Июль 23, 2019, 10:16:15
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Как бы поступила Клеопатра?  (Прочитано 46 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« : Июль 07, 2019, 06:31:17 »

   Как бы поступила Клеопатра? Как великие женщины решали ежедневные проблемы. От Фриды Кало до Анны Ахматовой | Автор книги - Элизабет Фоули , Бет Коутс.

Посвящается Джини, Лео, Барни, Лоле, Ирис и Джозефу

Предисловие.

Если бы вы могли жить в любой исторический период, что бы вы выбрали? Может быть, мистическую цивилизацию Древнего Египта? Революционную эпоху Возрождения XVI века? Пышную стильность шестидесятых, а-ля сериал «Безумцы»?

Здорово, когда так много вариантов! Есть лишь одно «но»: если вы – женщина, а не мужчина, то любой исторический период вплоть до двадцатого века будет для вас довольно-таки неприятным местом для жизни: вы не получите таких элементарных вещей, как право голоса, нормальное образование или возможность самостоятельно выбирать романтического партнера.

Эта книга появилась почти по ошибке. Мы плыли себе вперед, покачиваясь в нашем пузырьке прогресса, и искренне считали, что сейчас все просто замечательно. А потом одна за другой посыпались новости, которые несколько испортили нашу радужную картину. Неравенство, особенно касающееся женщин, неожиданно снова вошло в моду, и мы с тревогой стали оглядываться в прошлое, ища там подтверждения, что мир все-таки становится дружественнее, и вдохновения от выдающихся женщин, которым удалось победить систему еще тогда, давным-давно. К счастью, мы нашли и то и другое.

Результатом наших поисков стала карманная энциклопедия героических красавиц, которые, пусть и жили в куда более тяжелые времена, взяли судьбу в свои руки и заставили мир работать на себя. Уж если им удалось найти способ хорошо жить и процветать, то мы и подавно сможем! Мы стали обсуждать женщин, которые творили историю, несмотря на то что бо́льшую часть этой истории писали богатые мужчины. Елизавета I и Клеопатра привели нас к другим, менее известным примерам удивительного успеха: Фанни Кокрейн Смит, Ван Чжэньи и Софии Далип Сингх.

Бунтаркам в прошлом приходилось куда труднее, и часто они довольно рано умирали, но при этом нельзя отрицать, что сегодня нам приходится иметь дело с новыми, совсем другими трудностями. Жизнь современной девушки тоже не сахар: мы плаваем вместе с акулами в мутных водах социальных сетей, постоянно пытаемся найти баланс между работой и личной жизнью, нас всячески заставляют ненавидеть себя всякий раз, когда мы глядим в зеркало, – и все это время нам приходится еще и иметь дело с тенью, оставшейся от столетий патриархата после которых и сегодня можно столкнуться с ним. В нашем мире еще многое нужно изменить, но, по крайней мере сегодня, считается нормальным как равноправие, так и возможность женщины быть сильнее мужчины.

Нам всем нужна путеводная звезда, когда небо вокруг мрачнеет. Наши подруги, матери, сестры и коллеги могут пролить свет на наши проблемы, и многие из нас, безусловно, спросят себя, а что бы сделала Бейонсе, когда в личной или профессиональной жизни наступят трудные времена. Но Королева Би – не единственный вдохновляющий пример, доступный нам. Мы можем обратиться за советом к самым прославленным женщинам в истории, которые вели нас вперед в науке, политике и искусстве, которые изобретали, творили и просто доводили дела до конца.

Какой мудростью могут поделиться Боудикка, Цыси или Сапфо с нами из далеких туманных времен? Они жили в эпоху, когда нижнего белья не существовало, а женщины по ценности располагались где-то чуть ниже крупного рогатого скота. Никто из них не смог бы даже включить смартфон, но все они пытались найти свое место среди условий и обязанностей, которые порой схожи с нашими. В континууме истории у женщин практически всегда есть семьи, за которыми нужно присматривать, работа, в которой они хотят реализовать себя, и внешность, о которой они постоянно беспокоятся. Наши исследования показали, что слабому полу, нам, девушкам, всегда приходилось бороться с нереалистичными идеалами красоты, перегруженностью домашней работой, запугиванием, неудавшимися отношениями… Список можно продолжать и продолжать. И нас даже как-то странно порадовало, что где бы мы ни оказались – в Древнем Египте или в Российской империи «золотого века», Америке времен фронтира или Париже времен войны, – все наши уникальные женщины переживали сходный опыт.

Нас очень заинтересовали общие для многих биографий темы: в детстве родители часто обучали девочек как мальчиков (то есть не только вышиванию), но при этом многим из них приходилось бросать учебу, чтобы ухаживать за семьей; немало женщин прославились не под тем именем, которое им дали при рождении; наконец, большинство из них были настоящими бойцами – старательно трудились, отбивались от ненавистников и все-таки получали то, что хотели. Сейчас #вдохновение можно получить отовсюду, но чем больше мы говорили об этих исторических личностях, тем больший прилив сил и радости получали.

Мы влюбились в женщин вроде ученой и картежницы Ады Лавлейс, которой пришлось выживать в ужасной семье, но которая, тем не менее, оказалась в авангарде современной компьютерной науки. Мы вдохновлялись великолепными ораторскими способностями Елизаветы I, когда нам приходилось устраивать презентации на работе. Мы следовали советам прекрасной Фриды Кало – почему так важно найти собственный стиль и почему к этому нужно относиться со всей серьезностью. Мы видели, как эти женщины справлялись с неуверенностью, неудачами, плохими отношениями, подругами, горем, одиночеством, изменами, детьми (или их отсутствием), политической жизнью и совсем уж важными вещами вроде боязни упущенной выгоды или стеснением своего тела. И мы вдохновились! И увидели так много! Вы знали, что Фрида Кало, едва не погибнув в автобусной аварии, отказалась от мечты стать врачом и вместо этого посвятила себя рисованию? Что Одетта Сэнсом, французская домохозяйка, которую наградили Георгиевским крестом за героическую работу в Управлении специальных операций, стала разведчицей благодаря посланному не туда письму? Что богиня домохозяйства Миссис Битон на самом деле украла большинство своих ранних рецептов у читателей, а сама готовила ужасно?

Наши женщины имеют изъяны, и вместе с тем великолепны. Нельзя сказать, что они прожили жизнь идеально, но все они были выдающимися и просто очень крутыми. Так что присоединяйтесь к нашему путешествию по биографиям, ломающим стереотипы исторических суперженщин, и пусть их истории помогут вам в ваших сегодняшних завоеваниях.

  
 
  
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« Ответ #1 : Июль 07, 2019, 06:32:52 »

  Как бороться с неверностью.

 Неверность – это хитрый зверь. Обычно получается так, что от нее страдает далеко не один человек, причем вне зависимости от того, с какой именно стороны многоугольника вы находитесь. Урон наносится в основном эмоциональный.

Восемьсот лет назад, во времена, больше напоминавшие по обстановке «Игру престолов», для женщины такого общественного и экономического положения, как Алиенора, верность была очень важной вещью с точки зрения закона и репутации семьи. Мужьям-землевладельцам требовался законный наследник, чтобы передать ему свое богатство, а для производства законного наследника требовалась жена, которая определенно не должна была раздвигать ноги ни перед кем, кроме законного мужа. Тогда еще не родился Джереми Кайл, изобретатель тестов на отцовство, и муж мог знать наверняка, что не отдает богатство предков сыну-бастарду, прижитому от молочника, лишь в том случае, если всем сердцем верил в безупречную добродетельность жены (или же лишал ее всякой возможности пошалить на стороне).

Алиенора Аквитанская была не из тех девушек, которым можно что-то запретить. Факты и мифы о ней очень трудно отличить друг от друга, а так как дерзкие женщины в старину притягивали к себе обвинения в непристойном поведении получше, чем еретики – языки костра, так что тем более нельзя быть до конца уверенными. Она родилась в Пуатье, в центральной Франции, и в подростковом возрасте, в 1137 году, унаследовала огромные владения своего отца, герцога Аквитанского. Мудрый король Людовик VI тут же женил ее на своем сыне, который в том же году взошел на трон под именем Людовика VII. Хорошо образованная новая королева Франции, вышедшая из богемной среды, где все тусовались с трубадурами после их концертов, нашла жизнь при дворе довольно скучной и унылой. Зато политические игры высокого уровня ей очень нравились. У королевской четы родилась дочь, а потом, в 1147 году, они отправились в романтическое путешествие в Иерусалим, возглавив Второй крестовый поход по освобождению Святой земли из-под контроля мусульман. Ну ничего особенного, вы понимаете.

Именно после этого брак развалился. Сперва Алиенора устроила спектакль, лично выступив во главе армии верхом и в доспехах. Когда они остановились в Антиохии, чтобы нанести визит Раймонду, дяде Алиеноры, его фамильярность сильно разозлила Людовика. Ходили слухи, что Алиенора изменяла мужу с Раймондом. В 1149 году они вернулись домой с самого худшего семейного отпуска в истории: Крестовый поход завершился провалом, а Раймонд погиб в бою.

Алиенора отмахивалась от всех слухов о прелюбодеянии, и вскоре у них родился второй ребенок. Впрочем, родители отнюдь не обрадовались: это снова была дочь. А в 1152 году их брак и вовсе аннулировали на основании близкого родства супругов. Людовик оставил себе дочерей, а Алиеноре вернули Аквитанию. Через два месяца она совершила довольно-таки дерзкий поступок, выйдя замуж за другого родственника, Генриха Анжуйского. Алиенора сделала это без разрешения Людовика, и весь запад Франции оказался под властью Англии. Король Людовик наверняка был в ярости, узнав об этом.

Алиенора, которой к тому времени перевалило за тридцать, уже отточила свои политические умения и воспользовалась этим богатым опытом, оставаясь королевой Англии в течение следующих пятидесяти лет. У них с Генрихом были бурные отношения с многочисленными перебранками и не менее многочисленными детьми (Алиенора родила их целых восемь). Их сыновей охватила жажда власти, и в 1173 году они восстали против Генриха; Алиенора поддержала восстание. Генрих простил ребят, но вот Алиенору следующие пятнадцать лет держал под домашним арестом.

Несмотря на собственную сомнительную репутацию, Алиенора, как говорят, ополчилась на Генриха из-за его любви к походам налево. Скажем больше: по некоторым источникам, она убила его фаворитку Розамунду, на которой Генрих планировал жениться (а Алиенору, соответственно, ждал развод). По слухам, Алиенора выследила Розамунду в лабиринте, который Генрих построил специально для приватных встреч (это вам не снимать гостиничный номер на ночь), и предложила ей самой выбрать способ смерти: яд или кинжал.

Впрочем, Алиенора злилась на Генриха еще и потому, что он лез в дела Аквитании, так что, может быть, ей просто не нравилось, что он совал свои загребущие руки куда не следует. Так или иначе, когда после Генриха трон унаследовали сначала Ричард (тот самый, который Львиное Сердце), а потом Иоанн, Алиенора по-прежнему сохранила влияние в королевстве. Она исполняла роль наместницы, пока Ричард мотался в Крестовые походы, и даже в возрасте под восемьдесят плела политические интриги по всей Европе, договариваясь о выгодных браках и защищая Аквитанию от нападения своего внука (да, семейка у нее была та еще). Наконец в 1202 году она удалилась в аббатство Фонтевро, чтобы почивать на лаврах в блеске своих громких титулов – герцогини Аквитанской, королевы Франции, королевы Англии, претендентки на неофициальное звание самой влиятельной женщины в Европе XII века, политика и покровительницы искусств.

Что же мы можем узнать у Алиеноры по поводу неверности? Ее опыт как изменницы, так и жертвы измены (напоминаем, что совершенно точных данных об этом нет) показывает, что планировать всегда нужно наперед. Расставание с Людовиком кажется победой: она получила обратно свои земли, а потом нашла для себя и более подходящие отношения, которые позволили ей полностью раскрыть свой талант и жить на всю катушку. Но не стоит забывать, что бывший муж забрал у нее двух дочерей. Алиенора, похоже, мирилась с неверностью Генриха ровно до тех пор, пока не возник риск развода, который мог сильно повлиять на политическое положение и ее самой, и ее детей. Оказавшись пред лицом этой угрозы, она достала яд и кинжал. Мы, конечно, со своей стороны порекомендовали бы сеансы семейной психотерапии и откровенный, спокойный разговор: в чем вы выиграете, а в чем проиграете, если останетесь вместе или разойдетесь. Впрочем, если вы «Алиенора, Божьим гневом королева Англии», как она однажды назвала себя в письме папе римскому, то обычные правила на вас не распространяются.

 
Как быть стойкой.
 

Никто и никогда не обещает вам розовых садов – у всех нас в жизни иногда идет и дождь. Очень важно подходить к миру, будучи уверенной, что сможешь выдержать удары, которые он неизбежно тебе в те или иные моменты нанесет. Иногда для этого достаточно просто сделать глубокий вдох и пережить этот ужасный день, когда твои волосы выглядят жутко, ты пролила кофе на рабочую блузку, а электричка опоздала на час. Иногда для этого нужно выдерживать критику, не приходя в ужас, потому что вы знаете, что эти замечания помогут вам стать лучше и сильнее. А иногда приходится переживать намного более серьезные и трагические события. Знаменитая поэтесса Анна Ахматова пережила невероятные политические потрясения, но даже после этого не перестала писать прекрасные стихи, обогатившие жизни стольких людей.

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« Ответ #2 : Июль 07, 2019, 06:34:38 »

  Детство Анны Андреевны Горенко было довольно-таки счастливым: она родилась в богатой семье в одесском районе Большой Фонтан и выросла в фешенебельном Царском Селе. Она довольно рано нашла свое призвание и начала писать стихи уже в одиннадцать лет. Когда ее родители разошлись, Анна переехала с матерью, братьями и сестрами в Киев, где она в 1907 году поначалу поступила в университет на юридический факультет. Но в том же году было опубликовано ее первое стихотворение, и она всерьез занялась делом своей жизни: переехала в Санкт-Петербург и стала учиться литературному творчеству. Через три года, когда ей исполнился двадцать один, она вышла замуж за коллегу-поэта Николая Степановича Гумилева, который заинтересовался ею еще в 1903 году, встретившись во время приготовлений к Новому году. Во время медового месяца в Париже она подружилась с художником Модильяни, и тот написал несколько портретов очаровательной Анны.

Муж Анны основал особый поэтический клуб, в котором развивали направление «прекрасной ясности», получившее название «акмеизм». В число акмеистов входил, например, Осип Мандельштам (который позже сдружился с Анной); вскоре Гумилев, немного поупиравшись, принял в клуб и саму Анну. Она писала под псевдонимом Анна Ахматова, напоминавшим о давнем татарском предке. Анна стала известна своими эллиптическими, романтическими, психологичными и меланхоличными стихами. Их брак с Николаем был довольно далек от общепринятого: муж много путешествовал, а у Анны было несколько романов на стороне; в конце концов в 1918 году они развелись. Впрочем, у них все-таки был один общий ребенок – сын Лев, родившийся в 1912 году; в тот же год Анна опубликовала свой первый сборник стихов. Лев в основном жил у бабушки в Бежецке, а Анна вела богемную жизнь в Санкт-Петербурге. В 1914 году она выпустила второй сборник «Четки», сделавший ее еще более знаменитой.

В третьем сборнике «Белая стая» Анна обратила свое литературное внимание наружу, на события в мире – Первую мировую войну и назревавшую революцию. В 1918 году она вышла замуж за другого поэта и историка, своего поклонника Владимира Казимировича Шилейко, но долго их счастливая жизнь не продлилась, да и в целом жизнь Анны становилась все мрачнее. Ее беспечная дореволюционная жизнь быстро вышла из моды, а недостаток еды и нужда в первые годы революции потрясли ее, как и миллионы других людей. Кроме того, она так и не смогла полностью оставить позади свой первый брак: несмотря на то что они с Николаем не общались несколько лет, в 1921 году, когда его арестовали за антибольшевистскую деятельность и якобы государственную измену, это бросило тень и на Анну со Львом. Гумилева быстро казнили, а через несколько дней после его смерти Анна написала строки «Страх, во тьме перебирая вещи, / Лунный луч наводит на топор».

Анна была очень привязана к родине, и, даже когда многие друзья из мира искусства после революции эмигрировали из страны, она осталась. Впрочем, ее поэзия быстро утратила благосклонность дивного нового большевистского мира: один критик весьма очаровательно назвал ее «полумонашкой, полублудницей», и в целом ее считали слишком аристократичной и буржуазной. В 1925 году ее книги перестали выпускать, а ее саму считали идеологически невыдержанной. Лишь через пятнадцать лет, в 1940-м, запрет сняли. В это время она немного работала библиотекарем, писала эссе о Пушкине, делала литературные переводы и пыталась помочь сыну, а ее саму поддерживали друзья и поклонники. В 1926 году она развелась и стала жить вместе с Николаем Николаевичем Пуниным, его женой и семьей. (Пунин тоже был поэтом и историком, да его еще и звали Николаем – у Анны явно был какой-то пунктик.) За эти годы многие ее друзья-литераторы были отправлены в ссылку, арестованы или покончили с собой. Многие вне России на самом деле думали, что Анна тоже умерла.

Однако Анна выдержала. Она была под постоянным наблюдением властей, в доме стояли «жучки». Она писала втайне, часто сжигая рукописи и прося поклонников запоминать стихи наизусть, чтобы избежать обнаружения. Ее длинная поэма «Реквием», посвященная политическим потрясениям и эмоциональным травмам того времени, была написана в 1935 году, когда ее сына впервые отправили в трудовой лагерь из-за происхождения, а Николая П. арестовали; Анна боролась за освобождение их обоих. За год до этого арестовали еще и Осипа Мандельштама; через четыре года тот умер в лагерях. «Реквием» впервые опубликовали лишь в 1989 году.

После начала Второй мировой войны Анна увидела начало блокады Ленинграда и была эвакуирована в Ташкент, где прожила до 1944 года. В сороковых годах ее снова стали издавать, а когда она вернулась домой, дела, казалось, пошли на лад: Льву даже снова позволили работать в Ленинградском государственном университете. В то время она работала над своей самой знаменитой и сложной «Поэмой без героя» и читала стихи солдатам в военных госпиталях. Однако в 1945 году, после двух встреч с Исайей Берлиным, работавшим тогда в британском посольстве, Анна снова попала в черный список властей. Ее прогнали из Союза советских писателей, книги снова запретили, а Льва арестовали и сослали в Сибирь. В отчаянии она написала цикл проправительственных стихов, восхвалявших Сталина, но это заигрывание с властями не помогло, и ситуация улучшилась лишь после смерти Сталина в 1953 году; через три года Льва выпустили. После этого она никогда не включала эти стихи в свои собрания сочинений.

Когда в СССР началась оттепель, Анна снова вернулась в общество. Ей разрешили даже выехать в Италию и Великобританию, чтобы принять международные награды за свою работу, а еще она была наставницей будущего нобелевского лауреата Иосифа Бродского (о том, как важен хороший наставник, см. «Алтея Гибсон»). Анна умерла 5 марта 1966 года в Домодедове от сердечного приступа. Лишь в восьмидесятых годах ее творчество получило настоящее признание на родине, и в 1989 году было широко отмечено столетие со дня ее рождения. Она была потрясающей поэтессой, но особенно преклоняемся мы перед ней за то, что она не бросила перо даже в самые трудные времена. Исайя Берлин назвал Анну несгибаемым человеком, и мы просто в восторге от ее твердости и упорства, которое она проявила даже под таким невыносимым давлением. Так что когда в следующий раз вам покажется, что терпеть уже нет сил и настали совсем тяжелые времена, вспомните дорогую Анну и позаимствуйте немного ее невероятной силы, чтобы перетерпеть и восстановиться.

 
Как иметь все.
 

«У нее есть все» – обычно так говорят о женщинах, которые пытаются найти настоящую любовь и в то же время отлично проявить себя на работе, или о матерях, которые пытаются соединить семейную жизнь с работой, а также соответствовать жестким стандартам красоты. Жизнь прославленной экзотической танцовщицы, певицы, матери, шпионки, героини войны и активистки Жозефины Бейкер соответствует всем пунктам. Но начиналось все для Фриды Жозефины Макдональд, родившейся в бедной семье, совсем не радужно. Ее бабушка и дедушка были освобожденными рабами, мать – бывшей танцовщицей и прачкой, а отец «сыграл в ящик» вскоре после рождения Жозефины. В детстве ей приходилось пропускать школу, чтобы работать уборщицей и няней и приносить деньги в семью, а в тринадцать лет она нанялась официанткой в клуб (где примерно на пару недель успела выскочить замуж за одного из клиентов).
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« Ответ #3 : Июль 07, 2019, 06:35:29 »

  Жозефина начала танцевать на улицах и в клубах и, несмотря на то что в начале карьеры ее считали «слишком темной и худой», сумела попасть в танцевальную труппу и в пятнадцать лет снова выйти замуж. В 1921 году она получила роль в гастрольной постановке эпохального негритянского мюзикла «Шаркай дальше» (Shuffle Along), которая открыла ей путь на Бродвей. Через четыре года ее пригласили в труппу, которая должна была выступать в Париже, в Театре на Елисейских Полях. Это приглашение изменило всю ее жизнь.

В Париже 1920-х годов живо интересовались Гарлемским ренессансом, американским джазом и примитивизмом, а Жозефина исполняла свой номер «танец дикарки», одетая лишь в юбочку из перьев. Такая фетишизация африканской культуры, конечно, сегодня бы ни за что не прошла, но Жозефина схватилась за эту золотую возможность обеими руками и просто наслаждалась ею. Она разъезжала по улицам на «Роллс-Ройсе» в сопровождении ручного гепарда, а перебравшись в престижное варьете Фоли-Бержер, поставила номер, который сделал ее по-настоящему знаменитой – для этого танца, напоминавшего современный тверк, она надевала лишь юбку-поясок, сделанную из блестящих бананов. Она отлично понимала разницу между выступлением и реальностью: «Поскольку на сцене я воплощала собой дикарку, в повседневной жизни я старалась быть как можно более цивилизованной».

С этого момента «Черная жемчужина» превратилась в настоящую сенсацию. Она стала самым высокооплачиваемым эстрадным артистом Европы – неплохо так для чернокожей американки. Она получила сотни предложений о замужестве, ею восхищались Хемингуэй, Пикассо, Фрида Кало и Колетт. Потом она расширила свой репертуар – стала не только танцевать, но еще петь и сниматься в кино. К сожалению, родная страна приняла ее без особого восторга, когда она приехала погостить, так что в 1937 году она стала гражданкой Франции и в третий раз вышла замуж.

Когда началась Вторая мировая война, Жозефина не бросила новую родину. Она была младшим лейтенантом во Вспомогательных женских военно-воздушных силах и сотрудничала с Сопротивлением, провозя секретные документы в сборниках нот и нижнем белье. После войны она была награждена Военным крестом, а позже – орденом Почетного легиона. В 1947 году, в очередной раз выйдя замуж, она купила замок XV века в Дордони. После болезненных и безуспешных попыток родить ребенка Жозефина в конце концов усыновила двенадцать детей. Она не просто хотела быть матерью: подбирая себе семью, она преследовала четкую политическую цель. Все дети были из разных стран, принадлежали к разным расам и религиям, и она называла их своим «Радужным племенем». Она, по сути, превратила свой замок в своеобразный утопический парк развлечений, чтобы посмотреть, как люди разного происхождения могут друг с другом уживаться. Похвальный эксперимент, но расти в таких условиях было, скорее всего, очень странно.

В соответствии со своими взглядами на здоровое многорасовое и мультикультурное общество Жозефина в 1950-е годы стала сотрудничать с движением за гражданские права в США, особенно с НААКП (см. «Роза Паркс»). Устроив в 1951 году сцену в пафосном «Сторк-клубе» в Манхэттене, после того как ее отказались обслуживать, Жозефина навлекла на себя гнев правых, которые назвали ее коммунисткой и смутьянкой. Впрочем, был и положительный момент: она нашла себе настоящую подругу – молодую актрису-блондинку, которая настолько оскорбилась тем, как обращались с Жозефиной, что ушла из «Сторк-клуба» вместе с ней. Дружба Грейс Келли с Жозефиной продолжилась до самой смерти последней.

В 1968 году расходы на шикарный замок привели Жозефину к банкротству, а «радужное племя» пришлось разделить между ней, ее родственниками и бывшим мужем; ставшая к тому времени принцессой, Грейс Келли подарила ей дом в Монако. Но через пять лет Жозефина добралась до новой профессиональной высоты, когда под восторженные аплодисменты снова выступила в США, в Карнеги-холле. Вскоре после этого, в 1975 году, она поставила большое шоу в Париже в честь пятидесятилетнего юбилея своего первого выступления в городе. Постановка вышла триумфальной, но всего через несколько дней божественную миссис Бейкер нашли мертвой в постели, окруженную газетами с хвалебными рецензиями. Двадцать тысяч человек провожали ее в последний путь; похоронили Жозефину с воинскими почестями.

Можно ли сказать, что Жозефина Бейкер имела все? Она, несомненно, была выдающейся женщиной, а высо́ты славы и политического влияния, которых она достигла, для большинства из нас останутся недоступными. Однако, задумываясь над хитрым вопросом, что же означает «все», вспомните, что на историю Жозефины можно посмотреть с двух сторон. Кто она такая: четырежды разведенная стриптизерша, от которой отказалась родина, странная мамаша, которую дети в первую очередь интересовали как выставочные экспонаты, политическая бунтарка, нажившая немало врагов, обанкротившаяся, потерявшая дом и постаревшая прямо в свете софитов? Или же потрясающе уникальная и харизматичная артистка, остроумная женщина, водившая близкую дружбу и романтические отношения с множеством мужчин и женщин, смелая защитница новой родины, борец за гражданские права, добрая мать, о которой у большинства детей остались только хорошие воспоминания, икона стиля (даже в последние годы, когда она носила удивительно огромные очки), чье влияние ощущается до сих пор, ставшая источником вдохновения для фильмов, книг и музыки? Мне кажется, большинство из нас гордились бы, если бы нам удалось прожить хотя бы вполовину такую же интересную жизнь. Но, как можно понять из альтернативных версий, ни у кого не получается все время делать все правильно. «Иметь все» – всего лишь значит иметь то, что вам хочется, на ваших условиях, и пользоваться этим на всю катушку, и в этом смысле знаменитая Жозефина Бейкер уж точно преуспела.

 
Как бороться с синдромом самозванца.
 

Ах, коварный синдром самозванца, подрывающий уверенность талантливых людей по всему миру! Не важно, какие у вас великолепные оценки, не важно, какие профессиональные подвиги вы совершаете, – где-то в глубине души вы все равно верите, что все комплименты – ложь, и достаточно совершить всего одну ошибку, чтобы вас «раскрыли». Но что особенно бесит – лишенные всякого таланта болваны, у которых харизмы ни на йоту, практически никогда не страдают от этой ужасной паранойи! Собственно, в первую очередь она поражает именно успешных людей. Так как же бороться с ней?

Одна известная домохозяйка, возможно, должна была страдать от синдрома самозванца сильнее, чем кто-либо, но вместо этого лишь смеялась в лицо собственной неумелости и добилась за свою краткую жизнь больше, чем многие из нас за много лет. Назовите имя Миссис Битон, и английским читательницам сразу представится почтенная матрона в кринолиновых юбках, миской для пудинга в руке, которая кричит на слуг и издает драконовские домашние указы. И да, в своей знаменитой «Книге о домоводстве» Миссис Битон позволяла себе высказывания вроде «Я всегда считала, что нет более плодородной почвы для семейного недовольства, чем плохо приготовленные хозяйкой дома ужины и беспорядок дома» или «Когда хозяйка встает рано, можно быть уверенными, что ее дом будет содержаться в порядке. Напротив, если она лежит в постели допоздна, то слуги, которые, как мы уже отмечали, в определенной степени перенимают повадки хозяйки, скорее всего, станут лежебоками». Ладно вам, миссис Би. Некоторым из нас иногда очень надо отлежаться.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« Ответ #4 : Июль 07, 2019, 06:36:23 »

  На самом же деле Изабелла Битон была молодой, прогрессивно мыслившей предпринимательницей, переводчицей, журналисткой и редактором, которая – да-да, не удивляйтесь – отвратительно готовила. Иззи, уроженка Лондона, была старшей в семье из двадцати одного ребенка. В 1856 году она вышла замуж за издателя Самуэля Битона и стала писать статьи для его ежемесячника «Домашний журнал английской женщины». Поначалу она писала для рубрики «Готовка, засолка и консервирование», и ее статьи стали настоящими хитами, несмотря на то что она забыла вписать муку в рецепт «Хорошего бисквитного торта», и в следующем месяце пришлось печатать колонку с извинениями. На самом деле миссис Битон украла многие свои рецепты. Ее тетка сказала ей, что на накопление кулинарного опыта уйдут годы, так что она собрала лучшие рецепты из кулинарных книг, которые читала, воспользовавшись довольно-таки либеральными законами об авторском праве того времени. Миссис Би не раз обвиняли в плагиате, но она все-таки сделала одно важное изобретение: придумала перечислять ингредиенты в самом начале, чтобы кулинар мог заранее положить перед собой все необходимое. (Она, конечно, не писала о том, что все надо аккуратно раскладывать по особенно вдохновляющей керамической посуде и все такое, как на шоу Bake Off, но мы уверены, что она бы подобное одобрила.)

Поняв, какой лакомый кусочек ему достался, Сэм, предприимчивый муж Изабеллы, решил издать целую книгу – и родилась «Книга о домоводстве Миссис Битон». Продажи были невероятными, и она переиздается даже сейчас, более чем через 150 лет после первой публикации. Успеху книги способствовало и то, что это не просто сборник из двух тысяч рецептов: в ней содержится множество статей о домашних делах, от планирования меню до того, как вести себя со слугами и воспитывать детей, и, конечно же, неувядаемая классика «Естественная история рыб». Если смотреть с более практичной стороны, то там есть еще глава от врача, который рассказывает о лечении различных болезней, и глава от юриста, в которой объясняется, как вести дела о межевании территории и так далее. За годы, прошедшие после выхода книги, Изабелла подверглась немалой критике, но ценность книги в том, что она учит семьи быть экономными, следить за временами года и не тратиться по пустякам. С ростом индустриализации вышло так, что впервые в истории многие женщины стали жить вдали от родственников и, хотя умели играть красивые мелодии на фортепиано, они вообще ничего не смыслили в сложных вопросах организации домашнего хозяйства. Изабелла сравнивала управление домохозяйством с командованием армией. (Может быть, нам стоит заменить мирные, уютные термины вроде «домохозяйки» на «домашнего администратора» или «министра домашних дел»?) Миссис Би показала запутавшимся домохозяйкам-ровесницам, что же делать.

Изабелла умерла невероятно рано – в двадцать девять лет, подхватив инфекцию во время родов четвертого ребенка. После смерти ее слава лишь росла; ее книгу постоянно обновляли и дарили на свадьбы, и даже сейчас она по-прежнему стоит на многих трещащих от непосильного веса полках с кулинарными книгами. Удивительно, но этой необычной девушке, не дожившей до тридцати и практически не умеющей готовить, удалось превратиться в бренд, который даже полтора века спустя ассоциируется с идеальным домоводством. Так что если вы страдаете от синдрома самозванца, обратитесь к этой леди, первой богине домоводства, которая на самом деле ею не была. Она, являясь настоящей самозванкой, отлично справилась. Миссис Би поняла: чтобы добиться успеха, нужно рисковать, осознавать свои минусы и понимать, что даже недостатки – не повод, чтобы не стать круче всех. И в следующий раз, когда вы в 7:45 утра будете пытаться найти колготки без затяжек и второй ботинок из единственной непромокаемой пары, одновременно поспешно допивая обжигающе горячий чай и отвечая на электронную почту в телефоне, помните ее ключевой совет-лайфхак: «Должно быть место для всего, и все должно быть на месте».

 
Как постоять за себя.
 

Устали от того, что вас перебивают на собраниях? От снисходительного начальника, который присваивает ваши идеи и выдает их за собственные? Женщинам приходилось столетиями мириться с этой несправедливостью и пытаться как-то ей противостоять. Но если бы так оскорбили огненноволосую царицу Норфолка, она, скорее всего, ответила бы: «Сжечь его!»

Королева Би была легендарной царицей племени иценов, которое жило в Восточной Англии две тысячи лет назад. Римляне под руководством императора Клавдия в 43 году нашей эры вторглись в Британию и заключили договор с мужем Боудикки, милостиво разрешив ему и дальше самостоятельно управлять своим народом. Но после его смерти выяснилось, что джентльменские соглашения не распространяются на леди. Римляне захватили царство Боудикки, и, вместо того чтобы покориться, Боудикка подожгла целый мир. Она устроила восстание в 60 или 61 году нашей эры, безжалостно сровняв с землей ключевые поселения Камулодун, Веруламий и Лондиний (ныне – Колчестер, Сент-Олбанс и Лондон), перебив жителей – как римлян, так и бриттов, – и нанеся немалые потери знаменитому Девятому легиону.

Несмотря на свою кровожадность. Конечно, не стоит убивать и жечь все вокруг, но если в следующий раз кто-то попытается отобрать у вас ваше место под солнцем вашу долю солнца, скажите: «Это мое!» – и не позволяйте относиться к себе неуважительно, во всем соглашаться. Рыжая воительница не боялась нажить врагов или устроить бурную сцену, и благодаря ее уверенности и властности вокруг нее объединилось не только ее племя, но и несколько других.

Мы не можем сказать, что жизнь самой Боудикки закончилась счастливо: ее дерзкое восстание подавили в битве при Уотлинг-стрит. Римляне в конце концов все-таки были отличными воинами (а также строителями дорог, акведуков, юристами и разработчиками систем центрального отопления) и благодаря тактическому превосходству и умелому использованию ландшафта одержали победу. Как говорят, Боудикка покончила жизнь самоубийством, чтобы избежать позорного пленения; она и жила и умерла на своих условиях.

Однако не сразу ее имя получило заслуженные лавры, она была увековечена в памяти людей как подобает: в течение многих веков ее имя писали и произносили неправильно – Боадицея, из-за ошибки в одной из рукописей Тацита. Считается, что имя Боудикка, как его ни пиши, происходит от кельтского слова «победа», так что можно сказать, что это чуть менее круто звучащая Виктория. Как у любой приличной царицы, у нее появился свой фан-клуб: более известная нам королева Виктория, а до нее королева Елизавета I хранили память о ней и использовали ее образ в собственной пропаганде. Лиз, произнося речь перед своими войсками незадолго до выступления против Непобедимой армады, надела костюм, вдохновленный одеждами Боудикки, а Вик назвала в ее честь боевой корабль. Без них, возможно, подвиги Боудикки исчезли бы в тумане времен.

Согласно легенде, место захоронения Боудикки находится между девятой и десятой платформами вокзала Кингс-Кросс (даже интересно, как она относится к тому, что ее кости каждый год сотрясает приходящий «Хогвартс-Экспресс»?) Впрочем, если вы хотите отдать ей дань уважения и поразмыслить над ее несгибаемой решимостью, то лучшим местом встречи с ее огненным духом (в городе, который она когда-то сожгла дотла) будет ее статуя на Вестминстерском мосту работы Томаса Торникрофта, изображающая ее на смертоносной (но, к сожалению, полностью выдуманной историками) колеснице.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« Ответ #5 : Июль 07, 2019, 06:37:29 »

  Несмотря на то что Тацит был римлянином, он с уважением отнесся к ораторским способностям Боудикки, процитировав ее речь перед битвой при Уотлинг-стрит: «На этом месте мы либо победим, либо погибнем во славе. Иного выбора нет. Пусть я и женщина, но мое решение окончательно: мужчины, если хотят, могут спастись с позором и жить в рабстве». Боудикка живет как символ сопротивления: она сумела отстоять принадлежащее ей по праву.

 
Как найти свой ритм.
 

Вскинутые в воздух руки, прилив любви к собратьям по дискотеке – когда вы действительно пропускаете танец через себя, он превращается в одну из самых прекрасных бесплатных радостей в жизни. Освобождение, которое мы чувствуем, типично для танцоров всех эпох. От стилизованных пируэтов эпохи Возрождения до страстных аргентинских танго (в восьмидесятых их запретили власти из-за «двусмысленности») – танцпол всегда был местом самовыражения, особенно для женщин. Насколько нам известно, бунтарка Мекатилили Ва Менза стала первой, кто воспользовалась танцем… не как оружием, конечно, в прямом смысле слова, но уж точно как инструментом сопротивления.

Мекатилили принадлежала к племени гирьяма, живущему на территории современной Восточной Кении; она была единственной дочерью в бедной семье из пяти детей. О ее раннем детстве известно мало, хотя одно происшествие, возможно, поможет нам лучше понять ее дальнейшие политические взгляды: маленькой девочкой она увидела, как ее брата похитили арабские работорговцы на рынке. Историки считают, что именно это травматическое событие усилило ее чутье к запаху угнетения.

В конце XIX века ставший путешественником миссионер Давид Ливингстон объявил, что единственный способ искоренить работорговлю – это ввести в Африке «три С»: коммерцию (commerce), христианство (сhristianity) и цивилизацию (civilization). Самым популярным словом из трех, безусловно, оказалась коммерция – африканский континент хранил в себе множество золота, – и началась «гонка за Африку», в процессе которой европейские державы, в частности Великобритания, Франция, Португалия и Германия, колонизировали большие территории на континенте. Британцы захватили Кению в 1895 году. К 1913 году колониальные власти не только пытались использовать людей из племени гирьяма в качестве дешевой рабочей силы, но и начали вести разговор о призыве их в армию, чтобы они сражались за Великобританию в войне с немцами. Мекатилили, которой было уже за пятьдесят, это весьма не понравилось. Возмущенная идеей, что ее соплеменников заставляют рисковать жизнью на чужой войне, она стала громогласно протестовать против британских властей; на одном собрании, как говорят, она даже отвесила местному администратору неслабую пощечину. В обычном случае Мекатилили как женщине не позволили бы высказываться, но в культуре племени гирьяма вдовам разрешают обращаться даже напрямую к старейшинам, и она в полной мере этим воспользовалась.

Мекатилили, не стесняясь, высказывала свое мнение о таких проблемах, как избыточное налогообложение, рекрутчина и разрушение традиционной племенной религии и культуры. Но как удалось женщине средних лет, не имевшей никакого значительного общественного положения, привлечь к себе внимание? С помощью танца, вот как. Как истовая последовательница племенных ритуалов, она хорошо знала о силе одного особенного танца – кифиду. Кифиду обычно исполняется на похоронах. Танцовщица в сопровождении мужчин-музыкантов исполняет этот танец, чтобы собрать всю общину и в последний раз восславить уходящих предков. Мекатилили ходила со своими танцами от деревни к деревне, словно крутящийся гамельнский крысолов, а потом произносила пламенные речи против кровавых британцев, разрушающих страну. Она была прирожденным лидером и невероятно харизматичным человеком, и потрясающий результат, которого она смогла добиться, стал лучшим свидетельством ее физического и словесного красноречия.

Благодаря поддержке, полученной Мекатилили, началось восстание гирьяма, немало напугавшее британцев. Они арестовали вдохновившую свой народ танцовщицу в октябре 1913 года вместе с другим бунтарем, лидером сопротивления Вандже ва Мвадориколой. Обоих депортировали на другой конец континента и посадили в тюрьму, изолировав от соотечественников. Но великолепному дуэту удалось сбежать, и они прошли тысячи километров обратно до дома, чтобы продолжить свое сражение; по пути они, похоже, влюбились друг в друга. Британцы недоумевали, как Мекатилили не умерла в пути, но, вместо того чтобы восхититься ее стойкостью, обвинили ее в обладании сверхъестественными способностями. Однако для ее родного племени эти обвинения лишь стали подтверждением: перед ними – пророк. Мекатилили снова арестовали и на этот раз отправили на границу с Сомали, но она все равно сумела проникнуть в страну и продолжила агитацию.

К 1919 году британцы были истощены Первой мировой войной, поэтому сдались и вернули племени многие права, которых лишили ранее. Данных об этом не очень много, но, судя по всему, Мекатилили назначили главой женского совета старейшин, а Вандже – мужского. Мекатилили умерла в семьдесят лет. Нам нравится думать, что танцевала она до самого конца.

Эта бабушка грува показывает нам, что бороться за то, во что веришь, можно самыми разными способами. Любой может подарить свой уникальный талант общему делу. Танец – один из самых важных и динамичных способов самовыражения человека: ваши бедра никогда не лгут, и ничего так не поднимает настроение, как шумный рейв. Так что скидывайте обувь, двигайте руками как робот, шагайте как по подиуму, осваивайте лунную походку и танцуйте так, словно на вас смотрят все.

 
Как сделать карьеру женщины-ученого.
 

Многие дамы, о которых мы рассказываем в этой книге, расхохотались бы вам в лицо, если бы им сказали, что парализованные конечности можно восстановить с помощью кибернетических имплантатов в мозге. Или что мы можем обнаружить и идентифицировать кислород в галактике, которая находится на расстоянии 13,2 миллиарда световых лет от нас. Но прежде чем бурно радоваться по поводу прогресса человечества, стоит вспомнить, что мир науки по-прежнему выглядит невероятно отсталым, с точки зрения обладательниц двух X-хромосом.

Недавнее исследование показало, что в STEM-областях (наука, технология, инженерия, математика) рабочая сила лишь на 12,8 процента состоит из женщин. Слова одного биохимика, обладателя Нобелевской премии, тоже не слишком ободряют; он сказал, что если в лаборатории появляется женщина, происходят три вещи: «вы влюбляетесь в них, они влюбляются в вас, а когда вы их критикуете, они плачут».

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« Ответ #6 : Июль 07, 2019, 06:38:43 »

  Тем не менее научный мир предлагает любой девушке будущее, полное ярких возможностей. Просто постарайтесь не выглядеть слишком откровенно в вашем лабораторном халате, хорошо? Кому из вас не хотелось бы управлять роботом НАСА на Марсе? Или стать флавористкой, изобретая новые вкусы и запахи, заводящие аппетит? Или экологом, сотрудничая с правительствами для поиска новых способов защитить планету? Мы, люди, с рождения запрограммированы с любопытством относиться к тайнам окружающего мира, но, стоит признать, часто у нас это желание отбивают скучными, шаблонными школьными уроками.

Ван Чжэньи, родившаяся в Китае в XVIII веке, понимала важность математики и науки в образовании. Она искренне любила свои предметы и знала, что главный ключ к обучению – доступность. Ей повезло вырасти в доме с множеством книг, и ее первыми учителями были бабушка, дедушка и отец. Она была, как говорят в Европе, настоящим человеком эпохи Возрождения: не только изучала математику и астрономию, но и писала стихи, а также великолепно ездила верхом и владела боевыми искусствами. Причем всего этого она добилась во время, когда феодальные обычаи сильно ограничивали жизнь женщины. Женщин считали морально, эмоционально и интеллектуально слабее мужчин, а маленькие ножки ценились больше, чем ум (см. «Императрица Цыси»).

Ван была большой поклонницей трактата «Принципы исчисления», написанного выдающимся математиком Мэй Вэндином. Трактат отличался аристократичным, практически нечитаемым стилем, так что она переписала его под названием «Простые принципы исчисления» – простым и легко понятным языком. Примерно как серия «Для чайников». То же самое она сделала с книгами о теореме Пифагора и тригонометрии. Это было нелегко: «Были времена, когда мне приходилось со вздохом отложить перо. Но я обожаю математику. Я не сдавалась», – писала она.

А еще она была замечательным экспериментатором. Ее «Объяснение лунного затмения» – интересное и прямолинейное визуальное описание сложного астрономического события, которое даже сейчас считается довольно точным. Стоит помнить, что Мэй жила во времена, когда люди еще думали, что лунные затмения – это знак гнева богов. Большинство, полагаем, все-таки понимало, что на самом деле в небо не взлетает великий дракон, распространяющий тьму, но, тем не менее, не переставало считать все это колдовством. Миссис Чжэньи была не из их числа. «В действительности, – писала она, – все дело в самой луне». И она доказала это в знаменитом эксперименте: поставила в саду круглый стол, обозначавший Землю, повесила наверху лампу-Солнце, а в качестве Луны взяла круглое зеркало. Имитировав условия затмения, она продемонстрировала, что лунное затмение происходит, когда Луна проходит в тени Земли, а не потому, что злится какой-нибудь сумасшедший бог.

Поэзия Ван тоже была впечатляющей. Она проста и прямолинейна, что сильно отличает ее от цветастого стиля, характерного для тогдашних поэтесс. Тематика тоже довольно необычна: ей, например, принадлежат следующие строки о равенстве полов:

Сейчас мы верим,
Что Женщины – такие же, как Мужчины;
Вы еще не согласны,
Что Дочери тоже могут быть героинями?

Ван Чжэньи очень рано умерла от тяжелой болезни – ей было всего двадцать девять лет. Она была великолепным ученым, чей яркий взлет, к сожалению, прервался слишком рано. Она понимала, что наука бывает завораживающей, потрясающей и таинственной, но нужно просто видеть в ней красоту. И она совершенно не хотела, чтобы ее считали чистым «физиком» или «лириком»: она показала, что можно спокойно совмещать и то и другое. Так что, дорогие женщины, смахивайте пыль с лабораторных халатов, задействуйте сигнальные пути нервной системы и скажите «привет» карьере морского биолога на Мальдивах или, скажем, звукоинженера, зажигающего в Вегасе. Вдруг и в вашу честь когда-нибудь назовут кратер на Венере, как в честь Ван Чжэньи?

 
Как пережить утрату.
 

Психиатры установили, что процесс восстановления после тяжелой утраты проходит несколько стадий. Давайте возьмем для примера расставание. Этапы будут следующими: 1. Шок («!»); 2. Отрицание («На меня надо тратить много сил? Ты прикалываешься надо мной? На меня не надо тратить много сил, блин!»); 3. Гнев («Это не так уж и часто бывает, не с каждым парнем, и это действительно серьезно!»); 4. Боль и чувство вины («Да, все так и есть. На меня надо тратить много сил. Я никогда не заслуживала принца вроде тебя»); 5. Депрессия и одиночество («Мне просто так одиноко. Кто теперь будет покупать мне кашемировые штаны?»), кстати, примерно на этом этапе большинству ваших друзей становится скучно, и они утыкаются в свои телефоны, пока вы снова и снова перечитываете его последнюю эсэмэску; и, наконец, 6. Смирение («Мне нужно искать собственный путь к кашемировым штанам») и возвращение к жизни («Эй, может быть, в жизни есть и что-нибудь поинтереснее кашемировых штанов. И вообще, вот этот красавчик на меня только что так посмотрел, #ясновасчастлива»). Но если вы погрузились в темные глубины утраты, есть женщина, знаменитая своим умением носить траур, и она покажет нам, как выбраться из этих глубин и остаться стильной.

Загляните чуть дальше всем известного образа королевы Виктории – старомодной бабушки, постоянно одетой в черное, с лицом, изрезанным морщинами от невыносимой боли, – и увидите совсем другую историю. Александрина, мама Виктории, была герцогиней Кентской, а ее отец – четвертым сыном Георга III, так что в очереди на престолонаследие она была пятой. Но, поскольку ее дядья были уже стариками, а отец умер, когда она была еще совсем ребенком, то, что именно она – будущая королева, было очевидно с самого начала. Ее воспитывала мать в Кенсингтонском дворце, под пристальным взглядом бывшего слуги отца Джона Конроя, который, по всем рассказам, жаждал власти любой ценой и считал маленькую Викки своим счастливым билетиком. Конрой и герцогиня разработали темный план под названием «Кенсингтонская система», чтобы сделать юную принцессу полностью зависимой от матери: ее держали под неусыпным наблюдением вплоть до подросткового возраста, мама спала с дочкой в одной комнате, ей запрещали общаться с другими детьми и заставляли ее придерживаться строжайшего распорядка. Когда Виктория наконец села на трон после восемнадцатого дня рождения, как говорят, первое, что она попросила, было провести час в одиночестве – такой роскоши у нее не было никогда.

Королева Ви очень быстро поняла, что единственный способ избавиться от излишнего внимания мамы и Конроя – выйти замуж. У нее уже были юношеские влюбленности, в частности лорд Мельбурн, ее первый премьер-министр, но когда во дворец явился ее отважный немецкий кузен с роскошными усами, принц Альберт Саксен-Кобург-Готский, она не смогла отвести от него глаз, и в 1840 году они поженились. Супруги по-настоящему любили друг друга, однако не обходилось и без трудностей: Виктории, может быть, и не хватало роста (лишь четыре фута одиннадцать дюймов), но характер у нее был великанский, и она не очень благосклонно относилась к попыткам Альберта посягать на полноту ее власти. А еще Викки просто ненавидела беременность и грудное вскармливание и страдала от тяжелых послеродовых депрессий, – но, несмотря на это, у королевской четы родились девять детей, причем первый – ровно через девять месяцев после брачной ночи.

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« Ответ #7 : Июль 07, 2019, 06:39:38 »

  «Радикализм» – вряд ли первое слово, которое приходит нам в голову, когда мы думаем о Виктории и Альберте, но за двадцать один год совместного правления они сильно изменили имидж монархии, проявив интерес к таким социальным проблемам, как благополучие детей и условия труда на фабриках. Они стали покровителями многих благотворительных фондов и лично участвовали в организации Великой выставки 1851 года. Виктория полагалась на мужа как в больших, так и в малых вопросах – от «какую шляпку мне надеть сегодня» до «какую бы дипломатическую интервенцию устроить в Америке». Так что когда Альберт неожиданно умер от брюшного тифа в возрасте всего сорока двух лет, Виктория была убита горем. Официальный траур должен был продлиться два года, но она отказывалась появляться на публике почти три, заработав прозвище «Виндзорская вдова». Она оставила покои Альберта нетронутыми и всю оставшуюся жизнь носила только черное. Удаляясь все дальше и дальше от публичных взоров, она, казалось, интересовалась только одной вещью – заказом все новых и новых памятников обожаемому мужу. А, ну и еще Джоном Брауном, своим гилли (кем-то вроде личного помощника по охоте и рыбалке) из замка Балморал в Шотландии. Их отношения породили немало слухов, один биограф даже считает, что они втайне сочетались браком и даже спали в одной постели.

Никому не нравится мрачная королева, и исчезновение Виктории из публичной жизни вызвало народное недовольство; кое-кто даже призывал к ее отречению. Затем, ровно через десять лет после смерти Альберта, их старший сын, принц Уэльский, подхватил ту же болезнь, что свела в могилу папу. Когда он выздоровел, Виктория вышла на балкон Букингемского дворца после благодарственной службы. Все, что ей понадобилось, – помахать платочком и пережить очень вовремя спланированное покушение, и народ снова ее полюбил. После этого она занялась устройством браков своих детей по всей Европе. Позже она добавила к своему резюме строчку «Императрица Индии» и завязала еще одну интрижку, на этот раз – с Абдул Каримом, который обучал ее языку хиндустани и тому, как правильно есть карри.

Королева Виктория умерла в январе 1901 года, в восемьдесят один год. Она завещала похоронить ее в свадебном платье, а в гроб положить халат Альберта и, что звучит как-то не очень хорошо, гипсовый слепок его руки, а также фотографию Джона Брауна, локон его волос и обручальное кольцо его мамы, которое Браун подарил Виктории.

В общем, хотя королева Виктория вполне заслужила репутацию «бабушки всех плакальщиц», она нашла себе занятия, которые помогли смягчить боль. Дайте себе столько времени, столько необходимо, чтобы по-настоящему примириться с утратой, какой бы она ни была, но не пытайтесь сделать карьеру на своем горе, даже если вы в черном выглядите очень круто. Признайте, что несчастливы, и дайте себе время; не боритесь со своими чувствами – Виктория была не из тех, кто счастливо улыбается, скрывая боль. Один из самых простых уроков, который она нам может преподать, – больше бывайте на свежем воздухе; вот, видите – за это даже не пришлось расплачиваться алмазом «Кохинур». Да, у вас, возможно, нет в личной собственности имения в пятьдесят тысяч акров в Шотландии, где можно сколько угодно плакать и рыдать, но даже простая прогулка по парку или берегу реки принесет немало пользы – мы вам гарантируем.

 
Как дружить с императрицей.
 
Дворцовые перевороты – это весело. Какая юная дева не захочет в них поучаствовать, если альтернатива – куковать в деревне, воспитывать детей или заниматься вязанием? Вот и графиня Екатерина Воронцова-Дашкова не устояла перед соблазном вершить судьбу России. А всё – пагубное влияние старшей подруги, урожденной Софии Августы Фредерики Анхальт-Цербстской, будущей великой императрицы Екатерины II. Но давайте по порядку: когда 16-летняя немка в 1743 году приехала из Померании в «дикую холодную Россию», ее крестили из лютеранства в православие и выдали замуж за непутевого наследника престола Петра III. Обращался он с женой отвратительно, постоянно изменял и вообще сделал все, чтобы настроить против себя и двор, и народ, и супругу. 13 лет княгиня Екатерина терпела такое обращение и вынашивала планы расправиться с мужем, которого называла не иначе как «идиот».

Со второй половины 1750-х в планировании заговора начала активно участвовать и наша героиня Екатерина Воронцова, дочь генерал-аншефа Романа Воронцова и племянница Михаила Воронцова, канцлера Российской Империи. В общем, девица из мажорной семьи. Воронцова получила превосходное образование (в понимании того времени, конечно): несколько иностранных языков, танцы, пение, рисование. Девушка имела хороший вкус, острый язык и могла поддержать любую беседу. Лет в 15 она, в том числе под влиянием Софии Августы-не-будем-повторять-все-это-длиннющее-имя, увлеклась трудами французских философов-просветителей. Короче, была умна и образованна не по годам.

Сама Дашкова позднее признавалась, что чуть ли не запала на будущую императрицу (на самом деле, обеим хотелось прежде всего найти родственную душу, чтобы потрепаться о Монтескье): «В ту эпоху, о которой я говорю, наверное, в России нельзя было найти и двух женщин, которые бы, подобно Екатерине и мне, серьезно занимались чтением; отсюда, между прочим, родилась наша взаимная привязанность, и так как великая княгиня обладала неотразимой прелестью, когда она хотела понравиться, легко представить, как она должна была увлечь меня, пятнадцатилетнее и необыкновенно впечатлительное существо».

Как-то раз пятнадцатилетняя Воронцова познакомилась на балу с красавчиком-дипломатом Михаилом Дашковым. Он начал флиртовать с ней, не надеясь на продолжение. Тогда Екатерина придумала весьма небанальный по тем временам способ закадрить (и заодно проучить) понравившегося ей юношу. Благосклонно выслушав его смелые комплименты, она с улыбкой подозвала дядю-канцлера и сказала: «Смотри, дядя, князь Дашков, похоже, моей руки просит». В XVIII веке это была патовая ситуация – девчонка взяла Михаила на слабо! Пришлось жениться.

К 17 годам у Екатерины уже было двое детей, причем второго она чуть не родила на улицах Питера! Дашкова узнала, что ее муж заболел и, чтобы не подвергать опасности беременную жену, уехал на другую квартиру, и попыталась пешком добраться к нему через весь город! В полном одиночестве, когда у нее уже отошли воды! После рождения детей Екатерину хотели отправить в деревню, но она сказала: «Нет уж, не на ту напали» – и продолжила заниматься политикой по мере доступных женщине XVIII века возможностей. В 1761 году умирает Елизавета I, предыдущая императрица, и полгода страной правит никчемный Петр III. Две Екатерины, объединив силы, совершают военный переворот, переодевшись в мундиры и плечом к плечу командуя Измайловским полком. Романтика! Но очень скоро императрица понимает, что Дашкова слишком умна и опасна (а еще враждует с ее фаворитом графом Орловым), и удаляет ее от двора.

Начинается не самый легкий период жизни Дашковой: в 1764 году во время военного похода умирает ее муж Михаил, оставляя Екатерину с двумя маленькими детьми и уймой долгов. Императрица же, которая взошла на престол благодаря Дашковой, игнорирует ее заслуги и унижает нищенскими суммами выплат. Дашкова решает кардинально перестроить свою жизнь и просит позволения уехать за границу.

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« Ответ #8 : Июль 07, 2019, 06:40:28 »

  Она посещает Англию, Швейцарию, Пруссию и главное – Францию, где лично знакомится и заводит дружбу с Вольтером и Дидро. Репутация Дашковой как женщины исключительной образованности и мудрости распространяется по всей Европе. Она отдает сына в Эдинбургский университет (попутно сдружившись еще и с великим экономистом Адамом Смитом, шотландцем). И, наконец, происходит небывалое: в 1783 году императрица, соскучившись по старой подруге и, видимо, чувствуя свою вину, назначает Дашкову директором Петербургской академии наук. Да-да, впервые в истории мира Академией наук управляет женщина! А еще эта удивительная женщина основывает журналы «Собеседник любителей российского слова» и «Новые ежемесячные сочинения», сама пишет стихи, статьи, комедии, драмы, словари и мемуары. Ее слава распространилась через Атлантический океан, и в 1789 году она стала членом Американского философского общества – опять же, до этого женщин туда ни разу не принимали.

Благосклонность императрицы Дашковой удалось вернуть, хотя они уже никогда не были так близки, как прежде. А вот сын Екатерины II и наследник престола Павел I Дашкову ненавидел, прежде всего за то, что она помогала организовать переворот, который привел к убийству его отца. Поэтому, как только в 1796 году Екатерина II умерла, Дашкову отстранили от руководства Академией наук и отправили в ссылку. Ряд непродуманных действий Павлу I не простили – всего через несколько лет он был убит в ходе очередного заговора.

Дашкова, которой было уже к 60 годам, вышла из опалы и вернулась в столицу. Внук Екатерины II Александр I, взошедший на престол после жестокого убийства его отца, предложил просветительнице вновь возглавить Академию наук, но она отказалась.

Екатерина была невероятно плодовитым организатором, талантливым руководителем и отличным бухгалтером. При ней Академия наук расцвела. Но у такой силы и предприимчивости были свои оборотные стороны: Дашкова обладала бескомпромиссным характером и пыталась максимально контролировать окружающих.

Екатерину Воронцову-Дашкову до сих пор считают величайшей просветительницей в истории Российской Империи и одним из самых ярких теневых политических деятелей XVIII века. Поражает и приводит в недоумение, что после нее женщина ни разу не назначалась руководителем Российской Академии наук, ни в XX ни в XXI веках! Так что, нам есть чему поучиться у эпохи дворцовых переворотов.

 
Как отказаться от домашних дел.
 

Вы возвращаетесь домой с работы, включаете свет, ставите чайник, загружаете посудомоечную машину, а потом – стиральную. Если вы чувствуете себя особенно энергично, то даже гладите кое-что под сериал «Большая маленькая ложь». Все это занимает у вас, наверное, около часа. А вот до 1930 года одна стирка бы заняла у вас целый день, включая несколько бесконечных часов, которые вы потратите на кипячение воды. Неудивительно, что феминизм оформился как раз в ту пору, когда жизнь домохозяйки была именно такой, и ей требовалась целая вечность, чтобы просто приготовить себе чашечку чая и хоть ненадолго отвлечься от разрушающего душу тюремного заключения в закопченной, сырой дыре, по недоразумению называемой домом, ведь тогда еще не было даже телевизора, чтобы отвлечься от бесконечной грязной работы, которая преследовала ее каждый день, вплоть до неизбежной смерти от измождения прямо за отмыванием очередной жирной тарелки… Ладно, ладно, мы здесь, конечно, уже утрируем, но все-таки не стоит относиться к современному электрифицированному дому как к данности, которая была всегда.

Кэролайн Гаслетт родилась в Суссексе, в сплоченной, религиозной семье. Девушку совсем не устраивал физический труд, необходимый для поддержания порядка в доме; она вздыхала из-за «бесконечного накрахмаливания и глажки, подметания, отскребания, натирания и смахивания пыли, и все это вручную. Я не хотела провести так всю жизнь. Это казалось потерей времени». Мы так тебя понимаем. На уроках шитья и готовки, которые приходилось терпеть девочкам в школе, она тоже была в числе худших, предпочитая ботанику и работу с папиными инструментами – ее отец был инженером. О своем детстве она вспоминала так: «Я всегда верила в женщин, и в молодости я считала, что у меня есть миссия – разрушить глупые предрассудки, связанные с ними… А еще я очень любила инженерную работу. Как чудесно было бы совместить одно с другим и открыть мир инженерной работы для женщин!»

Окончив школу, Кэролайн приступила к реализации своего плана. Получив образование секретаря – это было лучшим доступным вариантом для амбициозной женщины, которая хотела сделать карьеру в бизнесе в 1910-х годах, – она поступила на работу в компанию «Кокрейн Бойлер» в 1914 году. К моменту начала Первой мировой войны Кэролайн уже была управляющей лондонского офиса и разрабатывала собственные конструкции бойлеров.

Недостаток рабочей силы в войну привел к тому, что женщины впервые в истории могли быть наняты на чисто «мужскую» работу, но после объявления мира вернувшиеся солдаты получили обратно прежние должности, а дамы по идее должны были снова начать вязать крючком. Кэролайн оказалась не из таких. В 1919 году она увидела объявление в журнале Engineering: «Требуется женщина с опытом инженерной работы на должность секретаря-организатора Женского инженерного общества». Это стало первой из выдающихся должностей, которые она занимала; в 1941 году она стала директором этого общества. Потом она побывала председательницей Совета научного домоводства, стала первой женщиной, которую приняли в Институт инженеров-электриков в 1932 году, и первой женщиной – вице-президентом Королевского общества по предотвращению несчастных случаев, была председательницей Чулочной рабочей партии (звучит очень круто) и почетной советницей Министерства труда по трудовому обучению женщин. Чтобы все звучало еще круче, добавим к этому несколько инициалов: JP, CBE, а позже и DBE [1] (а также YGG, G9, PDH, TCOB [2]). Кроме того, она – одна из основательниц Женского электротехнического общества. Впечатляет.

Целью Кэролайн на всех должностях было улучшить жизнь женщин как дома, так и за его пределами. Она знала, что электричество – это ключ, который даст женщинам больше свободного времени и добавит уважения и профессионализма должности домохозяйки: женщина станет управляющей, а не просто подсобным рабочим. Один из самых крутых проектов, в которых она участвовала, – «Полностью электрический дом» близ Бристоля, потрясающий модернистский дом, заказанный в 1935 году. Там стояла электрическая печь, холодильник, лампы, вентиляторы, камины, обогреватели, часы, сушилка, полотенцесушитель и множество розеток. Идея состояла в том, что хозяйке дома «не придется самой носить дрова и уголь, прочищать грязные каминные решетки, с которых пыль неизбежно летит на пол и мебель, заводить часы [постоянно заводить часы – это же шестеренки в мозгах поехать могут], чистить какие-либо металлические поверхности, применяемые в строительстве, покупать какие-либо материалы для ламбрекенов, часто мыть окна или чистить трубы – и, соответственно, расходы на уборку, стирку и украшение помещений заметно уменьшатся».
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« Ответ #9 : Июль 07, 2019, 06:41:58 »

  Мы все в огромном долгу перед Кэролайн и ее коллегами за то, что они агитировали за электрификацию домов и сделали это политическим вопросом, освободив нас тем самым от бесконечного зашивания штор и прочей подобной утомительной деятельности, и за то, что помогли женщинам найти работу инженеров. Причем она добилась этого всего, не устраивая громких сцен, она была тихим, но авторитетным профессионалом, носила безупречные укладки и жемчужные украшения. В 1930-х годах Кэролайн много путешествовала, выступая с лекциями и консультациями и встречаясь с великими людьми вроде Альберта Эйнштейна и Генри Форда. Когда началась Вторая мировая война, она стала консультантом по электрификации Великобритании и приняла участие в разработке современных безопасных розеток с заслонками, которые не дают маленьким детям совать туда пальцы. Во время войны снова случился наплыв женщин в традиционно «мужские» профессии, а после нее техническое образование стало официально доступно для женщин.

Девиз Кэролайн был великолепен: «Доводи дело до конца». Коротко и ясно. Она помогла женщинам выйти из кухни и намного быстрее выполнять скучную работу, чтобы больше времени оставалось на приятные вещи. Последуйте ее примеру и освободите себя от оставшейся черновой работы. Посмотрите внимательно, на что вы тратите свое время. Нужно пропылесосить пол, или в чайнике скопилась накипь – ну и хрен с ним, разве у вас нет более полезных дел? Например, получить инженерное образование и устроить технологическую революцию, которая окончательно освободит ваших сестер от скучной домашней работы.

   
Как быть бесстыдницей.
 
Любовницей быть нелегко. Возникают вполне очевидные этические вопросы, да и осуждать вас никто не станет стесняться. Но за любовными утехами, возбуждающими тайными свиданиями и радостью от того, что тебя видят только в лучшем нижнем белье, прячется одиночество и недостаток внимания со стороны возлюбленного. И конечно же страх за будущее. Кто вы для него: родственная душа, легкая интрижка или запасной аэродром? В самом ли деле он готов бросить жену? Хотите ли вы, чтобы он бросил жену? В определенной степени у Нелл Гвин все вышло удачно: большинство из этих вопросов к ней просто не относилось. Моральная обстановка при дворе короля Карла II была своеобразной, и Нелл чувствовала себя там как рыба в воде.

Происхождение Элеанор Гвин до конца не раскрыто, но считается, что она родилась и выросла в лондонском Ковент-Гардене; ее отец умер в долговой тюрьме, а мать держала бордель. В подростковом возрасте Нелл стала продавать апельсины в театре на Друри-Лейн. То было волнующее время в актерских кругах: театры лишь недавно, после Реставрации 1660 года, снова открыли после того, как их запретил зануда Оливер Кромвель. Обрадованный возвращением на трон король дошел даже до того, что впервые в истории разрешил женщинам играть на сцене. Благодаря этому в 1665 году Нелл попала в театральную труппу и постепенно выросла в лучшую комическую актрису своего времени. Она отлично пела и танцевала, и Сэмюэл Пипс называл ее «милой, остроумной Нелл». (А еще галантный Сэм отзывался о ней как о «дерзкой, веселой шлюхе».) Она играла в пьесах таких светил, как Драйден, и ею восхищались Афра Бен и граф Рочестер. У нее было трое возлюбленных по имени Чарльз, но лишь третий из них, король Карл II, обеспечил ей непреходящую славу. Она познакомилась с королем в 1669 году, уже через год родила ему сына (какая эффективная работа!) и завершила на этом театральную карьеру.

Карл подарил Элеанор дом в Пэлл-Мэлле. Услышав однажды, как она зовет шестилетнего сына «Иди сюда, маленький бастард», Его Величество так расчувствовался, что признал сына (а также его младшего брата) и даровал ему титул графа Берфорда. Умницу Нелл уважали за то, что она практически ничего не требовала от короля: вполне умный подход для женщины, не связанной официальными брачными узами. Она была популярна и имела репутацию самой нежадной из всех королевских любовниц. Да-да, Нелл была далеко не единственной женщиной в жизни Карла. Более того, супруга Карла, несчастная Екатерина Брагансская, не была ее главной соперницей – как говорят, они даже были подругами. Вопрос о расставании монарха с Екатериной даже не поднимался: за двадцать три года, что продлился их брак, он отклонял любые требования развестись с ней, несмотря отсутствие общих детей, а в какой-то момент ее даже обвинили в организации папистского заговора против него. Правило номер один Клуба любовниц: они никогда не бросают жен.

Драйден описывал возвращение короля на престол как «смешливое, запойное, бездумное время», и Карл действительно немало повеселился в постели – у него было не менее четырнадцати детей от примерно тринадцати любовниц. Впервые завязав отношения с королем, Нелл, как говорят, убрала с дороги другую актрису, заглядывавшуюся на него, подмешав ей в еду слабительное перед свиданием. Впрочем, первой серьезной соперницей Нелл была Барбара Вильерс, герцогиня Кливлендская – весьма противоречивая и бесцеремонная фигура при дворе, которая умудрилась разозлить даже обычно спокойную и смирную королеву. Бабс была любовницей номер один, но к моменту знакомства Карла с Нелл лишилась прежней благосклонности, и, когда он начал встречаться с Нелли, вакансию фаворитки-аристократки заняла Луиза де Керуаль, герцогиня Портсмутская, которая, скорее всего, была французской шпионкой. Политические интриги Луизы не очень нравились придворным, а Нелли очень нравилось ее изводить и подкалывать, а потом обзывать «плакучей ивой» после эмоциональных срывов. Луиза, впрочем, тоже была не лыком шита и отвечала, что «по тому, как ты сквернословишь, любой поймет, что ты раньше торговала апельсинами, девка». Впрочем, несмотря на все это, они нередко пили вместе чай и играли в карты, так что до откровенной вражды дело все-таки не дошло.

Роман Нелл и Карла продолжался вплоть до смерти короля в 1685 году; последними словами, с которыми он обратился к брату, будущему Якову II, были «не дай бедной Нелли умереть от голода». Король Яков выполнил просьбу и обеспечил Нелл финансовую поддержку, но она умерла от инсульта всего в тридцать семь лет. Ее похоронили под алтарем церкви Святого Мартина-в-Полях благодаря дружбе с местным викарием.

Так почему же из Нелл получилась такая отличная фаворитка? Благодаря ее бесстыдству. Ей было наплевать, что о ней говорят люди, и она не стремилась к каким-то абстрактным женским идеалам. Она была верной подругой для всех, кто ей помогал, и явно любила веселиться и наслаждаться жизнью – в частности, рассекать по городу в паланкине, покупать всякие прикольные вещи типа серебряной кровати с вырезанным на ней лицом короля и наедаться до отвала устрицами и пирожными. А еще она не стыдилась реалий своей роли: однажды, обращаясь к разгневанной толпе, которая перепутала ее с Луизой, она поправила их: «Я шлюха-протестантка» (в отличие от Луизы, которая была католичкой), сорвав аплодисменты. Лучший урок, который можно получить от шаловливой Нелл: не надо стыдиться своего происхождения или нынешнего положения, из любой ситуации нужно извлекать максимальную выгоду.

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« Ответ #10 : Июль 07, 2019, 06:43:21 »

 
Как найти подходящего наставника.
 

Кристиан Диор и Ив Сен-Лоран, Нора Эфрон и Лина Данэм, Мистер Мияги и Малыш-каратист – с лучшие отношения иногда возникают между наставником и учеником. Сейчас в большинстве компаний существуют хоть какие-нибудь программы наставничества, но если вы хотите закатить глаза, видя в этом просто очередное бессмысленное дежурное словечко, которыми так любят щеголять эйчары, знайте: вдохновляющие, выдающиеся люди обычно и сами вдохновлялись кем-то выдающимся. Наставники бывают совершенно разными: учителя, родители, друзья, коллеги, даже любовники, но, кем бы ни был ваш наставник, он обязательно мотивирует вас и даст знать, что в случае неудачи вас обязательно прикроют. А, и еще он заставит вас передумать, когда вы планируете какую-нибудь большую глупость.

У Алтеи Гибсон, теннисной воительницы-амазонки и первой чернокожей победительницы Уимблдона, был целый набор выдающихся наставников, которые возникали рядом в ключевые моменты жизни, подбадривая ее. Алтея была старшей из пяти детей и выросла в суровых условиях Гарлема 1930-х годов. Денег у семьи было немного, и Алтее оказалось трудно учиться в школе – часто она прогуливала ее и вместо этого каталась на метро. Спорт стал ее отдушиной. Так вышло, что она жила на улице, входившей в список Полицейской спортивной лиги: днем такие улицы перекрывались, чтобы дети могли безопасно играть на них в спортивные игры (мы аплодируем этой замечательной идее вывести детей на улицы, а не убрать их с улицы).

Алтея была создана для тенниса: рост пять футов одиннадцать дюймов (около 180 см), длинные руки и ноги – в общем, все, что необходимо, для того чтобы сильно бить и доставать трудные мячи. После того, как в двенадцать лет она стала чемпионкой Нью-Йорка по паддл-теннису среди женщин, ее соседи собрали деньги, чтобы она могла отправить заявку в Американскую теннисную ассоциацию (АТА); в семнадцать она выиграла юношеский чемпионат страны. АТА была альтернативой Ассоциации лаун-тенниса Соединенных Штатов (USLTA), в которую тогда не принимали чернокожих игроков. Именно там ее заметил доктор Уолтер «Вихрь» Джонсон, или, как его называли протеже, Доктор Джей (он тренировал и другого будущего победителя Уимблдона, Артура Эша). Доктор Джей призвал Алтею тренироваться интенсивнее и занялся ее подготовкой лично. Билли Дэвис, тогдашний чемпион АТА среди мужчин, посоветовал ей тренироваться с Сидни Ллевеллином, суровым, но эффективным парнем, за которого она много лет спустя вышла замуж. Тем не менее играть в турнирах USLTA ей было по-прежнему запрещено. Но потом Элис Марбл, белая четырехкратная чемпионка США, написала гневное письмо в American Tennis Magazine, в котором спросила, почему, если Алтея так чертовски хороша, ее белые коллеги-спортсменки не оказывают ей чести соревноваться с ними? «Так вышло, – писала Элис, – что я летом быстро загораю, но почему-то мне никто не отказывает в праве участвовать в национальном чемпионате на этом основании».

В 1950 году Алтею впервые пригласили на открытый чемпионат США, который сейчас все знают как US Open, и она выиграла его. То был исторический момент – она стала первым чернокожим победителем турнира «Большого шлема». Через шесть лет она выиграла в одиночном разряде открытый чемпионат Франции (ныне «Ролан Гаррос»), а еще через год – Уимблдон. Преимущество у Гибсон!

В 1958 году на пике славы Алтея завершила карьеру. Она уже была не в той форме, а если говорить прозаичнее – у нее просто не было денег: в те дни не существовало ни спонсоров, ни огромных призовых. Кроме того, она припасла для этого мира кое-что и помимо тенниса. В следующие годы она попробовала себя в качестве певицы, актрисы (сыграв в вестерне вместе с Джоном Уэйном), присоединилась к «Гарлем Глоубтроттерс», проводя показательные выступления перед их матчами, и написала автобиографию «Рожденная побеждать». Кроме того, она стала первой негритянкой, принятой в Женскую профессиональную ассоциацию гольфа, совершив тем самым прорыв в еще один элитный вид спорта исключительно для «белых». Она даже участвовала в праймериз от Демократической партии в 1977 году на выборах в сенат штата Нью-Джерси, заняв второе место, и долгие годы работала менеджером в департаменте физкультуры и спорта Нью-Джерси.

Но денег Алтее всегда не хватало, а позже к этому прибавились еще и проблемы со здоровьем – она пала жертвой жестокой американской системы здравоохранения. На этот раз ей помогла бывшая партнерша по парному разряду, Анджела Бакстон. Англичанке и самой пришлось бороться с предрассудками: ее, молодую еврейку, не приняли в один из лучших клубов Лондона. Она не опустила руки и к 1955 году стала пятой в мировом рейтинге. Но где ей взять партнера для парного разряда? О, вы, наверное, уже догадались где. Итак, в 1956 году на чемпионате Франции двух этих «белых ворон» свели вместе, и партнерство оказалось на удивление эффективным: они выиграли сначала чемпионат Франции в парном разряде, а через несколько недель – и Уимблдон.

В 2001 году Алтея, которая вела все более затворнический образ жизни, позвонила Анджеле и рассказала, что сильно болеет, чувствует себя очень одинокой и даже задумывается о самоубийстве. Бакстон развила бурную деятельность по сбору денег, и ей удалось собрать больше миллиона долларов на помощь подруге. Алтея умерла в 2003 году. В 1971 году ее ввели в Международный зал теннисной славы, а ее портрет появился на почтовой марке в США.

Карьера Алтеи стала революционной, и, пусть она и знала, что у нее достаточно сил, чтобы победить, она была благодарна и тем, кто поддерживал ее. «Я всегда хотела прославиться, – писала она. – Если мне это удалось, то наполовину – потому, что я была достаточно стойкой, чтобы выдержать все удары, сыпавшиеся на меня по пути, а наполовину – потому, что нашлись люди, достаточно неравнодушные, чтобы мне помочь». Со временем она и сама стала потрясающей наставницей: великая Винус Уильямс сказала, что для нее было честью пойти по ее стопам. Так что не будьте робкими и найдите для себя вдохновляющий пример для подражания, который поможет вам отбить все дропшоты и смэши, которые в вас направляет жизнь. Наставничество может выражаться в совершенно любой форме. Просто попросите консультанта из вашего отдела кадров связать вас с коллегой, у которой, как вам кажется, все круто работает, или найдите сослуживца, с которым вам комфортно будет обмениваться идеями. И не забывайте отплатить той же монетой другим коллегам, которые обратятся за помощью уже к вам. Может быть, из вас выйдет новый магистр Йода?

 
 
 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22931



« Ответ #11 : Июль 07, 2019, 06:44:33 »

  Как быть ученой.

 Читать далее  http://loveread.ec/read_book.php?id=81072&p=12
Записан
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap