Декабрь 04, 2021, 08:37:02
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Последняя точка.  (Прочитано 469 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26561



« : Июль 24, 2021, 12:23:14 »

  Автор-составитель  Валентина Серикова.

 ПОСЛЕДНЯЯ ТОЧКА.
 
Удивительные свидетельства монахов
и иных лиц, живыми проходивших мытарства.

По благословению Блаженнейшего Онуфрия
Митрополита Киевского и всея Украины
священноархимандрита Святой Успенской
Киево-Печерской Лавры
при Наместнике Высокопреосвященнейшем Павле
митрополите Вышгородском и Чернобыльском.

Опасно для жизни — вечной.

Эта тема до конца в руки живым не дается, поскольку в полноте открывает свою тайну только после конца. А в промежутке «до» и «после» — вихрь вопросов и недоумений. Что же происходит после загадочной последней точки в личной истории каждого, «когда покров земного чувства снят»? Для православных «жизнь будущаго века» несомненна. Уже и наукой доказано, что энергия души неуничтожима. Следовательно, человека ждет вечность. А вот какова она будет — ответ для каждого отдельный, в зависимости от того, какой след мы оставим в мире Божьем и во что обратим свою душу — в зерно или плевелы.

Осознание себя в мире ином — это, конечно, потрясение, к которому нельзя подготовиться, сколько не готовься и не читай о нем. Его можно только пережить. Тем не менее, даже собираясь за границу, мы стараемся побольше разведать о стране, которую предстоит посетить, изучить ее порядки, законы, нравы. В этом смысле «тот свет» всем заграницам заграница. И удивительно, что человек, то ли от страха, то ли от нерадения, не спешит узнать законы и духовную топонимику места, где точно окажется, и куда навсегда отправляются все странники, кратко и временно живущие на земле.

За последние пятьдесят лет на книжный рынок выплеснулась волна «откровений» западных исследователей и просто оккультистов в псевдонаучных тогах, представляющих «жизнь после смерти» как некий увлекательный мистический аттракцион, серфинг в астрале с участием «дружелюбных сущностей и ангелов света». Видно, иррациональный мир не дремлет, перелатывая старую уловляющую сеть по моде цифрового поколения и расставляя силки согласно последним трендам для «продвинутых пользователей». Достоверных православных источников из той веси не так и много. Но эта информация есть, и она на вес золота. Всем, наверное, известна классика темы, не раз переиздававшаяся, со свидетельствами особых избранников Божиих, удостоившихся побывать в Царствии Небесном еще до исхода из «юдоли плача». Драгоценны слова о том первоверховного апостола Павла, блаженного Андрея, преподобного Ионы Киевского… Однако это исключительный опыт великих святых. К классике принадлежит и обстоятельный впечатляющий рассказ о мытарствах блаженной Феодоры, помощницы преподобного Василия Нового, записанный его учеником Григорием. Это уже рассказ для нас, грешных, о том, какой бывает встреча с иным миром.

Мытарства для призванных в вечность — одно из первых серьезных и отрезвляющих знакомств с новой реальностью. Это, образно говоря, «разбор полетов» после посадки. Однако дух времени врывается в жизнь сегодня такими шквалами, что уже и в среду христиан приносит скептические смешки об испытаниях Феодоры Цареградской: мол, это что-то вроде церковного фольклора, да и когда было — в X веке, преданья старины глубокой, многое поменялось…

Изменилось, действительно, немало, и вера у нас уже не та, что у прежних поколений православных, но знаний о внешнем мире современные маловеры поднакопили за последние годы достаточно. Наверное, слышали и про закон сохранения энергии, о том, что она никуда не исчезает, а переходит из одной формы в другую. Если этими свойствами обладают даже вторичные безличные виды энергии, как, например, тепловая и электрическая, то что же говорить о сложных психических энергиях в спектре от любви до ненависти, генерируемые творениями, каждое из которых уникально и создано по образу Божию? Все наши поступки, слова, эмоции и мысли, ежеминутно и круглосуточно транслируемые во Вселенную, меняют ее живой облик в зависимости от принятого контента и остаются в Божиих анналах, бледно и бездыханно сымитированных в «винчестерах» компьютера. С этих «дисков памяти» после разрешения от тела воспроизводится жизнь пред очами души  в реальном времени от первого мгновенья до последнего.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26561



« Ответ #1 : Июль 24, 2021, 12:25:03 »

  Но не менее тщательно записанными найдем наши деяния в старомодных свитках-хартиях, которые составляют бесы на каждого фигуранта, проходящего мытарства. И к какой отметке спектра в итоге приблизимся: нижней или верхней — к тому миру и будем сопричислены. Ибо подобное притягивает подобное. Великий святитель Игнатий Брянчанинов в «Слове о смерти» писал: «В то время, как тело уснуло сном смертным, что совершается с душою? Слово Божие открывает нам, что наши души по разлучении их с телами присоединяются — соответственно усвоенным ими в земной жизни добрым или злым качествам — к Ангелам света или к ангелам падшим. С ангелами они составляют по естеству своему один разряд существ, разделяясь по качеству, подобно им, добром или злом»[1].
Возьмем еще притчу у природы: если длина волны солнечного света достигает 700 нм, а у тьмы она равна нулю, так как черный цвет — это отсутствие электромагнитной волны любой частоты видимого диапазона, то как может душа, очерненная грязью греха, подняться к Солнцу Правды Христу? Законы физики материального мира исключают какое-либо сближение диаметрально противоположных частот, а духовного — тем паче. Об этом еще две тысячи лет назад сказал первоверховный апостол Павел: «Что общего у света с тьмой или у Христа с Велиаром?» (Кор. 2:6).

Современнику это понять нетрудно. Как известно, радио «Вера» и радио «Шансон» работают на разных частотах FM. Души тех, кто их слушает, в эфире Вселенной тоже звучат на разных волнах, которые каждого швартуют на свой причал по неумолимому закону резонанса. Ведь у одних жизнь прошла под «Херувимскую», у других — под песенки и брань. А между ними «утверждена великая пропасть» — как между богачом и Лазарем (Лк. 16:26).

Справедливость вердикта входит в сознание, когда обнаженное от тела «я» смотрит о себе Божьи хроники, заново проживая и оценивая каждый эпизод, — теперь уже со стороны. И, оценив, душа сама определяет свое место в вечной жизни по собственному подобию — со избранными или со строптивыми. В бесплотном мире мысль прозрачна и передается без искажений: в нем невозможно юлить и лукавить, «Той бо весть тайная сердца» (Пс. 43:22). Мастера обмана и прочего беззакония будут сильно разочарованы и потерпят провал не в фигуральном, а прямом смысле — в бездну. В тот момент не найдется такого, кто бы не захотел исправить свои ошибки и покаяться. Но Там изменить уже ничего нельзя!

Свободная воля у человека активна, только когда душа находится в теле — это решающее условие, данное нам на земле. Правом личного выбора можно пользоваться, исключительно пока жив. После смерти получаем итог принятых решений, который сами уже исправить не в силе. О том говорится в «Четьях-Минеях»: «Ангелы сказали мне: „Невозможно тебе покаяться без тела, которым совершал грехи “»[2].
По словам святителя Игнатия (Брянчанинова), «при разлучении души от тела видимой смертью мы снова вступаем в разряд и общество духов»[3]. Лишившись герметичного тела-скафандра, в который человек облечен для странствия по земле, он снова начинает видеть тонкий мир со всем его населением — Божьими Ангелами и страшными демонами. И уводится теми, к кому приблизился. В Царствие Божие или преисподнюю. Третьего не дано.

Как бы этого не хотелось нынешним конформистам, не существует промежуточной зоны для просто хороших порядочных людей и гуманистов, которые жили суетой, плотскими радостями и не пожелали узнать своего Творца и Спасителя. Если человек сознательно не выбрал Христа, не потрудился для спасения своей души, прибегая к церковным Таинствам, он «по умолчанию» выбрал антипода Христова и его царство адово. Нравится кому-то или нет, но духовный мир контрастен — это рай или ад, свет или тьма. Так он устроен Богом. Своевольному современнику, навыкшему к постоянным компромиссам и смешиванию света с тьмой в нечто серое и теплохладное, трудно снести полярную бескомпромиссность мирозданья.

Мытарства проходят те, кто учится смиряться и спешит узнать законы Божиего мира здесь, пока это возможно. Таковы правила «проекта», внутри которого мы находимся. Безгрешных на земле нет: «яко несть человек, иже жив будет и не согрешит». Главное — постоянно очищать душу покаянием. Грешить и  не каяться — опасно для жизни. Вечной жизни. Хотя и в текущей это чревато: часто расплата настигает уже в ней. Только в Православной Церкви установлено Таинство, которое освобождает человека от «надлежащего ему уза». Ловчая сеть греха раскинута врагами нашего спасения, бесами, на каждом шагу. У святых и праведных об этой сети сказано немало.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26561



« Ответ #2 : Июль 24, 2021, 12:26:22 »

  Вспомним лишь знаменитый 90-й псалом: «яко Той избавит тя от сети ловчи» (Пс. 90:3). А «избавить» от страшной липкой сети, связывающей в невидимый «совет нечестивых», угодивших в нее на всяком месте во всякое время, может только Господь через своего законного служителя, облеченного Его властью и имеющего благодать священства.

Происходит эта «операция изъятия» из сети в Православной церкви в Таинстве исповеди. Наверное, каждый православный знает, что слова разрешительной молитвы, читаемые священником над кающимся, самые чаемые и радостные на свете. Человек освобождается от тесных пут сети, тяжести греха, и часто Господь дает почувствовать это облегчение физически. В этот момент будто невидимая клавиша «Delete» удаляет запись исповеданных грехов, которые тут же исчезают из хартии.

Видели, как взлетает дирижабль? Он поднимается в небо выше и выше, по мере того, как за борт выбрасывается удерживающий балласт — мешки с песком. Преподобный Паисий Святогорец рассказывал: «Когда, не имея каких-то серьезных грехов, я приходил на исповедь к батюшке Тихону, то он говорил: „Песочек, сынок, песочек!“ Маленькие грешки собираются в целую песочную кучу, которая по весу может превышать один большой камень»[4]. Раскаянием, частой внимательной исповедью мы выбрасываем «мешки с песком» за борт своей души, чтобы она могла подняться к Богу. «Покаянием человек может изменить решение Бога», — заключил святой Паисий.
Жизнь — учеба. Смерть — выпускной. Мытарства — встреча с экзаменаторами. Согласно учения Церкви после окончания земной жизни душа проходит мытарства с девятого по сороковой день. Говорят, чужой опыт человеку трудно принять как свой. Особенно такой невероятный и суровый, который пережили люди, чьи исповеди изложены в этой книге. С другой стороны, не напрасно стожена пословица «умный учится на чужом опыте, а глупый — на своем». Господь, жалея нас и видя плачевное состояние последнего семени человека, сохранил для нашей духовной пользы уникальные свидетельства Своих избранников, впоследствии ставших в большинстве монахами. Еще недавно они были рядом с нами, слово их — удар в било, ушат студеной воды в дремлющих наследников святых предков.

Этим людям было попущено пройти чрезвычайные духовные испытания — живыми попасть на мытарства и вернуться оттуда, откуда обычно не возвращаются. Неизгладимы признания монаха Киево-Печерской Лавры отца Пиора — до этого номенклатурного работника, главного ветврача и безбожника. Преображение, которое случилось с ним, возможно только Богу: ушел в преисподнюю атеист и богоборец — вернулся ревностный православный христианин. Истории «Последней точки» приоткрывают тайные духовные глубины, сокрытые от нас за незримой чертой, разделяющей миры временный и вечный. Это область сверхъестественного, очерк топографии запредельного. Вход благословлен…

Редакция.

Свидетельство митрополита Вышгородского и Чернобыльского Павла наместника Киево-Печерской Лавры: «Мой отец видел ад и рай»
У детей не бывает плохих родителей, как и у родителей — детей. Нас у отца с мамой было девять душ, одного Господь забрал в младенчестве. Мы росли в христианском воспитании, у нас глубоко верующая мама и бабушка по линии мамы. А отец был из протестантов. Мы родились в такой семье, но все дети на восьмой день были крещены в православной церкви. Папа никогда нам не запрещал ходить в храм, но сам всегда молился только молитвой «Отче наш» и не возлагал на себя крестного знамения. Он был строг в воспитании и всегда говорил: «За одного битого два небитых дают». Мы всегда помнили и такие его слова: «Лучше я один раз перетерплю боль, чем стыд всю жизнь за своих детей».
Когда мне было шестнадцать-семнадцать лет и я учился в старших классах, то из интереса пару раз приходил на собрания протестантов. Мне хотелось знать их понимание веры, состояние души и чем они занимаются на их, так называемом, богослужении. Увидел я там абсурд и пустоту этих людей, действительно «приближаются мне людие сии усты своими и устнами чтут мя: сердце же их далече отстоит от мене» (Мф. 15:8.   Если человек вытащил два-три кирпича из дома, то он неминуемо развалится. Также бывает, когда люди упраздняют  догматы Церкви, устрой Богослужения, церковные и апостольские предания.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26561



« Ответ #3 : Июль 24, 2021, 12:28:05 »

  В 1985 году, будучи студентом Московской Духовной академии, я обратился к отцу с просьбой, чтобы он от меня отказался. Отец посмотрел на меня с сожалением: «Глупый ты человек. Я очень хотел детей, но Господь не давал, в то время мама болела. Но я молился, просил, и Господь послал мне тебя. Как же я могу отказаться от тебя? И всех вас? Вы моя кровь, вы моя жизнь и мое счастье».

Поступил я так потому, что очень хотел, чтобы отец принял крещение. Я не имел права, войдя в алтарь, за него молиться, вынимать частичку. И мне было очень больно. Я всей душой любил отца, а он — меня. Папа во всем помогал маме, никогда нас не обижал и без дела не наказывал. Он «подкупал» нас конфетами и печеньями, катал на санках, играл с нами в прятки, ходил на лыжах, когда мы были маленькими.
Одним словом, тогда в 85-м мы с ним побеседовали на Рождество Христово, и я опять ни с чем уехал в свою альма-матер — в Троице-Сергиеву Лавру — к началу моего духовного рождения. Через два дня после Сретения мне пришла телеграмма, приглашающая на телефонный разговор с родителями. «Какое счастье! — сказала мама. — Отец накануне Сретения принял Таинство Крещения. В церкви присутствовали все дети и внуки с зажженными свечами. Он сам обо всем договорился со священником, сам себе избрал кумовей, приготовился — и совершилось чудо». Наверное, в первую очередь это было чудо для меня.

На следующий день отец пошел в храм на праздник, чтобы принять участие в евхаристии. Однако он никак не мог понять, как можно причаститься Тела и Крови Христовых. Это как бы немного возмущало его душу: с человеком, сердца которого Господь еще не коснулся, такое может случиться. Пропели «Святая святым», папа стал вместе с народом подходить к чаше. И о дивное чудо! Господь спасает человека разными путями: отец видит, что вместо частички хлеба в лжице стоит Воскресший Христос и смотрит на него. Отец потом рассказывал: «Я не то что перепугался, даже не знал — стою ли я на земле или она ушла из-под ног. И мысль обожгла: как же я могу принять Его внутрь?!» Так я с минуту стоял в оцепенении, но сзади люди начали меня подталкивать: «„Лебедь (к нам в селе привыкли обращаться по фамилии), проходи!“ Тут Воскресший Христос опять стал частичкой хлеба, и я причастился». Священник позже вспоминал: «Я видел, что он на мгновение покрылся потом, который катился с него градом, и не мог понять, что случилось». Когда отец отошел от Чаши и подошел к запивке, то снова увидел небольшую сияющую фигуру Воскресшего Христа. Так Господь укрепил его и развеял сомнения.

Не скажу, что отец был очень усердным в посещении храма, он ходил не на все воскресные службы, но обязательно на двунадесятые праздники, соблюдал потом с мамой пост. Следом встал вопрос о том, чтобы совершить третье Таинство — Таинство венчания. Но враг рода человеческого всякими путями отводил от правды и истины, и когда я говорил о венчании, он отвечал, что туфель нет, то рубашки, то костюма. В один момент я зашел в магазин, купил все, что нужно, и принес домой: «Вот вам все необходимое на венчание». И как диавол предусмотрел, услышав его благое желание и мою настойчивость? Отец поругался с мамой и перестал с ней разговаривать перед самым отъездом ко мне в Нововолынск в 1988 году в канун своего дня ангела. Но мои сестры Наташа, Нина и Валя начали говорить, что надо ехать — батюшка ждет. И они утром выехали в Луцк, еще не помирившись, но когда пересели на автобус Луцк — Нововолынск, он заговорил: «Ты хочешь, чтоб твое желание исполнилось? Оно исполнится, потому что я дал слово Богу и дал слово батюшке».

Папа с мамой приехали ко мне, и я совершил Таинство венчания над своими родителями Димитрием и Надеждой и над родителями отца Виктора, у которых я некоторое время жил, Алексием и Софией. Папе тогда было 55 лет, а маме 53. Прошло Таинство очень торжественно, для меня это была большая радость, потому что я сам их венчал. Красиво пел хор, присутствовали родные. После венчания мы собрались и отпраздновали это событие в мерах разумного. И так они дальше жили с Божией помощью. Прошли годы, дети выросли и разошлись, родители снова остались вдвоем. Однажды утром отец проснулся и рассказал маме сон: он видел всех наших покойников, которые сидели за столом у нас на огороде и просили выпить коньяка. Надо сказать, что отец помогал многим. Они досмотрели две женщины и одну семью стариков, наших соседей деда Сидора с его женой Марией, дочь которых не хотела им помогать, и отец носил им кушать. Этот дед Сидор много меня наставлял в историческом понимании Священного Писания. И когда я поступил в семинарию, благодаря его науке я мог два года не открывать книги, поскольку знал весь материал. И вот  после этого сна (а я снам не верю) отец сказал маме: «Надя, пришло мое время, я скоро умру». Мама не приняла его слова серьезно: «Да что ты начинаешь? Не забивай голову». Но он стоял на своем: «Вот посмотришь». Это было в сентябре. Раньше папа, бывало, говорил, что если заболеет раком, то что-то себе сделает, поскольку очень боится страданий и не хочет никого обременять. Он никогда не болел, был настолько сильный, что в зубах поднимал более ста килограмм. А я молился, чтобы Господь, если уж пошлет такие испытания, то не допустит совершиться неугодного Ему, пусть даже для этого у отца отнялись бы руки и ноги. И Господь меня услышал. У отца был рак легких, который он носил в себе с 1972 года. Об этом знали все. Но болезнь была как бы законсервирована и не развивалась. А потом при переломе ребра на какой-то глубине пробились легкие, они зажили, но травма запустила онкологический процесс. В Луцке ему сделали МРТ и обнаружили две опухоли головного мозга — уже метастазные. Когда Александр Юрьевич Усенко, профессор, директор института имени Шалимова, спаситель в болезнях мой и моей семьи, повторил МРТ, то в голове обнаружил уже двадцать два метастаза. От операции мы с отцом отказались. Он сказал: «Пришло мое время».
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26561



« Ответ #4 : Июль 24, 2021, 12:29:49 »

   Не забуду такой эпизод. Тогда, в 2000 году, у нас шла борьба за только что отстроенный Успенский собор. Отец в то время уже не мог ходить, а передвигался скачками, опираясь на руки. Таким образом он добрался до машины, сел на переднее место, и мы подъехали к Великой церкви. Это, конечно, без слез не вспомнить. Спрашиваю: «Пап, тебе помочь?» Он не позволил: «Не надо, сынок, я сам». Из придела архидиакона Стефана он заполз в храм по ступенькам и приблизился к центральному алтарю Успенского собора. Долго молился, не знаю, о чем просил, но потом повернулся ко мне и говорит: «Сынок, если нужно умереть — умри за этот храм. Я тебя благословляю как отец, хоть ты и владыка». Он ко мне всегда обращался на «вы» и целовал руку — а тут так сказал.

Утром, по просьбе мамы, мы выехали домой пораньше, и отец всю дорогу пел: «Ой, скоро-скоро меня не будет, далеко поезд повезет…» Настал день — и отец уже не вставал. Он практически не принимал обезболивающих, только в последние дни, хотя, видно, испытывал сильные боли. Причащался он каждый день. Дай Бог и мне такое чувство покаяния и смирения, какое было у него в то время. Когда приходили и говорили: «Митя, ты еще выздоровеешь!» Он отвечал: «Вчера плевал на грудь, сегодня на бороду, и я выздоровею? Чего вы меня упрашиваете? Я буду вечно жить, не умру. Но приходит время — мы все отходим…»

И тут настал один чрезвычайный момент, когда я приехал домой, раньше вернувшись из Иерусалима. Папа даже рассердился на маму: «Зачем ты вызвала владыку? Еще не время!» Он как бы спал и вдруг начал кричать так, что просто Страшный Суд! Кровь в жилах стыла — лежит и кричит так, что не передать! Я стал читать канон на разлучение души от тела и молился Божией Матери. Минут через двадцать отец пришел в себя. Он не мог перекреститься, но в волнении вымолвил: «Сынок! Владыка! Благодарю, что вы меня забрали!» Я наклонился над ним: «Что случилось?» Он смотрел глазами, полными невыразимого страха: «Я был в аду! Если бы вы видели, что там! Все, что у вас изображено на стене у входа в Ближние пещеры, существует! (Фреска у входа в Ближние пещеры воспроизводит двадцать посмертных мытарств души. — Ред. ). Все так и есть! Меня через все провели. Не заводили только на одно мытарство — туда, где содержатся невенчанные, потому что я венчан». Важно, что эти двадцать минут для страдальца длились бесконечно долго. Немного опомнившись, он рассказал, что за нарушение поста в среду и пятницу наши неприятели, враги, заставляли есть мерзких червей. За матерные слова страшно били по устам. Невозможно передать словами тот ужас и муку, которую претерпевает там душа!

Я не знал, что и думать об услышанном, все-таки удивительно. На второй день отец опять лежал недвижимо, как бы спал — но на этот раз такой красивый, розовый, с улыбкой. Мы с моим другом, отцом Анатолием, снова стали читать канон на разлучение души с телом. Отец через полчаса пришел в себя и говорит: «Сынок, зачем вы меня забрали? Я сегодня был в раю. Господь показал все, что мне было позволено. Не скажу, что видел много знакомых людей, но есть. Если бы вы знали, какая там радость и блаженство! Я не хотел оттуда уходить, но слышал, как вы молитесь, как читаете, и меня отпустили». Так повторялось три раза: один раз он побывал в аду (может быть, за свое протестантское прошлое) и два раза — в раю.

5 ноября я собрался в Киев, где меня ждал Блаженнейший митрополит Владимир: надо было освящать кресты на храм на родине Леонида Даниловича Кучмы, в то время президента страны. Я взял отца за руку: «Пап, я приеду 8 числа поздравить  тебя с днем Ангела, и мы тогда подольше побудем вместе, а сейчас мне надо ехать, звонил Предстоятель» (благодарю Бога, что я был у ног Блаженнейшего, это святой жизни человек, который мне по-другому открыл мир и повлиял на мое мировоззрение). Отец ответил: «Не торопись, сынок, в этот день будут похороны. А в лучшем случае, я в этот день помру». Говорю ему: «Дождетесь меня». Он кивнул: «Дождусь, но мы уже общаться не будем». Я попросил у него прощения, поцеловал его — все как должно быть.

Утром 7 ноября мы с Блаженнейшим освятили кресты храма святой великомученицы Параскевы в селе Чайкино, на родине Кучмы. Без десяти минут десять служилась заупокойная лития. Совпадений в жизни нет, а есть Промысел Божий. И вот поминаются Даниил и Параскева, родители Кучмы, и я поминаю новопреставленного Димитрия. Такое в моей жизни было второй раз. В 1986 году, когда умер митрополит Антоний, мы служили вечером заупокойную службу, и я помянул новопреставленную Александру, но не знал, кто это, думал: кто ж мог умереть? Прихожу после этого в келию и вижу: лежит телеграмма с сообщением, что умерла моя бабушка Александра. А тут — Димитрий.

На душе у меня стало как-то хмуро. Мы пошли сели за стол, Леонид Данилович просит спеть песню на стихи Блаженнейшего про маму. А у меня ничего не получается — горло вдруг стиснуло. Думаю: «Ну, какой же Димитрий? Кого я поминал? Папа еще живой». Блаженнейший мне говорит: «Владыка, ты сегодня какой-то сам не свой». Я согласился: «Сам не могу понять». — «Ну, не обращай на это внимания». А через десять минут приходит охранник президента и говорит: «Леонид Данилович, просят владыку Павла». У меня сразу сердце — ёк! Беру трубку и слышу крики, всхлипы: «Владыка, нет папы! Двадцать минут назад умер». Такое было. Он причастился в понедельник утром, заснул и уже не просыпался. Только когда умирал, открыл глаза, посмотрел на всех, улыбнулся, потом сомкнул веки, вздохнул — и нет его. Такова краткая история блаженной кончины моего отца.

Помню, когда я пришел просить благословение на монашество, мама отказала наотрез: «Никогда! Только через мой труп!» А мудрый отец сказал: «Говорю тебе — не опозорь то, к чему ты стремишься, чтоб мне не было стыдно». Я эти его слова запомнил на всю жизнь. Папа много не разговаривал, но если заслужил — получишь. Он очень трепетно относился ко всем людям, не пропустил ни одного нищего. Когда к нам кто-то приходил и мама иногда могла что-то придержать, как у женщин бывает, он потом обличал: «Ты что думаешь две жизни жить? Почему не поделилась? Люди нуждаются больше, чем мы с тобой!» Мама тоже отзывчивый человек, но эта доброта и мудрость отца всегда возвышалась примером для всех нас.

Когда папы не стало, я сразу обратился к отцу Василию, чтоб он попросил моих друзей помолиться о новопреставленном родителе. Матушка Стефания прочитала за ночь всю Псалтырь о упокоении его души. А я, уставший после службы, прилег немножко отдохнуть и тут вижу во сне дивный белый дом. И радостный папа ко мне обращается: «Мне построили дом. Видите, какой красивый? И мне подарили семьдесят два подарка на день Ангела. Я вам очень благодарен. Это для меня такой прекрасный день!» Я проснулся и всем рассказал этот сон. Матушка Стефания предположила: «Может, это потому, что прочитали всю Псалтырь?» А когда я приехал домой, отец Василий встретил меня словами: «Владыка, я заказал семьдесят две литургии и семьдесят два отпевания на 8 ноября». Семьдесят два! Вот вам доказательство великой благодатной силы православной литургии и того, как наши покойные к нам близки. 8 ноября, в день памяти великомученика Димитрия Солунского, покровителя моего родителя, были похороны, как и сказал отец при расставании.

Он был очень добрым, и на похороны пришло море людей, человек семьсот. Отпевали четыре архиерея. Дивно было, когда гроб положили на телегу, лошади не тронулись с места — не пошли со двора. И мы ждали, пока придет машина. Ночью разыгралась вьюга, а утром все успокоилось, вышло солнце. Мы похоронили отца, все пришли к нам на поминальный обед. Люди покушали, посидели минут сорок. Вдруг ударила молния, хлынул дождь — за три минуты все залил. И люди разбежались по домам. Вот и все. Как хотите, так и понимайте. «Земля живых» рядом с нами, и душа наша туда тоже порой приближается еще в этом мире.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26561



« Ответ #5 : Июль 24, 2021, 12:37:59 »

  Примером тому может быть и история с дедом Сидором, о котором уже упоминал. Когда я еще учился в торговом техникуме, мы с ним однажды договорились, что если я раньше умру, то я ему приснюсь, если он — то он мне приснится и сообщит, как все было. Прошло время, я уже о том забыл, и про деда ничего не знал. В одно время зимой так сильно замело снегом, что я не мог приехать на выходные домой. Приехал на следующую субботу и спрашиваю у мамы про деда Сидора, а она говорит: «Его уже  нет неделю». А мне снился сон со вторника на среду. «В тот день отец к нему пошел с едой», — присела на стул мама. «Мы с ним побеседовали, — объяснил мне во сне Сидор, — я сказал, если умру, то мыть меня не надо. Отец твой запел. Я еще немного посидел, штопал рукавицы. Когда мне стало плохо, я достал 17 рублей 62 копейки, положил на подоконник и открыл двери. И только я лег — сразу умер. А чтоб ты знал, что это правда, скажу тебе, что в такой-то день умрет девушка в нашем селе» (он назвал ее по имени). Мы с мамой поговорили о случившемся, и я снова вернулся на учебу. А когда в следующий раз приехал и спросил маму о той девушке, то услышал: «Умерла она». Такое тоже было.

Сегодня я читаю в книге о наших старцах, об их блаженной кончине и имею возможность благодаря Богу, Божией Матери и преподобным соприкасаться с явлением смерти братии. Вот пример, который случился помимо моего желания: мы говорили за два дня до смерти с отцом Марком, архимандритом Лавры, и я ему сказал: «Ты скоро уйдешь». И через два дня его не стало. Помню, как говорил с отцом Алексием. Был у нас такой старенький монах святой жизни, который незадолго до своей кончины слышал прекрасные голоса, которые поют Херувимскую песнь, и просил меня, чтоб я помолился. В разговоре речь зашла о смерти, и он сказал: «Нет смерти, владыка! Есть вечная жизнь». На таких людях, духовно углубленных в текущей жизни, я видел пример блаженной кончины. Бог прославляет потрудившихся Ему в свое время, но дает возможность размыслить и над собственной жизнью.

Смерть — это таинство. Это третий день рождения. Честно говорю: нет такого дня, чтоб я не думал о смерти. Но постигнуть глубину смысла этого слова и переживание самого события никак невозможно. Могу представить, как буду лежать в гробу, но вот что переживает душа — непредставимо и никак не помещается в моем сознании. Всякий чин погребения мирянина и младенца просто непостижим по своему значению. Но для монахов есть особый монашеский чин отпевания — он необычайно глубок по своей сути, значителен для души и при этом такой радостный, что я бы его сравнил с Пасхальным каноном. Если бы люди знали, как это благодатно, наверное, весь мир, хотя бы перед смертью, ради одного чина отпевания принял бы монашеский постриг.

Подтверждением тому можно назвать и бывшее с насельником нашей обители схиархидиаконом Стефаном, который умер в двадцать пять лет. На обратной дороге в Лавру с отпевания моего отца он вдруг задумчиво произнес: «А вот чья будет следующая очередь после вашего папы?» Я ему ответил: «Может быть, моя?» Надо сказать, что отец Стефан очень радовался за того, кто болел раком. Говорил: «Какой счастливый человек! Он может приготовиться, сам все раздать». Настал май, и я вижу, что он еле идет. Я всегда говорю братии: «Если кто-то заболел, сообщайте мне». Болезнь — это естественный образ, как и смерть. Мы же не знаем судов Божиих. Я не стремлюсь проникать, куда нам невозможно, мне достаточно того, что Господь дает мне жить. Его благая воля простирается над каждым, лишь бы мы были истинными христианами и стояли в святой православной вере.

И вот отец Стефан признается: «Владыка, у меня так болит внизу живота». Я говорю: «Что ж ты молчишь?!» Если надо, то я всегда звоню своему другу Александру Юрьевичу Усенко, директору института хирургии имени Шалимова. Туда на следующий же день отвезли отца Стефана. Через день после обследования ему сделали операцию. Доктор дал знать: «Здесь водянка, но чтоб не было ничего другого… Сделаем гистологию, тогда могу сказать». После операции мы забрали Стефана домой, а через несколько дней звонит мне Усенко: «У него уже метастазы по кости выше таза на уровне почек». Спрашиваю: «Что можно сделать?» — «Уже ничего».

Мне надо посетить болящего, но непросто нести такие вести. Я зашел к нему, присел: «Сказать тебе правду?» Он кивнул: «Говорите». — «У тебя онкология». Он перекрестился: «Слава Богу!» Наш юный архидиакон воспринял сообщение очень спокойно, сказал, что у него тетя и бабушка болели онкологией. Когда меня братия попросили постричь его в схиму, стали думать, какое имя ему дать. Отец Поликарп назвал: «Стефан — в честь первомученика архидиакона Стефана». Он не сразу согласился на схиму, но потом принял предложение. И вот мы совершаем в пещерах его постриг в высший ангельский образ. Конечно, меня слезы заливают, знаешь, что умирает юноша святой жизни. Но что можно сделать? В конце пострига говорю: «Обычно в эту минуту поздравляют… но ты знаешь причину своего пострига. И я тебе ничего не могу сказать». А он улыбается: «Владыка, не надо ничего говорить. Вы уже все сказали и сделали». Я ему благословил: «Отец Стефан, пока можешь, ходи на службу и садись на мое место». И он приходил каждый день, провозглашал всегда мирную ектенью. Потом садился на стульчик, где сидит наместник, а после его братия под руки вела в келью.

  Скажу, что у него не было ни малейшего страха, ни малейшего ропота, ни малейшей обиды. Только когда мама пришла и взяла его на руки — тогда от него осталось уже не более 35 килограмм — она очень рыдала, а он взял палку и бросил в нее. Мать пожаловалась мне, и я зашел к нему: «Стефан, ты себя неприлично ведешь». Он попросил, чтоб она вышла: «Владыка, мне и так не очень хорошо, а она здесь рыдает, голосит на всю келью. Уже поздно плакать. Я один сын у родителей и так переживаю, с кем они останутся…» Мать у него была балерина, заслуженная артистка Крыма, а отец — первый тенор, народный артист Союза. «Я знаю, что они остаются ни с кем. Мне так жаль ее, что нельзя передать. Но я знаю, что Господь их не оставит». Мать его уже умерла — Господь забрал ее на Пасху (среди православных великой милостью Божией почитается перейти в жизнь вечную в праздник Воскресения Христова. Церковное предание гласит, что преставившиеся в православной вере на Светлой Пасхальной седмице, а тем более в великий праздник Пасхи, минуют мытарства. — Ред. ). Потом я урезонил ее: «Нина, заканчивайте убиваться. Не надо при нем плакать». — «Ну как? — всхлипывает. — Я его маленьким носила…» Говорю: «Божия Матерь тоже держала на руках Своего Сына, когда Его сняли с Креста. Подражайте Ей».

Приближались именины Стефана. Когда я перед этим пришел к нему, он неожиданно сказал: «Владыка, на день Ангела меня на руках занесут в храм на словах „Праведник яко финике процветет…“ и все люди будут спрашивать, что за мощи принесли. Это будет мой первый и последний день Ангела». Так все и произошло. 8 января его причастили и после окончания литургии он начал отходить. Я стал читать канон на исход души.

Потом наклонился к нему: «Отец Стефан, ты меня слышишь? Дай какой-нибудь знак». И из глаза потекла слеза. Он постоянно крепко держал на груди постригальный крест.

  На вечерней службе гробницу первомученика архидиакона Стефана с перстом в мощевике поставили по центру Крестовоздвиженского храма. И когда клирос запел прокимен: «Праведник яко финикс процветет, яко кедр, иже в Ливане, умножится» (Пс. 91:13), братия боковыми дверями внесли гроб с отцом Стефаном в церковь и поставили рядом с гробницей архидиакона Стефана. Все люди стали спрашивать: «А что это за мощи?» И, подходя, прикладывались к обоим гробницам. Мы отпевали его за полночь. В полтретьего начали полуношницу, затем утреню, литургию, чин отпевания и к семи часам, когда еще было темно, уже закончили. И вот еще такой парадокс: все это время, целую ночь над храмом летали чайки до того момента, пока его не опустили в могилу. В январе, над Лаврой… Умер он в канун собственного дня Ангела и погребен на именины, в день своего святого покровителя — как и мой отец…

Однажды, когда мы ходили по монастырскому кладбищу, Блаженнейший Владимир показал мне, где его похоронить, когда не станет, и где меня похоронить. И вот по смерти Стефана я пришел на кладбище, когда гробокопатели уже выкопали яму и практически половину моего места заняли могилой Стефана. Я начал немножко роптать. А отец Василий мне говорит: «Владыка, не волнуйтесь! Стефана прославим, а вас положим». Еще один знаменательный момент. Подошли сорок дней со дня упокоения схиархидиакона, и меня вызвал Блаженнейший: «Скажите, владыка, как выглядел Стефан?» Я показал его фотографию. Он взглянул и изумленно говорит: «Слушайте, я сегодня захожу в Успенский собор, и вижу: стоит посередине рака. На крышке раки изображена икона, а на иконе — он… А потом он со множеством монашествующих вошел в алтарь».

В ответ я рассказал Блаженнейшему другую удивительную историю. Когда наш схиархидиакон был еще при ясном уме, мы беседовали с ним, и я его попросил: «Отец Стефан, приснись мне, как умрешь, и расскажи мне, как ты. И вот 8 января я пришел к себе после службы, посетив перед этим его. И без нескольких минут одиннадцать лег отдохнуть. А без десяти двенадцать в дверь постучал отец Василий: „Пришел папа Стефана“. Я спрашиваю: „Стефан умер?“ — „А откуда Вы знаете?“ — „Я только что его видел“. — „Как?!“ — изумился отец Василий. А было это так. Я спал, но уже как бы проснулся, сел на кровать и вижу, что заходит ко мне отец Стефан, а рядом с ним два таких прекрасных юноши в схимнических одеждах и в куколях, что просто не передать. Он мне говорит: „Владыка, у меня все хорошо, я здоров“. Удивляюсь: „Стефан, ты же не мог встать. Я же только что у тебя был, и ты лежал недвижимо“. Он едва улыбнулся: „Я здоров, владыка, и у меня ничего не болит“. Развернулся и стал невидимым. И только я это увидел, как  приходят мне сказать, что отец Стефан умер». Вот так они возвещают и наместника и братию о своей кончине. Снам мы не должны верить, но бывают случаи, когда Господь через сон извещает человека.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26561



« Ответ #6 : Июль 24, 2021, 12:42:57 »

  Я очень любил отца Стефана. Он был послушливый и при этом ревностный, мы с ним много беседовали. У него был красивый голос, и он пел на клиросе у отца Поликарпа. Послушайте записанный акафист Успению Пресвятой Богородице и услышите там его ангельский голос.
Думаю, это весьма назидательные истории, показывающие, что наши усопшие всегда с нами. Только мы часто этого не понимаем. По воле Божией для нас вечность закрыта оболочкой временности.

Записала Валентина Серикова

Мытарства отца Пиора, монаха Киево-Печерской Лавры.

В Киево-Печерской Лавре до ее закрытия в 1961 году богоборческими властями в чине иподиакона подвизался монах Пиор (в миру Ермошкин Николай Иванович). Судьба его совершенно исключительна. За всю историю христианства известно лишь два-три упоминания о подобных случаях в древних патериках, однако весьма лаконичных.

То, что случилось с отцом Пиором, возможно только Богу: ярый безбожник стал ревностным монахом, номенклатурный работник — насельником монастыря. Его изменили и переплавили три дня в преисподней, куда он попал, оставаясь живым. Они показались ему вечностью. Испытание это было попущено ему еще в то время, когда будущий инок был истовым коммунистом. Но велик Промысел Божий о человеке. И сильны пред Господом слезные материнские мольбы. Пережитое Николаем Ермошкиным — это тот случай, когда молитва матери подняла со дна ада в буквальном смысле. Родная мать вопияла к Богородице, и Пресвятая Владычица Своим словом в последний момент переменила участь грешника.

Николай Ермошкин родился в городке Шумерля в Чувашии. Он отлично окончил Казанский ветеринарный институт и вступил в партию, получив назначение на пост главного ветврача Горьковской области. Николай был известным человеком в регионе, которого уважала правящая власть, сослуживцы и подчиненные. Поэтому радикальная перемена такой личности после полученного уникального духовного опыта даже в годы воинствующего атеизма многих заставила призадуматься о вечном. Но, наверное, память об этом феноменальном событии наипаче сохранена для нас — православных XXI века. Поскольку слово современника, тем более образованного и почитаемого, всегда ближе живущему рядом с ним во времени. История отца Пиора отодвигает плотный занавес законной земной реальности, чтобы на минуту открыть отрезвляющую вечную явь для неумытых душ.

  Пройдя через многие искушения, отец Пиор был зачислен в братию Киево-Печерской Лавры и со всем усердием подвизался здесь до последнего дня. Господь сподобил его духовных даров прозорливости и исцелений. Его духовная брань шла с видимым врагом — монах нередко видел бесов, которые угрожали ему и норовили выгнать из монастыря. Но только после закрытия Лавры отец Пиор вынужден был вернуться домой в Чувашию. Туда к испытанному старцу со всей страны приезжало за духовным советом и помощью множество священников и мирян. Как сообщил нам настоятель храма во имя Серафима Саровского в Шумерле протоиерей Владимир Ильин, в последние годы отец Пиор жил у ныне почившей инокини Анастасии, которая потом была пострижена в монашество с именем Пиора. Для нас особенно важно, что поведанное отцом Пиором засвидетельствовано духовником Киево-Печерской Лавры, 92-летним старцем архимандритом Аврамием (Куявой), который был с ним в духовно близких доверительных отношениях. Вот как старец запомнил своего собрата.

Архимандрит Аврамий (Куява):

«Вначале Николай был партийным, номенклатурным работником и говорил, что Бога нет. Ничего не признавал, в существование рая и ада не верил, смеялся над этим. Он работал главным ветврачом, состоял в почете, его боялись. А мама у отца Пиора была очень верующая, все время в церковь ходила каждое воскресенье. Всех церковных установлений придерживалась, посты выполняла. „Мне бы радоваться, что у меня такая мама, — говорил он потом, — а я ей пакости делал. Досаждал ей сильно: бросай в храм ходить!“ Сын выступал против Бога, а мать — в церковь!

Как-то Великим постом Агриппина зашла к нему и увещевала его мягко, с любовью: „Ты бы пошел, сынок, в храм“. А Николай схватил подушку — он мне сам рассказывал — и прыг на нее: „Что тебе не хватает?! Что тебе Твой Бог дал? Сколько ты будешь меня мучить со своей церковью?!“

   Раздражился чрезмерно, сильно ее обидел, такой злой был против веры. Мать бедненькая ушла очень огорченная, а Николай остался дома… И вот молитвами мамы, неустанно молившейся о его вразумлении и спасении, в тот же день Бог попустил ему быть низверженным во тьму и живым пройти мытарства. В общем, все это с ним было в действительности, он не спал. Николай сидел на кровати, когда вдруг явно увидел и почувствовал, как напали бесы, потащили его в пропасти адовы и стали страшно мучить. Несколько дней тело его лежало дома, но он не приходил в себя, только кричал и вздрагивал. Ему вызвали скорую, но те врачи, как ни старались, ничего сделать не смогли.

Когда Николай проходил мытарства, то видел как бесы готовят там в бездне разные беспорядки, смуты, а потом подбивают к этим губительным делам людей на земле. Он об этом потом говорил — свидетельствовал! Как они внушают мерзости свои. Как соблазняют блудом, развратом, содомским грехом. Как они обманывают людей, лгут им. Они ж богохульники и на Бога клевещут. Он потом рассказывал: „Нечем мне было оправдаться, не прошел ни одно из мытарств, но мама сильно скорбела за меня и слезами вымолила“. Господь вернул его на покаяние.
На третий день душу его возвратили в тело. И вот был один человек — вернулся другой. Тут он стал говорить, что есть Бог. Рассказывал потом в Лавре: „Выйду на улицу, люди соберутся вокруг, и я им со всею силою говорю: есть Бог! Я сам видел ад!“ Когда он так переменился, власти стали его прижимать. Ведь был коммунист, да еще какой. А потом стал другим человеком. Хотели упечь его в дом сумасшедших, приступали к нему, но у него такая сила была, что он всех отбрасывал. „Раз вызвали милицию, они приехали, и я им открыто говорю: „Есть Бог!“ — вспоминал брат. Они хотели меня забрать, а взять не могли. У меня была только проповедь о Боге. Я сам увидел и узнал, как бесы меня обманывали, что их не существует. И я смеялся над этим. А потом Господь так дал, что я их увидел и терпел от них страшные нападения и казни“.

После этого Николай вышел из райисполкома, начал ходить в церковь. А он имел положение, и на него давили, чтоб он оставил эту блажь. Тогда мать благословила ему ехать в монастырь. Сын отправился в Загорск, приехал в Троице-Сергиеву Лавру, но там ему старцы сказали (он рассказывал как есть, не скрывал): „Тебе надо в Киев ехать, в Лавру“. И вот он прибыл сюда. Никого не знает. К кому подойти, с кем заговорить? Но Бог дал, как-то объяснился. А тогда очень трудно было поступить в монастырь, множество препятствий, прописка нужна. Но Господь так управил, что его сразу же приняли. Наместник благословил и сам похлопотал.

Николаю дали послушание — продавать иконки в Крестовоздвиженском храме.

После того как он столько претерпел, ему было многое открыто. Он человека насквозь видел. Часто мне рассказывал, что прозревал про людей. Какие грехи у каждого: кто блудник или вор. У того такой бес на плече сидит, другого со спины опутал. Он носил подрясник и трудился на своем послушании, продавал иконы. А люди подходят, ведут разговоры разные. Он, бывало, в их сторону строго так: „Отойди! Выкинь это!“ Это он врага прогонял, а люди пугались. Владыка, у которого он был иподиаконом, просил, чтоб не пугал их. Он же бесов видел, они ему показывались и угрожали. Потом его постригли в монашество с именем Пиор в честь затворника Печерского. Он вел очень аскетическую жизнь. Отец Пиор воочию видел, что есть зло, бесы и побеждать их можно, как Господь сказал, — только молитвой и постом.

Духовно лицо у него было как у ангела. На службе он стоял не шелохнувшись, с великим благоговением. Не допускал, чтобы вели разговоры, строго грозил кулаком и сразу пресекал. Ослушники даже вздрагивали и умолкали. Отец Пиор говорил, что во время службы Божией Небо соединяется с землей — он это видел и знал — и грех большой в это время суесловить и празднословить. Помню, старец Иеремия читал, как бесы делали мятежи, чтоб люди не молились: рассеивали внимание и показывали других неприглядно. А отец Пиор сам ясно видел, как это происходит и чего мы не видим. Он был истинный раб Божий и чудотворец, многим потом помогал.

Но приходящих в монастырь он не трогал, не обличал. Только рассказывал свою жизнь, свидетельствовал о пережитом и тем приводил их к покаянию. Наш брат всем людям хотел внушить страх Божий. Случалось, забывал, что пора уже выходить, время церковь закрывать. Тогда говорил братии: „Ну, простите меня. Они просят рассказать, а я не сказать боюсь, потому что сам видел козни бесовские“. И народ к нему тянулся. Такие подвижники, как отец Пиор, — это большие молитвенники, люди духовно высокие, потому что Господь им многое показал и дал претерпеть. Мы же этого не видим, от нас то закрыто милостью Божией, потому что мы можем не понести  и испугаться до смерти. А он бесов прогонял тем, что обличал, или приводил примеры вразумляющие. Того лукавые хвалят, там начальство величается, а он видел все как есть. Кто с кем стоит: с Богом или против Бога. Он говорил: „Я почему об этом рассказываю? Потому что сам на себе испытал, что безбожие — это от беса. А истинный Бог — в Церкви нашей гонимой“. Иподиакон досконально о многих вражьих кознях рассказывал. О нем в Лавре осталась хорошая память. 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26561



« Ответ #7 : Август 03, 2021, 07:24:24 »

    Ко мне отец Пиор расположился, и у нас установились доверительные отношения. Я жил в келье на Ближних пещерах и помню, он как-то сам спускается ко мне и говорит: „Простите меня, можно я вас задержу? Я видел, как такой-то брат шел из церкви и плевался. А почему плевался? Бес его приучил семечки кушать, привязал к пристрастию“. Страстями нападают на нас искусители. У кого курение или выпивка, у кого семечки или что другое. Монах много рассказывал людям, тем, кто мог вместить, для их пользы и покаяния. А другим — нет. Говорил: „Не поверят и будут смеяться“.

Отец Пиор до конца находился в монастыре и ушел одним из последних. Его здесь уважали и не трогали. Он говорил о том, что Лавру закроют: Господь ему это открыл за два месяца до того. В конце нас оставалось только пять человек молодых, а то все старики, которые побывали в тюрьмах и ссылках. А когда власти нас закрыли, он отправился с другими братиями в Почаев, но его не прописали, и он уехал в Загорск. Там его опять не приняли, и он вернулся домой в Чувашию. Сказал, хочу возле мамы дожить. И уже на родине свой век провел. Передавал поклоны, всех помнил и поминал. Историю про отца Пиора поместить, конечно, нужно, чтоб люди узнали о том, что он претерпел. Дай Бог, чтоб это послужило на духовную пользу верующим людям.

То что написано о мытарствах, о том, что душа их проходит, — все истинно-истинно есть! Каждый человек подвергается такой проверке своей жизни. Как себя вел, чем жил, что помышлял — в итоге все получаем по делам нашим. Это сто процентов! Может, некоторые современные люди не хотят верить и слушать о мытарствах, мол, что там болтают, это попы придумали. Но каждый этими вратами пройдет. На стражах стоят бесы и сразу показывают записанные дела, которые творил человек. И если не покаялся, не очистился покаянием, — то налево грядут. А если люди жили по Богу, исполняли заповеди, помогали ближним, то они проходили по мытарствам как молния. Бесы стояли вдалеке и не могли приблизиться к душам чистой христианской жизни. Только покаяние и сокрушение о грехах очищает душу. Она омывается слезами. Но слезы не у всех бывают. Одни изобилуют этим даром — значит, Господь так дает. Другой же скорбит, а слез нет, но есть внутренние слезы, внутренний плач — так тоже человек спасается. Помоги нам Боже принести достойный плод покаяния и пройти мытарства».
Записала Валентина Серикова.
* * *
В древности в Киево-Печерском монастыре уже имела место подобная история. В XII веке в обители подвизался монах, нареченный в постриге Афанасий. Сей преподобный Афанасий проводил святую и богоугодную жизнь. После долгой болезни он умер. Братия отерли тело его и положили в пелены, как подобает умершему иноку. Усопший лежал непогребенным два дня по причине некоторого замедления. Ночью игумену было явление, и он слышал голос:

— Человек Божий Афанасий два дня лежит непогребенным, а ты об этом не заботишься.
Как только наступило утро, игумен пришел с братиею к умершему, чтобы совершить его погребение — и вдруг они увидели, что он сидит и плачет. Все пришли в ужас, видя, что он жив, и стали его спрашивать, как он ожил и что видел или слышал? Он же в ответ говорил только одно:
— Спасайтесь!

Но они стали еще больше упрашивать его, желая услыхать от него что-нибудь для них полезное. Тогда он сказал им:
— Если вам я скажу, то вы не поверите и не послушаете меня.

Братия же поклялись ему, что они соблюдут все, что он скажет им. Тогда воскресший сказал им:

— Имейте послушание во всем к игумену, кайтесь каждый час и молитесь Господу Иисусу Христу, и Его Пречистой Матери, и преподобным отцам Антонию и Феодосию, дабы здесь, в этой обители, кончить жизнь свою и удостоиться быть погребенными со святыми отцами в пещере, ибо эти три добродетели выше всех других. И, если кто исполнит все сие, как подобает по чину, блажен будет, только бы не возгордился. О прочем не спрашивайте меня, но умоляю: простите меня.

Сказав это, он пошел в пещеру и, затворив за собою двери, пробыл там безвыходно двенадцать лет. Никогда после того он уже не видал солнца, беспрестанно день и ночь плакал, вкушал лишь немного хлеба и воды, и то только через день, и за все это время не сказал никому ни одного слова. Блаженный Афанасий почил  о Господе около 1176 года и положен был с честью в той пещере, где подвизался. Мощи его почивают в Антониевых пещерах. У мощей святого произошло много исцелений[5].
* * *
Об отце Пиоре остались также духовно ценные воспоминания среднеазиатского священника, духовного чада старца, записанные православным писателем Александром Трофимовым:

— В небольшом среднеазиатском городке довелось как-то познакомиться с молодым священником и его матушкой с четырьмя детками. Они рассказали мне о дивном старце, своем духовном отце монахе Пиоре, который благословил их на брак. Батюшка поведал, как после армии пришел к старцу с вопросом о выборе жизненного пути: жениться или идти в монастырь. Старец ответил, что его путь — жизнь в миру и служение Богу; он должен жениться и стать священником. Вскоре после этой беседы отец Пиор прислал письмо, пригласив приехать, и обещал познакомить с девушкой. «Если понравитесь друг другу, благословлю ваш брак», — такими словами закончил старец свое послание. Молодые люди познакомились, полюбили друг друга и обвенчались. Старец благословил рукополагаться не поступая в духовную семинарию, что и случилось по его молитвам. Местом служения новопосвященного стал молитвенный дом в древнем среднеазиатском городе.

 Далее батюшка поведал о жизни старца и удивительную историю его обращения к Богу. Маму его звали Агриппиной. Когда в 1918 году ее мужа мобилизовали на фронт, она была беременной. Муж погиб на гражданской войне, а в декабре 1918 года родился младенец, которого Агриппина назвала Николаем. Мама Николая была глубоко верующим человеком и пронесла свою веру через все годы гонений на Церковь Христову. Сына также воспитывала в вере, но когда он вырос, то ушел, как блудный сын евангельской притчи, «на страну далече». Окончив школу, Николай поступил в техникум, а затем в Казанский ветеринарный институт. Защитив диплом, получил должность главного ветврача Горьковской области. Здесь он женился на сотруднице горсовета. По просьбе матери молодой супруг предложил своей избраннице повенчаться по старинному русскому обычаю, но она категорически отказалась. Во время Великой Отечественной войны Николай продолжал трудиться на своем месте — ему дали «бронь», присвоив воинское звание. За прошедшие годы Николай стал убежденным атеистом, забыв уроки веры, которые дала ему в детстве мама. Но Агриппина не переставала молиться и скорбеть о сыне, который посмеивался над ее верой и даже дерзил. И Господь вразумил Своего избранника и по молитвам матери вернул его в Отчий дом. Произошло это после окончания войны.
Во время Великого поста мать пришла проведать сына в его дом. Николай предложил ей поесть жареного мяса. «Ты ведь знаешь, сынок, что я всю жизнь соблюдаю пост», — сказала Агриппина. «Ты же в гостях, вот и ешь, что тебе предлагают», — ответил Николай, после чего наговорил матери гадостей, и она ушла огорченная.

 Жена была на работе, и он остался один в доме. На душе было отвратительно: Николай и сам жалел, что снова не сдержался и обидел мать. Он сел на диван и закурил. И вдруг… пол в комнате как будто провалился и под ним разверзлась бездна. Дом наполнился страшными чудовищами, которые схватили и поволокли его куда-то вниз. Здесь бесы начали предъявлять обвинения за всю предшествующую жизнь, вспоминая все грехи, которые он совершил с самого детства. Так он, будучи живым, прошел через все мытарства, о которых повествуется в книге о мытарствах блаженной Феодоры, — и ни на одном из них у него не нашлось добрых дел, которыми он мог бы оправдаться. Не было ни дел, ни молитв, ни покаяния. Душа была в смертельном ужасе. К тому времени главврач уже забыл, кому и как молиться. Но вместе с тем его не оставляла и какая-то надежда: он помнил о матери и буквально вопил к ней, взывая о помощи.

Но вот наступил самый страшный момент: духи злобы поволокли его к какому-то обрыву, и он почувствовал ужасающий жар и уже знал, что там ждет гибель и нет возврата. Еще сильнее начал он кричать, прося свою мать простить его и помолиться. И вдруг, когда Николай уже стоял на самом краю пропасти, он увидел, как где-то вверху появилось голубое расширяющееся облако, из которого он услышал голос: «По молитвам матери твоей!» В этот момент появился его Ангел-Хранитель и вырвал душу из лап бесов. Ангел строго наказал ему, что он должен крепко верить в Бога, в Его милосердие и вернуться в Церковь, никого и ничего не страшась. Николай ответил, что верует от всего сердца. После этих слов он… очнулся на диване в своем доме.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26561



« Ответ #8 : Август 03, 2021, 07:27:43 »

  Как рассказали ему, он был без сознания несколько дней, вел себя очень беспокойно, кричал, что страшно, просил мать о помощи. Врачи делали уколы, пытались привести в чувство, но ничего не помогало. Очнулся он совершенно другим человеком, это было как обращение Савла. Николай пошел к матери и хотел все рассказать, но она остановила его: «Я все знаю, сынок, теперь нужно изменить жизнь».
Долго разговаривали в этот день мать с сыном, и он дал твердое обещание пойти в храм, начать новую жизнь верующего человека. Прежде всего он исповедался и причастился в храме, затем начал постоянно посещать богослужения. Но поначалу Николай стеснялся открыто появляться в храме. Чтобы люди не узнали, одевал тулуп, закрываясь его воротником во время богослужения. Жена смеялась над ним и говорила: «Маму будешь слушаться, совсем дурным сделаешься».

Жена была в шоке от таких перемен и добилась того, что мужа поместили в психиатрическую больницу. Говорят, что поводом к этому послужил такой случай. Однажды всем, кто держит коров, сообщили, чтобы привели своих животных для прививки по случаю какой-то эпидемии. Когда собралось множество народа, Николай вдруг начал проповедовать Христа, говорил, чтобы не верили лжепророкам и т. п. Но Николай пробыл в больнице недолго, там все врачи были его добрые знакомые, да и никаких изменений в психике не обнаружилось, и его выписали. Однако жена сказала: «Или я, или церковь — выбирай».

Когда муж сказал, что он верит в Бога и будет продолжать ходить в храм, жена подала на развод. После оформления развода Николай хотел поступить в Одесскую Духовную семинарию, но его не приняли. Тогда мать благословила его идти в Киево-Печерскую Лавру. Там он встретился с неким старцем, который помог ему остаться в Лавре. Сначала он был на послушании привратника, затем несколько лет трудился за свечным ящиком.

В Лавре Николай принял монашеский постриг с именем Пиор в честь преподобного Пиора, затворника Печерского (XIII век), в Дальних Феодосиевых пещерах почивающего (память его 28 августа/10 сентября). Девять лет подвизался отец Пиор в Лавре. В 1961 году во время хрущевских гонений на Церковь Лавру закрыли, и отец Пиор вместе с другими братиями перебрался в Почаевскую Лавру. Здесь он прожил меньше года, и его изгнали с помощью милиции, так как власти не давали прописку.

В апреле 1962 года отец Пиор прибыл в город Шумерля в Чувашии и прожил здесь тридцать два года. У него была своя келья в доме инокини Анастасии. Множество людей со всей России приходило к нему, как к благодатному старцу, за советом и духовной помощью, в том числе и священники, монахи. Многих людей обратил он к Богу, направил ко спасению. Жил старец по-монашески и очень строго, до конца дней своих неукоснительно исполнял молитвенное правило. До часу дня никогда не вкушал пищи. В обед постный суп с хлебом, вечером — сладкий чай с хлебом. И так все 32 года жизни в Шумерле. Ходил постоянно в подряснике. Отошел старец Пиор ко Господу в первый день Рождественского поста 28 ноября 1993 года.

Отец Пиор рассказывал, что, проходя по мытарствам, видел бесов в пионерских галстуках (причем галстук был завязан узлом сзади или сбоку), горланящих песни. Видел он, как бесы изображали в карикатурном виде заседание правительства, собрания: выбирали президиум, выступали в прениях, голосовали, выносили решения, дрались в промежутках (весьма похоже на то, что происходило не только в прежние времена, но и в наше время в парламенте). Все это сопровождалось гримасами, воплями, издевательскими выкриками.

Видел он, как бес, надувшись, словно бочка, изображал начальника, а другие бесы подобострастно входили, кланяясь и получая указания. Потом увидел канцелярию, в которой бесы что-то писали, печатали, кругом груды бумаг; начальствующие бесы отдавали приказы, противоречащие друг другу, «подчиненные» получали их, говоря: «Будет исполнено», и продолжали ничегонеделание.

Особенно поразило будущего старца шествие: демонстрация и парад, когда, с особой энергией и фальшивя, бесы пели «Интернационал». Старец позднее говорил, что это гимн преисподней. Видел он, как по команде одного из князей тьмы бесы занимались половыми извращениями. Поэтому те, кто ратуют за свободу «сексуальных меньшинств», должны знать, чью волю они выполняют. Видел он и бесов, распивающих «на троих» — в точности, как наши соотечественники в подъездах и у магазинов.

  Много увидел будущий старец подобного, и все это была карикатура на нашу жизнь, на управление обществом. Эта злобная пародия помогает понять, откуда идут распад и неустройства, весь кошмар, который заполняет сегодня умы и сердца людей, отравляет  нашу жизнь и ведет страны и народы к катастрофе.

Этот случай важен не только как еще одно замечательное свидетельство о силе материнской молитвы. Во время прохождения мытарств будущему старцу было промыслительно показано то, как темные силы искажают и извращают жизнь общества и людей. Противостоять этим грехам, не позволять Содому и прочим мерзостям победить нашу жизнь, не подчиняться бесам и их слугам на земле, всеми силами давать отпор этому ужасу, идущему прямо из преисподней, — вот первейший долг не только христианина, но и всякого, кто хочет остаться человеком и не уподобиться жутким демонам, которые толкают людей к погибели.

Увиденное отцом Пиором — предупреждение всем нам, и дай Бог чтобы, узнав об этом, люди задумались. Ведь есть грань, за которой развращение нравов и попрание святынь приводят к падению, и по попущению Божьему страшные силы накопленного греха, энергия зла взрывает жизнь — и начинаются войны, стихийные бедствия, всеобщие страхи и тревоги. Да не будет сего с нами — дай Бог нам выстоять и вразумиться, как писал о том великий поэт Александр Блок:

«На непроглядный ужас жизни
Открой скорей, открой глаза,
Пока великая гроза
Все не смела в твоей отчизне…»[6]

Чудесное сновидение Пантелеимона, послушника Ново-Афонского Симоно-Кананитского монастыря.

Не пришел к утрени 11 октября 1908 года певчий (бас) левого клироса соборного храма Ново-Афонского монастыря послушник Пантелеимон Куранда. Ходивший будить его послушник Михаил Кошелов стучал в дверь кельи, звал петь на клирос, но тот из кельи голоса не подал. Перед ранней литургией монах Дометиан также звал его пособить им в соборе в пении, прочитать Апостол и опять не мог его разбудить. Когда же Пантелеимон не явился на клирос и к поздней литургии, а равно не пришел и на трапезу к обеду, один из певчих влез к нему в окно и начал его будить. Но он ни на голос не отзывался, ни от того, что будивший тряс долго и качал его на кровати руками, — не просыпался. Была отворена дверь, и в келью вошел уставщик иеродиакон Парамон с собравшейся у двери братией из певчих, и тоже долго и безуспешно будили спавшего.

Между тем послали в больницу за старшим монастырским фельдшером монахом Мисаилом, который, осмотрев спящего, ничего ненормального в его здоровье не заметил. Все бывшие в кельи видели в нем лишь спящего человека, только руки у него казались очень белыми и были холодные, а на лице замечался румянец, причем брови и веки слегка и часто почему-то подергивались. Заметно было в лице его, что-то точно необычное, не прочь были все думать, что он находится как бы в исступлении, а не просто спит. Фельдшер дал понюхать нашатырного спирту и Пантелеимон проснулся, сел на кровати, быстро окинул взглядом всех, бывших пред ним, и потом, бросив по-малороссийски фразу: «Це уже вы не тии!» — то закрывая свое лицо руками, то открывая его, — стал горько плакать. Как оказалось после, он хотел сказать: «Вы не такие, не такими видел я вас». Фельдшер почел в это время не лишним на шею поставить ему принесенный с собою горчичник, но Пантелеимон не дал сделать этого и повторял: «Это не нужно… Зачем это? Я ведь не болен». Около двенадцати часов братия разошлась из кельи Пантелеимона. К нему пришел духовник его отец Илиан и оказалось, что он проспал всего 16 часов, в течение коих ему было изложенное далее с его слов сновидение.

1908 года октября 10 дня после повечерия я пришел в свою келью. Посидев минут десять, я стал чувствовать, что меня сильно клонит ко сну. Потушив лампу, я лег спать. Только уснул, как чувствую, что в келье становится светло. Я будто бы встал с койки и сел. Стало еще светлее: свет очень яркий, но не похож на солнечный. Подумал: что же это такое, где это я?.. Вдруг подходит ко мне мой умерший племянник, мальчик пяти лет (он умер лет восемь тому назад), и говорит: «Пойдем со мной». — «Куда, зачем?» — спрашиваю. «Пойдем, пойдем — увидишь!» Я встал, и мы пошли вместе.

Шли сначала полем, потом подошли к морю, по которому проложены, как будто из покрытой зеленой травой земли, дорожки, широкие и узкие, были и очень узенькие. Между ними в воде плавали лодки, в которых сидели в светлом одеянии юноши. По широким, украшенным зеленой травкой и цветами дорожкам шли люди разного пола и возраста со светлыми и радостными лицами, а шедшие по узким 
— плакали, срывались с дорожек, падали в море, с трудом вылезали опять на дорожки и опять падали в море. Тех, которые вылезали и успевали обсохнуть, сидевшие в лодках юноши брали к себе с большою радостью и увозили. Шедший со мною племянник говорит мне: «Пойдем и мы по этой дорожке». Дорожка, указанная им, была очень узкая, и я боялся по ней идти, но он велел мне держаться за него. Я сказал, что он маленький, и если я начну падать, то и его утащу с собой, но он ободрил меня, и мы пошли.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26561



« Ответ #9 : Август 03, 2021, 07:29:34 »

  Мое опасение сбылось: прошедши немного, я сорвался с дорожки и упал в воду, но при падении успел схватить племянника за одежду и при помощи его опять выкарабкался на дорожку, и мы пошли дальше. Когда пришли к концу моря, мы увидели две дороги: одна была широкая, покрытая зеленой травкой и цветами, по левую же сторону ее шла узенькая, покрытая вбитыми в землю заостренными кольями, которые перекрещивались между собою, так что идущим по этой дорожке было очень трудно пройти и они натыкались то на тот, то на другой кол. Шедшие прежде морем по широкой дороге переходили опять на широкую, покрытую зеленью и цветами дорогу и шли по ней попарно или по трое, пели и славили Бога.

Когда же стали приближаться к берегу моря, шедшие и срывающиеся с узких дорожек, к ним подошли страшилища (демоны) с крючками в руках и начали ими цеплять подходивших к берегу. Вытащив, обвили их кругом цепью и начали гнать по покрытой кольями узкой дорожке, погоняя позади палками. От страха и боли эти несчастные люди вопили не своими голосами и визжали. Я спросил своего проводника: «За что их так бьют и мучают?» Он ответил, что они при жизни своей не признавали ни праздников, ни постов и не принимали Святых Христовых Таин, жили для того только, чтобы есть и пить, говоря: «Когда помрем — ничего не будет». Жили по своей воле, а не так, как велит Церковь Православная христианам. Они на земле проводили дни в свободе, тело свое берегли, пили, веселились и объедались, за это здесь, погубив свои души, получают по делам своим муки.

А которых ты видишь идущими теперь по широкой прекрасной дороге, те при своей жизни шли узким и тернистым путем и за свою добродетельную жизнь гонимы и угнетаемы были от злых людей. Они почитали праздники, соблюдали посты, причащались Святых Христовых Таин и время проводили не в праздности и лености, а в труде и молитве. И вот за то, что они там хорошо жили, терпели скорби и плакали, теперь будут веселиться вечно. А которые над ними насмехались и оскорбляли, — те теперь плачут и мучаются. Здесь напал на меня сильный страх. Мой проводник велел мне перекреститься и не бояться, а сам в это время скрылся. Ко мне подошел тогда молодой красивый юноша и велел дальше идти с ним. Он привел меня к большим воротам, которые были так черны, как бы вымазаны сажей, и были заперты громадным замком.

Мой проводник отворил их, и мы увидели за ними свет не похожий на прежний, а какой-то резкий и неприятный. Потом мы увидели другие небольшие двери и, открыв их, пошли вниз по винтовой лестнице. Сначала пришли к одним дверям, на которых было написано «Плачьте до времени». Я здесь сильно испугался. Мой проводник велел мне сотворить крестное знамение. Мы пошли ниже и опять увидели двери, на которых тоже была надпись «Плачьте до времени». Еще ниже мы увидели двери очень черного цвета, и на них было написано «Плачьте и рыдайте без конца». Здесь пошел сильный смрад, слышался оттуда сильный шум и в стороне от дверей внизу мы увидели как бы дрова горящие, как раскаленное железо, и мне показалось, что они ворочаются сами собою. Я спросил своего путеводителя, что это такое горит, как дерево? Он отвечал: «Это не дрова, а люди». Я посмотрел пристальнее и, действительно, увидел, что это люди, которые шевелили ногами и руками и зевали ртами. На боках у них был такой жар, как будто раскаленное железо, и отрывались, как уголья, куски тела.

Я стал сильно страшиться. Вдруг из огня выскочили черные с красными глазами страшилища, державшие в руках крючки, и бросились прямо ко мне. Мой хранитель взмахнул на них своим мечом и сказал: «Не ваше дело касаться до нас», — и они убежали обратно, а мне он велел сотворить крестное знамение и идти далее обратно вверх. Дорогой я спросил: «За что эти люди горят в огне?» Он сказал: «За содомский грех». Мы пришли к ранее виденным нами дверям, на которых написано «Плачьте до времени». Мой проводник отворил их, и за ними мы увидели много людей, сидящих в одном котле. Между ними я узнал одну знакомую мне женщину, она меня тоже признала и протянула ко мне руку. Когда я не хотел брать ее, мой проводник велел взять ее за руку. Я взял и стал тащить ее, бывшие же вместе с нею люди вцепились все за нее, но она закричала: «Хотя б меня одну вытащили, но не всех вас!» В это время женщина упала обратно в котел. Мой проводник сказал мне: «Видишь, какое  у нее самолюбие и гордость, если бы она не воспрещала другим браться за нее, то и сама спаслась бы и другие спаслись бы вместе с нею».

Отсюда мы пошли выше и пришли ко вторым дверям с такою же надписью. Отворив оные, за ними мы увидели в очень темном месте сидевших иноков. Лица у них были настолько мрачны, что трудно было рассмотреть их. Они зевали ртами, из которых выходила сажа. Когда я спросил, за что эти иноки попали сюда, мой проводник ответил: «Они любили посещать светлые дома мирских людей, пред которыми осуждали свои монастыри». Идя далее, мы увидели страшилищ, которые цепями вязали и скручивали людей и в ушах их сверлили сверлами. Я сильно испугался. Мой проводник велел мне креститься и сказал: «Этих людей мучат за то, что они в храме Божием плохо себя держали, обращались по сторонам, занимались разговорами, а молитву не творили».

Потом, идя далее, я увидел своих монастырских собратий: кто каким путем идет, кто какою страстью страдает, и кто чем спасается. При этом возле некоторых знакомых из братии и посторонних людей я увидел какие-то предметы и людей, которые неотступно следовали за ними, доставляя им страдания и муки. Я спросил у моего провожатого: «Что это за предметы такие и кто эти люди, так назойливо преследующие моих знакомых братий и посторонних?» Он ответил: «Это обличители содеянных, не покрытых примирением, не исповеданных из-за стыда или по забвению грехов, которые, как свидетели прегрешений, всюду за ними следуют. А которые исповедовали эти свои грехи перед духовником, от тех изобличающие люди и предметы удалены, и грехи их изглажены».

Между таковых я видел одного мужчину из мирских, который, будучи нагим, по самую шею был обвит отвратительными змеями и гадами, которые ползали по нем и сосали его по всему телу. По обе стороны около него стояли обвитые гадами по пояс женщины с младенцами на руках. А поодаль с правой стороны была в светлом одеянии женщина, которая, часто взглядывая на обвитого гадами мужчину, как видно плакала о нем. Проводник мой объяснил, что последняя — законная жена, сокрушающаяся за своего мужа, что он, нарушив супружескую верность, любодействует с чужими женщинами, стоящими возле него с детьми на руках.

Видел я и обидчиков людских, наказанных за удержание платы, следуемой за работу, и другие обиды ближнему. Их там страшилища по всему телу строгали острыми гребнями. У клеветников же изо рта стекала пена черная как сажа, и сами они были с черными лицами. Рукоблудники, скованные цепями по рукам сзади за спиной, стояли согнувшись вниз головой, покачиваясь то вниз, то назад. За сим мой проводник отворил одну дверь, и мы за нею увидели людей, которые сидели на горячих плитах голыми, сами себя рвали за волосы и кричали: «Горе нам голым!» Сзади их страшилища держали железными крючками. Я сильно испугался при виде их и думал, что и меня зацепят крючком. Мой проводник велел мне сделать крестное знамение, не бояться и объяснил, что сии люди терпят такое наказание за гордость, так как они никого не признавали и никого не любили.

Идя далее, мы увидели ров, наполненный гадами. Возле него стояли скованные люди, которых страшилища хватали крючками и бросали в ров. Когда они падали туда, к ним подползали гады, лезли в глаза и рты, грызли и сосали их. Эти несчастные люди только руками отмахивались и ворочались. Я боялся, чтобы и меня не зацепили крючком и не бросили к ним. Мой проводник сказал: «Крестись и не бойся». Я перекрестился и спросил у него: «За что эти люди страдают?» Он сказал: «За блуд — это очень большой грех».

Потом мы пришли к месту, где стояли весы. К нам подошли страшилища с хартией, на коей были написаны все мои грехи, содеянные мною от юности моея. Увидев это, я устрашился. Страшилища положили эту хартию на одну чашу весов, а на другую мой хранитель положил книжку, которая перетянула все мои грехи. Эту книжку я когда-то подарил страннику богомольцу. Увидев это, страшилища завопили и убежали. Мой хранитель улыбнулся, а я тоже ободрился и повеселел, и мы пошли дальше. Я стал чувствовать, что становится все холоднее и холоднее. Наконец, мы увидели замерзшую реку и на берегу ее много людей. Мы подошли ближе и увидели переходящих через реку иноков. Из них одни шли с путеводителями, имели светлые радостные лица и были поддерживаемы своими спутниками, кои с радостью сопровождали их. А другие шли далеко от своих путеводителей, имевших печальный вид, и на каждом почти шагу проваливались в реку. Некоторые перешли реку и пошли дальше, а иные так и остались в воде. Я спросил своего проводника: «Почему одни переходят реку, а другие не могут?» Он сказал мне: «Это вот что означает: кто, живя на земле, избрал себе путеводителя, т. е. старца и духовника, и принимал его наставления, когда исповедовался, исполнял и нес налагаемые за свои грехи епитемии, тех вот теперь ты видишь безбедно переходящих реку. А которые в нее проваливаются и тонут, те при своей жизни не искали себе наставников, исповедовались нерадиво и говорили, что мы и сами знаем, что грех и что нет. И вот их никто не провожает через реку и не поддерживает…».
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26561



« Ответ #10 : Август 03, 2021, 07:31:41 »

  «Пойдем и мы через реку», — сказал он. «Боюсь, — ответил я, — буду проваливаться». «Твой старец поддержит тебя». Действительно, тут подошел ко мне духовник мой и сказал: «Пойдем, я тебе помогу!» Мы с ним перешли на другую сторону реки. Там мы увидели одну широкую, покрытую зеленой травой и цветами дорогу и другую узкую, обведенную цепью. По широкой шли люди с радостью и пением. По узкой же шедших людей гнали с побоями страшилища, и эти люди стонали и кричали. Я спросил: «Куда это их гонят?» Мой проводник сказал: «В Иосафатову долину (юдоль), где находится место судилища», — и повел меня дальше. Вот мы подошли к кипящему котлу с водой, в котором стояли люди и махали руками. Когда же они переставали махать ими, к ним подбегали страшилища и били по голове железными палками.

  Я испугался и закричал. Мой проводник велел мне перекреститься и на мой вопрос: «За что этих людей так мучат?», — ответил: «Эти люди небрежно полагали на себе крестное знамение, махая рукою. За это заставляют их здесь махать руками. А по голове бьют за то, что, стоя в храме Божием, они помышляли, как бы своего брата обмануть или украсть что роптали, что певчие нехорошо поют и что священнослужители нехорошо и долго служат».

От этого места мы пошли дальше, причем мой путеводитель так быстро продвигался вперед, что я не успевал за ним шагать. Наконец он остановился у дверей, за которыми был слышен крик. Когда он открыл эти двери, мы увидели там стоящих людей, которым страшилища на голову лили кипящую смолу, а в глаза и рот пихали деньги. От крика и стона сих несчастных я очень испугался и спросил своего путеводителя: «За что их мучат?» — «За то, — ответил он, — что они обманывали людей, выдавая себя ложно за сборщиков на церкви и монастыри, брали от людей деньги на поминовение умерших и не поминали, а за эти деньги покупали водку. Это очень тяжкий грех, за них много надо молитв, чтобы избавить их от сих мучений». Там же я увидел одного инока, к которому приступили страшилища, говоря: «Снимай одежду, ты давно наш, только одна твоя одежда препятствует нам». Когда же они хотели коснуться его, то от одежды этого инока вышел огонь и опалил их. Мой проводник объяснил мне, что к сему иноку так приступают бесы за его нерадивую жизнь в монастыре и нерадивое исполнение послушаний. Но он монашеское одеяние в чести имел и боялся его опорочить, посему одежда его и защищает. Царица Небесная умоляет Сына Своего и Господа Бога нашего за всех монашествующих, кои с усердием носят Ее ризу, дабы были спасены они во веки.

После сего мы пришли еще к дверям, откуда слышался стон и топот, когда же мой путеводитель отворил их, мы увидели пляшущих людей, лица у них были черные и не похожие на человеческие. Они кричали: «До каких пор мы будем плясать?!» Мой путеводитель затворил опять двери и сказал: «Сии люди, когда приходил праздник, не думали о том, чтобы идти в храм Божий молиться, а чтобы поплясать в праздник, и отсюда их трудно вызволить». Дошли потом мы до пропасти, над нею по узенькой вдоль стены тропинке шли разного звания люди и несли в руках различного рода, вида, величины и формы предметы. Когда же некоторые из них на тропинке колебались и находились в таком положении, что едва не падали в пропасть, то они прикасались этими предметами к стене. И у одних несомые в руках предметы прилипали к стене и этим они спасались от падения, а у других таковые не прилипали к стене и они падали в пропасть. По объяснению путеводителя, первые давали милостыню с усердием, а вторые — с неохотой и укоризной.

От сего места мы пошли далее и пришли уже к светлым блистающим вратам чудной красоты, коей передать словами я никак не в состоянии. Мой путеводитель отворил их, и за ними мы увидели чудный, во много раз ярче солнечного, свет. Здесь было много малых церквей очень красивого вида. Внутри их и снаружи были люди. На столиках, стоящих вблизи сих церквей, лежали просфорки. Я спросил своего путеводителя: «Что это значит?» Он сказал: «Это приготовлено для тех людей, которые до звона колокола старались прийти в храм Божий, бросая свои занятия и работы». Мы пошли дальше и, подымаясь выше, пришли к другим вратам. Внутри за ними было еще светлее и красивее прежнего. Там увидели деревья неописуемой красоты и цветов — на одних лист был зеленый, на других голубой и других видов… Между деревьями находилось много монахов, в руках которых были букеты цветов, а на головах венчики блестящие, красоты коих я объяснить не могу. Между ними я узнал инока нашего  монастыря. Он улыбнулся и поклонился мне.

   Читать далее  https://avidreaders.ru/read-book/poslednyaya-tochka-1.html?p=18
Записан
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap