Январь 20, 2020, 04:52:15
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Почему грустить полезно.  (Прочитано 46 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23987



« : Декабрь 04, 2019, 07:50:27 »

  1. Принятие грусти может привести к глубокому расслаблению.

Иногда люди сдерживают то, что ощущается как океан грусти за неприступной плотиной. Много раз я слышал, как кто-то говорил мне, что они боятся, что если они начнут плакать, они никогда не остановятся. Блокирующая грусть удерживает нас от ужасных идей, иногда от болезненных мыслей или воспоминаний, поэтому принятие эмоций означает готовность ко всему, что может последовать. Но когда мы готовы, облегчение становится значительным из-за того, что нам больше не нужно сжигать постоянное топливо для борьбы с чувствами. Даже когда мы подавляем грусть как вторую натуру, это огромный расход энергии. Обман в некотором смысле поглощает больше умственной энергии, чем кажется.

2. Преодоление клейма грусти дает человеку веру в себя.   

Возможность сказать: «Мне грустно», «О, это грусть», «Мне просто грустно (по сравнению с чем-то неправильным, например, злым, раздражительным, тревожным и т. Д.)». видеть себя более функциональными, чем негативные, самоуничижительные паттерны внутреннего опыта. Грусть может сжечь ложь, чтобы раскрыть то, что кажется правдой. Преодоление страха плача может стать переломным моментом. Плач не делает нас лучше, слезы часто приносят необходимое облегчение. Тогда мы можем взглянуть на вещи новым взглядом.

3. Существует разница между грустью и депрессией.

Хотя грусть - это глубоко человеческий опыт, чувство грусти само по себе не определяет клиническую депрессию. Грусть это нормально. Одной из проблем, способствующих клеймлению, является патологизация грусти. Когда грустить - значит быть плохим (как непослушный ребенок) или больным (с культурной точки зрения), мы как рыба, плавающая в аквариуме со сломанным фильтром. Нереализованные чувства, такие как грусть, накапливаются, загрязняя наш разум. Если у вас клиническая депрессия, обратитесь за лечением. Но маркировка нормальной грусти как депрессии, даже случайно, рискует помешать эффективным способам избавиться от тоски.

4. Когда нам грустно, мы часто более осмысленно общаемся с другими.

Поскольку общий акт подавления чувства грусти означает принятие коллективного обета молчания, не признавая реальность и подлинный внутренний опыт, совместное преодоление грусти создает близость и меняет состояние одиночества, но не одиночества, которое вызывает погруженная печаль. Кроме того, исследования показывают, что общая боль улучшает командную работу. Совместное признание печали, коллективной скорби и увековечивания от семьи к общине и культуре необходимы для того, чтобы мы двигались вперед.

5. Чувство грусти увеличивает сочувствие и сострадание.

Многим людям очень трудно по-настоящему сопереживать другим. Иногда у людей может быть высокая когнитивная, но низкая эмоциональная эмпатия. Способность работать со своей грустью позволяет иметь более глубокое эмоциональное понимание, так как субъективный опыт человека соответствует реальному опыту другого человека и катализирует взаимность и производит фундаментальный сдвиг в отношениях.

До тех пор, пока с такими чувствами можно мириться и работать с ними, грусть по отношению к другим обычно увеличивает сострадание, облегчает общение, углубляет связи и улучшает способность полностью слушать. Согласно исследованию, люди с большей вероятностью помогут тем, кто плачет, так как слезы вытекают из криков о детском бедствии.

Подавление слез уменьшит вероятность того, что добрые люди приблизятся к предложению помощи. С другой стороны, плач уязвим, и не все, кто предлагает помощь, делают это от всего сердца.

   https://zen.yandex.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23987



« Ответ #1 : Декабрь 04, 2019, 07:55:35 »

                                                                                Десять польских цитат о грусти.

 Несмотря на стремительный научный прогресс и бурный рост экономики, многое в этом мире остается неизменным и универсальным — в первую очередь все то, что связано с природой человека. Например, грусть. Это чувство люди испытывали на протяжении всей своей истории, и судя по всему в обозримом будущем грусть никуда не исчезнет. Перед вами подборка цитат из десяти польских авторов, которые отважились взяться за эту непростую тему.

Ян Павел Воронич

«О Грусть! Отвратительный друг
Жизни».

Грусть — неотъемлемая часть жизни. Даже самые беспечные и жизнерадостные из нас порой грустят, и эта простая истина прямо и при этом необычно прозвучала в приведенной цитате из стихотворения «Колядка на 1784 год» («Kolęda na Rok 1784») выдающегося поэта и церковного деятеля (примаса Царства Польского с 1828 года) Яна Павла Воронича. Прошло уже два столетия с тех пор, как он написал эти слова, но они ничуть не утратили своего значения. Таково свойство универсальной истины — она не устаревает.

Юлиуш Словацкий.

«Мне грустно, Боже! Хоть в закатных зорях
Ты щедро льешь мне пламя радуг чистых
И гасишь в глуби голубого моря
След звезд огнистых,
Воды и суши позлащая ложе, —
Мне грустно, Боже!»

(пер. А. В. Коваленского)

Леонид Телига: первый поляк, совершивший кругосветное плавание

В 1960-е жители Польши, отрезанные от мира железным занавесом, затаив дыхание следили за удивительным путешествием на яхте. Леонид Телига, стоявший за штурвалом, не стремился побить рекорды, он просто любил море и парусный спорт.

 
 
Бывает и так, что вокруг все хорошо, а нам все равно плохо, и ничего с этим не поделаешь. Примерно о том же говорится в цитате из стихотворения «Гимн» (1836) польского поэта эпохи романтизма Юлиуша Словацкого. В книге «444 польских предложения» («444 Zdania Polskie»), опубликованной в 2007 году, профессор-лингвист Ежи Бральчик пишет об этом стихотворении следующее:

«(…) Это красивый, но совершенно особый гимн. Местами он прославляет Бога и его творение, но доминирует в нем меланхолический и грустный тон. Словацкий в поэтической и отчасти солипсической формуле представляет себя в роли адресата величия природы, приписывая Богу намерение порадовать его, но все это не отменяет того факта, что молодой поэт (…) просто грустит. Поэт чувствует потребность поведать о своей грусти. Все это довольно депрессивно».

Теофил Ленартович

Все здесь прекрасно и все здесь печально:
Смерть листка, звезды, волны и музыки;
А потому рыдания, проклятия и крики тщетны,
И напрасно оплакивать свою дурную судьбу».

Это цитата из стихотворения 1893 года «Индульгенция» («Indulgencja») известного поэта-романтика Теофиля Ленартовича. В нем говорится о парадоксальном сосуществовании красоты, столь приятной чувствам, и грусти, о которой обычно этого не скажешь. Как и в стихотворении Словацкого, мы слышим призыв взглянуть на звезды и воду («волны») — зрелище вне времени и пространства. Однако, кажется, Ленартовичу не близок подход Словацкого считать это «подходящим поводом поведать о своей грусти». Вместо этого Ленартович пытается сказать: «Как есть, так есть, и нечего возмущаться». Другими словами, хватит ныть…

Ханна Кралль

  «Мы должны прожить все, что нам дано. Все счастье и всю грусть. Нам этого не избежать. Непрочувствованная грусть, от которой нам удалось скрыться, так или иначе догонит нас позже».

Грусть неотделима от жизни. В этой цитате из книги выдающейся писательницы и журналистки Ханны Кралль под названием «Что случилось с нашей сказкой» («Co Się Stało z Naszą Bajką») говорится, что лучше испытать грусть тогда, когда она приходит. Подавляя это чувство, вы лишь копите его, и когда-нибудь грусть неизбежно возьмет свое. В жизни самой Ханны Кралль, одного из главных авторов, пишущих о Холокосте, случилось немало трагического, поэтому вы можете быть уверены, что она знает о грусти больше, чем большинство из нас.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23987



« Ответ #2 : Декабрь 04, 2019, 08:07:03 »

  Ольга Яцковская

 «Город окутанный облаком
Бессолнечный утренний свет
Проскользни в мою кровать
Выскользни из виду
Воздух такой тяжелый, такой тяжелый
Влажность на моей щеке
Взъерошенная жалкая птичка
Печально чистит клювик».

Опыт грусти — вот что описывает эта цитата, с которой начинается песня рок-группы Manaam 1983 года под названием «Городская хандра» или «City Spleen» (согласно словарному определению, хандра — «плохое, мрачное настроение, безысходная, томительная скука»).Запоминающиеся слова песни изначально написала по-польски вокалистка группы Ольга Яцковская, больше известная под псевдонимом Кора, но позже британский лингвист Том Уочтел перевел их для английской версии. Припев песни, в оригинальном названии которой —«Краковская хандра»— упоминается Краков, звучит чуть более оптимистично, ведь лирическая героиня надеется на лучшее будущее:

8 польских песен на английском языке, которые надо услышать  https://culture.pl/ru/article/8-polskih-pesen-na-angliyskom-yazyke-kotorye-nado-uslyshat
Culture.pl предлагает вам расположиться поудобнее и насладиться нашим плейлистом, где мы собрали отличные польские песни, которые вы можете понять без знания польского.
 
«Я жду ветра прямо здесь
Чтобы он унес мои ставни
Тогда может быть я смогу подняться
С солнцем в глазах».

    Юлиан Тувим

  «У меня бывают сентиментальные дни
Когда я счастлив как ребенок своей грусти
Читаю Диккенса и Вальтера Скотта
И чувствую себя старомодным».

Здесь перед нами совсем другой подход. Автор не собирается поддаваться апатии и валяться в кровати, а вместо этого в пасмурные дни предается чтению. Он даже умудряется найти определенное удовольствие в состоянии грусти (еще одна парадоксальная ситуация), словно играя роль человека в меланхолическом (сентиментально-«старомодном») настроении. Эта прелестная цитата из стихотворения знаменитого поэта Юлиана Тувима «Сентиментальное послание» (1920)

 Станислав Лем

 «Поэт — такой человек, который умеет красиво быть несчастным».

Эти слова Станислава Лема, всемирно известного автора научно-фантастических романов, можно считать комментарием ко многим цитатам, приведенным в этой статье. Вспоминаются знаменитые строки из стихотворения «Одиночество» («Solitude») американской поэтессы Эллы Уилер Уилкокс:

  «Смейся, и весь мир будет смеяться вместе с тобой;
Плач, и ты будешь плакать в одиночестве».

Грусть — тема непростая, и художник (или поэт) должен изобразить ее так, чтобы она выглядела привлекательно. Цитата взята из романа Лема «Больница Преображения», опубликованного в 1975 году.

Дорота Масловская

  «Когда утром я смотрю на мир с балкона, вижу одно: мир гибнет, умирает. Окружающая среда. Деградирующее в людях человечество. Все жирные, с излишком веса. Безнадега (…) Тебе все эти факты что-нибудь говорят?» (пер. Ирина Лаппо).

Долгое время отсутствие таких простых вещей, как еда и одежда, было главной заботой — и зачастую главной причиной грусти — большинства людей. Однако в наше время основной источник проблем — это излишество. Переизбыток дешевой вредной еды вызывает массу проблем со здоровьем, а огромное количество мусора и загрязнение окружающей среды, обусловленное стремительным ростом потребления, уничтожают нашу планету неслыханными темпами. В приведенной цитате из нашумевшего романа 2002 года Дороты Масловской «Польско-русская война под бело-красным флагом» талантливо передана именно эта специфическая грусть, порожденная тотальной избыточностью современности.

Зыгмунт Стащик

  «Может быть, вокруг слишком много всего
В конце концов компьютеры не остановят поток
Наших слез».

В этой цитате из припева песни 2001 года рок-группы T. Love под названием «Pank is Dead» тоже говорится о современной грусти. Здесь не только поднимается все та же тема избыточности, но говорится еще и о компьютерах, устройствах, оказывающих огромное влияние на наш мир, особенно в эпоху после возникновения интернета. Тем не менее даже удивительные свойства этих устройств (только представьте, что было бы, если бы кто-то в Средневековье сказал, что люди будут беседовать друг с другом через экран в режиме реального времени, находясь на разных континентах, — его бы точно назвали колдуном или психом!) не смогли покончить с грустью — извечным спутником человечества. Более того, многие полагают, что интернет, подаривший нам возможность общаться с любым человеком на планете, по сути стал катализатором отчуждения, ответственным за подмену важных межчеловеческих отношений в настоящей жизни поверхностным виртуальным общением. Слова песни «Pank is Dead» написал знаменитый вокалист T.Love’s Зыгмунт Стащик.

  Мария Конопницкая

«И когда ваше сердце будет потрясено
Мыслью, что нет ничего ценного в жизни,
Вытрите слезы с глаз других людей,
Хотя ваши еще не высохли».

  Последняя цитата принадлежит поэтессе и писательнице XIX века Марии Конопницкой. Точное происхождение это популярнейшей цитаты не установлено, поэтому, к примеру, поэтесса Кристина Ядамская-Розкрут в своей статье 2010 года, опубликованной на сайте polskiemuzy.pl, называет ее просто «послание» Конопницкой (без указания источника). Тот факт, что Конопницкая была невероятно плодовитой писательницей,  оставившей после себя бесчисленные стихотворения, десятки рассказов, а также множество журналистских статей, поиск не облегчает.

В своем «послании» Конопницкая пытается дать положительный ответ на существование грусти в этом мире, который бывает не только сокрушительно мрачным, но и несправедливым («хотя ваши слезы еще не высохли»). Ответ, предложенный Конопницкой, таков: будь полезным и подбадривай других.

 

Автор: Марек Кемпа, март 2018.     

   
Марек Кемпа — журналист и музыкант из Варшавы. Много лет связан с редакцией Culture.pl, где сначала работал переводчиком, а потом стал постоянным автором. Марек Кемпа пишет о самых разных пластах польской культуры: о живописи, народных промыслах, обычаях, истории, литературе и музыке. Кроме того, он играет на гитаре и поет блюз (выступает под псевдонимом Mr Marulin).

    https://culture.pl/ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23987



« Ответ #3 : Декабрь 04, 2019, 08:11:19 »

                                         Грустить — нормально. Почему мы не должны постоянно стремиться к счастью.

  Вам грустно — значит вы делаете что-то не так. Согласны? Зря — вы не обязаны постоянно чувствовать себя счастливым, более того: такая погоня за ощущением эйфории только вредит нам. Культ счастья — плод европейской культуры, а виноваты в нем ушлые маркетологи и философ Томас Гоббс. Aeon советует быть как эпикурейцы или романтики — вот истинный путь к удовлетворенности жизнью. Читайте о том, как принять свою грусть и перестать быть жертвой корпораций, манипулирующих нашими эмоциями.

В 1920 году американский психолог Джон Б. Уотсон опубликовал результаты одного из самых спорных с точки зрения этики исследований прошлого столетия. Вместе с Розали Рейнер, аспиранткой Университета Джонса Хопкинса в Балтиморе, Уотсон провел эксперимент по обусловливанию эмоций у младенца.

До этого опыты с условными рефлексами проводились только на животных. Уотсон и Рейнер в качестве испытуемого выбрали девятимесячного мальчика, в рамках эксперимента получившего псевдоним «Альберт». Заплатив его матери доллар, они начали серию опытов — сначала познакомили малыша с разными небольшими животными, в том числе с домашней крысой. Крыса ему понравилась. Когда Альберт играл с грызуном, экспериментаторы ударили молотком по металлической доске — громкий звук испугал мальчика, и он расплакался. Эту манипуляцию проводили каждый раз, когда Альберт играл с крысой.

В итоге чтобы Альберт расплакался, достаточно было просто показать ему крысу, не издавая при этом никаких громких пугающих звуков. Так у ребенка была сформирована условная реакция страха — правда, со временем произошел «перенос»: мальчик боялся не только крыс, но и любых пушистых животных, в частности кроликов и собак.

Удивительно, что этот жестокий неконтролируемый эксперимент не вызвал протестов в обществе и никак не повлиял на репутацию Уотсона в научных кругах. Более того, после публикации статьи Университет Джонса Хопкинса увеличил оклад ученого на 50% (в университете Уотсон был популярен: студенты называли его «самым привлекательным профессором»). Но после того как его жена обнаружила любовные письма, адресованные Уотсоном своей ассистентке Рейнер, профессора уволили.

  Ученый быстро нашел себе место в рекламном бизнесе: Уотсон продолжил изучать обусловливание поведения людей на примере потребителей. Впоследствии Уотсон вспоминал:

«Я обнаружил, что следить за графиком продаж нового продукта не менее увлекательно, чем за кривой обучения животных и людей».

На новом поприще ученый прививал аудитории лояльность к бренду, создавал персонажей для рекламы продуктов и формировал потребительские страхи, чтобы мотивировать людей приобретать определенные товары.

К примеру, с участием Уотсона была создана рекламная кампания туалетной бумаги Scott: на рекламном плакате были изображены хирурги рядом с пациентом, надпись под картинкой гласила: «А ведь всё началось с жесткой туалетной бумаги». Сегодня подобные манипуляции потребительским поведением крайне распространены: благодаря развитию технологий big data и цифровой среды они принимают более изощренные формы.
 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23987



« Ответ #4 : Декабрь 04, 2019, 08:12:45 »

  При этом психологическая манипуляция в наше время направлена не на формирование страхов, а на создание ощущения счастья.
Счастье в последние десятилетия стало отличным маркетинговым инструментом, продающим «антистресс»-товары и продукты по уходу за собой (вспомните гравитационные одеяла или книги-раскраски для снятия стресса). Популярность этих продуктов основана на новой версии счастья, которое заключается в отсутствии негативных чувств.

  Этот моральный императив — стараться быть (или хотя бы выглядеть) счастливым любой ценой — привел к перформативному счастью. С помощью инстаграма люди создают себе публичные образы, проходящие через череду «пиковых моментов» счастья. Грусти и разочарованию, как и обыденности, здесь не место. Можно провести аналогию с протестантской моралью: если ты не выглядишь достаточно счастливым, значит, ты недостаточно упорно трудился.

Счастье не всегда воспринималось таким образом.

Эпикурейцы рассматривали счастье как апонию (отсутствие физической боли) и атараксию (отсутствие тревоги). Оно никак не связано с материальным достатком или поиском вознаграждения; счастье, скорее, было состоянием души, исполненной благодарности.
Согласно этой концепции, если ты не испытываешь телесного или умственного дискомфорта, можно считать себя счастливым.

Такое понимание счастья характерно для всей западной цивилизации. Например, еврейское благословение «ашер яцар» произносится после каждого утреннего туалета: человек благодарит Бога за то, что может удовлетворить свои самые базовые потребности самостоятельно. В эпикурейском смысле возможность просто помочиться — уже счастье.

Современные мыслители рассматривают счастье не как отсутствие дискомфорта, а как стремление к благополучию. К примеру, английский экономист Ричард Лэйард говорит о явлении, которое можно назвать «экономикой счастья» — его концепция стала основой исследовательского проекта «Всемирный доклад о счастье» (World Happiness Report), в котором анализируется, как уровень дохода человека и благосостояния общества в целом связан с ощущением счастья. Однако Лэйард, как и Эпикур, считает самым важным фактором счастья душевное здоровье (книга «Счастье: Уроки новой науки»).

Но не все концепции счастья настолько же близки к идеям эпикурейцев. Яркий пример — позитивная психология, которая обрела популярность благодаря Мартину Селигману (в то время — президенту Американской психологической ассоциации), избравшему счастье в качестве ключевой темы для своих исследований в 1998 году.

Селигман предположил, что ощущение счастья рождается, когда мы испытываем положительные эмоции и стремимся к ним, а также благодаря чувству общности и экзистенциального смысла. Он считал, что человек «научается» несчастью, когда не пытается избежать неприятных ситуаций.

С этой точки зрения, счастье — это то, чему мы должны постоянно учиться, над чем должны усердно работать.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23987



« Ответ #5 : Декабрь 04, 2019, 08:15:01 »

  Это был первый шаг к сегодняшнему широко распространенному пониманию счастья как гонки за его пиковым состоянием. Антидепрессанты бьют рекорды продаж, книжные магазины завалены изданиями по психологии из серии «Помоги себе сам», становятся популярными различные виды терапий, которые призваны помочь нам перестать мыслить в негативном ключе и настроиться на процветание. Каждый миг жизни должен строиться таким образом, чтобы достичь высшего состояния счастья, каким бы мимолетным он ни был. А несчастье нужно гнать прочь.

Так откуда же родом эта идея о «пиковом состоянии» счастья? Когда в английский язык пришло слово “happy” (приблизительно в середине XIV веке), оно означало скорее «благоденственный, успешный». Вплоть до XVI века слово “happy” не было напрямую связано с радостью. А в середине XVII века Томас Гоббс в «Левиафане» связал счастье с бесконечным процессом обретения объектов желания, переопределив счастье как субъективное переживание, основанное на наших влечениях.

По мнению Гоббса, счастья можно достичь через приятный опыт. Он считал, что перманентной удовлетворенности быть не может; человек постоянно идет к счастью, а препятствия на пути к нему и его ускользающая природа — это фича, а не баг. Так что, скорее всего, за наше современное понимание счастья ответ несет именно Гоббс.
«Что такое счастье? — спрашивает Дон Дрейпер из сериала „Безумцы“ и тут же отвечает на свой вопрос: — Это ровно тот момент, после которого тебе понадобится еще больше счастья». Мы гонимся за счастьем, не позволяя ему к нам подойти. Мы собираем моменты счастья, словно ракушки на пляже. Это сизифов труд, который ведет нас по пути, полному разочарований.

Есть современный образ экзистенциальной пустоты: человек, летающий по миру, публикующий в соцсетях фотографии ресторанов и достопримечательностей, демонстрирующий акты своего счастья, достигнутого ценой потери тесной связи со своими близкими. В попытке быть счастливыми, а точнее, быть счастливее других, мы теряем и связь с самими собой. Это лотерея, в которой нельзя выиграть.

Итак, мы хотим быть счастливыми, но боимся потерять истинную связь с собой и с миром. Возможно, в решении этой проблемы нам поможет философия романтиков, которые принимали и свои радости, и свои печали.

Джон Китс в «Оде меланхолии» писал:

Пред алтарем во храме Наслаждений, —
Увидеть их способен только тот,
Чей несравненно утонченный гений
Могучей Радости вкусит услады:
И во владенья скорби перейдет.

  Во время Песаха евреи стряхивают в блюдца капли вина для поминания казней египетских — так они отдают дань скорби, прежде чем начать празднество. Такие меланхоличные ритуалы могут освободить нас из безвыходного лабиринта погони за счастьем.

Мы никогда не будем удовлетворены и спокойны, если не примем свои негативные чувства: скорбь, печаль и грусть. На деле негативные переживания оказываются не такими уж и негативными.

Испытываемая нами грусть может приносить много пользы. Любопытны результаты недавних исследований социального психолога Джозефа П. Форгаса из Университета Южного Уэльса в Сиднее. Они показали, что люди лучше запоминают интерьер магазина и подробности происходящего, когда на улице стоит дрянная погода, а настроение у них — не очень. Форгас также продемонстрировал, что мы склонны принимать более взвешенные решения и выносить более здравые суждения в грустном настроении, чем в приподнятом. Согласно его исследованиям 2007 и 2013 годов, грусть помогает нам лучше коммуницировать, быть убедительнее и обращать больше внимания на детали и противоречия.

Это не означает, что нужно искусственно вызывать в себе состояние грусти, ныть и жаловаться. Просто стоит помнить, что в плохом настроении мы можем выполнить более сложные задачи, проявить больше упорства и трудолюбия, поскольку эта эмоция держит нас в состоянии готовности к отражению ударов судьбы. Она заставляет нас исследовать себя и оценивать свое положение в этом мире.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23987



« Ответ #6 : Декабрь 04, 2019, 08:16:32 »

  Простая способность справляться со сложными эмоциями может повысить уровень удовлетворенности собственной жизнью. Несколько лет назад проводилось исследование, результаты которого были опубликованы в журнале Emotion. В нем приняли участие 365 эмоционально стабильных людей в возрасте от 14 до 88 лет; участникам выдали смартфоны с приложением, в которое нужно было в течение трех недель ежедневно заносить ответы на вопросы о своем эмоциональном состоянии.

Выяснилось, что низкую удовлетворенность своей жизнью показывали те участники, кто сообщал о дурном настроении и считал, что негативные эмоции вредны и мешают счастью. Те же участники, кто не видел в негативных эмоциях ничего плохого, оставались удовлетворены своей жизнью, даже находясь в дурном расположении духа.
Для нас вполне естественно не отделять негативные эмоции от позитивных. Чарлз Дарвин в своей работе «Выражение эмоций у человека и животных» предвосхитил грядущую бесплодную погоню за счастьем: он писал, что нам необходимо внимательно относиться к своим чувствам, поскольку эмоции влияют на наши действия и на нас самих. Страх и злость могут сделать человека замкнутым, а сексуальная активность — более открытым. Но в эволюционном смысле эмоции на обоих полюсах важны лишь в вопросе достижения главных целей — выживания и размножения. Сами по себе эмоции бессмысленны: очень приятно съесть вкусное пирожное, но чувство счастья, которое мы испытаем при этом, не имеет никакого значения в масштабах эволюционных процессов. Иными словами, наше стремление достичь счастья любой ценой — это наследство от наших далеких предков, которым для выживания нужно было искать наиболее калорийную пищу. Счастье — это не конечная цель, а лишь путь к ней.

Искать одни лишь удовольствия и стремиться всегда пребывать в отличном настроении — это ложный путь к удовлетворению. Нам нужен ясный разум, только так мы сможем контролировать свои чувства и справляться с отрицательными переживаниями, которые неизбежно будут возникать — всё, как завещали эпикурейцы.

Судя по всему, культ счастья — это типичный для англо-американской культуры феномен. Во-многом он сформировался благодаря общественному запросу на подавление негативных эмоций. По сравнению с теми же французами, чья культура допускает наслаждение жизнью без погони за счастьем, англичане и в гораздо большей степени американцы считают необходимым «держать лицо»: американцы преувеличенно жизнерадостны, а британцы преувеличенно сдержанны.

Отрицание и маскировка негативных эмоций становится важным культурным требованием. В этой парадигме мышления тот, кто испытывает отрицательные чувства, что-то не то думал или не те действия совершил.

За это приходится расплачиваться. В книге психолога Брока Бастиана The Other Side of Happiness: Embracing a More Fearless Approach to Living говорится, что представитель западной культуры в 4–10 раз более склонен к развитию клинической депрессии или тревожности, чем представитель культуры восточной. По словам автора, в Китае и Японии принято воспринимать и позитивные, и негативные эмоции как естественные человеческие проявления; счастья не нужно искать, а с несчастьем не нужно бороться.

Желание заменить негативные эмоции позитивными делает нас беззащитными перед рекламными манипуляциями — теми, на которых специализировался скандальный Уотсон. Но это желание в нашей культуре возникло не из ниоткуда. Для бизнеса вера людей в то, что над счастьем нужно работать, — серьезный стимулирующий фактор. Счастливые работники на 12% более продуктивны. У Google есть должность главного менеджера по счастью. Люди хотят покупать товары «для счастья». А Американская психологическая ассоциация недавно выпустила пятое издание «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам». В нем указано, что если человек испытывает подавленные чувства более двух месяцев, следует рассмотреть лекарственную терапию.

   Тем временем технологии маркетинга и нейроэкономики стремительно развиваются.

Уже сейчас на рынок выходят технологии сканирования лиц покупателей, позволяющие определять их эмоции; в ближайшем будущем реклама необходимых нам товаров будет преследовать нас на всех цифровых платформах; потом, скорее всего, будут найдены способы воздействия на наши центры удовольствия, чтобы мы купили конкретный продукт.
В конце концов, фейсбук уже отлично манипулирует настроением пользователей с помощью персонализированной новостной ленты.

Если мы позволим собой манипулировать, то поставим под угрозу не только наши кошельки, но и себя самих. Стремление получать быстрые эмоции от нового товара или очередного лайка приводит лишь к чувству одиночества.

   https://knife.media/manipulating-happiness/
Записан
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap