Владеющий информацией, владеет миром». Всем известно, к каким последствиям для политической, например, карьеры может привести умело поданные в различных средствах массовой информации так называемые разоблачения.

Какие средства власти используются чаще всего?

Существует целый арсенал всевозможных способов достижения своих целей – от невинного обольщения, убеждений, обещаний до шантажа, насилия и принуждения. При этом эти средства могут применяться явно, но также возможны и более изощренные способы манипуляций, не всегда осознаваемые противоборствующими сторонами.

А теперь вернемся к проблеме потребности во власти, которая является присущей каждому человеку без исключения, но в разной степени и в зависимости от нескольких факторов. Итак,

Какие факторы влияют на стремление индивида к власти?

По мере возникновения какой-либо из потребностей (положим, в пище) неизбежно возрастает зависимость субъекта от того, кто контролирует благо, способное удовлетворить данную потребность. Эта зависимость переживается как ограничение, несвобода, а поэтому первая характеристика психологического содержания потребности власти есть стремление освободиться, т. е. получить независимость – от обстоятельств, от других людей. Освободиться можно только двумя способами: путем отказа от блага или посредством овладения контролем над ним.

Поскольку отказаться от средств жизнеобеспечения практически невозможно, то остается единственный выход – взять контроль в свои руки, завладеть благом, что и означает захват власти. Именно в этом заключается момент перерастания потребности в свободе в потребность власти, показывающий их генетическое родство. Желание обрести свободу в пользовании благами цивилизации, часто приводит к стремлению индивида обеспечить себе такую возможность с помощью денег. Поэтому, власть и богатство всегда были близкими родственниками. Однако по поводу того, что первично – власть или богатство – существуют разные теории. Западная философия считает, что «Богатство рождает власть», восточная – «Власть рождает богатство». А известный китайский политический деятель Мао Цзе-дун утверждал, что «Винтовка рождает власть».

Притязания на одно и то же благо, выдвигаемое членами сообщества, могут пересекаться, и тогда возникают коллизии соперничества, которые ведут к стремлению обрести инструменты подавления и тем самым ограничить возможности других. Поэтому насилие и подавление часто сопутствуют власти. Однако человек не может быть агрессивным 24 часа в сутки. Давно замечено, что, например, властный и авторитарный с подчиненными руководитель, возвращаясь домой к жене, ведет себя с ней скромно и робко. Или, наоборот, безвольный подчиненный дома превращается в настоящего тирана.

Властный человек и его жертва зависят друг от друга и нуждаются друг в друге, составляя таким образом садо-мазохистическую пару. З.Фрейд расширил понимание садомазохизма и рассматривал его не только применительно к сексуальному извращению, но и как характеристику определенных человеческих взаимоотношений. Еще дальше в разработке этой темы пошел Э.Фромм, который в своей книге «Анатомия человеческой деструктивности» ввел понятие «садомазохистский характер», который также можно назвать авторитарным, поскольку многие лидеры демонстрируют такие черты, как «притеснение подчиненных и подобострастие по отношению к вышестоящим». В социальном плане данный тип характера больше соответствует бюрократической личности, т.к. в бюрократической системе каждый человек осуществляет контроль над своими подчиненными и в свою очередь контролируется своими начальниками.

В экспериментах на животных установлено, что жертвой агрессии чаще становиться не обидчик, а субъект совершенно не повинный – потому только, что он находится на более низкой ступени статусной иерархии. Классическим примером является история о том, как начальник накричал на подчиненного, тот, вернувшись домой – на жену, жена – на сына, мальчик выместил обиду на собаке.

Поэтому одной из составляющих власти является статусная потребность, или потребность в самоутверждении. То есть речь идет о сохранении целостности, автономии и суверенитета «Я». Благополучие «Я» состоит не в количестве питья и еды, а заключено в материи более тонкой – в количестве знаков признания, полномочий, уважения, почета. Иногда заменителями могут быть лесть, поклонение, подчинение. В случае дефицита статусной символики некоторым удается обеспечить суррогатный уровень престижа «умением себя подать». Амбициозность, апломб, многозначительность внешнего облика служат весьма надежным индикатором неудовлетворенности.

Таким образом, власть становиться нужной не только для обретения свободы действий, не только для защиты от агрессии, не только для доступа к материальным благам, но и для удовлетворения самолюбия.

Американский психолог Абрахам Маслоу (1908-1970) в графическом виде (в виде пирамиды) отобразил человеческие потребности по мере их значимости для индивида. По его мнению, существуют первичные потребности, к которым он относит физиологические потребности (пища, вода, тепло, кров, секс, сон, здоровье и т.д.) и потребность в безопасности. Ко вторичным потребностям относятся потребности в принадлежности (к семье, друзьям, группе, стране), а также потребности в уважении и в самореализации. На основании этой теории можно сделать вывод о том, что, например, о потребности в реализации своих способностей и талантов человек может думать тогда, когда он сыт, здоров и находится в безопасности. Однако если не удовлетворяются первичные потребности, человек может демонстрировать повышенный уровень агрессивности.

Всякая потребность «живет» в динамической последовательности то подъема, то спада. Потребность в самоутверждении может «дремать» сколь угодно долго в невостребованном состоянии до тех пор, пока в межличностном общении не прозвучит прямая угроза снижения социального статуса. Человеку в норме власть не нужна, но как только произойдет какое-то ущемление прав или достоинств личности, несправедливость, обида, как тут же появляется желание восстановить душевное равновесие.

Очень точно эту зависимость подметил известный американский психолог Э. Фромм, подчеркивая, что жажда власти коренится не в силе, а в слабости: «Пока и поскольку индивид силен, господство над другими ему не нужно, и он не будет стремиться к власти». Но, чем меньше социальная защищенность, чем более не самостоятелен и зависим человек, чем чаще его самолюбие подвергается уколам извне, тем острее у него желание обладать властью.

Великий принцип умеренности говорит о том, что излишества, а это относится и к власти, не приближают человека ни к счастью, ни к совершенству. В народе бытует мнение, что: «Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно». Человек живет в состоянии постоянной неудовлетворенности – в начале им движет страсть к приобретению, а затем страх все потерять.

Однако и другая крайность - отсутствие власти может означать не только ощущение утраты полноты жизни, но и психическое нездоровье. Утрата возможности хоть как-нибудь повлиять на происходящее делает человека беспомощным, лишает уверенности в себе и элементарного самоуважения. А когда озлобленность соединяется с потерей самоуважения, возникает взрывоопасная смесь, способная уничтожить в человеке все человеческое, поэтому из всех дефицитов самый опасный – дефицит власти.

Кроме универсальных базовых человеческих потребностей на формирование стремления к власти большую роль играет история становления индивидуальной психики и история развития ранних родительско-детских отношений. Итак,
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #26 : Март 17, 2019, 05:47:42 »

   Как у ребенка зарождается стремление к власти?

Осваивая окружающий мир, малыш не только выясняет, что можно делать с предметами, но также учится тому, что он может заставить людей сделать и чего ему следует от них ожидать. В 2- или 3-летнем возрасте ребенок уже определяет для себя определенные границы допустимого поведения. Он знает с кем из родителей можно капризничать, командовать или кого из детей можно бить. В этом возрасте он начинает также осваивать природу ролей и прощается, по мнению Мелани Кляйн, с идеей собственного всемогущества, вынужденно подчиняясь воле родителей и окружающей действительности.

Таким образом, семья – это колыбель подчинения и, стало быть, основание власти. Именно в первые годы жизни родителями формируется стиль дальнейшего поведения человека. Особенно большое значение имеют отношения матери и ребенка. «Женщина, качающая колыбель, управляет миром» - так поэтично говорит о роли матери в формировании психики индивида народная мудрость.

Каждый ребенок проходит неизбежно так называемую стадию «сепарации-индивидуации», которая заключается в необходимости отделения от матери. Стремление освободиться, получить самостоятельность от родительских фигур – таковы первые характеристики потребности во власти. Однако это естественное желание получить независимость от обстоятельств и других людей неизбежно наталкивается на сопротивление окружающей среды, что не проходит бесследно для психики. Таким образом, фиксация на полученной в раннем детстве травме позволяет перерасти желанию детского всемогущества в неподкрепленное ничем невротическое подавление других на протяжении всей жизни индивида.

Нередко родители искусственно формируют в ребенке невротическую потребность в доминировании над сверстниками и заставляют его быть непременно первым в учебе, спорте и т.д. Такой пример говорит о наличии невротического заболевания, прежде всего у родителей, которые в данном случае не воспринимают ребенка как отдельного индивида, а видят в нем лишь свое «нарциссическое расширение», т. е. в ребенке пытаются реализовать все свои несбывшиеся мечты и фантазии.

Очень часто право на свободу и независимость попирается в семье, где отношения господства и собственничества маскируются под маской любви и заботы. У детей, выросших в семье, где они могут иметь все, что хотят в обмен на полное подчинение родительской воле, часто развивается глубокий страх перед любовью, которая ассоциируется у них с «золотой клеткой».

«Войны, порождаемые стремлением к власти в обществе, проникают в детскую комнату. Властные притязания родителей, отношения низа и верха в доме, привилегии маленьких неизбежно внушают ребенку влечение к власти и господству. Идя в школу, ребенок уже несет с собой, в жизнь, из семьи, описанный выше механизм, разрушающий здравый смысл. Типичный идеал нашего времени – это по-прежнему герой-одиночка, для которого окружающие выступают лишь в качестве объекта» - так пессимистично писал об этой проблеме создатель индивидуальной психологии Альфред Адлер (1870-1937).

С точки зрения роста и развития личности, можно рассматривать власть как определенную стадию, через которую проходит ЛЮБОЙ человек. Вся проблема заключается в соблюдении границ, чтобы власть не поработила человека настолько, что он может потерять чувство меры, а заодно и себя как личность.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #27 : Март 17, 2019, 05:48:20 »

   Власть и личность. Когда возникает невроз?

«Если я потеряю трон, под его обломками я похороню весь мир».
Наполеон

Вопрос нормы и патологии в стремлении к власти изучался многими психоаналитиками. Наиболее полно эта тема раскрыта американским аналитиком Карен Хорни (1885-1952) в ее работах «Невроз и личностный рост» и «Невротическая личность нашего времени». Вот, что она пишет по этому поводу: «Желание доминировать, завоевывать престиж, приобретать богатство и добиваться благосостояния, конечно, не является само по себе невротической наклонностью. Невротическое стремление к власти рождается из тревожности, ненависти и чувства собственной неполноценности. Иначе говоря, нормальное стремление к власти рождается из силы, невротическое – из слабости». Если человек не может избавиться от бессознательной тревожности, связанной с комплексом неполноценности, с помощью любви и привязанности, его восхождение на Олимп власти ничем не остановить.

Невротическое стремление к власти служит часто защитой от опасности чувствовать себя или выглядеть ничтожным. Человек в этом случае вырабатывает себе идеал и слепо пытается подражать ему. Невротик рассматривает слабость не только как опасность, но также как и позор. Он делит людей на «сильных» и «слабых», восхищаясь первыми и презирая вторых. Ярким примером такого типа служит Родион Раскольников из романа Достоевского «Преступление и наказание», сравнивающий себя с Наполеоном и считавшим себя вправе лишить жизни никчемную, на его взгляд, старушку-процентщицу.

Еще одну из важных особенностей невротического стремления к доминированию выделяет Карен Хорни, это – «настойчивое требование невротика, чтобы мир приспосабливался к нему, вместо того, чтобы самому приспосабливаться к миру».

Стремление к власти является также защитой от беспомощности и от чувства собственной незначительности. У невротика такого типа развивается ярко выраженная потребность производить впечатление на других, быть объектом восхищения и уважения. Чем более далекими будут его отношения с другими, тем в большей степени он будет развивать в себе перфекционизм, т.е. стремление к совершенству. Всякий недостаток, осознается ли он как таковой или лишь смутно ощущается, воспринимается им как унижение.

Деньги, недвижимость, дорогие автомобили, другие символы преуспевания также являются в нашей культуре защитой от комплекса неполноценности, пережитого, возможно, в далеком детстве. Особый вид страха, защитой от которого служит владение состоянием, - это страх обнищания, лишения, зависимости от других. Этот страх может стать для человека кнутом, толкающим его к непрерывной работе и к тому, чтобы никогда не упускать шанс заработать деньги. Защитный характер этого стремления проявляется в его неспособности использовать свои деньги ради удовольствия. Таким образом, власть, которую деньги дают человеку, прежде всего над другими людьми, превращаются во власть над самим человеком, начиная распоряжаться его выбором и поведением.

У невротика существует тревога, которую можно описать как чувство беспомощности во враждебном и подавляющем мире. Спасение от этой тревоги он ищет в навязчивом стремлении к власти, успеху и обладанию под девизом: «Если я более сильный, более успешный, то меня не обидишь» или в страсти к накопительству, которая в таком случае относится не столько к стремлению к власти, сколько к стремлению к независимости от других. Другой способ избавления от такой базальной тревожности – это попытка настолько подавить чувства, чтобы стать неуязвимым.

В нашей культуре наиболее важный невротический конфликт, считает Карен Хорни, – это конфликт между навязчивым, бездумным стремлением всегда быть первым и потребностью быть всеми любимым.

З.Фрейд и его последователи рассматривали постоянное стремление к лидерству как определенный вид помешательства, невроза. Так, например, известный американский психолог Э.Фромм в своей книге «Бегство от свободы» пишет:

«В психологическом плане жажда власти коренится не в силе, а в слабости. В ней проявляется неспособность личности выстоять в одиночку и жить своей силой. Власть – это господство над кем-либо, сила – это способность к свершению, потенция. Сила в психологическом смысле не имеет ничего общего с господством; это слово означает обладание способностью. Таким образом, «власть» и «сила» - это совершенно разные вещи, «господство» и «потенция» - отнюдь не совпадающие, а взаимоисключающие друг друга. Пока и поскольку индивид силен, то есть способен реализовать свои возможности на основе свободы и целостности своей личности, господство над другими ему не нужно и он не стремится к власти. Власть – это извращение силы, точно так же как сексуальный садизм – извращение половой любви».

Стремление к власти все время держит человека в напряжении – сначала он должен власть завоевать, затем думать о том, как ее сохранить. Людьми, достигшими власти или богатства, часто движет постоянный страх внезапной их потери или страх перед ответным использованием власти. «Если человека боятся, то и он не может не бояться» - так писал об этом знаменитый китайский философ Лао Цзы. Постоянное психическое напряжение, спровоцированное этими опасениями, может привести к паранойе или к другим психическим отклонениям.

Так, по свидетельству биографов, многие известные политические деятели имели те или иные психические отклонения (Наполеон, Робеспьер, Линкольн, Гитлер, Сталин и др.)

Абсолютная власть связана с абсолютной зависимостью. Властитель, подобно младенцу без матери, не может существовать без своих подданных. Но и толпа нуждается в вожде. По мнению Гюстава Лебона:

«Лишь только известное число живых существ соберется вместе, все равно, будет ли стадо животных или толпа людей, они инстинктивно подчиняются власти своего вождя. Обыкновенно вожаки не принадлежат к числу мыслителей – это люди действия. Чаще всего вожаками бывают психически неуравновешенные люди, находящиеся на границе безумия. Как бы ни была нелепа идея, которую они защищают, и цель, к которой они стремятся, их убеждения нельзя поколебать никакими доводами рассудка. Презрение и преследование не производят на них впечатления или же только еще сильнее возбуждают их».

Политик, поглощенный идеей, самозабвенно ораторствующий перед толпой приверженцев, напоминает человека, употребившего алкогольные напитки, либо наркотические вещества. «Опьянение властью», «это сладкое слово свобода», «жажда власти» – этимология этих выражений говорит о возможной фиксации фанатичных лидеров на оральной стадии психо-сексуального развития.

По мнению З.Фрейда, существуют общие черты между «комплексом дефекации» и «денежным комплексом», которые обнаруживаются в древних культах, мифах и сказках. Поэтому человек, стремящийся к накоплению каких-либо материальных ценностей, считает З.Фрейд, обладает «анальным характером», основными характеристиками которого являются раздражительность, властолюбие, мелочность, упрямство и т.д.

Мужчина, который воспринимает власть как фаллический символ, т.е. как подтверждение своей мужественности, может бессознательно воспринимать угрозу потери власти как символическую кастрацию. Этот страх будет вынуждать его быть лидером всегда и везде, не оставляя никому ни единого шанса быть впереди него.

По словам современного социального технолога В.К.Тарасова «от лидерства нужно уметь вовремя отказываться и уметь делегировать свои полномочия другим. Настоящий профессионал это тот, кто умеет хорошо делать свое дело, но может его и не делать». Другими словами, если человек не страдает навязчивостью «быть всегда первым», но в критические моменты может взять ситуацию под контроль, он психически здоров и нормален. Такие лидеры, использующие свои выдающиеся способности конструктивно, всегда востребованы обществом.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #28 : Март 17, 2019, 05:49:29 »

  Мораль, власть, политика. Как связаны эти понятия?

Существует ироничное высказывание: «Самые богатые и влиятельные люди либо разыскиваются полицией, либо охраняются ею». Это современный фольклор, а вот, что писал несколько столетий назад итальянский философ Макиавелли в своей знаменитой работе «Государь» (1515):

«Карают, как правило, за мелкие проступки, а за крупные - награждают. Не бойтесь упреков совести за содеянное, потому что победа не вызывает позора, какой бы ценой она ни одержана. Победителей не судят».

Политик, по его мнению, не может руководствоваться нравственными нормами, ибо политика – сфера относительного, а нравственность – область абсолютного. Многочисленные казни нельзя оправдать с точки зрения высших принципов, но это необходимо сделать с точки зрения целей или конкретной ситуации. Многие правители, вступая на престол, избавлялись от своих соперников коварно и вероломно, но затем вошли в историю как мудрые и великие. Стало быть, с принципом относительности тесно связан принцип разграничения политики и морали: политика нельзя судить с нравственных позиций. Идея разделения властей (политической и религиозной) Макиавелли легла в основу классической доктрины буржуазного либерализма.

Природа не позволяет вещам пребывать в покое. Достигнув предела совершенства, государства вступают на обратную дорогу. Маятниковое движение «вверх-вниз-вверх» совершают государства, добро и зло, наши поступки. Согласно Макиавелли, существуют три хороших, или основных формы управления (монархия, аристократия и народное правление) и три плохих, или извращенных (тирания, олигархия и анархия). Вторые так похожи на первые, что легко переходят одна в другую: монархия легко переходит в тиранию, а демократия в анархию.

Круговорот событий создает единую цепь взаимосвязи явлений в природе и обществе. Никогда нельзя устранить одно неудобство, чтобы из этого не возникло другое. Если хочешь сделать народ сильным и великим, то придется в нем воспитать такие качества как, например, свободу и независимость, благодаря которым уже нельзя будет управлять им по желанию. Если оставить слабым и малочисленным, то тоже можно быстро потерять свое благосостояние и власть, из-за вторжения внешних врагов.

В своих «Рассуждениях» Н.Макиавелли делится своим наблюдением о том, что поведением людей руководят два главных мотива – страх и любовь. Поэтому тот, кого боятся, способен управлять так же легко, как и тот, кто любим. Однако, страх прочнее и тверже, а любовь очень тонка. Она держится на крайне зыбкой основе – человеческой благодарности, поэтому гораздо надежнее внушать страх, чем быть любимым.

Свое особое видение соотношения морали и власти изложил известный философ Фридрих Ницше(1844-1900) в своей самой скандальной книге «Воля к власти», оказавшей значительное влияние на умы многих философов, писателей, и политических деятелей ХХ века. Для понимания его идей, приведем лишь некоторые выдержки из его книги: «Мораль – это зверинец: предпосылка ее та, что железные прутья могут быть полезней, чем свобода.

Справедливость – это развитый инстинкт мести.

Угрызения совести – средство разрушения душевной гармонии.

Нравственный человек не есть улучшенный человек, а только ослабленный.

Имеется только воля к насилию и воля защищать себя от насилия. Это не самосохранение».

Возможно, что и в новом тысячелетии его идеи кому-то близки, несмотря на тот факт, что его имя упоминалось на Нюрнбергском процессе над главными военными преступниками 17.01.1946: «Его видение масс, диктаторски управляемых правителями, предзнаменовало фашистский режим. Ницше верил в высшую расу и превосходство Германии, в которой он видел молодую душу и неистощимую мощь».

Власть может иметь разную ценность для того или иного политика. Она может рассматриваться как инструмент компенсации неполноценности, изначальных физических или психических недостатков личности, которые мобилизовали ее на большие достижения ( теория Адлера, Дж. Лассуэлла). Такие лидеры стремятся к власти и только ею лечат свое переживание неполноценности. Однако бывают и другие
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #29 : Март 17, 2019, 05:50:06 »

   Типы политического лидера.

Немецкий социолог Макс Вебер выделил традиционное лидерство, основанное на вере в святость и неизменность традиций (лидером становятся в силу традиций, например, когда монарх наследует трон отца после его смерти). Также он одним из первых ввел термин харизматическое лидерство, опирающееся на веру в исключительные способности вождя и, добавим с психоаналитической точки зрения, опирающееся на ярко выраженные трансферентные реакции. Рационально-легальноелидерство, по мнению Вебера, основано на вере в законность существующего порядка, избрании и деловой компетенции индивида.

Также можно выделить тип лидера-идеолога и лидера-прагматика. Первый верен идеологии своего движения даже при угрозе потери власти и влияния, демонстрируя таким образом ригидность психики, негибкость мышления, а иногда и бессознательный мазохистический паттерн поведения. Второй способен отказаться от идеологических принципов во имя сохранения власти, используя при этом гибкость и высокие адоптивные способности.

В зависимости от отношения к сторонникам харизматический лидер формирует волю других, лидер-представитель выражает волю тех, кто за ним стоит.

Однако часто можно наблюдать, как случайно попавший во властные структуры человек настолько увлекается политической борьбой, что она становится для него как наркотик, как для летчика небо, и он не мыслит себя уже никем другим, кроме как, например, депутатом или мэром. За сохранение этого статуса такой политик готов пойти на многие сделки со своей совестью, а иногда и даже преступить закон, демонстрируя при этом сильные деструктивные черты, т.е. в его поведении преобладающим будет стремление к разрушению.

По отношению к власти можно выделить оппозиционного и властвующего лидера. Оппозиционный тип в свою очередь подразделяется на два подтипа: конфронтационно-оппозиционный подтип, непримиримый противник данной власти, стремящийся свергнуть ее во что бы то ни стало, и конструктивно-оппозиционный подтип, критикующий данную власть, но не ориентированный на ее немедленное свержение. Критикуя существующую власть, ее ошибки и просчеты, набирая тем самым очки для будущей победы, оппозиционный лидер, как правило, пользуется большими симпатиями масс и с этой точки зрения находится в более выгодном положении, чем властвующий лидер. Он не несет ответственности за те или иные провалы в деятельности государства, дистанцируется от непопулярных мер и т.д.

Такого политика не столько интересует сама по себе власть, сколько возможность постоянно быть на виду, а когда предоставляется возможность воплотить свои идеи в жизнь, под разными предлогами он отказывается от такого шанса.

Можно также выделить два подтипа властвующих лидеров: эгоцентрический тип и социоцентрический. Эгоцентрический тип лидера ориентирует власть на себя, а социоцентрический - на достижение общественных интересов. Второй тип встречается гораздо реже, чем первый, хотя, если провести психоанализ любого властвующего политика, всегда обнаружатся личные мотивы, в разной степени осознаваемые самим индивидом.

По способу и методам достижения поставленных целей можно выделить политика-реформатора, сторонника постепенных, эволюционных, плавных методов, и политика-революционера, приверженца крутых, радикальных перемен. Зачастую это в большей степени зависит от темперамента политика, чем от актуальной ситуации в стране.

По отношению к действительности можно выделить типы лидера: реалиста, фанатика, романтика.

Как известно, политика – искусство возможного.

Реалист, выдвигая адекватные общественным потребностям цели и задачи, исходит из объективной реальности, какой бы хорошей или плохой она не была, из соотношения сил, уровня сознательности масс, степени их подготовленности к выполнению поставленных задач.

Фанатик руководствуется своими идеологическими устремлениями, навязывая их обществу, совершенно не считаясь с реальностью. В центре его ориентаций – гипертрофированная потребность во власти, достижения своих целей любой ценой.

Лидер-романтик на первых порах может воодушевить, увлечь массы какой-либо яркой идеей, обещаниями скорейшего воплощения мечты в жизнь. Такой тип политика не обладает развитой способностью адекватно реагировать на изменившиеся условия и корректировать свои действия.

Макиавелли разделял политиков на львов и лис. По его мнению, тип политика лисы соединяет в себе такие качества, как умение лавировать, предугадывать ход событий, скрывать свои истинные цели, намерения, быть хитрым, осторожным, уметь не попасть в расставленные капканы. Политики-львы чаще всего действуют прямолинейно, методом силового давления, их основной принцип – сокрушить противника в решающий момент в открытом бою. Идеальный тип – политик, обладающий сокрушающей силой льва, ловкостью и хитростью лисы.

Существующий в настоящее время в России политический Олимп позволяет без особого труда узнать в действующих политиках перечисленные типы. Однако в настоящее время многие психологи отмечают значительное снижение роли личности в современной истории.

Власть ныне перешла не к отдельным личностям, а к организациям. Лидеры лишь подписывают решения, выработанные «техноструктурой», решения эти подготавливаются коллективом людей, обладающими профессиональными знаниями. Таким образом, роль лидера резко ослабевает. По мнению американского теоретика Ч.Рейча, современный политик «не руководит машиной, он лишь обслуживает ее. Машина становится столь могущественной, что ни один администратор, вплоть до президента США, не может свернуть с ее пути».

В настоящее время власть продается и покупается, т.к. экономическая власть неизбежно пытается перерасти в политическую. Те, кто контролирует собственность, обязательно будут стремиться превратить свои доллары в голоса избирателей, свою собственность в политическую власть. Поэтому деятельность любой буржуазной партии – это прежде всего продвижение лидера к власти. При этом существует зависимость – чем рискованнее бизнес, тем ближе он должен быть к власти. Поэтому власть и преступления всегда связаны.

Группа лиц, предпочитающая оставаться в тени, выбирает лидера, соответствующего ее интересам и ориентациям. Лидером руководят, придают ему силу его сторонники. Э.Фромм в этой связи считает, что в современных условиях лидером становится ловкий карьерист, формирующий в себе качества, соответствующие конъюнктуре. Он относится к себе как к товару, который следует выгодно продать. Фромм метко называет такого деятеля «флюгерным».

В приспособлении к потребностям и настроениям последователей, неспособности противостоять групповому давлению многие исследователи видят одну из главных причин ослабления фактора лидерства в современных условиях.

Автор статьи – Ирина Радченко.

    https://www.liveinternet.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #30 : Март 17, 2019, 05:51:26 »

                                                                                    СТРЕМЛЕНИЕ К ВЛАСТИ.

  У коровы начались роды; при ней находились два или три человека, которые постоянно ее доили, кормили и убирали. Корова внимательно следила за ними и, если кто-нибудь выходил, тихо мычала. В этот критический момент ей хотелось, чтобы все ее друзья были около; все они пришли, и поэтому корова была довольна. Но роды проходили тяжело. Родился маленький теленок — это была красавица-телочка. Мать поднялась и стала ходить вокруг новорожденной, время от времени слегка подталкивая ее; она была настолько рада, что готова была оттолкнуть нас в сторону. Она проделывала это долгое время, пока не устала. Мы приподняли и поддержали телочку, чтобы дать ей пососать, но мать была слишком возбуждена. Наконец, она успокоилась и тогда уже не позволяла нам отойти. Одна из женщин села на землю, а корова улеглась и положила ей на колени свою голову. Она как-то сразу потеряла интерес к теленку, но зато друзья возымели для нее гораздо большее значение. Все время было очень холодно; но вот из-за холмов показалось солнце и стало теплее.

Это был член правительства, который осознавал свое важное положение, но не подчеркивал его. Он говорил о своей ответственности перед народом; объяснил, насколько партия, к которой он принадлежит, превосходит своих противников, насколько лучше она может руководить делами. Он и его партия стремятся покончить с коррупцией и черным рынком; но найти неподкупных и в то же время знающих и дельных людей очень трудно. Тем, кто стоит в стороне, легко критиковать и поносить правительство за то, что не было им сделано. Он продолжал говорить, что когда люди достигли бы его возраста, они смотрели бы на вещи проще; но большинство людей алчно к власти, это относится даже к самым неспособным. Глубоко внутри мы все несчастны, хотя некоторые достаточно умны, чтобы скрывать свое отсутствие счастья и жажду власти. Почему у людей существует такое стремление к власти?

— Что мы понимаем под властью? Каждый индивидуум, каждая группа ищет власти: для себя, для партии, для своей идеологии. Партия и идеология — это способ расширить наше «я». Аскет ищет власти с помощью отречения, а мать ищет ее с помощью ребенка. Существует власть, присущая высокоэффективной работе с ее безжалостностью, а также власть, порождаемая умением немногих обращаться с машиной. Мы видим господство одного человека над другими, эксплуатацию глупого умным, власть денег, власть имени и слова, власть ума над материей. Все мы стремимся к той или иной форме власти над собой или над другими. Подобное стремление к власти приносит известное счастье и удовлетворение, которое не так уж быстротечно. Власть, порождаемая отказом от собственности, того же рода, что и власть, связанная с обладанием богатством. Именно желание удовлетворения, счастья побуждает нас искать власти. А как легко получаем мы удовлетворение! Легкость, с какой мы получаем то или иное чувство удовлетворения, ослепляет нас. Все виды удовлетворения действуют ослепляющим образом. Почему мы ищем власти?

«Прежде всего, мне кажется, потому, что она дает нам физические удобства, социальное положение и уважение определенных кругов общества».

— Разве жажда власти существует только на одном уровне нашего бытия? Разве мы не ищем ее и внутри себя, и вне себя. Почему это так? Почему мы преклоняемся перед авторитетом, будь то авторитет книги, какого-то лица, государства или верования? Почему существует это стремление ухватиться за какого-то человека или за идею? В прежние времена нас подавлял авторитет священнослужителя, а теперь это авторитет эксперта, специалиста. Обратили ли вы внимание на то, как вы относитесь к человеку, имеющему титул или занимающему видное положение в обществе, к чиновнику, облеченному властью? Власть в той или иной форме, по-видимому, имеет доминирующее значение в нашей жизни: власть одного над многими, использование одного другим или взаимное использование.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #31 : Март 17, 2019, 05:52:06 »

   «Что вы подразумеваете под использованием другого?»

— Это довольно просто, не так ли? Мы используем друг друга для взаимного удовольствия. Существующая структура общества, представляющего собой наши отношения друг с другом, основана на потребности и использовании. Вам нужны голоса избирателей, чтобы получить власть; вы используете людей, чтобы получить то, что вам нужно, а люди нуждаются в том, что вы обещаете. Женщина нуждается в мужчине, а мужчина — в женщине. Наши нынешние отношения основаны на потребности и использовании. Таким отношениям присущи черты насилия; и потому в самой основе нашего общества лежит насилие. До тех пор пока общественная структура будет основываться на взаимной потребности и использовании, она неизбежно будет носить насильственный и разрушительный характер; до тех пор, пока я использую другого ради собственного удовлетворения или для воплощения идей, с которыми я себя отождествил, возможны лишь страх, недоверие и вражда. И тогда отношения представляют собой процесс самоизоляции и дезинтеграции. Это до боли очевидно в жизни индивидуума и в отношении проблем, касающихся общества в целом.

«Но возможно ли жить без того, чтобы нуждаться друг в друге?»

— Я нуждаюсь в почтальоне; но если я использую его с целью удовлетворить какое-то внутреннее желание, то социальная потребность переходит в психологическую необходимость, и наши взаимоотношения претерпевают коренное изменение. Именно эта психологическая потребность и использование другого ведут к насилию и страданиям. Психологическая потребность является побудительной причиной поиска власти, а власть используется для удовлетворения этой потребности на разных уровнях нашего существования. Человек, исполненный честолюбия в отношении самого себя или своей партии, или же человек, стремящийся достичь идеала, представляет собой, очевидно, дезинтегрирующий фактор в обществе.

«Является ли честолюбие неизбежным?»

— Оно неизбежно лишь до тех пор, пока в самом человеке не произошло коренного изменения. Почему мы должны принимать его как нечто неизбежное? Разве жестокость человека по отношению к человеку неизбежна? Разве вы не хотели бы положить ей конец? Разве то, что мы принимаем жестокость как нечто неизбежное, не указывает на крайнюю степень нашей неразумности?

«Если вы не будете жестоки к другим, то кто-нибудь будет жестоким по отношению к вам. Поэтому лучше самому занять первые места».

— Быть в первых рядах — это то, к чему стремится каждый человек, каждая группа, каждая идеология, а в связи с этим поддерживается жестокость и насилие. Но творчество возможно лишь в состоянии мира, а разве может существовать мир, если имеет место взаимное использование? Разговоры о мире — это величайшая бессмыслица до тех пор, пока наши отношения с одним или со многими основаны на потребности и использовании. Удовлетворение потребности и использование другого неизбежно должны вести к власти и господству. Власть идеи и власть меча одинаковы, обе несут разрушение. Идея и вера ставят одного человека против другого так же, как это делает меч. Идея и вера — подлинная противоположность любви.

«Но почему же мы сознательно или подсознательно охвачены этой жаждой власти?»

— Не является ли стремление к власти одним из признанных и респектабельных способов бегства от себя, от того, что есть? Каждый из нас стремится уйти от своей неполноценности, от внутренней нищеты, от одиночества, изолированности. Нам не нравится настоящее, а бегство от него представляется привлекательным и полным очарования. Посмотрите, что случилось бы, если бы вам угрожало лишение вашей власти, положения, имущества, приобретенного с большим трудом? Вы сопротивлялись бы всему этому, не правда ли? Вы считаете, что вы необходимы для благосостояния общества, поэтому вы оказывали бы сопротивление, применяя при этом насилие или используя хитроумные и убедительные аргументы. Если бы вы смогли добровольно отказаться от всех ваших многочисленных приобретений на различных уровнях, вы стали бы ничем, разве не так?

«Думаю, да; и это было бы очень тяжело. Конечно, я не хотел бы стать ничем».

— Вот почему вы имеете все внешние отличия, но у вас нет внутреннего содержания, нет внутреннего нетленного сокровища. Вы жаждете внешних отличий, и этого хочет каждый: из подобного конфликта рождаются ненависть и страх, насилие и распад. Вы с вашей идеологией так же несостоятельны, как и ваши противники, поэтому вы уничтожаете друг друга во имя мира, изобилия, отсутствия безработицы или во имя Бога. Так как почти каждый человек жаждет оказаться на вершине, мы и создали общество, которому присущи насилие, конфликты и враждебность.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #32 : Март 17, 2019, 05:53:18 »

  «А каким образом возможно все это искоренить?»

— Это возможно искоренить, если мы не будем честолюбивы, жадны к славе, к имени, к положению, если мы будем тем, что есть, будем простыми, будем ничем. Негативное мышление есть высшая форма разумности.

«Однако жестокость и насилие в мире не могут прекратиться благодаря моему индивидуальному усилию. Разве не потребуется бесконечно долгое время для того, чтобы все люди переменились?»

— Другие — это вы сами. Ваш вопрос возникает в связи с желанием уйти от необходимости немедленного собственного изменения, разве не так? Вы рассуждаете следующим образом: «Что хорошего получится, если я изменюсь, а все остальные останутся такими же, какими они были?» Надо начать с того, что близко, чтобы дойти до того, что далеко. Но в действительности вы не хотите меняться; вы хотите, чтобы все оставалось так, как было; вы находитесь на гребне жизни. Поэтому вы и говорите, что для изменения мира путем изменения индивидуума потребуется бесконечно много времени. Мир — это вы; вы — эта проблема; проблема не существует отдельно от вас; мир есть проекция вас самих. Мир не может быть изменен, пока не изменились вы. Счастье — в изменении, а не в стяжании.

«В известной степени я счастлив. Конечно, во мне есть многое, что мне не нравится, но у меня нет ни времени, ни склонности заняться этим».

— Только счастливый человек может создать новый социальный порядок. У того же, кто отождествил себя с идеологией или с верой, кто потерял самого себя в социальной или личной деятельности, — у того нет счастья. Счастье — не цель. Оно приходит одновременно с пониманием того, что есть; оно возможно лишь тогда, когда ум освобождается от своих проекций. Счастье, которое можно купить, — это только чувство удовлетворения. Счастье, рождаемое деятельностью, властью, есть чувство, а так как чувства быстро увядают, то появляется желание все большего и большего. Пока это большее является путем к счастью, результат всегда будет приносить разочарование, конфликт и страдания.

Счастье — не воспоминание; это такое состояние, которое приходит вместе с истиной; оно всегда ново; в нем никогда нет длительности.

   Проблемы жизни
Джидду Кришнамурти                 https://fil.wikireading.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #33 : Март 17, 2019, 05:54:26 »

                                                                             Стремление к власти в теории А.Адлера

Стремление к власти (доминирование над другими), в соответствии с теорией Адлера,- основная движущая сила поведения и деятельности человека. Вместо сексуального влечения (которое, по Фрейду, является основным мотивационным фактором поведения человека) Адлер вводит другое влечение -стремление к власти. Согласно положениям его "индивидуальной психологии", стремлением к власти над другими людьми субъект пытается компенсировать ощущение своей неполноценности. Нехватка способностей, разнообразные телесные недостатки, зависимость ребенка от взрослых переживаются как комплекс неполноценности. Стремлением к власти человек пытается этот комплекс компенсировать. Например, мальчик с физическими недостатками интенсивно развивает определенную способность и стремится к власти с целью компенсировать свой физический дефект.

В соответствии с ощущением неполноценности (и своей слабости) человек стремится почувствовать собственную силу. Иногда стремление преодолеть свой дефект или недостатки приобретает формы гиперкомпенсации, интенсивного развития определенных способностей. Сверхкомпенсация предоставляет возможность субъекту компенсировать собственные недостатки и слабости (и таким образом избавиться от чувства неполноценности). По мнению А.Адлера, из слабости рождается сила. Недостатки и дефекты (точнее, стремление их компенсировать, почувствовать свою силу и самоутвердиться) побуждают лич-нрсть развиваться, совершенствовать себя. Так, стремление избавиться от дефектов речи побуждало Демосфена развивать ораторские способности и стать лучшим оратором Древней Греции.

Адлер утверждает, что главной движущей силой поведения и деятельности человека является стремление к преимуществу, доминированию над другими людьми. Именно стремление к власти является тем фактором, который предопределяет активность субъекта.

Невротическое стремление к власти в теории К. Хорни

Ощущение власти, по мнению К.Хорни, может возникнуть у нормального человека в результате реализации (или осознания) своей способности и силы. Его стремление к власти может вызываться также политическими, семейными обстоятельствами, идеей. Однако невротическое стремление к власти, как утверждает Корни, возникает из тревожности, ненависти и ощущения собственной неполноценности. Иными словами, нормальное стремление к власти возникает из ощущения силы, а невротическое - из слабости.

Культура, социальное окружение существенно влияют на развитие стремления к власти. То обстоятельство, что невротики в нашей европейской культуре стремятся к власти как к средству успокоения, объясняется тем, что в нашем социуме власть и престиж могут обеспечить чувство безопасности. Такое стремление к доминированию развивается тогда, когда любовь и аффилиация не снимают тревожности, когда на пути к любви возникают значительные препятствия и трудности.

Стремление к власти служит защитой от беспомощности и тревожности. Невротик не может смириться со своей беспомощностью и слабостью. Он пытается избегать ситуаций, которые нормальный человек считает обычными (например, руководство, совет или помощь других людей, зависимость от людей или обстоятельств). Чем сильнее невротик ощущает подавленность своими внутренними запретами, тем меньше он способен к самоутверждению. Чем более слабым он себя ощущает, тем с большей тревожностью ему приходится избегать всего, что может "засветить" (обнаружить) его слабость.

Невротическое стремление к власти служит защитой от ощущения своей слабости и беспомощности. Невротик развивает идеал силы, который поддерживает его веру в собственную силу. Для него слабость - это не только опасность, но и позор. Он разделяет людей на сильных и слабых, увлекается первыми и презирает вторых. Пренебрежение ко всем, кто слабее его, кто соглашается с ним, кто уступает ему, - характерная черта невротической личности. Невротик также с презрением относится к слабости в себе. Он не склонен признавать собственную слабость, стремится скрыть ее.

Важной чертой невротической личности является стремление никому и никогда не уступать. Согласиться с мнением другого человека или принять совет воспринимается как проявление слабости. Невротик требует, чтобы мир приспосабливался к нему, вместо того, чтобы самому приспосабливаться к миру. Такая невротическая установка негативно влияет на эмоциональные отношения с другими людьми. Любовь предусматривает, что человек уступает другому человеку. Чем менее индивидуум способен на такую "капитуляцию" (уступку), тем худшими будут его отношения с любимой.

Другой невротической установкой является стремление настаивать на своем. Невротика постоянно раздражает нежелание других делать то, что он от них ожидает. Если мужчина или любовник не оправдывает ожиданий невротической женщины (например, опаздывает, не звонит по телефону и т.п.), женщина ощущает, что ее не любят. Вместо того чтобы признать, что она сердится, потому что другой человек не подчинился ее желаниям, она объясняет (воспринимает) эту ситуацию как признак своей невостребованности.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #34 : Март 17, 2019, 05:57:56 »

   К.Хорни отмечает такой интересный факт: невротическая девушка не может любить "слабого" мужчину, поскольку ощущает пренебрежение к любой слабости. Но она также не ладит с "сильным" мужчиной, поскольку стремится диктовать ему свою волю. Следовательно, человек, который мог бы ее полностью удовлетворить, должен быть, с одной стороны, чрезвычайно сильным героем, а с другой - настолько слабым (или демонстрировать свою слабость), чтобы с готовностью выполнять все ее желания.

Дополнительной особенностью, которая возникает как следствие навязчивого желания доминировать, является неспособность человека устанавливать равноправные отношения с другими людьми.

   3.10.3. Теория власти Э.Фромма

Э.Фромм мотивацию к власти выводил из стремления индивидуума избежать изоляции (одиночества). Субъект власти (садист), по Э.Фромму, полностью зависит от слабого человека, которым владеет. Садисту нужен человек, который ему принадлежит, поскольку его собственное ощущение силы основывается на том, что он может кем-то владеть или руководить. Эта зависимость, как правило, является целиком неосознаваемой.

Так, например, мужчина может издеваться над своей женой - и при этом ежедневно повторять ей, что она может в любой момент уйти. Но когда женщина действительно решит оставить его, то он будет в отчаянии и будет стремиться удержать ее. Как утверждает Э.Фромм, он не может жить без нее или кого-то другого, кто был бы беспомощной игрушкой в его руках. Садист, по мнению ученого, "любит" тех, над кем ощущает власть, поскольку без них он не смог бы удовлетворить эту свою потребность.

Стремление к власти (садистическое стремление) помогает индивидууму избежать чувства одиночества и бессилия. Такие люди переполнены страхом одиночества и чувством неполноценности. Это ощущение замаскировано компенсаторным стремлением к власти и чувством собственного преимущества Над другими людьми. Индивидуум ощущает себя одиноким в чужом и враждебном мире. Власть и садизм, предоставляя ему Уверенность, соединяя его с другими людьми, помогают ему избавиться от одиночества и социальной изоляции.

По мнению Фромма, стремление к власти предопределяется не силой, а слабостью, неспособностью личности выстоять самому и жить своей силой. Стремление к власти - это попытка приобрести ощущение силы тогда, когда настоящей силы не хватает. Власть и сила - это разные понятия. Можно быть сильным и не стремиться к власти. Но можно ощущать собственное бессилие и компенсаторно стремиться к власти. Ощущение собственной слабости вызывает садистское стремление к господству. И наоборот, когда индивидуум ощущает свою силу и способность реализовать собственные возможности, господство над другими людьми ему не нужно и он не стремится к власти.

Э.Фромм предложил понятие "авторитарный характер". Человек с таким характером увлекается властью и хочет подчиняться. В то же время он сам стремится быть властью, чтобы другие подчинялись ему. Такой человек разделяет всех на сильных и слабых. Сила автоматически вызывает у него любовь и готовность подчиняться, привлекает сама по себе, потому что она - сила. И наоборот, слабые индивидуумы и организации автоматически вызывают пренебрежение и презрение. Один только вид слабого человека вызывает желание напасть, унизить, подавить. Другой субъект может страшиться только мысли напасть на более слабого, унизить человека. Но авторитарная личность ощущает тем большую злобу и стремление унизить, чем более слабой, более беспомощной является жертва.

    http://tkd.kulichki.net/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #35 : Март 17, 2019, 05:59:36 »

                                                Стремление к власти; психологические основы этого стремления.

Феномен власти в психологическом аспекте заключается не только во внутренней потребности индивидуума и социума во власти. Этот феномен может заключаться в стремлении властвовать, быть выше над остальными. Именно власть - верный путь к такому возвышению над себе подобными. Дидро в своей "Энциклопедии" поясняет, что в самой человеческой природе есть что-то роковое: люди постоянно стремятся расширить свою власть. Какие бы преграды ни старалось воздвигать перед ними благоразумие народов, честолюбие и сила всегда преодолевали или обходили эти преграды. У государей всегда есть перевес над народами.

Стремление к власти исходит из потребности человека в самоутверждении. В этом аспекте власть становится самоцелью. Властолюбцы были всегда. Однако не следует воспринимать властолюбие только в негативном свете. История знает личностей, необузданное стремление к власти которых не мешало им, однако, властвовать разумно. Таковыми были Гай Юлий Цезарь, Петр Великий.

Чаще всего властолюбие приводит к негативным последствиям как для самого властителя, так и для управляемого им социума. Правление, основанное исключительно на прихотях и капризах монарха или группы людей (олигархов, например), не может быть эффективным. Власть становится средством для достижения личных целей; стремясь к власти - и чем менее эта власть ограничена, тем лучше, - индивид преследует свои интересы и только их.

Многие мыслители склонны считать, что именно неограниченная власть приводит к деспотизму, к тирании. Когда верховная власть в государстве сосредоточена в руках одного, повелитель, обычно дурно воспитанный, жертвует своим капризам счастьем своих подданных и покровительствует их порокам. В деспотических государствах власть сосредотачивается в руках властолюбцев.

Итак, из средства решения насущных проблем власть превращается в самоцель по самым разным причинам. Это могут быть личные качества руководителя. Многие тираны с детства мечтали властвовать над миром. Цезарь, Александр Македонский, Наполеон, Гитлер и другие выдающиеся деятели, изменившие ход истории, это сильные личности с ярко выраженной потребностью во власти. Кроме того, причиной могут служить социальные условия.

Власть еще может выступать как средство самореализации. Достигнув власти, индивид или группа индивидов черпают из этого определенные выгоды, однако одновременно с этим они могут реализовать свои потенциальные способности и тем самым самоутверждаться. Так, власть как средство самореализации и самоутверждения характерна для большинства индивидов.

           https://studwood.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #36 : Март 17, 2019, 06:04:58 »

                                                                         СТРЕМЛЕНИЕ К ВЛАСТИ.

 Власть —возможность и способность навязать свою волю, воздействовать на деятельность и поведение других людей, даже вопреки их сопротивлению. Часто у человека возникает желание быть «выше других», «чувствовать свое превосходство». Но есть огромное отличие между тем, когда человек действительно умеет что-то лучше других и, ощущая свою силу, хочет реализовать свои способности и личностью, которая не уверена в себе и пытается при помощи власти поднять свою самооценку.

 Например, в первом случае, спортсмен, достигший високих результатов в своем занятии, выступает в роли тренера, учит других и использует свою власть во благо и себе и другим, а в другом случае, человек ощущая, что у него что-то не получается, хочет компенсировать это чувство, командуя другим или указывая на их ошибки. В этом случае, человеку, для того, чтобы почувствовать себя «на высоте», нужно «опустить» других, иначе он будет беспомощным что означает в его понятии «быть слабым». А этого он допустить не может. И чем больше  энергии личность будет тратить на борьбу  за силу, тем меньше у нее шансов на то, чтобы реализовать свои настоящие способности.

 Человек в этом случае стремиться контролировать себя, других до мельчайших деталей, раздражается, если что-то получилось по другому, старается удерживать свои чувства и никогда не уступать и не сдаваться. Его самоуважение строится на восхищении и уважении других, для достижения которого использует демонстрацию своих знаний, финансовых возможностей, знакомств с выдающимися людьми и т.д.   И если этого не происходит – самооценка рушится, в чем человек обвиняет всех вокруг, кроме себя самого. Таким поводом для раздражения и агресивности является даже простое отличие во мнениях, или когда другой человек отказывается принять его совет, что воспринимается как оскорбление, за которым скрывается ощущение потерянности, зависимости и безпомощности.

 Вследствие у человека возрастает потребность унижать других.   Вероятно всего, такие люди в детстве сами прошли через унижения, испытывали к себе предвзятое или презрительное отношение, являлись объектом нравоучений и недовольства родителей. И уже, будучи взрослым и повторяя то же поведение, они и сами часто испытывают страх перед своими действиями, но при этом ничего не меняют. Они живут в постоянном страхе, что кто-то перехитрит их, обманет и в результате будут с подозрением смотреть на окружающих и замечать в их поведении корыстное начало, что не делет счатливыми ни их самих, ни близких людей. Стремление к власти порождено страхом. Те, кто не боится своих соседей, не видит необходимости властвовать над ними.   

    Особенности человека с  чрезмерным стремлением к власти:

  - Человек сравнивает себя с другими, даже тогда, когда они не являются его конкурентами или соперниками.

 - Он считает себя непременно уникальным, единственно неповторимым.

 Человек стремится развить сразу несколько способностей, которые могли бы ему пригодиться в будущей должности: изучает сразу несколько предметов, причем хочет изучить их так, чтобы непременно быть выдающимся в каждой из изучаемых областей. Но его чрезмерное ожидания, как правило, не имеют под собой почвы для реализации и, споткнувшись, он испытывает глубокое разочарование. - Он испытывает скрытую враждебность к другим. Он эмоционально удовлетворится только тогда, когда увидит свое превосходство над другими. Причем, он больше фиксируется не на том, что он превосходит других, а именно на том, что другие хуже него.

 Не упускает случая, чтобы при первой возможности унизить другого человека, он испытывает постоянный страх от того, что кто-то может преуспеть и обогнать его. Если же кто-то заподозрит его в честолюбивых стремлениях, то его охватывает негодование, выливающееся иногда в приступы ярости. Тогда он явно обнаруживает свои деструктивные стремления. Для того, чтобы уменьшить свою зависимость от власти, очень важно развивать внутреннюю уверенность и самодостаточность, которая заключается в построении внутренних ориентиров, развитии умения справляться с любыми ситуациями, а при потребности и обращаться за помощью к людям, которые ее могут дать.

  Самодостаточность - это позиция человека, который способен управлять своей жизнью, реализовывать свои способности и не впадать в зависимости от окружающих и от жизненных ситуаций. При этом человек становится счастливым сам и может поделиться этим счастьем с другими.
---
Подробнее: https://upsihologa.com.ua/
 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #37 : Март 17, 2019, 06:08:05 »

                                                                                           Психология власти.

Среди людей распространено представление о власти как высоком положении, преобладании воли одного человека над волей других. Метафорами власти часто являются этажи и лестницы, пирамиды, кукловоды с марионетками. Традиционно ее связывают с распоряжением, контролем, принуждением и даже насилием.

   В современной психологии чаще встречается определение власти как способности получать желаемое независимо от других. Она связана с влиянием и ответственностью, но не с принуждением, ограничением или изменением других людей. Получение того, что человек хочет, без ущерба для других людей, зависит от умений вести диалог, изучать потребности, опираться на общие ценности.

Политическая власть, связанная с подчинением больших количеств людей — удел немногих. Власть получать желаемое доступна любому человеку.

Механизмы.

Проявления власти особенно заметны в политике, управлении организациями, но с ними ежедневно сталкивается любая семья, взрослые и детские коллективы, друзья и случайные встречные и человек наедине с собой, своими внутренними конфликтами.

Бывает, что человек занимает высокое положение в обществе или корпорации, или является главой семьи, но власти не имеет. Пятилетний сын не слушается отца, подчиненные игнорируют распоряжения, а общество не намерено выполнять законы.

Случается человеку быть далеко от трона или занимать скромную должность на работе, или быть младшим в семье, но иметь огромную власть. Семья хороводит вокруг маленького тирана, сослуживцы смотрят в рот, а общество копирует все, что делает кумир.

Реальность власти зависит от того, находятся ли в руках человека (группы) механизмы (инструменты, источники) власти. Это могут быть по отдельности или в любых сочетаниях:

сила — физическая мощь, оружие, армия;

беспомощность действительная или выученная;

знания, информация, секреты;

деньги, распределение благ среди других;

удовлетворение потребностей другого (безопасность, секс, престиж);

закон, договор, право, дающее власть;

обаяние, харизма;

авторитет.

Так, новорожденный малыш обладает властью над семьей в силу своей беспомощности, обаяния и наличия права на гуманное обращение. Подрастая, он может заметить преимущества господствующего положения, начать имитировать беспомощность , сознательно или неосознанно. Взрослым придется побороться за власть в своей семье.

Ответ на проявления власти.

Классическими как в политике, так и в других сферах, являются 4 типа ответа.

Повиновение. «Раз уж тебя назначили начальником, буду слушаться пока».

Саботаж. Скрытое сопротивление — взять поручение и выполнить, но не в срок, не там и не с теми, с кем надо.

Свержение. Открытое сопротивление, протест, бунт.

Присяга. Присягнуть власти со всей прямотой значит проявить силу ответственности.

Стремление к власти.

Одни люди стремятся к власти больше других, а некоторые избегают обладать ею. Это зависит от того, с чем у них ассоциируется власть, часто бессознательно. С привилегиями или ответственностью, риском или неуязвимостью, созиданием или разрушением, уважением или презрением подвластных, с всемогуществом (все могут короли) или самоограничением (жениться по любви не может ни один король).

Стремление к власти упирается в главный вопрос: использовать ее на благо другого (ребенка, жены, подчиненных, народа), или использовать другого для собственных благ?

Труднее всего ответить на этот вопрос самому себе по причине сложного переплетения сознательных и не осознаваемых мотивов, а со стороны ответ очевиден.

     https://psychologyc.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #38 : Март 17, 2019, 06:13:48 »

                                                         Синдром Гитлера, или патологическое стремление к власти.

 
Хочу сразу сказать – нет такого устойчивого выражения – «синдром Гитлера», просто, когда я задумала написать о патологическом стремлении людей к власти и набрала это словосочетание в поисковике, то большая часть выданных материалов была именно о Гитлере. Вероятно, это самая яркая и значительная для истории фигура, чья патология достигла апогея. Так сказать, хрестоматийный образ. Между тем, маленьких гитлеров на наших улицах, в соседних офисах и близлежащих квартирах гораздо больше, чем принято считать. Конечно, степень патологии их личностей, возможно, не столь глубока, как у вышеупомянутого персонажа, но попортить кровь они успевают многим.

  Определение и вожделение.

Так что же такое власть?

  «Это возможность и способность навязать свою волю, воздействовать на деятельность и поведение других людей, даже вопреки их сопротивлению» – так определяет понятие популярный энциклопедический портал. Аналогично говорит о власти и словарь Ожегова, как о «праве и возможности распоряжаться кем-либо или чем-либо, подчинять своей воле». Есть и народная поговорка «своя рука – владыка». Иными словами власть – это возможность управления кем-либо или чем-либо, сопряжение свободы действий одного с несвободой, ущемлением другого.

 

Уж кто только не писал про явление и появление власти – от Аристотеля до Макиавелли. И все авторы находят борьбу за власть – явлением естественным и присущим всему живому. И правда, давайте посмотрим в мир животных – альфа-самцы управляют стаями и борются за границы территории обитания, альфа-самки определяют стиль воспитания детенышей. Да что там животные, даже у бактерий ни дня не проходит без борьбы за власть – одна колония микробов вытесняет другую, делят место под солнцем даже штаммы вирусов.

   Эта же проблема соподчинения существует и внутри многоклеточных организмов между различно специализированными клетками. Когда организм здоров, то сообщества клеток находятся в слаженном взаимодействии друг между другом, в соответствии с установившимся порядком. Этот порядок закодирован в генетической памяти клетки. Иногда возникает своеобразный «бунт» клетки против обязательного порядка в данном организме. Так образуется раковая опухоль. Опухолевые клетки устраивают «революцию» и стремятся выжить и дать жизнь своему потомству. Они начинают неудержимо делиться, подчиняя своим потребностям резервы всего организма.

 

Иными словами, любое существование, любая жизнь связана с борьбой, с ущемлением прав одной стороны, преобладанием прав другой и постоянным «перетягиванием каната» между ними. Внутри психики каждого отдельно взятого человека так же не царствует штиль. Там происходят войны не хуже внешних, и порой заканчиваются они разрушительно – или для индивидуума, или для тех, кто его окружает.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #39 : Март 17, 2019, 06:14:36 »

   Нити кукловода.

Механизмы приведения власти в действие складываются из многих компонентов – должности, денег, связей, политических способностей, профессионального, управленческого мастерства, авторитета и т. д. В свою очередь источники власти можно разделить на два типа. Первые – это эндогенные, личностные факторы, то есть те черты личности, что помогают прийти к власти и удерживать ее – ум, харизма, хитрость, обаяние. Второй тип – это внешние источники, общественные, например, закон и его гарант государство.

 

Существует целый арсенал всевозможных способов достижения своих целей – от невинного обольщения, убеждений, обещаний до шантажа, насилия и принуждения. Способы эти могут применяться как явно, так и скрыто, их может не осознавать не только подавляемая сторона, но и подавляющая.

 

А теперь вернемся к проблеме потребности во власти, которая является присущей каждому человеку без исключения, но в разной степени и в зависимости от нескольких факторов. У всех нас есть ряд жизненно важных потребностей – в пище, тепле, воздухе и пр. И как только возникла потребность – возникает возможность манипулировать человеком, регулируя удовлетворение этой потребности. Не зря же существует выражение «перекрыть кислород». Естественно, эта зависимость от контролера источника «кислорода» воспринимается как несвобода и первое желание – освободиться от гнета. Освободиться можно только двумя способами: путем отказа от блага или посредством овладения контролем над ним. Так и рождается первичное, вполне здоровое желание власти. Хотя бы над собой и своими потребностями. Но как только индивидуум понимает, что аналогичные потребности существуют и у других, а контроль за источниками может быть отвоеван, то вот как раз здесь и начинается та жажда власти, которая, собственно, является основной темой этой статьи.

 

Притязания на одно и то же благо создают соперничество, которое напрямую связано с насилием и подавления одних другими. Поэтому власть и насилие так часто идут бок о бок. Интересно, что «занимать круговую оборону» круглые сутки невозможно, психика имеет свойство быть разной время от времени, поэтому зачастую авторитарные жесткие руководители в домашней обстановке безвольны и мягки, и даже, как другая крайность, занимают подчиненную позицию в паре садист-мазохист. И наоборот, затюканные сотрудники, приходя домой, превращаются в кухонных тиранов. Интересно, что оба эти типа личности нуждаются друг в друге, ведь они дают своему визави то, чего так просит их психика.

 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #40 : Март 17, 2019, 06:15:40 »

  Пирамида потребностей
Американский психолог Абрахам Маслоу (1908-1970) в виде пирамиды отобразил человеческие потребности по мере их срочности и значимости. К первичным он относит физиологические нужды (пища, вода, тепло, кров, секс, сон, и т.д.), а также безопасность. Ко вторичным – потребности в принадлежности к какой-либо социальной группе (к семье, друзьям, стране), а также потребности в уважении и в самореализации. Исходя из этой теории, можно сделать вывод, что о самореализации человек будет думать тогда, когда все его первичные потребности удовлетворены. То есть когда он сыт, согрет, здоров и находится в безопасности. Но мы знаем – когда не устроена какая-то первичная сторона бытия, то уровень агрессивности выше обычного, это и понятно, ведь инстинкты подсказывают – если влезть на вершину социального положения, можно решить все проблемы оптом – и с реализацией, и с пищей.

 

Всякая потребность живет в динамической череде подъема и спада. Потребность в самоутверждении может быть не актуальной сколь угодно долго до тех пор, пока в межличностном общении не прозвучит прямая угроза снижения социального статуса. Человеку в норме власть не нужна, но как только произойдет какое-то ущемление прав или достоинств личности, несправедливость, обида, как тут же появляется желание восстановить душевное равновесие и самоутвердиться. Весьма точно эту закономерность подтвердил известный психолог Эрих Фромм: «Пока и поскольку индивид силен, господство над другими ему не нужно, и он не будет стремиться к власти». Это подчеркивает, что желание власти является, скорее, признаком слабости, нежели силы.

 

Есть такая народная поговорка времен социалистического тоталитаризма: «Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно». Власть не согласуется с априори верным и здоровым принципом умеренности, ведь жаждущий власти человек сначала находится в стрессе из-за этой самой жажды, а затем, в случае получения вожделенного, из-за страха потерять доставшееся с таким трудом. Однако и другая крайность – отсутствие какой бы то ни было власти может означать не только ощущение утраты полноты жизни, но и психическое нездоровье. Невозможность хоть как-нибудь повлиять на происходящее, пусть даже только на свою жизнь, делает человека беспомощным, лишает уверенности в себе и элементарного самоуважения. А когда стрессовая озлобленность соединяется с потерей самоуважения, возникает взрывоопасная смесь, способная подвигнуть на ужасные поступки.

 

 
 

Автор Евгения Арбатская
Источник Сибирский медицинский портал              http://www.sibmedport.ru/           
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #41 : Март 17, 2019, 06:20:36 »

                                                                Жажда власти. Причины и следствия.

  Заниматься политикой человека подталкивает его природный инстинкт. В самой нашей психологии заложены такие естественные потребности, как потребность властвовать и подчиняться. Последующая история политической мысли обогатила представления о политике как системе разнообразных человеческих потребностей, приобретенных и врожденных. Среди них благородство и жадность, любовь и ненависть, стремление к доминированию и солидарность, потребность в свободе и желание быть частью группы [9].

Любой политик, стоящий у правления какой-то части общества, имеет власть. Е. Вятр рассматривает власть как социологическое и психологическое явление. Он отмечает, что основной проблемой политики является проблема государственной власти. Борьба за завоевание и осуществление власти - главное содержание политики. Рассматривая основные элементы определения власти, Е. Вятр отмечает, что власть - это возможность приказывать в условиях, когда тот, кому приказывают (объект власти), обязан повиноваться. Власть не существует без повиновения, притом что повиновение - явление относительное [10].

Согласно А.Г. Конфисагору, власть как психологический феномен имеет свои особенности. Так люди, которые имеют или стремятся к власти:

а) в большей степени хотят занять положение в обществе, которое обеспечит им власть или позволит сохранить максимально возможную автономию по отношению к власти;

б) они в большей степени приспособлены к тому месту в иерархии власти, которое они занимают, и вследствие этого выполняют функции, вытекающие из политической роли, предписанной им обществом.

Автор раскрывает зависимость между чертами психики и отбором людей, осуществляющих власть. Так, он пишет, что классификацию психотипов в зависимости от отношения к власти необходимо производить по двум основаниям:

1) по позиции: либо ищут, либо избегают власти;

2) по участию в осуществлении власти. Интерес представляет главным образом наличие стремления к власти или избегание ее, а также вытекающее из этого стремление участвовать в политической жизни или, наоборот, избегать участия в ней.

Мотивы, склоняющие людей добиваться власти и участвовать в ее осуществлении, классифицируются следующим образом: эгоцентрические и социоцентрические (общественные) [11, с. 245-247].

Мотив власти занимает важное место в иерархии мотивов. Действия многих людей (например, руководителей различных рангов) побуждаются мотивом власти. Стремление господствовать над другими людьми и руководить ими - это мотив, который побуждает их в процессе деятельности преодолевать значительные трудности и прилагать огромные усилия. Человек много работает не ради саморазвития или удовлетворения своих познавательных потребностей, а ради того, чтобы получить влияние на отдельных людей или коллектив. Некоторые ограничиваются полной властью в своем маленьком "мире" - семье, трудовом коллективе, церковной сообществе и т.п. Другим же, подобно А. Македонскому, Н. Бонапарту, И. Сталину и А. Гитлеру, для осуществления их честолюбивых намерений было бы недостаточно власти и над всем миром.

Политикам присуща жажда власти. Рассмотрим это понятие.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #42 : Март 17, 2019, 06:21:03 »

  Жажда власти описывается многими учеными. Так, Ф.Ницше в трактате "Воля к власти" всесторонне рассмотрел это свойство. Так, он выделил, что к замаскированным разновидностям воли к власти относятся потребность к свободе, независимости; подчинение, стремление сделать себя необходимым, незаменимым, полезным для того, в чьих руках сила; чувство долга, совесть, самоутешение от своей принадлежности к более высокому, чем реальные правители. Таким образом, находим, что жажда власти присуща многим из людей, а не только правителям и политикам. Согласно Ницше, к ним относятся: угнетенные и рабы, сильные и дорастающие до власти, самые сильные, богатые, мужественные. Только у всех эта власть трактуется по-разному. Здесь, соответственно: свобода, справедливость, любовь. Как пишет автор, люди хотят свободы, покуда они не имеют никакой власти. Получив какую-то власть, они хотят сверхвласти, господства; и только не завоевав господства, начинают требовать "справедливости", то есть равной власти [12, с.418-419]. И вот почему люди стремятся к власти: ради счастливых преимуществ, ради счастья и благополучия, ради того, чтобы власть не попала к тем, от кого они не хотят зависеть.

В трактате находим идею, что народ, масса, "стадо" возвышает политиков, подчиняется им (только если не появляется индивидуальность), но в целом избиратели не признают великим ничего, к чему бы не примешивалось и великого преступления; они воспринимают всякое величие как постановку себя вне круга морали.

Возможно, и отчасти поэтому политикам присущ нигилизм, где все "принципы" прямо могут быть отнесены к актерству: веяние посредственности, ничтожества, неискренности и т. д.. Все политические вопросы, согласно Ницше, решаются сначала вопросом "Что я могу?", а затем - "Что я должен?", то есть, силами мощи. Любая власть достигается обходными маневрами [12].

Д. Карнеги пишет о том, что среди нормальных желаний человека есть только одно, которое в редких случаях удовлетворяется. Это желание быть великим (по Фрейду) или желание стать значительным (по Дьюи). Именно благодаря этому стремлению Линкольн, будучи необразованным, бедным приказчиком бакалейной лавки начал изучать юридические книги. Это свойственно и многим другим известным и влиятельным людям из искусства, политики, преступников [13, с. 54-57].

Но всеобъемлющая жажда власти и преимущества приобретает у некоторых личностей характер болезни - мании величия. Она становится всей сутью жизни, отодвигая на задний план другие потребности и интересы. У многих общественных лидеров мания величия доходила до того, что они провозглашали себя если не самими богами, то потомками богов. Эти традиции можно наблюдать в Древнем Египте, Сирии, Китае, Японии, Риме. Правители желали воплотить в жизнь свои идеи, подтверждая свое "божественное" право на власть над всем миром. К ним относится А. Македонский, Чингисхан, А. Гитлер, И. Сталин и другие. Политики США, которая фактически осталась без соперника с распадом США, по словам Бжезинского, стали единственной и действительно глобальной властью [14]. Исламские лидеры в попытке установить свою власть в мире, используют международный террор.

Д. Карнеги описывает примеры из истории того, как известные люди боролись за обретение такого сознания. Дж. Вашингтон хотел, чтобы его называли "Ваша светлость президент Соединенных Штатов", Екатерина ІІ не желала вскрывать писем, которые не адресовались ей как "Ее императорскому величию". Не удовлетворяя свое желание стать значительным, многие из людей могут действительно сойти с ума, в надежде обрести в мире безумных грез сознание значительности [13, с. 54-57].

Приведенные факты свидетельствуют о том, что стремление к власти, даже если не принимать во внимание его крайние проявления, является актуальной социальной и психологической проблемой.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #43 : Март 17, 2019, 06:21:41 »

   По мнению Адлера, больше всего стремления к власти оказывается у представителей низших слоев населения, что едва прозябают. Не случайно, что в кризисные периоды развития общества именно они выступают инициаторами социальных потрясений, связанных с захватом власти и насильственной перестройкой общества [9, с. 49]. Он пишет, что куда бы мы ни бросили взгляд, мы видим честолюбивых, амбициозных индивидуумов, которым безразлично, каким оружием завоевать превосходство над другими.

К психологическому портрету человека, стремящегося к власти, кроме стремления к накоплению материальных благ, Адлер добавляет такие негативные явления, как зависть и жадность, то есть, проявление человеческого тщеславия [9, с. 169-170, 195].

Как было указано ранее, стремление к власти может вызвать психические заболевания. Так, оно может вызывать неврозы и побуждать человека к агрессивным действиям. Хорни отмечает, что садизм - это одно из последствий стремления к власти, жажды мести за его неудовлетворенность. Отсюда и войны, конфликты, революции [15, с. 113].

Хорни, подобно Адлеру, заключает, что основой для невротического стремления к власти есть тревожность, ненависть и чувство собственной неполноценности, беспомощность. То есть, стремление к власти рассматривается как средство компенсации той или другой неполноценности. Оба автора концентрируют внимание на враждебном социальном окружении индивида, поскольку стремление к власти не является врожденным, а формируется в детском возрасте.

Не в социальном окружении, а в истории человечества и уровне агрессии (инстинкт агрессии) описывает предпосылки к стремлению к власти Лоренц [9, с. 51].

Добавим также теорию Хорни о том, что человек стремится к все большей власти для того, чтобы обрести не только чувство "внутренней безопасности", но и реальной безопасности, в виде закона о депутатской неприкосновенности.

Таким образом, у "руля" государства появляются самые амбициозные и наиболее агрессивные личности, которые способны, ради удовлетворения своих потребностей, использовать любые, в том числе "силовые" методы воздействия [11, с.130].

Отметим также публикации Д. Оуэна, английского врача, который в 1970-е годы был министром иностранных дел в правительстве Джеймса Каллагана. В своих книгах он упоминает о "синдроме хубриса (гибриса)". Имеется в виду слепая, лишенная здравого смысла самонадеянность, которая развивается у некоторых изначально психически здоровых людей вследствие обладания огромной властью. Хубрис - древнегреческое слово, означающее надменную гордыню, тщеславное самовозвеличивание. Однако этот термин не является медицинским или научным, хотя и около 5 лет используется в публикациях автора.

Характерная черта хубриса, согласно Оуэну, невозможность изменить направление политического курса, поскольку это требует признать допущенную ошибку. В атмосфере почтения, создаваемой подчиненными, альтернативные мнения начинают игнорироваться и отбрасываться.

К хубристическим лидерам Оуэн относит "железную леди", Маргарет Тэтчер на поздней стадии ее правления, Тони Блэра, Дж. Буш, Хуссейн и других. Также автор назвал и людей, которые смогли обуздать и противостоять "заражению" хубрисом.

В качестве рабочего предположения Оуэн выдвигает гипотезу, что хубрис - особое сочетание признаков и личностных характеристик, которые с большей вероятностью и силой проявляются в некотором сочетании, чем по отдельности (см. "Симптомы хубриса" из книги Оуэна - список неисчерпывающий), и с медицинской точки зрения могут рассматриваться как формирующаяся патология [4, с. 122-123].

Поведенческие симптомы, по Д. Оуэну, которые в сочетании трех-четырех или более порождают хубрис-синдром [4, с. 1-3]:
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22654



« Ответ #44 : Март 17, 2019, 06:22:22 »

  1. Нарциссическая склонность рассматривать мир прежде всего как арену, на которой можно померяться силами и снискать славу, но не как почву, на которой взрастают проблемы, требующие прагматичного, но не самонадеянного подхода.

2. Предрасположенность к действиям, на первый взгляд выглядящим в хорошем свете, с целью улучшения своего имиджа.

3. Непропорционально большое внимание к имиджу.

4. Мессианская манера объяснения своих действий и склонность к экзальтации.

5. Самоидентификация с государством и, соответственно, взгляд на свои и государства позиции и интересы как на идентичные.

6. Манера говорить о себе в третьем лице или с использованием королевского "мы".

7. Чрезмерная самоуверенность в собственных суждениях, пренебрежение советами других и презрительное отношение к критике со стороны.

8. Сверхсамомнение, граничащее по смыслу с уверенностью в собственном всемогуществе в достижении своих целей.

9. Вера в неподотчетность мирскому суду коллег или общественному мнению и в то, что высший суд, перед которым предстоит держать ответ, много значимее - История или Бог.

10. Непоколебимая вера в оправдание на высшем суде.

11. Нетерпеливость, опрометчивость и импульсивность.

12. Потеря контакта с реальностью, часто связанная с усиливающейся изоляцией.

13. Тенденция допускать "широкий взгляд" на выбранные действия, особенно в суждениях об их моральной чистоте, дабы избежать необходимости рассмотрения иных аспектов - таких, как практичность, затраты и возможность наступления нежелательных последствий.

14. Последовательное проявление некомпетентности в проведении политики (так называемая хубристическая некомпетентность).

Но сам автор утверждает, что пока что нет лекарства от данного заболевания.

Таким образом, в каждом человеке заложено стремление или властвовать, или подчиняться. Политикам характерно последнее. Мотив власти занимает важное место в иерархии мотив. Он может быть эгоцентрическим или социоцентрическим.

Политикам присуща жажда власти. Причем больше всего подвержены жажде к власти представители низших слоев населения. Психологический портрет такого человека разбавляется такими чертами как зависть, жадность, стремление к накоплению.

Чрезмерное стремление к власти может вызывать психические заболевания, такие как мания величия, вплоть до провозглашения себя богом, неврозы, агрессию, садизм. Отсюда войны, конфликты, революции.

   https://studbooks.net/
Записан
Страниц: 1 [2]
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap