Август 26, 2019, 06:25:09
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Справедливость.  (Прочитано 60 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« : Март 15, 2019, 06:04:10 »

   Многие люди любят взывать к справедливости. Кричат — ”Это же несправедливо!”. К сожалению люди не всегда понимают, что такое справедливость, иначе они бы осторожнее о ней говорили.

Что значит «справедливо»?

Справедливость — это ни что иное, как соответствие правилам. Когда мы говорим “несправедливо” — это означает “не по правилам”. Тут возникает интересный вопрос: “А какие правила мы имеем в виду?”.

Например, для меня звучит парадоксально выражение “не по закону, но по справедливости”. Закон — это и есть справедливость. Закон — это ясные и понятные для всех правила. И когда человек отрицает справедливость закона, он тем самым говорит: “Я придерживаюсь других правил”. А каких? Каких-то негласных.

Получается, что справедливость — это соответствие негласным правилам. Большинство людей, неосознанно, понимают справедливость именно так. И тут мы попадаем на очень скользкую дорожку. Ведь негласные правила везде разные.

Из этого следует, что наши действия могут трактоваться по разному. Иногда они могут трактоваться, как справедливые,а иногда нет, все зависит от социальной группы в которой мы находимся.

Например, в некоторых военных частях существует традиция дедовщины. Согласно этой традиции, старшие и более опытные члены группы имеют право эксплуатировать и применять физическое насилие к менее опытным членам. С точки зрения такой группы — это справедливо. С точки зрения общества и военной прокуратуры — нет.

Общепринятое понятие справедливости и закон.

Человек считает справедливыми те правила, которые наиболее для него выгодны. А поскольку существует довольно большое количество разных “правил”, то совершенно естественно, что человек считает справедливым то, что ему выгодно и несправедливым то, что невыгодно. Забавно получается, правда?

А учитывая то, что правила негласные, то тут вообще получается широкий простор для мысли. По сути мы можем назвать любое событие, как справедливое или наоборот несправедливое.

Поэтому, справедливым можно назвать только то решение, которое основывается на четких правилах, которые официально зафиксированы и являются общепризнанными. К таким правилам относятся: законы, уставы и различные инструкции. Только в таком случае можно говорить о справедливости.

Неофициальная справедливость и сила.

Однако, общество разнообразно и далеко не во всех группах есть зафиксированные правила. А поэтому лучше всегда учитывать, что в некоторых социальных группах есть негласные правила, которые имеют большее значение, чем официальные.

Довольно часто можно встретить ситуацию, когда человек говорит о том, что “они” несправедливо к нему поступили. Почти всегда, когда речь идет о “них”, человек просто не понимает ситуации в которой он оказался и не осознает негласных правил, которые действуют в такой группе.
Говорить о справедливости в такой ситуации имеет смысл только тогда, когда можешь ее навязать другим. В иных случаях разумнее промолчать, ведь не прав всегда тот, кто чье понимание справедливости идет против большинства, кроме случаев, когда за ним сила.

К сожалению, справедливость — вещь относительная. Отсюда можно сделать вывод, что справедливыми могут быть только решения, продиктованные законом, ведь ничего лучше у нас нет. В иных случаях всё решает сила.

      https://psiholog-am.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #1 : Март 15, 2019, 06:06:26 »

                                                                                        Цитаты о справедливости.

Идея справедливости неопровержима; она вырастает из нравственных законов, из законов разума и из самой жизни масс; справедливость — слово, полное трепета жизни.
А. Барбюс

Справедливость — такой же необходимый для жизни продукт, как хлеб.
Л. Бёрне

Дух справедливости и милосердия вытекает из самой силы, какую дает она своему обладателю.
Ш. Бодлер

Справедливая похвала нужна детям, как солнечное сияние — цветам.
К. Боуви

Бедным приходится уповать на справедливость, богатые обходятся несправедливостью.
Б. Брехт

Дух справедливости и дух истины — одно целое.
С. Вейль

Справедливым может быть лишь тот, кто человечен.
Л. Вовенарг

Никто, конечно, не рождается на свет с уже готовыми понятиями о праве и справедливости, но человеческая природа устроена так, что в известном возрасте эти истины естественным образом вырабатываются.
Ф. Вольтер

Справедливость не в том, чтобы получали поровну, а в том, чтобы справедливо получали не поровну.
А. Гельман

Справедливость — это машина, которая после. того, как ей дали первоначальный старт, действует сама по себе.
Д. Голсуорси

Каждому хочется быть справедливым, да не каждому удается.
Д. Голсуорси

Быть добрым совсем нетрудно: трудно быть справедливым.
В. Гюго

Высшая и самая характерная черта нашего народа это чувство справедливости и жажда ее.
Ф. М. Достоевский

Справедливость карает зло, надежда хочет его исправить, а любовь не замечает.
Ф. Дюрренматт

Справедливость — это истина в действии.
Ж. Жубер

Справедливость без силы и сила без справедливости одинаково ужасны.
Ж. Жубер

Справедливость — это право слабейшего.
Ж. Жубер

Где нет справедливости, нет свободы, а где нет свободы, там нет и справедливости.
И. Зейме

Справедливость необходима народу более, нежели цивилизация.
П. Коллетта

Справедливость по отношению к ближнему следует воздавать безотлагательно; медлить в таких случаях — значит быть несправедливым.
Ж. Лабрюйер

Нет понимания без справедливости; нет справедливости без понимания.
Р. Лалу

Справедливость — вещь настолько ценная, что ни на какие деньги ее не купишь.
А. Лесаж

Нравственные качества справедливого человека вполне заменяют законы.
Менандр

Справедливый человек не тот, который не совершает несправедливости, а тот, который, имея возможность быть несправедливым, не желает быть таковым.
Менандр

Какое удовлетворение испытывает человек, когда, заглянув в собственное сердце, убеждается, что оно у него справедливое.
Ш. Монтескье

Самое ужасное на свете — справедливость без милосердия.
Ф. Мориак

Справедливость без силы беспомощна; сила без справедливости деспотична.
Б. Паскаль

Справедливость должна быть сильной, а сила — справедливой.
Б. Паскаль

Справедливость — вот добродетель душ великих.
Платон

Первая награда справедливости — это сознание, что справедливо поступили.
Ж.-Ж. Руссо

Справедливость должна быть основанием и действий и самих желаний наших.
К. Ф. Рылеев

Чтобы научить людей любить справедливость, надо показать им результаты несправедливости.
А. Смит

Справедливость не есть простое равенство, а равенство в исполнении должного.
В. С. Соловьев

Справедливость воцарится тогда, когда каждый будет воспринимать чужую обиду, как свою.
Солон

Быть справедливым в мыслях — не значит еще быть справедливым на деле.
К. Д. Ушинский

Велико лишь то, что долговечно; долговечно лишь то, что справедливо.
Д. Феррари

Все пути хороши, если только они ведут к справедливости.
А. Цвейг

В счастье действовать справедливо всегда легче, чем в несчастье.
А. Цвейг

Справедливость заключается в том, чтобы воздать каждому свое.
Цицерон

Существует два первоначала справедливости: никому не вредить и приносить пользу обществу.
Цицерон

Справедливость — высшая из всех добродетелей.
Цицерон

Справедливость без мудрости значит много, мудрость без справедливости не значит ничего.
Цицерон

Нормою человеческих действий должна служить справедливость.
Н. Г. Чернышевский

Прежде чем быть великодушным, нужно быть справедливым, подобно тому, как рубашка нужна раньше, чем кружева.
Н. Шамфор

Мерилом справедливости не может быть большинство голосов.
Ф. Шиллер

Как лекарство не достигает своей цели, если доза слишком велика, так и порицание и критика — когда они переходят меру справедливости.
А. Шопенгауэр

Равенство существует лишь в рамках противоположности к неравенству, справедливость — лишь в рамках противоположности к несправедливости.
Ф. Энгельс

Величайший плод справедливости — безмятежность.
Эпикур

Если сила соединится со справедливостью, то что может быть сильнее этого союза?
Эсхил

                   http://жемчужины-мысли.рф/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #2 : Март 15, 2019, 06:08:14 »

                                                                        Афоризмы и цитаты про справедливость.

  Справедливость есть право слабого.
Жозеф Жубер

Трудно и потому особенно похвально — прожить всю жизнь справедливо, обладая полной свободою творить несправедливость.
Платон

Справедливость люди ценят из-за своей собственной неспособности творить несправедливость.
Фрасимах

В молодости думаешь, что самое малое, чего ты вправе ожидать от других, это справедливость. В зрелом возрасте убеждаешься, что это — самое большее.
Мария Эбнер-Эшенбах

Почетное нужно предоставлять сильнейшим, а необходимое — слабейшим.
Юлии Цезарь

Несправедливость где бы то ни было — угроза справедливости повсюду.
Мартин Лютер Кинг

Несправедливый, делая себя злым, делает себе зло.
Марк Аврелий

Справедливость — честное распределение чужого.
Геннадий Малкин

Все естественное несправедливо.
Анри де Монтерлан

Плохо придется людям, когда каждый потребует своего.
«Изречения Эзопа», 10

При мысли о том, что Господь воздает по заслугам, я поистине трепещу за свою страну.
Томас Джефферсон

Если каждому воздавать по заслугам, кто избежит кнута?
Уильям Шекспир

Если каждому по способностям, то еще останется.
Борис Крутиер

Человек способен примириться с любой несправедливостью, если он при ней родился и вырос.
Марк Твен

Несправедливость легче переносят уши, чем глаза.
Публилий Сир

Несправедливость всегда оскорбляет наши чувства — разве что она приносит нам прямую выгоду.
Люк де Вовенарг

В жизни нужно уметь терпеливо сносить несправедливость до тех пор, пока не сможешь причинять ее сам.
Альфред Капю

Никто не требует заново раздать карты, получив на руки четыре туза.

Где справедливость? Не задавайте риторических вопросов.
Леонид Крайнов-Рытое

Я нашел сто рублей. Есть еще в мире справедливость!
Аркадий Давидович

Венец справедливости есть смелость духа и неустрашимость мысли, предел же несправедливости — в страхе перед угрожающим несчастьем.
Демокрит

Только та любовь справедлива, которая стремится к прекрасному, не причиняя обид.
Демокрит

Тот, кто хлопочет за других, всегда исполнен уверенности в себе, как человек, который добивается справедливости; выпрашивая или домогаясь чего-нибудь для себя, он смущается и стыдится, как человек, который клянчит милости,
Жан де Лабрюйер

Справедливость наших суждений и наших поступков — не более как удачное совпадение нашего интереса с общественным.
Клод Адриан Гельвеций

С того момента, когда люди начинают отличать удовольствие от страдания, когда они испытывают зло и причиняют зло, имеется уже некоторое понятие о справедливости.
Клод Адриан Гельвеций

Нельзя быть справедливым, не будучи человечным.
Люк де Клапье Вовенарг

Несправедливость, допущенная в отношении одного человека, является угрозой всем.
Шарль Луи Монтескье

…Себялюбие… порождает правила справедливости и является первым мотивом соблюдения последних.
Дэвид Юм

Первая награда справедливости — это сознание, что справедливо поступили.
Жан Жак Руссо

Чтобы научить людей любить справедливость, надо показать им результаты несправедливости.
Адам Смит

Чтобы поступать справедливо, нужно знать очень немного, но чтобы с полным основанием творить несправедливость, нужно основательно изучить право.
Георг Кристоф Лихтенберг

Истина и справедливость — вот единственное, чему я поклоняюсь на земле.
Жан Поль Марат

Я всегда полагаю и буду так полагать и впредь, что безразличие к несправедливости есть предательство и подлость.
Оноре Габриэль Рикетти Мирабо

Справедливость — истина в действии.
Бенджамин Дизраэли

Справедливость радует, даже когда казнит.
Сидней Смит
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #3 : Март 15, 2019, 06:09:33 »

  Если бы человечество стремилось к справедливости, оно бы давно ее добилось.
Уильям Хэзлитт

Те, кто громче всего жалуются на несправедливое обращение, первыми же его провоцируют…
Уильям Хэзлитт

Справедливость — такой же необходимый для жизни продукт, как хлеб.
Карл Людвиг Берне

Немало можно добиться строгостью, многого — любовью, но всего больше — знанием дела и справедливостью, невзирая на лица.
Иоганн Вольфганг Гёте

Когда справедливость исчезает, то не остается ничего, что могло бы придать ценность жизни людей.
Иммануил Кант

Говорить… об «естественной справедливости» — бессмыслица.
Карл Маркс

Мерилом справедливости не может быть большинство голосов.
Иоганн Фридрих Шиллер

Представление о вечной справедливости изменяется… не только в зависимости от времени и места: оно неодинаково даже у разных лиц и принадлежит к числу тех вещей, под которыми… «каждый разумеет нечто другое».
Фридрих Энгельс

Справедливость всегда представляет собой лишь идеологизированное, вознесенное на небеса выражение существующих экономических отношений либо с их консервативной, либо с их революционной стороны.
Фридрих Энгельс

«Справедливость», «человечность», «свобода» и т. п. могут тысячу раз требовать того или другого; но если что-нибудь невозможно, оно в действительности не происходит и, несмотря ни на что, остается «пустой мечтой».
Фридрих Энгельс

Справедливость необходима народу более, нежели цивилизация.
Пьетро Коллетта

Справедливость в человеке, не увлеченном страстью, ничего не значит, довольно безразличное свойство лица.
Александр Иванович Герцен

Высшая и самая характерная черта нашего народа — это чувство справедливости и жажда ее.
Федор Михайлович Достоевский

Лжет непростительно, кто уверяет, будто все на свете справедливо! Так, изобретший употребление сандарака может быть вполне убежден, что имя его останется неизвестно потомству!
Козьма Прутков

Незрелый ананас, для человека справедливого, всегда хуже зрелой смородины.
Козьма Прутков

Справедливость требует вступаться за людей страдающих. Хороши ли они? — Речь не должна идти о том, пока они страдают.
Николай Гаврилович Чернышевский

Справедливость — это единственное служение.
Роберт Грин Ингерсолл

Самая редкая вещь, какую только можно найти на земле, — это по-настоящему справедливый человек.
Джеймс Фенимор Купер

Быть добрым очень легко, быть справедливым — вот что трудно.
Виктор Мари Гюго

Справедливость без силы и сила без справедливости — обе ужасны.
Жозеф Жубер

Справедливость — это истина в действии.
Жозеф Жубер

Несправедливость — это то, что мешает мне жить по своему усмотрению.
Сэмюэл Батлер

Справедливость — это когда мне позволено делать все что угодно.
Сэмюэл Батлер

Единственное, что хороший человек должен делать, — это быть справедливым. Жертва же своими силами, своею жизнью, своим счастьем есть всегда печальная и исключительная необходимость.
Джон Рескин

Несправедливость одинаково гнусна, совершает ли ее одно лицо или множество лиц.
Герберт Спенсер

И более всего несправедливы мы не к тем, кто противен нам, а к тем, до кого нет нам никакого дела.
Фридрих Ницше

Подлинно справедлив тот, кто чувствует себя наполовину виновным в чужих поступках.
Халиль Джебран Джебран

Справедливость есть моральная умеренность. Следовать в физическом мире правилу — ничего лишнего — будет умеренность, в моральном — справедливость.
Лев Николаевич Толстой

Справедливость есть крайняя мера добродетели, к которой обязан всякий. Выше ее — ступени к совершенству, ниже — порок.
Лев Николаевич Толстой

Справедливость — доблесть избранных натур, правдивость — долг каждого порядочного человека.
Василий Осипович Ключевский

Справедливость не есть простое равенство, а равенство в исполнении должного.
Владимир Сергеевич Соловьев

Справедливость основывается на понимании всех обстоятельств.
Торнтон Нивен Уайлдер

Длительная борьба за справедливость поглощает любовь, породившую ее.
Альбер Камю

Мучительное ощущение: думаешь, что служишь справедливости, а на самом деле приумножаешь несправедливость. По крайней мере признаем это — и тем самым усугубим мучение; ведь это все равно что признать: всеобщей справедливости не существует. Отважившись на самый страшный бунт, в конце концов признать свое ничтожество — вот что мучительно.
Альбер Камю

Справедливости нет, есть только пределы.
Альбер Камю

Несправедливость неисчислима: исправляя одну, рискуешь совершить другую.
Ромен Роллан

Проблема справедливости так же стара, как проблема распределения.
Элиас Канетти

Ни один человек не имеет права поступать несправедливо, даже если несправедливо поступали с ним.
Виктор Франкл

Горе тому, кто вздумал бы на земле осуществлять идеал справедливости…
Лев Шестов

…Для человека наиболее выгодный способ употребления справедливости таков: при свидетелях уважать законы, а без свидетелей — требования природы.
Антифонт из Афин

Кто не совершает несправедливости — почтенен; но более чем вдвое достоин почета тот, кто и другим не позволяет ее совершать.
Платон

Крайняя несправедливость — казаться справедливым, не будучи таковым.
Платон

Справедливость не есть часть добродетели, а вся добродетель, и противоположность ее несправедливость — не часть порочности, а порочность вообще.
Аристотель

Справедливость является величайшею из добродетелей, более удивительной и блестящей, чем вечерняя или утренняя звезда; поэтому-то мы и говорим в виде пословицы: «в справедливости заключаются все добродетели ».
Аристотель

Хорошо рассуждать о добродетели — не значит еще быть добродетельным, а быть справедливым в мыслях — не значит еще быть справедливым на деле.
Аристотель

Справедливый человек не тот, который не совершает несправедливости, а тот, который, имея возможность быть несправедливым, не желает быть таковым.
Менандр

Величайший плод справедливости — безмятежность.
Эпикур

Наиболее полезно то, что наиболее справедливо.
Цицерон Марк Туллий

Справедливость без мудрости значит много, мудрость без справедливости не значит ничего.
Цицерон Марк Туллий

Справедливость есть высшая из всех добродетелей.
Цицерон Марк Туллий

Справедливость не может быть отделена от полезности.
Цицерон Марк Туллий

Справедливость проявляется в воздаянии каждому по его заслугам.
Цицерон Марк Туллий

Существуют два первоначала справедливости: никому не вредить и приносить пользу обществу.
Цицерон Марк Туллий

Справедливо, чтобы человек выступал иногда ради собственной доброй славы.
Плиний Младший

Несправедливость не всегда связана с каким-нибудь действием; часто она состоит именно в бездействии.
Марк Аврелий

…Несправедливый, делая себя злым, себе же делает зло.
Марк Аврелий

Часто несправедлив тот, кто не делает чего-либо, а не только тот, кто что-либо делает.
Марк Аврелий

Умный равнодушно переносит несправедливость.
Неизвестный автор

Если хочешь мира, устанавливай справедливость.
(Надпись на Дворце мира в Гааге.)

Неизвестный автор Кто пользуется своим правом, тот не совершает несправедливости.
Неизвестный автор

На справедливости зиждутся царства.
Неизвестный автор

Несправедливость противной стороны вызывает справедливую войну.
Неизвестный автор

Справедливость — основа общества.
Неизвестный автор

Справедливость — это подчинение писаным законам и обычаям народов.
Неизвестный автор

Справедливость без благоразумия многое может. Без справедливости же благоразумие ничего не стоит.
Неизвестный автор

Справедливость есть постоянная и неизменная воля каждому воздавать по заслугам.
Неизвестный автор

Справедливость следует за законом.
Неизвестный автор

Справедливость требует, чтобы никто не обогащался незаконно и в ущерб другому лицу.
Неизвестный автор

Справедливы и надежны намерения порядочного человека.
Неизвестный автор

Некто спросил: «Правильно ли говорят, что за зло нужно платить добром?» Учитель сказал: «А чем же тогда платить за добро? За зло надо платить по справедливости, а за добро — добром».
Конфуций (Кун-цзы)

Оценивая мирские дела, благородный муж ничего не отвергает и не одобряет, а все меряет справедливостью.
Конфуций (Кун-цзы)

Если ты, рассуждая о справедливости, считаешь, что убить одного человека несправедливо, а убивать множество невинных людей справедливо, то это нельзя назвать знанием рода, знанием того, о чем идет речь.
Мо-цзы (Мо Ди)

Справедливости недостаточно, чтобы принести пользу другим людям, однако как раз достаточно, чтобы причинить вред жизни.
Ян Чжу

Я ценю жизнь, но еще больше ценю справедливость.
Мэн-цзы

Справедливость полезна, несправедливость вредна. Поздние монеты «Большой выбор» И не судите о том, что является лучшим и более справедливым, по большинству авторитетов: ибо мнение одного и худшего может превосходить в каком-либо вопросе мнения многих и более высоких…
Юстиниан

Лишь тот судьбою одарен счастливой,
Тот радостен, чье сердце справедливо!
Фирдоуси

Чтоб не нуждаться в том, кто творит справедливость, будь справедлив сам.
Унсур аль-Маали

Основы каждого государства и фундамент любой страны покоятся на справедливости и правосудии.
Ас-Самарканди

Хотя справедливость и не может уничтожить пороков, она не дает им наносить вред.
Фрэнсис Бэкон

У большинства людей любовь к справедливости — это просто боязнь подвергнуться несправедливости.
Франсуа де Ларошфуко

Насколько справедливее кажется защитнику дело, за которое ему щедро заплатили!
Блез Паскаль

Понятие справедливости так же подвержено моде, как женские украшения.
Блез Паскаль

Справедливость по отношению к ближнему следует воздавать безотлагательно; медлить в таких случаях — значит быть несправедливым.
Жан де Лабрюйер
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #4 : Март 15, 2019, 06:13:18 »

                                                                              Святые «О справедливости».

  Божественная правда явилась человечеству в Божественном милосердии и повелела нам уподобиться Богу совершенным милосердием, а не какой-либо другой добродетелью.


Игнатий Брянчанинов

  Чтобы ты не подумал, что мир везде есть дело похвальное, Христос присоединяет и эту заповедь: Блаженны изгнанные правды ради (Мф. 5, 10), то есть гонимые за добродетель, за покровительство другим, за благочестие, так как правдой Он всегда называет соединение любви и мудрости души.


Иоанн Златоуст

  Правдой он называет человеколюбие, и во многих местах Писания слово «правда» употребляется в этом значении, и весьма справедливо. У людей правда не соединяется с милостью. А у Бога не так, но с правдой соединяется и милость, и притом такая, что и сама правда называется человеколюбием.


Иоанн Златоуст  

   Ничто так не прогневляет Бога, как несправедливость к бедным.


Иоанн Златоуст  

  Чтобы понять, что значит «творить правду», внимай, христианин, следующему рассуждению. Правда есть такая добродетель, которая учит нас всем отдавать должное, и потому это всеобщая добродетель, заключающая в себе все добродетели. Она изображена во всех десяти Божиих заповедях, как и всякая истинная добродетель, и потому исполнять заповеди Божии и творить правду – это одно и то же. И как правда заключает в себе всякую добродетель, так неправда – всякий грех, и когда человек нарушает заповедь Божию, тогда он делает неправду и против правды грешит. Итак, всякий грех – против правды.


Тихон Задонский  

  ...<Дело> справедливости — желательную силу направлять к добродетели и к Богу...


Исихий Иерусалимский

  Полезно же это не только судьям, но и при избрании чего бы то ни было в жизни. Поскольку в нас есть какое-то естественное судилище, на котором различаем доброе и лукавое, то при избрании того, что делать, нам необходимо составлять правильные суждения о вещах и, подобно судье, который равнодушно и со всей справедливостью выносит решение в тяжбе, доверять добродетели и осуждать порок. Например, у тебя судятся блуд и целомудрие; высокий ум твой, которому вверено судилище, председательствует; сластолюбие защищает блуд, а страх Божий заступается за целомудрие. Итак, если осудишь грех и дашь победить целомудрию, то правильно рассудишь дело. А если, позволив сластолюбию перевесить, объявишь, что грех предпочтительнее, то рассудишь криво, подпав клятве сказавшего: «Горе тем, которые... тьму почитают светом и свет – тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое – горьким!» (Ис. 5, 20). Поскольку, по словам того же Соломона, «помышления праведных – правда» (Притч. 12, 5), надо стараться, чтобы внутри, в потаенном судилище помышлений, составлялись о деле строгие суждения и чтобы ум уподоблялся весам, точно определяющим вес каждого поступка. Когда каждая заповедь судится у тебя с противоположным ей пороком, тогда закону Божию доставляй победу над грехом. Судятся ли стремление к избытку и равенству имений? Осуди пожелание чужого, а добродетель одобри. Вступают ли между собой в тяжбу укоризна и долготерпение? Постыди укоризну и предпочти долготерпение. Или препираются вражда и любовь? Вражду, предав бесчестию, гони как можно дальше, а любовь, почтив, приближай к себе. Судятся ли лицемерие и искренность, мужество и трусость, благоразумие и неблагоразумие, справедливость и неправда, целомудрие и своеволие, короче говоря, судится ли всякая другая добродетель со всяким другим пороком? Тогда-то именно и покажи правоту суда в потаенном судилище души твоей и, сделав заповедь как бы заседающей с тобою на суде, прояви себя ненавистником лукавства, отвращающимся от грехов и предпочитающим добродетели. Если в каждом деле будет побеждать у тебя лучшее, то будешь блажен в тот день, когда «Бог будет судить тайные дела человеков», по благовестию нашему, «и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим. 2, 16, 15), не пойдешь осужденным за склонность к худому, но будешь почтен венцами правды, какими в продолжение всей своей жизни ты сам увенчивал добродетель.


Василий Великий

  «Бог есть судия» (Пс. 74)  определяющий должное каждому. Не напрасно пророк употребил здесь слово «судия», но чтобы показать, что Бог и Сам праведен, и другим воздает тем же. О Боге слово «судия» употребляется вместо «праведный», что и [апостол] Павел выражает словами: «Ты праведен в словах Твоих и победишь в суде Твоем» (Рим. 3, 4). В том ведь преимущественно и состоит суд, то преимущественно и значит быть судьей, чтобы не только произносить приговор, но произносить его справедливо.


Иоанн Златоуст  

   Несправедливым правосудие должно воздать, и непременно воздаст правдивым наказанием, если только не будет несправедливо само правосудие, правдиво всем располагающее и имеющее великое промышление о правде.


Исидор Пелусиот
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #5 : Март 15, 2019, 06:17:20 »

  Кто предварительно не изучил справедливого, тот не может правильно разбирать сомнительные дела. И сам Соломон, если бы не имел точных понятий о справедливом, не мог бы так правильно и удачно произнести этого всем известного определения, которым решил спор двух бесчестных женщин о младенце (3 Цар. 3, 16–28). Поскольку не было свидетелей тому, что говорили женщины, Соломон обратился к природе и при ее помощи нашел неизвестное: чужая женщина без сожаления соглашалась на убийство младенца, а мать по естественной любви не могла даже и слышать о его страдании. Поэтому тот, кто узнал истинную правду и через нее научился отдавать каждому должное, может совершать суд. Как стрелок направляет стрелу точно в цель и стрела падает ни дальше ни ближе, ни по ту ни по другую сторону цели, так судья отгадывает справедливое невзирая на лица (потому что «иметь лицеприятие на суде – нехорошо» (Притч. 24, 23) и ничего не делая по пристрастию, но произнося определения правые и непревратные.


Василий Великий 

   Как голод есть признак телесного здоровья, так и усердие к слушанию слова Божия можно считать самым лучшим признаком душевного здоровья. Поэтому и Господь наш Иисус Христос в Нагорной проповеди о блаженствах сказал: «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Мф. 5, 6).


Иоанн Златоуст

  «Отворите мне врата правды» (Пс. 117, 19). Эти слова можно принимать и в переносном смысле, подразумевая врата небесные, которые закрыты для нечестивых и в которые нужно ударять добродетелью, милостыней, правдой.


Иоанн Златоуст

  Если ты будешь справедлив только между добрыми и не будешь таким между прочими, то справедливость будет отчасти оскорблена.


Иоанн Златоуст

  Не домогаться того, чтобы иметь у себя больше других, — это справедливость; а выступать из пределов  равенства — это несправедливость.


Григорий Богослов

  ...Есть и человеческая правда, правда по законам внешним, но правда малозначащая, не имеющая совершенства и полноты и основывающаяся на человеческих соображениях. А я прошу Твоей правды, которая нисходит от Тебя и которая возводит на Небо, прошу и помощи, чтобы приобрести эту правду.


Иоанн Златоуст

  Говоря о принадлежности естества Божия, пророк Давид выражает то, что существенно свойственно Богу. Что же это такое? «Десница Твоя полна правды» (Пс. 47, 11),– говорит он, показывая, что случившееся было следствием не достоинства облагодетельствованных, но существенного свойства Божия, потому что самое существо Его радуется правде, утешается человеколюбием. Это Его дело, Его обычай, что они получали такие благодеяния. Как огню свойственно согревать и солнцу свойственно светить, так и Богу свойственно благотворить, и даже не так, а гораздо более. Потому пророк говорит: «Десница Твоя полна правды», выражая щедрость, свойственную существу Божию.


Иоанн Златоуст 

  «Правда Его пребывает вовек» (Пс. 110, 3). Это, мне кажется, пророк сказал для тех, которые соблазняются несчастьями, нечаянно постигающими некоторых. Он как бы вразумляет их так: не смущайтесь, видя людей, подвергающихся клевете, обижаемых, страдающих невинно: есть суд беспристрастный, приговор справедливый, воздающий каждому по достоинству. Если ты будешь требовать этого приговора теперь же, то смотри, чтобы тебе не произнести его против себя самого. Подлинно, если бы Бог тотчас стал поражать каждый грех наказанием и над каждым преступлением приводить в исполнение праведный суд Свой, то род человеческий давно был бы истреблен.


Иоанн Златоуст 

  Владыка у нас человеколюбивый: когда видит, что мы старательны и усердны в познании божественных слов, не попускает нам нуждаться в чем-либо, но тотчас просвещает наш ум, дарует нам Свое озарение и по великой премудрости Своей сообщает нашей душе истинное учение.


Иоанн Златоуст

  Законы у язычников различны и тем приводят в затруднение умы людей, не составивших себе точного понятия о правде. Некоторые языческие .народы признают справедливым отцеубийство, а другие – отвращаются от всякого убийства как злодеяния. Одни выше всего ставят целомудрие, а другие предаются похоти... И вообще многие, находясь под властью застарелых обычаев, не распознают гнусности дел своих.


Василий Великий
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #6 : Март 15, 2019, 06:19:42 »

  Не почитай справедливость неважным добавлением добродетели, потому что без нее всякое дело нечисто.


Нил Синайский 

  ...Ничто не дает покоя душевного, ничто не успокаивает совести и не услаждает мысли, как только справедливость, когда нет ничего, что бы причиняло мучение и возмущало ум.


Иоанн Златоуст 

  «Священники Твои облекутся правдою» (Пс. 131, 9). Правдою здесь пророк Давид называет священные обряды, священство, богослужение, жертвы, приношения, а вместе с тем и беспорочный образ жизни, которого особенно надо требовать от священников.


Иоанн Златоуст

  Ирод – образ раздраженного самолюбия, желающего избавиться насилием от тревожащих совесть обличений правды. Иоанн Предтеча – образ правды, гонимой самолюбием, когда оно обладает средствами к тому, Как ни смягчай правды снисхождением и оборотами речи, какие может изобретать нежность любви, не желающей уязвить сердца другого, лик правды предстанет перед очами совести и тем поднимет внутри бурю обличении. Самость недальновидна и не может различить, что обличение – не извне, а внутри, и всей своей силой восстает на внешнего обличителя. Заградив ему уста, она надеется заглушить и внутренний голос. Не имеет успеха, однако: не туда обращена забота. Надо совесть умиротворить, тогда, сколько бы ни было внешних обличителей, они не нарушат мира внутреннего, а разве только углубят его, заставив собрать внутри успокоительные убеждения – веру в распятого Господа, искренность покаяния и исповеди и твердость решения не делать ничего против совести. Вот куда обратись, всех Иоаннов не пересажать в темницы, ибо слово правды Божией ходит по всей земле и всякое из них есть для тебя Иоанн-обличитель.


Феофан Затворник 

   Соломон говорит: «Соблюдение правды и правосудия более угодно Господу, нежели жертва» (Притч. 21, 3). «Ибо Господь праведен, любит правду» (Пс. 10, 7) или Он и есть самая Правда и Истина, поэтому и любит – правду и истину. Мы почитаем правдой Его – вечную правду, истиной – вечную истину, когда делаем то, чего Его правда хочет, и храним себя от лжи, лести, лукавства и лицемерия, от чего Его вечная истина отвращается. Потому пророк увещевает нас: «Приносите жертвы правды» (Пс. 4, 6). И апостол говорит: «говорите истину каждый ближнему своему» (Еф. 4, 25), ибо «Господь хранит верных» (Пс. 30, 24).


Тихон Задонский 

   ...Душа, поступая несправедливо, не должна слишком надеяться, хотя она еще и не уловлена, потому что когда-нибудь она будет уловлена.


Иоанн Златоуст

  Справедливость есть настроенность души воздать за все по достоинству, а достичь этого трудно, потому что одни, по недостатку разумения, не могут понять, как воздать каждому должное, а другие, обладаемые человеческими страстями, нарушают справедливость.


Василий Великий
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #7 : Март 15, 2019, 06:22:12 »

   Кто не нарушает справедливости ни из милости, ни по неприязни, ни из ожидания даров, тот — превосходнейшее правило справедливости и неподкупный судия в делах спорных.


Исидор Пелусиот 


  Кто с правдой приступает к Богу, любящему правду, тот не отойдет, не получив ничего, и, напротив, кто приступит к Нему без нее или осквернившись противоположными ей пороками, тот, хотя бы просил тысячу раз, не будет иметь никакого успеха, потому что не имеет с собой того, что может умолить его. Поэтому, если ты хочешь иметь какой-нибудь успех пред Богом, приступай к Нему, взяв с собой правду. Под именем же правды понимай здесь не часть добродетели, но всю добродетель всецело.


Иоанн Златоуст

 
  Справедливое есть то, что воздается каждому по достоинству дел.


Василий Великий

 
  И ты, обижаемый, оканчивая жизнь, не отчаивайся в праведном воздаянии – после отшествия отсюда ты непременно получишь награду за труды. И ты, грабитель, корыстолюбец и нарушитель правды, оканчивая свою жизнь в мире, не оставайся спокойным – после отшествия отсюда ты за все отдашь отчет, за все зло получишь воздаяние. Бог существует всегда, и правда Его пребывает всегда, не находя в смерти препятствия ни для воздаяния за подвиги добродетели, ни для наказания за дела злые.


Иоанн Златоуст

 
  Не тому справедливо называться справедливым, кто лишен даже всякого случая сделать неправду, но тому, кто, имея и полную возможность, не подымет руки для неправого дела.


Исидор Пелусиот

 
  «Славлю Господа по правде Его и пою имени Господа Всевышнего» (Пс. 7, 18). Будем благодарить Господа, не поражению других радуясь, а признавая определения Божии. Но кто может возблагодарить Его «по правде Его»? Кто может восхвалить Его так, как Он есть? Никто. Что же значит: «по правде Его»? Иначе сказать: за правду Его. Я буду петь в честь Господа Всевышнего, потому что Его победы и трофеи, а не мои. Как на войне – когда царь одержал победу, подданные, составив хоры, поют ему похвалы, так буду делать и я.


Иоанн Златоуст

 
  «Небеса провозгласят правду Его» (Пс. 49, 6). Здесь пророк опять, желая показать светлость, ясность, очевидность, непререкаемость, известность правды Божией, представляет неодушевленные стихии возвещающими ее.


Иоанн Златоуст

 
  Блажен, кто праведен правдой Божией, упование его сосредоточено во Христе, источнике его правды. Несчастлив тот, кто удовлетворен собственной человеческой правдой: ему не нужен Христос, возвестивший о Себе: «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9, 13).


Игнатий Брянчанинов

 
  Что значит: «пожрите жертву правды»? Приобретайте правду, приносите правду; тот дар Богу величайший, та жертва Ему приятна, то приношение Ему благоугодно, которые состоят не в заклании овнов и тельцов, но в совершеннии праведных дел. Видишь, как издревле предызображается жизнь Церкви и вместо жертв зримых требуются духовные. Правдой же он называет здесь не частный вид добродетели, но добродетель вообще, равно как и праведным человеком мы называем того, кто имеет всю добродетель.


Иоанн Златоуст 


  Есть правда, находящаяся в нас самих, требующая отдать каждому должное, и, хотя мы не достигаем этого в точности, однако, поступая с правдивым расположением, не уклоняемся далеко от цели. И есть правда, постигающая нас с Небес от праведного Судии,– правда то исправляющая, то вознаграждающая, в которой многое для нас непостижимо по высоте заключающихся в ней определений.


Василий Великий 


  Милосердие и правосудие в одной душе – то же, что человек, который в одном доме поклоняется Богу и идолам. Милосердие противоположно правосудию. Правосудие есть уравнивание точной меры: потому что каждому даёт, чего он достоин… А милосердие есть печаль, возбуждаемая благодатью, и ко всем сострадательно преклоняется: кто достоин зла, тому не воздаёт (злом), и, кто достоин добра, того преисполняет (с избытком)… Как сено и огонь не терпят быть в одном доме, так правосудие и милосердие – в одной душе.


Исаак Сирин Ниневийский

 
  На могиле любви вырастает справедливость, на могиле справедливости растет равенство.


Николай Сербский

 
  Если бы ты хотя немного могла понять, какую величайшую пользу душе приносят несправедливости и вообще скорби, то ты поистине радовалась бы, а не печалилась и не роптала бы. Покайся искренно в малодушии, нетерпении, ропоте на несправедливый поступок матушки игуменьи, проси у Господа терпения, считай себя достойно наказываемой за грехи, благодари Господа и молись за игуменью, чтобы Господь ее спас и помиловал. Если ты все это потрудишься исполнять, то утерянная ропотом душевная польза снова тебе будет возвращена. Посмотри заповеди блаженства и ты увидишь, на какой высоте расположено блаженное благодушие в терпениях скорбей и поношений. Святой Пимен Великий ставит на одной высоте благодарное терпение с истинным подвижничеством и послушанием в чистой совести. Терпение всего и благодарение за это Господа выше милостыни и милосердия.


Иосиф Оптинский (Литовкин)

     https://svyatye.com/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #8 : Март 15, 2019, 06:26:19 »

                                                                                Что такое Справедливость?

   Справедливость — это положительное свойство и качество характера человека, выражающееся в способности беспристрастно следовать правде, истине в своих поступках и мнениях и в любых обстоятельствах.

Справедливость  дочь беспристрастности. Быть справедливым, значит быть непредвзятым, относиться ко всему без предубеждения. Например, оценивая людей, нужно быть рассудительным и иметь опыт оценки действий и поступков. Человек не может поступать правильно, если в его характере присутствует элемент несправедливости.

Где ищут Справедливость?

В социуме это поступки человека и способности действовать честно и на законных основаниях. Справедливость и несправедливость существуют не только в отношениях между людьми. Справедливость действует и во многих законах Вселенной.  Корысть, Выгода, Страсть и  Ненависть  всегда преследуют и будут преследовать человечество. Это закон Вселенной, где все подчинено эволюционному совершенству.  В мире Страсти, в котором живут обычные люди, каждый ищет к себе снисхождения, Милости, Прощения.  Люди по определению всегда будут считать одно и тоже действие либо справедливым, либо несправедливым.

Кто такой справедливый человек?

Справедливый человек  – это, прежде всего,  человек, живущий под влиянием положительной энергии Сильной личности.Это  позволяет быть  непредвзятым, беспристрастным и мудрым человеком.  Конечно никаких шансов быть справедливыми не имеют люди, находящиеся под влиянием энергии Лжи и Невежества. Справедливый человек понимает, что недостатки неизменно встречаются и в чем-то хорошем, а достоинства могут попадаться и среди недостатков.  Чтобы быть справедливым, нужно быть беспристрастным, обращая внимание на каждую сторону человека или вопроса, оценивая его под разными углами возникшую ситуацию.

Что нужно для справедливого суждения?

Чтобы быть справедливым, человек должен обладать серьезным уровнем знаний, мудрости и опыта жизни. Без знания законов трудно совершить справедливый суд.  Справедливый человек большую часть жизни получает жизненные уроки Справедливости в разных ситуациях.  Справедливым человек становится только тогда, когда он имеет  собственную систему координат, собственное миропонимание, находящееся в гармонии с законами Вселенной и законами общества.  Справедливо — это Искренность и Правдивость и это уверенные понятия об истинном уровне справедливости и где точка отсчета. Абсолютной справедливости не существует.  То, что кажется с Вашей позиции на шкале Справедливости — Несправедливости, может быть заблуждением или не осознаванием всей глубины события.  Несправедливость придумали люди, не зная, не понимая и не имея возможности знать всю картину события или ситуации.

 Фактически человек видит многое происходящее в его жизни однобоко, пристрастно и тенденциозно в меру своего собственного развития.
Хорошие или плохие свойства характера такие, как Предвзятость, ограничивающие Убеждения, ложные Убеждения, Предрассудки, стереотипы, шаблоны.

 

Справедливость – по эзотерическим законам.

По эзотерическим законам божественные качества личности – это Всепрощение, Милосердие, Милость, Сострадание.  Очень важно запомнить, что Милость  – категория не Мира Страсти или  Мира Невежества. Милость нельзя использовать в обычном социуме где действуют законы Жестокости.

Есть некоторые основы моральных установок, в которых есть основные. Их положение относительно друг друга определено и их нужно знать. Все понятия стоят на своих местах, они стабильны и не подвержены времени.

Милость выше Справедливости. Справедливый человек понимает важность творения добра, милости и сострадания.   Когда человек прощает, проявляет сострадание, он отпускает ситуацию на суд божий.

Причины и следствия.
 
Вместе с тем, есть примеры других мнений о справедливости. Каждый человек осознает, что в этом мире всё имеет свою причину и своё следствие. Мы живем в мире где  всё подчинено законам причинно-следственных связей или законам справедливости. Поэтому жизнь не может быть ни справедливой, ни несправедливой, поскольку все в ней имеет причины и следствия. Каждый получает именно то,что притянул к себе и создал условия для такой ситуации.  И исходя из такой точки зрения, оказывается, что несправедливости нет. Люди всегда получают именно то, что они чувствуют и проецируют в мир.

     http://101ya.ru/
 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #9 : Март 15, 2019, 06:31:15 »

                                                                                          СПРАВЕДЛИВОСТЬ.

 
СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Термин «справедливость» имеет два различных значения, однако в обыденном словоупотреблении они зачастую пересекаются, вызывая путаницу. Существенно важно различать эти два смысла, когда мы говорим о политике и праве, а особенно – о международных правовых отношениях. Во-первых, следует выделять «процессуальную» справедливость. В этом смысле справедливость относится к результату или решению, достигнутому благодаря правильно функционирующему механизму отправления закона. Считается, что применение закона, относящегося к сфере статутного или обычного права, к тому или иному конкретному случаю имеет целью достижение справедливости. Именно это понимание справедливости традиционно символизирует фигура с мечом, весами и повязкой на глазах. В такой интерпретации справедливость – это логическая, почти механическая оценка действия согласно критериям, зафиксированным в общепринятой и обязательной нормативной системе – законе.

  Во втором значении справедливость – это апелляция к некоторому критерию или совокупности ценностей, которые считаются более высокими, чем те, что нашли воплощение в законе. В принципе, именно это обычно имеют в виду, когда говорят о «праве справедливости». Высшая заповедь «Пусть восторжествует справедливость!» выражает убеждение в том, что если механизм отправления правосудия не способен достичь справедливости, которая диктуется этим верховным критерием, то судебное решение должно быть исправлено своего рода моральным судом. Понимая необходимость такого дополнения, способного обеспечить право справедливости при отправлении правосудия, даже демократические государства с представительной системой правления предоставляли исполнительным органам право помилования или смягчения наказания.

   АНТИЧНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О СПРАВЕДЛИВОСТИ.

ПЛАТОН.

Для процесса развития права и юриспруденции со времен Платона было характерно постоянное смешение вышеназванных двух значений понятия справедливости. Двусмысленность часто возникала, когда «справедливость» употребляли не в том смысле, который предполагался ее дефиницией. Вопрос о том, что считать справедливостью в области социальных и политических отношений, встает сразу же, как только люди отказываются от боязливого и безусловного повиновения господствующим правилам.

  Платон определяет справедливость как высшую добродетель в государстве, построенном на принципах блага. Справедливость подвергается долгому и глубокому рассмотрению в его диалоге Государство, оказавшем огромное влияние на западную культуру. В Государстве обсуждается второй, или моральный, уровень справедливости; Платона интересует моральная справедливость, и согласны мы или нет с его дефиницией, суть его позиции совершенно ясна. С его точки зрения, справедливое общество – то, в котором каждый человек в полной мере реализует данные ему от природы способности. Правитель, или правитель-философ, от природы наделен способностью понимать, что такое справедливость и как ее достичь. Его задачей является распределение функций в государстве на основе принципа справедливости, определение с его помощью места в обществе обычного человека, природа которого не позволяет ему самостоятельно понять свое истинное назначение. Платоновская концепция справедливости оказалась настолько убедительной, что ее вновь и вновь выдвигали в разных формулировках в разные периоды истории. Она была отчетливо выражена и в традиции гегельянства (например, у Ф.Брэдли в его Этических исследованиях, 1877).

  Определив понятие моральной справедливости, Платон в более поздних Законах обратился к рассмотрению справедливости в первом, или «процессуальном», смысле. Здесь он объясняет, какого рода социальной структуры можно ожидать, если процессуальная справедливость становится в руках элиты инструментом реализации ее представления о моральной справедливости. Судебная власть прямо опирается на принципы такой «моральной» справедливости; деятельность учителей, поэтов и музыкантов подлежит цензуре; ослушников, преступивших «моральный» закон, подвергают изгнанию. Что касается рабов, то им положены свои законы, соответствующие их положению: «Должно наказывать рабов по справедливости и не изнеживать их, как свободных людей, увещаниями».
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #10 : Март 15, 2019, 06:32:44 »

  АРИСТОТЕЛЬ.

также придерживался концепции «естественных» классов и зависимости справедливости от социального и политического статуса: «Некоторые люди рабы, а другие свободные граждане потому, что так назначено природой... Правильно и справедливо, что одними следует править, а другие должны осуществлять правление, к которому они пригодны от природы; и коли так, власть господина над рабом тоже справедлива». Кроме того, Аристотель предложил различать типы справедливости, что оказало сильное влияние на последующие ее трактовки. Справедливость может быть коррективной, или коммутативной, направленной на сохранение общественного порядка и общее благосостояние, и может быть дистрибутивной, связанной с распределением, – это принцип, согласно которому каждый человек должен иметь причитающуюся ему долю. В этих определениях, по-видимому, учитывается различие между процессуальной и моральной справедливостью, но их следует понимать в контексте политической философии Аристотеля, основанной на моральной предпосылке, высказанной в приведенной выше цитате.

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ СТОИКОВ.

Стоикам принадлежит заслуга дальнейшего развития идей о справедливости. Через римское право они оказали сильнейшее влияние на политическую философию и теорию права. Конечно, этим влиянием они были во многом обязаны тому историческому обстоятельству, что стоическое понятие естественного права получило поддержку со стороны религии и далее существовало в рамках теологии. Стоическая философия исходила из предпосылки, что Вселенной присущет рациональное устройство и она функционирует согласно универсальным рациональным законам, или принципам. Поскольку человек – рациональное существо, он может познать эти законы. Поэтому ему доступен идеал абсолютной, универсальной, рациональной справедливости, к которому и следует, насколько это возможно, стремиться в законодательстве. Эта концепция закона, какими бы ошибками ни грешила ее формулировка, могла бы стать началом эпохи Просвещения в стремлении человечества достичь справедливости с помощью закона. По сути дела, это было обращение к разуму как критерию справедливых отношений между людьми в сфере политики и права, и достижения римского права, проникнутого стоической философией, являются поворотным пунктом в историческом развитии человечества. Ульпиан, один из выдающихся юристов того времени, назвал юриспруденцию наукой о справедливом и несправедливом, цель которой заключается в наделении каждого человека его правом; он заявил, что рабство является человеческим изобретением, противным «закону природы». Философия, стоявшая за римским правом, оказалась эффективным инструментом и в последующие столетия, особенно в трудах Гуго Гроция и Пуфендорфа, повлиявших на Локка и Руссо. См. также СТОИЦИЗМ.

  КОНЦЕПЦИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ.

Стоическая философия справедливости как правления разума была тем не менее превращена в орудие завоевания власти, как это часто случается с рационалистическими системами мышления. Ради исторической точности следует заметить, что это рационалистическое и гуманистическое учение, оказавшее столь сильное влияние на римское право, не имело, как иногда полагают, отношения к христианству. Влияние христианства относится к более позднему периоду, и хотя христианская церковь использовала идеи стоицизма, стоявшая за ней философия была совершенно другой. Ее задачей было узаконить тем или иным способом церковь и ее представителей, а также помочь в проведении политики церкви. Наиболее влиятельным защитником теологического понимания справедливости следует считать Фому Аквинского, который развил учение Августина о Граде Божием как вместилище справедливости.

  С точки зрения Аквината, справедливость может быть реализована только в христианском государстве. Применив самые искусные диалектические приемы, он усложнил проблему определения справедливости, предложив тонкие дистинкции между lex aeterna, lex humana, lex divina и lex naturalis. Согласно его философии, естественный закон тождествен божественному закону, и толкование закона должно быть вынесено за сферу обычного человеческого разумения и сделано предметом особой теологической дисциплины. В течение долгого времени это понимание справедливости, основанное на непреложных принципах христианского учения, оставалось без изменений. Аквинат, находившийся под влиянием Аристотеля, занимал весьма умеренные позиции по вопросу о светской и церковной власти. Он не видел между ними противоречия и полагал, что понимание справедливости в христианском государстве будет находиться в гармонии с законом, диктуемым разумом. Позднее, благодаря радикальным папистам, такая позиция стала пользоваться дурной славой.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #11 : Март 15, 2019, 06:34:42 »

  КОНЦЕПЦИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ НОВОГО ВРЕМЕНИ.

Отличительной чертой философии этого периода была реакция на авторитарные концепции закона, права и справедливости. На идеях Возрождения и Реформации, как на дрожжах, выросла систематически разработанная философия справедливости и прав человека, которая радикально отличалась от теорий любого предшествующего периода. Первым шагом в этом направлении была попытка установить при помощи разума универсальные принципы или аксиомы морали, политики и права. В качестве методологического образца были взяты считавшиеся точными и универсальными доказательства геометрии. Несомненно, сильнейшее воздействие на концепции справедливости в этот период оказывало поразительно быстрое развитие естествознания, а движущей силой последнего считали применение метода, гарантировавшего математическую точность и достоверность результатов.

  Р.Декарт пытался построить теорию познания и систему философии с помощью такого математического метода. Пуфендорф утверждал, что математика и этика равно достоверны. Наиболее разработанный и систематический вид имели доказательства Б.Спинозой аксиоматической природы моральных и политических принципов. Именно в его философии становится очевидной ошибочность идеи о дедукции принципов естественного права с помощью некоего псевдоматематического метода. Несмотря на геометрическую форму, в которую Спиноза облекает свою этическую систему, очевидно, что он выходит далеко за пределы дедуктивного доказательства в попытке свести моральную справедливость к естественным законам, аналогичным законам естественных наук. Это была попытка рационализации очень высокого порядка, напоминающая идею стоиков об универсальном характере разума. Этика Спинозы также оказала влияние на философию индивидуализма (фактически, ее предвосхитив), которая столь радикально переосмыслила понятия права и справедливости, что это произвело настоящую интеллектуальную и политическую революцию в западном мире.

ГОББС.

В английской мысли этого периода, также испытавшей влияние «геометрической» логики, акцент был сделан на определении справедливости в терминах материальных феноменов. Индуктивный метод Ф.Бэкона, хотя он почти ничего не дал в научном плане, послужил дальнейшему развитию процедур анализа. Однако наибольший вклад был внесен Т.Гоббсом, который разработал строгие методы эмпирического, материалистического анализа. Гоббс энергично выступил против идеи о том, что справедливость можно определить через интуитивно воспринятые универсальные, абсолютные идеи.

  С его точки зрения, минимальным требованием, которое позволяет достичь общественного порядка и мира, должна быть передача людьми большинства своих «естественных прав» суверену (за индивидом оставлялось право на самозащиту). Такая передача составляет соглашение, или договор, и справедливость можно определить сколько-нибудь осмысленно только при учете условий такого договора. Согласно Гоббсу, определение справедливости должно учитывать весь контекст эмпирических фактов, относящихся к структуре власти и правления в обществе.

  ЮМ.

Во всех концепциях справедливости Нового времени, даже в философии Гоббса, не хватает четкого разграничения справедливости как результата юридической процедуры и справедливости как выполнения требований некоего высшего морального императива. Д.Юм отклонил как теологическое, так и «договорное» понимание справедливости; его взгляды предвосхищают точку зрения современной прагматической школы в юриспруденции. Юм считал, что правила и нормы возникают в обществе для решения неизбежной утилитарной задачи ненасильственного согласования разнонаправленных интересов. Справедливость – поддержание порядка и стабильности с помощью этого баланса интересов. Поэтому Юм определяет справедливость главным образом в терминах регулирования отношений собственности.

   
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #12 : Март 15, 2019, 06:36:42 »

  КАНТ.

Итоги философского развития идеи справедливости в 16, 17 и 18 столетиях были подведены в трудах И.Канта. Кант впервые различил моральную и правовую справедливость. Зрелые взгляды Канта на этот счет выражены в трактате Религия в пределах только разума (1793). Отдавая должное Юму и влиянию его идей, он не в меньшей степени, чем шотландский философ, был озабочен претензией теологии и метафизики на знание смысла справедливости, якобы извлекаемого ими из Божьего разумения. Кант утверждал, что человеческий разум автономен и не является неким вторичным источником для постижения законов природы или божественного разума. Что разум говорит человеку, то должно становиться для него законом; универсальность императивов разума не означает существования некоего сверхъестественного их источника, ибо для Канта любой такого рода «источник» непознаваем.

  Окончательная и универсальная природа законодательства разума обосновывается тем, что отрицать предписания человеческого разума – значит отрицать само существование и моральную природу человека. Таким образом, для Канта справедливость реализуется в таком общественном строе, где господствует признание следующего императива разума: последним критерием поступка является приемлемость стоящего за ним принципа в качестве универсального принципа, подходящего для всего человечества; ничто иное не может быть оправдано с точки зрения разума. Несмотря на все свое благочестие, Кант вполне реально смотрел на перспективу выполнения людьми этой заповеди. По его мнению, правовая справедливость должна насаждаться в обществе принудительным образом; только в этом случае можно рассчитывать на осуществление моральной справедливости.

По вопросу о первенстве правовой справедливости перед моральной справедливостью Кант высказывается вполне определенно и дает наиболее ясную формулировку различий и связи двух типов справедливости. Кантовский взгляд, таким образом, прямо противоположен любому учению о естественном праве, утверждающему, что правовая справедливость должна основываться на принципах божественной или моральной справедливости. Кант даже говорит, что когда «политико-гражданский закон... противоречит тому, что полагается за божественный статутарный закон, появляются основания считать последний фальшивым». Он заключает: «Объединение людей под водительством законов добродетели... может существовать в среде политической общности...

  Если бы политическая общность не лежала в основе этической, люди не смогли бы осуществить эту последнюю». Конечная цель юридической справедливости – сделать возможным осуществление моральной справедливости, однако юридическая справедливость не может принудить к моральной справедливости. «Но горе законодателю, который установления, направленные на этические цели, захочет осуществить путем принуждения! Таким путем он не только создал бы нечто прямо противоположное этическому, но подорвал бы и сделал неустойчивыми даже политические основы». В условиях юридической справедливости человек свободен осуществить моральную справедливость, а достижение свободы быть моральным есть осуществление юридической и политической справедливости.

  УТИЛИТАРИЗМ.

Примерно в тот же период, когда Кант размышлял о необходимости различать два рода справедливости, в Англии возникла философия, которой суждено было занять доминирующие позиции в англоязычном политическом и правовом пространстве на протяжении всего следующего столетия. И.Бентам, при поддержке Джеймса Милля, стал наиболее значительной фигурой в теории и практике представительного демократического правления. В его философии были сформулированы фундаментальные принципы, которые затем подхватил мыслитель либерально-демократической традиции Дж.С.Милль; сильнейшее влияние эти принципы оказали на Дж.Остина, создателя аналитической школы в юриспруденции. По замечанию Ф.Поллока, ни одна реформа в Англии 19 в. не обошлась без участия идей Бентама. Замечательно, что, хотя Бентам и Милль принадлежали к совершенно иной философской традиции, чем Кант, позиции этих мыслителей в отношении юридической справедливости в сущности совпадали.

В конце своего знаменитого труда Принципы морали и законодательства (1789) Бентам пытается различить закон и предписания этики, однако лишь гораздо позднее его философские идеи на этот счет становятся вполне ясными. В своей первой опубликованной работе Бентам предпринял фронтальную атаку на учение о «естественном» происхождении права; Фрагмент о правлении содержал резкую критику теории У.Блэкстона о близости норм права к законам природы, созданным Богом. В Границах юриспруденции Бентам восклицает: «Все эти разговоры о природе, естественном праве, естественной справедливости и несправедливости... суть не что иное, как та же нетерпимость, облеченная в новые имена; если ваши взгляды отличаются от общепринятых, вас объявляют не еретиком, а тираном». Бентам продолжил дело, начатое Гоббсом и Юмом, и полагал, что праву и справедливости может быть придан смысл только в контексте определенного политического устройства. «Суть дела в том, что в обществе сколько-нибудь цивилизованном все права, которыми может обладать человек, все его надежды и радости, связанные с этим обладанием, могут быть выведены единственно из закона».

Эмпирическое определение моральной справедливости было дано с опорой на следующий тезис: «Природа отдала человека под власть двух знатных господ, боли и удовольствия. Только им одним указывать, что мы должны делать, и решать, что мы будем делать». Кант не согласился бы ни с этой дефиницией моральной природы человека, ни с принципом пользы как критерием нравственности. Однако в вопросе о сути юридической справедливости эти два философа были согласны: в обществе должен существовать принцип порядка, создающий условия для равенства людей и позволяющий им реализовать свой нравственный потенциал, как бы ни определяли для себя люди свои конкретные моральные обязанности. Благодаря этим философам вместо поиска абстрактной и эзотерической формулы справедливости как таковой появился акцент на социальной справедливости, экономической справедливости, политической справедливости и юридической справедливости.

  Бентам и Кант произвели революцию в понимании справедливости; их системы доказывают, что можно достичь согласия в вопросе о природе и функциях юридической справедливости и в то же время предоставить широкий выбор в осуществлении той свободы, которая становится возможной благодаря юридической справедливости. Эти равно искренние и умные люди не были согласны в определении того, что такое моральная справедливость, однако они вполне соглашались, что процессуальная, юридическая справедливость является предпосылкой любого истинно морального деяния.

  ДЖОН РОЛЗ.

В современной мысли наиболее серьезные возражения против утилитаризма были высказаны Джоном Ролзом. В своей книге Теория справедливости (A Theory of Justice, 1971) он воскрешает кантовское понятие общественного договора, согласно которому справедливость является априорным правом каждого индивидуума независимо от того, каковы его желания и интересы. Согласно утилитаризму, последние всегда должны играть решающую роль (при условии определенной математической выверенности). Согласно Ролзу, они должны быть выверены по абстрактному идеалу справедливости. Любое желание или любой интерес, которые ему противоречат, должны получить оценку не с точки зрения выгод или невыгод, получаемых сторонами, а с той рациональной точки зрения, согласно которой, например, рабство ввиду его несправедливости не может оцениваться по степени пользы, которую оно приносит рабовладельцу. Суждения о справедливом и несправедливом, основанные на сформулированных Ролзом принципах, остаются в значительной степени интуитивными, поэтому предполагается, что их будут делать люди разумные, образованные и беспристрастные. Предпосылкой формирования чувства справедливости и соответствующих индивидов является здоровое, разумно устроенное общество.

     https://www.krugosvet.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #13 : Март 15, 2019, 06:38:42 »

                                                                                       О СПРАВЕДЛИВОСТИ.
 
• Равенство всех людей в их человеческом достоинстве — это начало социальной справедливости, однако в жизни равенство не достигается одними пожеланиями. Для этого нужны горячее стремление к нему, мужество и энергия, чтобы преодолеть все то, что преграждает путь к действительному равенству людей.

• Бесправие и угнетение обычно процветают там, где большинство людей молчит и терпеливо сносит унижения, боясь за собственную безопасность, вместо того, чтобы сообща отстаивать свое достоинство, а значит счастье и свободу будущих поколений.

• Если кто без зазрения совести грабит людей, пользуясь правом сильного и изворотливого, то пусть потом не удивляется и не вопит о справедливости, когда Всевышний в наказание лишит его всего. Лишь до поры до времени он может тешить себя добрыми надеждами!

• Все люди на планете ратуют за справедливость, однако многие хотят ее только лишь для самих себя и напрочь забывают про нее, едва дело коснется других. Такие люди не хотят понять чужую боль или признать чужую правоту, если это касается их интересов, однако сильно возмущаются, когда приходится столкнуться с тем же отношением к себе со стороны других.

• Есть люди, для которых вырывать друг у друга кусок изо рта — занятие более приемлемое, чем потрудиться и вырастить собственный хлеб.

• Не уважаю тех, кто борется с несправедливостью только тогда, когда она касается их личных интересов.

• Каждый труд должен быть справедливо оплачен, в противном случае он превращается в эксплуатацию.

• Лишь тот, у кого нет действительных заслуг перед народом, настаивает на предоставлении ему каких-либо особых привилегий.

• Быть справедливыми в момент принятия конкретного решения и совершения конкретного поступка много важнее, нежели быть справедливыми впоследствии и, так сказать, вообще.

• Вы хотите поведать о том, сколько зла и обид причинили вам несправедливые люди? Хорошо, но сначала поведайте мне, сколько несправедливостей вы причинили другим. Только честно, иначе открытой беседы у нас не получится!

• Есть множество людей, готовых примириться с любой несправедливостью, которую они причинили другим.

• Я ни за что не назову порядочным такого человека, который подменяет справедливость целесообразностью.

• Очень редко судью не клянут ни с одной стороны. Занимая судейское место, любой человек возлагает на плечи тяжелое бремя.

• Неисполнение несправедливого закона — вполне законный шаг к восстановлению справедливости.

• Люди, чья сила заключается в особой неразборчивости средств, вполне заслуживают принудительного пробуждения совести с помощью средств, выбранных для сего в процессе строгого отбора.

• Левосудие — раковая опухоль права.

• Никому не дано ни уйти, ни укрыться от Истины.

• Объективность — прекрасное качество сильных и зрелых натур.

• Несправедливо упрекать других в невыполнении правила, которое не соблюдаешь сам.

• Быть справедливым трудно, но почетно, несправедливым — просто, но опасно.

• Всякий в свой срок получит то, чего искал.

• Всякое дело следует решать по обстоятельствам.

• Уступи справедливости, дабы порадовать совесть.

• Сколь многим людям на Земле в наследство доставались только нищета и унижения, — неиссякаемый источник политических и социальных бурь! Пусть мы не можем сделать всех людей богатыми, но человечеству вполне по силам сделать всех зажиточными, освободив от бремени нужды.

Как этого добиться? Очень просто! Приучите себя к справедливости, как в больших, так и в малых делах, ведь она — величайшая из добродетелей! Пусть богачи научатся приумножать свое богатство, не залезая в тощие карманы бедняков. Там, где людей несправедливо унижают, где сам закон становится предметом купли и продажи, а человек, трудящийся не покладая рук, не зарабатывает столько, чтобы прокормить семью, — там, рано или поздно, вспыхивает бунт, смерчем сметая всех, не разбирая правых и неправых. Не дожидайтесь этого! Будьте друзьями справедливости! Будьте такими не из страха, а по зову совести, и человечество придет к благополучию для всех!

  https://fil.wikireading.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #14 : Март 15, 2019, 06:40:18 »

   Книга размышлений (афоризмы)

Апшерони Али
 
О СПРАВЕДЛИВОСТИ

Равенство всех людей в их человеческом достоинстве - это начало справедливости, но в жизни равенство не достигается одними лишь благими пожеланиями. Для этого нужны горячее стремление к нему, энергия и мужество, чтобы преодолеть все то, что преграждает путь к действительному равенству людей.

Бесправие и угнетение людей обычно процветают там, где большинство из них молчит и терпеливо сносит унижения, боясь за собственную безопасность, вместо того, чтобы сообща отстаивать свое достоинство, а значит счастье и свободу будущих поколений.

Если кто без зазрения совести грабит людей, пользуясь правом сильного, более ловкого или же изворотливого, то пусть потом не удивляется и не вопит о справедливости, когда Всевышний в наказание лишит его всего. Лишь до поры, до времени он может тешить себя добрыми надеждами.

Все люди на планете ратуют за справедливость, однако многие хотят ее лишь для самих себя и напрочь забывают про нее, едва дело коснется других. Такие люди не хотят понять чужую боль или признать чужую правоту, если это касается их интересов, однако сильно возмущаются, когда приходится столкнуться с тем же отношением к себе со стороны других.

Есть люди, для которых вырывать друг у друга кусок изо рта занятие намного более приемлемое, чем потрудиться и вырастить собственный хлеб.

Не уважаю тех, кто борются с несправедливостью только тогда, когда она касается их личных интересов.

Каждый труд должен быть справедливо оплачен, в противном случае он превращается в эксплуатацию.

     https://fil.wikireading.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #15 : Март 15, 2019, 06:42:02 »

  Религиозный смысл философии.

Ильин Иван Александрович
 
2. О СПРАВЕДЛИВОСТИ

С незапамятных времен люди говорят и пишут о справедливости: может быть, даже с тех самых пор, как вообще начали говорить и писать… Но до сих пор вопрос, по-видимому, не решен, – что такое справедливость и как ее осуществить в жизни? Трудно людям согласиться в этом деле, потому что они чувствуют жизненное практическое значение этого вопроса, предвидят невыгодные последствия для себя и потому спорят, как заинтересованные, беспокойно и подозрительно: того гляди «согласишься» «на свою голову» – и что тогда?

Каждый из нас желает справедливости и требует, чтобы с ним обходились справедливо; каждый жалуется на всевозможные несправедливости, причиненные ему самому, и начинает толковать справедливость так, что из этого выходит явная несправедливость в его пользу. При этом он убежден, что толкование его правильно и что он «совершенно справедливо» относится к другим, но никак не хочет заметить, что все возмущаются его

«справедливостью» и чувствуют себя притесненными и обойденными. Чем скуднее, теснее и насильственнее жизнь людей, тем острее они переживают все это и тем труднее им договориться и согласиться друг с другом. В результате оказывается, «справедливостей» столько, сколько недовольных людей и единой, настоящей Справедливости найти невозможно. А ведь, строго говоря, только о ней и стоит говорить.

Это означает, что интересы и страсти искажают великий вопрос, ум не находит верного решения и все обрастает дурными и ловкими предрассудками. Из предрассудков возникают ложные учения; они ведут к насилию и революции, а революции приносят только страдания и кровь, чтобы разочаровать и отрезвить людей, оглушенных своими страстями. Так целые поколения людей живут в предрассудках и томятся в разочаровании; и иногда бывает так, что самое слово «справедливость» встречается иронической улыбкой и насмешкой.

Однако, все это не компрометирует и не колеблет старую, благородную идею справедливости и мы по-прежнему должны противопоставлять ее всякой бессовестной эксплуатации, всякой классовой борьбе и всякому революционному уравнительству. Мы можем быть твердо уверены, что ей принадлежит будущее. И все дело в том, чтобы верно постигнуть ее сущность.

Французская революция восемнадцатого века провозгласила и распространила вредный предрассудок, будто люди от рождения или от природы «равны» и будто вследствие этого со всеми людьми надо обходиться «одинаково»… Этот предрассудок естественного равенства является главным препятствием для разрешения нашей основной проблемы. Ибо сущность справедливости состоит именно в неодинаковом обхождении с неодинаковыми людьми.

Если бы люди были действительно равны, т. е. одинаковы телом, душою и духом, то жизнь была бы страшно проста и находить справедливость было бы чрезвычайно легко. Стоило бы только сказать: «одинаковым людям – одинаковую долю» или «всем всего поровну» – и вопрос был бы разрешен. Тогда справедливость можно было бы находить арифметически и осуществлять механически; и все были бы довольны, ибо люди и в самом деле были бы, как равные атомы, как механически перекатывающиеся с места на место шарики, до неразличимости одинаковые и внутренне и внешне. Что может быть наивнее, упрощеннее и пошлее этой теории? Какое верхоглядство – или даже прямая слепота – приводят людей к подобным мертвым и вредным воззрениям? После французской революции прошло 150 лет. Можно было бы надеяться, что этот слепой материалистический предрассудок отжил давно свой век. И вдруг он снова появляется, завоевывает слепые сердца, торжествует победу и обрушивает на людей целую лавину несчастья…

На самом деле люди неравны от природы и неодинаковы ни телом, ни душою, ни духом. Они родятся существами различного пола; они имеют от природы неодинаковый возраст, неравную силу и различное здоровье; им даются различные способности и склонности, различные влечения, дары и желания; они настолько отличаются друг от друга телесно и душевно, что на свете вообще невозможно найти двух одинаковых людей. От разных родителей рожденные, разной крови и наследственности, в разных странах выросшие, по-разному воспитанные, к различным климатам привыкшие, неодинаково образованные, с разными привычками и талантами – люди творят неодинаково и создают неодинаковое и неравноценное. Они и духовно неодинаковы: все они – различного ума, различной доброты, несходных вкусов; каждый со своими воззрениями и со своим особым правосознанием. Словом, они различны во всех отношениях. И справедливость требует, чтобы с ними обходились согласно их личным особенностям, не уравнивая неравных и не давая людям необоснованных преимуществ. Нельзя возлагать на них одинаковые обязанности: старики, больные, женщины и дети не подлежат воинской повинности. Нельзя давать им одинаковые права: дети, сумасшедшие и преступники не участвуют в политических голосованиях. Нельзя взыскивать со всех одинаково: есть малолетние и невменяемые, с них взыскивается меньше; есть призванные к власти, с них надо взыскивать строже и т. д. И вот, кто отложит предрассудки и беспристрастно посмотрит на жизнь, тот скоро убедится, что люди неравны от природы, неравны по своей силе и способности, неравны и по своему социальному положению; и что справедливость не может требовать одинакового обхождения с неодинаковыми людьми; напротив, она требует неравенства для неравных, но такого неравенства, которое соответствовало бы действительному неравенству людей.

Здесь-то и обнаруживается главная трудность вопроса. Людей – бесконечное множество; все они различны. Как сделать, чтобы каждый получил в жизни согласно своей особливости? Как угнаться за всеми этими бесчисленными своеобразиями? Как «воздать каждому свое» (по формуле римской юриспруденции)? Они не одинаковы; значит, и обходиться с ними надо не одинаково – согласно их своеобразию… Иначе возникнет несправедливость…

Итак, справедливость совсем не требует равенства. Она требует предметно-обоснованного неравенства. Ребенка надо охранять и беречь; это дает ему целый ряд справедливых привилегий. Слабого надо щадить. Уставшему подобает снисхождение. Безвольному надо больше строгости. Честному и искреннему надо оказывать больше доверия. С болтливым нужна осторожность. С одаренного человека справедливо взыскивать больше. Герою подобают почести, на которые не-герой не должен претендовать. И так – во всем и всегда…

Поэтому справедливость есть искусство неравенства. В основе ее лежит внимание к человеческой индивидуальности и к жизненным различиям. Но в основе ее лежит также живая совесть и живая любовь к человеку. Есть особый дар справедливости, который присущ далеко не всем людям. Этот дар предполагает в человеке доброе, любящее сердце, которое не хочет умножать на земле число обиженных, страдающих и ожесточенных. Этот дар предполагает еще живую наблюдательность, обостренную чуткость к человеческому своеобразию, способность вчувствоваться в других. Справедливые люди отвергают механическое трактование людей по отвлеченным признакам. Они созерцательны, интуитивны. Они хотят рассматривать каждого человека индивидуально и постигают скрытую глубину его души…

Вот почему справедливость есть начало художественное: она созерцает жизнь сердцем, улавливает своеобразие каждого человека, старается оценить его верно и обойтись с ним предметно. Она «внимательна», «бережна», «социальна»; она блюдет чувство меры; она склонна к состраданию, к деликатному снисхождению и прощению. Она имеет много общего с «тактом». Она тесно связана с чувством ответственности. Она по самому существу своему любовна: она родится от сердца и есть живое проявление любви.

Безумно искать справедливость, исходя из ненависти, ибо ненависть завистлива, она ведет не к справедливости, а к всеобщему уравнению. Безумно искать справедливости в революции, ибо революция дышит ненавистью и местью, она слепа, она разрушительна; она враг справедливого неравенства; она не чтит «высших способностей» (Достоевский). А справедливость сама по себе есть одна из высших способностей человека, и призвание ее состоит в том, чтобы узнавать и беречь высшие способности…

Люди будут осуществлять справедливость в жизни тогда, когда все или, по крайней мере, очень многие станут ее живыми художниками и усвоят искусство предметного неравенства. И тогда справедливый строй будет сводиться не к механике справедливых учреждений, а к органическому интуитивному нахождению предметных суждений и предметных обхождений для непрерывного жизненного потока человеческих своеобразий. Справедливость не птица, которую надо поймать и запереть в клетку. Справедливость не отвлеченное правило для всех случаев и для всех людей, ибо такое правило уравнивает, а не «опредмечивает» (от слова «предмет») жизнь. Справедливость не следует представлять себе по схемам «раз навсегда», «для всех людей», «повсюду». Ибо она именно не «раз навсегда», а живой поток индивидуальных отступлений. Она не «для всех людей», а для каждого в особенности. Она не «повсюду», а живет исключениями.

Справедливость нельзя найти ни в виде общих правил, ни в виде государственных учреждений. Она не «система», а жизнь. Ее нужно представлять себе в виде потока живой и предметной любви к людям. Только такая любовь может разрешить задачу: она будет творить жизненную справедливость, создавать в жизни и в отношениях людей все новое и новое предметное неравенство.

Вот почему в жизни важнее всего не «найденная раз навсегда» справедливость: это иллюзия, химера, вредная и неумная утопия. В жизни важнее всего живое сердце, искренно желающее творческой справедливости; и еще – всеобщая уверенность, что люди действительно искренно хотят творческой справедливости и честно ищут ее. И если это есть, тогда люди будут легко мириться с неизбежными несправедливостями жизни – условными, временными или случайными, и будут охотно покрывать их жертвенным настроением. Ибо каждый будет знать, что впереди его ждет истинная, т. е. художественно-любовная справедливость.

   https://fil.wikireading.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #16 : Март 15, 2019, 06:44:38 »

  Крылов Константин Анатольевич
 
Притча о справедливости

31 декабря, 2007

Давным-давно, но всё же во времена не столь отдалённые (ибо все времена похожи, просто не все об этом догадываются) в земле Уц, что в стране Нод, жил праведник. Во всякой земле временами появляются праведники, даже в стране Нод, совершенно не приспособленной для праведной и честной жизни.

Поэтому вряд ли кто удивится, узнав, что праведник земли Уц не был богат, силён и могуществен. Не пользовался он и уважением, или хотя бы жалостью ближних: откровенно говоря, все считали его идиотом, презирали и глумились — хотя и не часто, потому что у жителей земли Уц хватало других забот.

Нищий, ютился он в жалкой лачуге, мучаясь от голода и холода, а ещё от болезни, которой страдал с раннего детства и которую не могли вылечить никакие врачи. Временами, когда ему становилось лучше, он выходил оттуда и шёл в людные места, чтобы проповедовать добро и взывать к совести человеческой. Уходил оплёванный, иногда битый и всегда не понятный. Но, отлежавшись, он снова шёл проповедовать, ибо любил людей. Своих обидчиков он прощал, хотя это бывало и трудно. Но праведник понимал, что они, в сущности, не виноваты в своей грубости и жесткости, ибо жизнь в земле Уц тяжела и неказиста, а добру их никто не учил. И, несмотря на тщетность своих усилий, праведник верил, что его слова, как семена, прорастут в душах слышавших его — а как можно ненавидеть людей, в которых ты оставил (или думаешь, что оставил) своё семя? Поэтому праведник любил ближних, несмотря на полное отсутствие взаимности.

Не роптал праведник и на светлых Богов, ибо знал, что люди сами виноваты в своих грехах, Боги же добры и справедливы. К тому же, вздыхал он, дела на земле так запутаны, что и самый Свет не разобрался бы в них. Зато он крепко уповал на Суд Богов, который ждёт каждого после смерти. Ибо уж там каждый получит своё. Иногда праведник задумывался, как же всё-таки судят Боги — по тому, что человек хотел сделать, или по тому, что у него вышло. Но быстро оставлял такие мысли, уповая на то, что Бог Богов, Верховный Судия, чьи глаза всегда закрыты, лучше знает, кого и как судить.

Был лишь один человек, которого праведник ненавидел. То был правитель страны Нод.

Опять же, вряд ли кто удивится, узнав, что в стране Нод не бывало хороших правителей. Их и не будет, ибо правитель страны Нод не бывает хорошим, — или же он быстро перестанет быть правителем. Но тот правитель был худшим из всех. Жестокий, алчный и надменный, он разорял страну во имя своих прихотей, ввергал в войны и опустошения, а когда не было войн, бесчинствовал по-другому — например, вводил непосильные налоги или общественные работы. Законы и обычаи были для него меньше чем ничто — он даже не знал их, во всём утверждая лишь свою волю. Он мог убить человека, если ему нравилась застёжка на его плаще. Богов он презирал, мочился на алтари Света и почитал богом только себя. Жрецов и служителей Света он истребил почти всех, так как подозревал их в непочтительности.

Ненавидел он также людей родовитых и знатных, и истреблял их по всякому поводу, даже устраивал мерзкие зрелища, где благородных мужей бросал на съедение тиграм и гиенам, а их жён и дочерей отдавал нищим и прокажённым на потеху. Был он, кроме того, необузданно похотлив, так что мужчины прятали от него жён, а матери — детей, мальчиков и девочек, ибо в своей порочности правитель не различал полов. Творил он и иные непотребства, о которых невозможно говорить, не оскорбляя слуха.

Когда же долготерпеливый народ страны Нод поднял мятеж, правитель подавил сопротивление с такой жестокостью, что даже цари других царств содрогнулись от зависти и восхищения, а земля Уц обезлюдела почти полностью, ибо правитель казнил в той земле девять мужчин из десяти, а оставшихся в живых велел оскопить. Оскопили и праведника. И хотя ему не было нужно то, чего его лишили — но правителя страны Нод он возненавидел ещё сильнее.

Так что, если бы праведник был в силах, он бы сам, своими руками, умертвил правителя страны Нод. Но он, как и всякий праведник, был слаб, нищ и жалок, и ничего не мог против сильного и жестокого. Единственное, что он мог — молить светлых Богов, чтобы те избавили землю от этого чудовища. Но Боги молчали, а правитель продолжал бесчинствовать.

Праведник земли Уц прожил жизнь в нищете и унижении, презираемый людьми и забытый Богами. В конце концов он умер, как и все люди. И в тот же день умер правитель страны Нод.

После смерти праведник пошёл путём всех душ — на Суд Богов.

Поскольку божественные дела делаются неспешно, ждать пришлось тысячу лет. Впрочем, для душ, пребывающих по ту сторону жизни, время не имеет особенного значения. Но праведник всё же торопился. И не потому, что ему не терпелось вкусить райских блаженств, полагающихся ему в награду — не испытав в своей жизни ни единого земного блаженства, он не умел желать и блаженств небесных, ибо не знал, что это такое. Нет, ему хотелось лишь одного: увидеть душу жестокого правителя земли Нод, низверженную в ад. Это примирило бы его с миром.

Но всё проходит. Подошла и его очередь, и он узрел Престолы Богов. И предстал он перед силами Света, и пал на лицо, ожидая определения своей судьбы.

И тогда Бог Богов, Верховный Судия, чьи глаза всегда закрыты, спросил его:

— Как судить тебя, человек — по делам твоим или по намерениям?

— Суди по делам, — попросил праведник, ибо знал, что не делал зла.

Тогда Верховный открыл правый глаз, видящий дела.

— Что ж, — сказал он. — Я вижу, ты за всю свою жизнь не сделал ничего полезного и принёс ужасающее количество вреда. Такому грешнику, как ты, место — в самых глубинах ада. Взять его!

И адские служители схватили праведника и потащили его в ад.

— Подожди! — закричал праведник. — Это ошибка!

— Я не ошибаюсь, — сказал Верховный. — Но отпустите этого человека, чтобы он, перед тем, как познать адские муки, познал и свои грехи.

И адские служители отпустили праведника, и он вновь упал на лицо.

— Ты, — сказал Верховный, — не сделал в своей жизни ничего полезного. Ты не завёл семью, не вырастил детей, не скопил богатств. Ты лишь ленился и бездельничал. Но таких было много. Ты же совершил много худшее, ходя между людей и проповедуя им некое учение о так называемом «добре» и «совести». Тебя гнали, плевали вслед, но многим запали в душу твои слова, — и, как семена, прораслит в душах слышавших их. Некоторые даже записывали твои речи по памяти и пересказывали другим. После твоей смерти возникло учение твоего имени. Да, оно было далеко от того, что ты пытался проповедовать, но мы ведь судим по делам… Постепенно оно распространялось в народе, а потом дошло и до верхов. Учение это сплотило землю Уц, а потом покорило и страну Нод. В конце концов его приняли все. Во имя этого учения правители страны Нод установили порядки, препятствующие всякому развитию. Страна начала хиреть и загнивать. Тогда правители Нод ввязались в войны с соседями. Воодушевлённые своей верой, солдаты страны Нод захватили соседние страны и установили там свои порядки. Сейчас на главной площади столицы Нод воздвигнута твоя статуя — из золота, награбленного в соседних краях. Статуя та обмазана кровью жертв, принесённых тебе, как основателю великого учения. Твоё имя на устах убийц. Ты стал причиной величайших мерзостей и заслуживаешь худших наказаний, какие только может измыслить ад. Взять его!

И адские служители снова схватили праведника и потащили его в ад.

— Подожди! — закричал праведник. — Я невиновен! Я не хотел всего этого!

— Значит, — сказал Верховный, — ты просишь, чтобы тебя судили по намерениям?

— Да, да! — закричал праведник. — Суди по намерениям!

Тогда Верховный открыл левый глаз, видящий глубины души.

— Что ж, — сказал он. — Я вижу, ты всю свою жизнь был негодяем. Ты желал ближним, чтобы они бросили свою весёлую жизнь и предались унынию и самоистязанию. В глубине души ты страшно завидовал им и одновременно гнушался ими. Да, ты подавлял в себе эти порывы, но мы судим по намерениям… Так вот, в глубине души ты ненавидел всех, и ненависть эта была такой сильной, что сжигала тебя. Себя ты тоже ненавидел и бессознательно причинял себе всё то зло, которое только мог причинить. Ты — ходячий рессентимент, воплощение зловредного ничтожества. Оттого-то ты всю жизнь и промучился — а теперь за своё злонравие получишь ещё и воздаяние в аду. Взять его!

И адские служители снова схватили праведника и потащили его в ад.

— Подожди! — закричал праведник. — Да, во мне было зло, но я же смог его подавить и быть добрым! Да, моё учение извратили, но я не хотел этого! Открой оба глаза! О намерениях нужно судить по делам, а о делах — по намерениям!

Бог открыл оба глаза и улыбнулся.

— Ты неглуп, — сказал Верховный. — Поэтому, прежде чем ты отправишься в ад, я, пожалуй, дам тебе небольшое утешение. Сейчас ко мне поступила душа человека, которого ты ненавидел больше всех. Он был правителем твоей страны при твоей жизни. Я не дам тебе его судить, но ты сможешь выбрать, как я это сделаю.

И перед ними появилась душа правителя страны Нод и пала на лицо, ожидая приговора.

— Ну что, — снова улыбнулся Бог — судить мне его по делам или по намерениям?

— Я понял. Если ты будешь судить его по делам, — сказал праведник, — ты найдёшь, что они принесли много добра.

— Угадал, — осклабился Верховный. — Правление этого человека было чертовски прогрессивным. Он боролся с засилием аристократии и успешно истребил её под корень. Он же нанёс смертельный удар по идолопоклонничеству, разрушая храмы и расчищая дорогу прогрессивному монотеизму… ах, если бы не твоё мерзкое учение, которое всё извратило, но это уже твоя вина. Далее, его войны ослабили и уничтожили в зародыше две тоталитарные империи, четыре авторитарные диктатуры и одну религиозную сатрапию. Он же своим развратом уничтожил остатки патриархального сознания и почитания власти, открыв путь для республиканской идеи. Изнасилованные им женщины рождали здоровых детей, что оздоровило генофонд страны. Даже то, что он уничтожил население земли Уц, пошло на пользу, ибо в крови жителей этой земли жила редкая наследственная болезнь, от которой, кстати, страдал и ты. Так или иначе, по своим делам он достоин райского блаженства.

— Но и по намерениям его не нужно судить, так как ты сочтёшь, что они были благими, — медленно проговорил праведник.

— Да, и это чистая правда, — подтвердил бог. — Все глубинные помыслы этого человека были чисты. Он, в сущности, хотел всем добра. Искренне почитая себя моим избранником — в чём он не сильно ошибался, — он почитал нарушителей своей воли богохульниками, и карал их за богохульство. Он был несколько обидчив, но это оттого, что в раннем детстве он был лишён родительского тепла и внимания. К тому же…

— Я понял, — перебил его праведник, — если смотреть в душу достаточно глубоко, то в ней можно увидеть всё то, чего в ней нет на поверхности. Поэтому я прошу тебя — суди его не по тому, чего он хотел, и не по тому, что он сделал и что из этого вышло впоследствии. Суди его по тому, что он имел и что претерпел. Ибо в наше время праведные жили плохо, а неправедные — хорошо.

— Ты не столь умён, как мне показалось, — заметил бог, — но почему бы не исполнить твою просьбу? Что ж, давай посмотрим на его уровень жизни, и заодно на твой. Он ел нездоровую, слишком жирную пищу, от которой всю жизнь мучился желудком и печенью — что, кстати, было одной из причин его жестокости. Он жил в тесных и плохо проветриваемых помещениях, потому что боялся покушений на себя, а большие помещения трудно охранять. Простое счастье любить и быть любимым он не познал. Зато он имел множество женщин, в основном уродливых, — по современным критериям, конечно, — которые сопротивлялись его ласкам, и ни одна из них не любила его. С горя он обращался к мальчикам, не имея на то природной склонности, и лишь мучая себя, после чего возвращался к прежнему. Одна женщина заразила его дурной болезнью, от которой он и умер. Да, он заслуживает рая. Зато ты, живший на приволье, дышавший полной грудью, питавшийся экологически чистой пищей, — ты прожил не меньше его, несмотря на увечья и наследственную болезнь. Какая несправедливость!

— В таком случае, — сказал праведник, — суди его так, как судили его люди. Глас народа — глас Божий.

— Люди вообще склонны ненавидеть друг друга, — ухмыльнулся бог. — Разумеется, его ненавидели, но больше боялись, а страх убивает ненависть. Поэтому его боялись, как боятся стихийного бедствия: землетрясения, пожара или чумы. Вся ненависть обращалась на его слуг и исполнителей его приговоров. Более того, многие радовались его злодействам — когда они касались не их самих. Когда он истязал и казнил аристократов, толпа рукоплескала, ибо она ненавидела всех, кто выше их. Когда же правитель казнил и истязал мятежников, уцелевшие аристократы радовались, ибо народ они ненавидели больше, чем его. Кстати, многие люди, получив от правителя Нод те или иные благодеяния, даже мелкие, были ему благодарны — ибо получить благодеяние от того, кого все боятся, очень почётно. Таковая уж природа человеческой души, что она ценит лишь те блага, которые получает от злых, дары же добрых бесконечно презирает… А уж когда он осквернял храмы и казнил жрецов, втайне радовались все, ибо людям свойственно ненавидеть светлых богов. Между нами говоря, у них есть на то основания — ибо мы, хе-хе, сотворили мир и людей именно для того, чтобы издеваться над ними: ведь нет ничего приятнее, чем мучить тех, кто превосходит тебя по разуму и достоинствам души, но лишён твоей силы, и потому-то человек и создан Светлыми Богами по образу и подобию Истинного Божества, что нам, богам, любо топтать лик Единого, в которого мы веруем и которого ненавидим… Но я отвлёкся — давай-ка обратимся к тебе. Если его боялись, но многие и любили, то тебя презирали решительно все. Даже те, кто записывал твои изречения, не помогали тебе, более того — гнушались тобой. И если спросить твоих современников, чего ты заслужил…

— Я понял, — сказал праведник. — Нет правды на Земле, потому что нет её и выше.

— Ты меня понял, — широко ухмыльнулся Верховный, — Знай, что в шоколаде — правильные люди, всегда одни и те же, при всех властях и порядках, на земле и на небесах. Им всегда хорошо, а другим всегда будет плохо, ибо так устроен мой мир. А теперь, когда ты это понял, я скажу тебе приятное. Я пошутил. Я не отправлю тебя в ад, а награжу райским блаженством. Твоего же врага я отправлю в ад, где ему, честно говоря, самое место. Но не потому, что ты или он этого заслужили, а потому что так хочу я.

— Зачем же тогда была нужна эта комедия? — спросил праведник.

— Потому что издеваться над законом… нет, даже над самой идеей закона и справедливости — это ещё приятнее, чем издеваться над людьми, — рассмеялся Верховный. — Хотя, пожалуй, открою тебе один секрет богов. Мы стараемся так запутать все дела, чтобы, даже если Он — Тот, Которого мы боимся — всё-таки обратит Своё внимание на наш ничтожный мир, то и Сам не сможет распутать завязанные нами узлы и восстановить справедливость, которая ему так дорога. Посрамить Единого — вот наша цель. А теперь иди, вкушай райские кушанья, обнимай ангелов и вообще наслаждайся. И помни то, что здесь произошло, помни хорошенько.

— В таком случае, — сказал праведник, — я предпочту ад. К мучениям я как-нибудь притерплюсь, ведь у меня в запасе вечность. Но твой рай — после того, что я узнал — будет для меня гораздо худшим наказанием.

— Именно поэтому, — Бог Богов откинулся на своём троне, — я и отправляю тебя туда. Рай — это тоже наказание, и ты его заслужил. Взять его!

И служители ада, обернувшись ангелами, потащили праведника в рай.

   https://fil.wikireading.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #17 : Март 15, 2019, 06:46:04 »

  Теория справедливости.

Ролз Джон
 
1. РОЛЬ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Справедливость — это первая добродетель общественных институтов, точно так же как истина — первая добродетель систем мысли. Теория, как бы она ни была элегантна и экономна, должна быть отвергнута или подвергнута ревизии, если она не истинна. Подобным же образом законы и институты, как бы они ни были эффективны и успешно устроены, должны быть реформированы или ликвидированы, если они несправедливы.

Каждая личность обладает основанной на справедливости неприкосновенностью, которая не может быть. нарушена даже процветающим обществом. По этой причине справедливость не допускает, чтобы потеря свободы одними была оправдана большими благами других. Непозволительно, чтобы лишения, вынужденно испытываемые меньшинством, перевешивались большей суммой преимуществ, которыми наслаждается большинство. Следовательно, в справедливом обществе должны быть установлены свободы граждан, а права, гарантируемые справедливостью, не должны быть предметом политического торга или же калькуляции политических интересов. Единственное, что позволяет нам неохотно принимать ошибочную теорию, — это отсутствие более лучшей теории. Аналогично, несправедливость терпима только тогда, когда необходимо избежать еще большей несправедливости. Будучи первыми добродетелями человеческой деятельности, истина и справедливость бескомпромиссны.

Эти суждения наверняка выражают наше интуитивное убеждение в первичности справедливости. Без сомнения, они выражают это весьма сильно. В любом случае, я хотел бы исследовать, являются ли эти и подобные им спорные положения обоснованными, и, если это так, как это можно показать. Для этих целей необходимо разработать теорию справедливости, в свете которой эти утверждения могут быть интерпретированы и оценены. Я начну с рассмотрения роли принципов справедливости. Давайте предположим, дабы была понята идея, что общество — это более или менее самодостаточная совокупность людей, которые в своих взаимоотношениях осознают определенные обязывающие их правила поведения и которые, по большей части, поступают согласно этим правилам. Предположим, далее, что эти правила устанавливают систему кооперации, предназначенную обеспечить блага тем, кто следует правилам. Но хотя общество и представляет общественное предприятие во имя взаимной выгоды, для него характерны конфликты интересов, как, впрочем, и их совпадение. Совпадение интересов заключается в том, что социальная кооперация делает возможной для всех лучшую жизнь по сравнению с тем, чем она была бы, если бы каждый жил за счет собственных усилий.

Конфликт интересов выражается в том, что людям небезразлично, как большие выгоды, полученные из сотрудничества, распределяются между ними, поскольку в преследовании собственных целей они предпочитают получить больше сами и уменьшить долю, которую нужно разделить с другими. Требуется определенное множество принципов для того, чтобы сделать выбор среди различных социальных устройств, которые определяют разделение выгод, и чтобы прийти к соглашению о распределении долей. Эти принципы являются принципами социальной справедливости: они обеспечивают способ соблюдения прав и обязанностей основными институтами общества.

Они же определяют подходящее распределение выгод и тягот социальной кооперации.

Назовем общество вполне упорядоченным (well-ordered), когда оно предназначено не только для обеепечения блага своим членам, но и для эффективного регулирования общественной концепции справедливости. Иными словами, это общество, в котором (1) каждый принимает и знает, что другие принимают те же самые принципы справедливости, и (2) базисные социальные институты, в общем, удовлетворяют, и, насколько известно, на самом деле удовлетворяют этим принципам. В этом случае, хотя люди могут предъявлять друг другу завышенные притязания, они, тем не менее, признают общую точку зрения, которая позволяет выносить решения по ним. В то время как склонность людей к преследованию собственных интересов заставляет их быть бдительными в отношении друг к другу, общественное чувство справедливости делает возможным их объединение во имя безопасности. Между индивидами с различными целями общая концепция справедливости устанавливает узы гражданского содружества; общее устремление к справедливости ограничивает преследование других целей.

Можно полагать общественную концепцию справедливости фундаментальной особенностью вполне упорядоченного человеческого общества.

Конечно, далеко не все существующие общества вполне упорядочены в этом смысле, потому что весьма спорно, что справедливо и что несправедливо. Люди расходятся в том, какие именно принципы должны определять основные условия соглашения в обществе. Но несмотря на эти расхождения, мы все же можем сказать, что каждый из них имеет концепцию справедливости. То есть они осознают потребность в определенном множестве принципов относительно основных прав и обязанностей и готовы принять их. Эти принципы также определяют правильное распределение выгод и тягот социальной кооперации. Таким образом, понятие справедливости как таковое отличается от конкретных концепций справедливости, и в нем проявляется то общее, что имеется в этих различных концепциях1. Тот, кто придерживается других концепций справедливости, может все еще соглашаться, что институты справедливы, когда между людьми не делается произвольных различий в отношении основных прав и обязанностей и когда правила определяют надлежащий баланс между конкурирующими притязаниями на преимущества общественной жизни. Люди могут прийти к соглашению в этом описании справедливых институтов, поскольку понятия произвольного различия и надлежащего баланса, входящие в концепцию справедливости, всегда открыты для такой интерпретации, которая согласуется у каждого с принимаемыми им принципами. Эти принципы позволяют выделить те сходства и отличия среди людей, которые существенны для определения прав и обязанностей, и они специфицируют, какое деление преимуществ является подходящим. Ясно, что это различие между единственным понятием и концепциями справедливости не разрешает серьезных вопросов. Оно просто помогает идентифицировать роль принципов социальной справедливости.

Некоторая мера согласия в концепциях справедливости, однако, не является единственным условием жизнеспособности человеческого общества. Есть и другие фундаментальные социальные проблемы, в частности проблемы координации, эффективности и стабильности. Таким образом, планы индивидов должны быть согласованы так, чтобы их действия были совместимы, и чтобы они могли осуществляться без того, чтобы чьи-либо законные ожидания постигло сильнейшее разочарование. Более того, исполнение этих планов должно привести к выполнению социальных целей такими способами, которые эффективны и совместимы со справедливостью. И, наконец, схема социальной кооперации должна быть устойчивой: она более или менее должна подчиняться основным правилам и действовать согласно им, и когда случаются трения, в действие должны вступать стабилизирующие силы, чтобы предотвратить насилие и восстановить порядок. Сейчас видно, что эти три проблемы связаны с концепцией справедливости. В отсутствие меры согласия в отношении того, что справедливо и что несправедливо, ясно, что индивидам труднее координировать свои планы достаточно эффективно в деле достижения взаимной выгоды. Недоверие и обиды убивают уважение друг к другу, подозрения и враждебность искушают людей поступать таким образом, которого следовало бы избегать. Поэтому, в то время как отличительная роль концепции справедливости заключается в спецификации основных прав и обязанностей и в определении приемлемого распределения долей, способы реализации каждой концепции увязаны с проблемами эффективности, координации и стабильности. Мы не можем, в общем, оценить концепцию справедливости только по ее распределительной роли, какой бы полезной ни была эта роль в идентификации концепции справедливости. Мы должны принять в расчет более широкие связи этой концепции, потому что, хотя справедливость и имеет определенный приоритет, будучи важнейшей добродетелью институтов, все-таки, при прочих равных условиях, одна концепция справедливости предпочтительна по отношению к другой, когда желательны ее более широкие следствия.

    https://fil.wikireading.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 23083



« Ответ #18 : Март 15, 2019, 06:53:35 »

  Стремление к справедливости

Понятие справедливости – одно из центральных в социальной жизни. Человек, говорит французский философ П. Рикёр, – это существо, стремящееся к справедливости. Главное достоинство мышления – истина, главное достоинство социальных установлений – справедливость. Понятие справедливости играет существенную роль в морали, праве, экономике, политике, идеологии и т. д.

Справедливость предполагает соответствие между деянием и воздаянием, правами и обязанностями, трудом и вознаграждением, преступлением и наказанием, заслугами и их общественным признанием.

Нет, пожалуй, такой области человеческих отношений, где не вставал бы вопрос об их справедливости или несправедливости. Редко чего добиваются с такой настойчивостью, как справедливости. И наиболее частые и горькие обиды – это обиды на нарушенную, ущемленную справедливость. Крайние случаи несправедливости не зря называются «вопиющей несправедливостью». О них говорят в полный голос, в надежде, что другие поймут и поддержат; на неразделенную же любовь или уходящую славу жалуются только вполголоса. Поиски справедливости обычно соединяют людей, тогда как власть или слава чаще их разъединяют. Стремиться к справедливости – достойно, но это не всегда так со стремлением к власти или к взаимности в любви.

Еще Сократ высказывал убеждение, что нельзя ставить ничего выше справедливости – ни детей, ни жизнь, ни что-либо еще. Но уже Аристотель замечал, что все люди высоко ценят справедливость, но каждый понимает ее по-своему.

В чем источник особой чуткости человека к справедливости и особой горечи обид на несправедливость?

Есть основания предполагать, пишет Э. Фромм в книге «Бегство от свободы», что стремление к справедливости и истине является неотъемлемой чертой человеческой природы, хотя оно может подавляться и искажаться, так же как и стремление к свободе.

Фромм выводит страстную тягу к справедливости из анализа всей человеческой истории, как социальной, так и индивидуальной. История показывает, что для каждого бесправного идеи справедливости и истины важнейшее средство в борьбе за свою свободу и развитие. Большая часть человечества на протяжении его истории была вынуждена защищать себя от более сильных групп, подавлявших и эксплуатировавших ее; кроме того, каждый индивид проходит в детстве через период бессилия.

Американский психолог А. Маслоу, один из ведущих представителей так называемой гуманистической психологии, из всех многообразных ценностей, к которым стремится человек, выделяет бытийные ценности. К ним относятся истина, красота, добро древних, совершенство, простота, всесторонность и др.; в числе ценностей бытия и справедливость. Эти ценности необходимы индивиду, чтобы самоактуализироваться, реализовать самого себя, погрузиться в живое и бескорыстное переживание и почувствовать себя целиком и полностью человеком. Подавление бытийных ценностей порой дает определенный тип патологий, тех заболеваний души, которые происходят, например, от постоянного проживания среди лжецов и потери доверия к людям. Самоактуализирующиеся люди, все без исключения, вовлечены в какое-то дело, во что-то находящееся вне них самих. Они преданы этому делу, оно является чем-то ценным для них – это своего рода призвание, в старом, проповедническом смысле слова. Они занимаются чем-то, что является для них призванием судьбы и что они любят так, что для них исчезает разделение на «труд» и «радости». Один посвящает свою жизнь закону, другой – справедливости, еще кто-то красоте или истине. Не все люди стремятся полностью реализовать самих себя, некоторые совершенно запутались в проблемах ценностей и ориентиров своей жизни. Но в каждом человеке живет внутренняя, хотя и не всегда полностью осознаваемая им нужда в бытийных ценностях. «В некотором вполне определенном и эмпирическом смысле, – пишет Маслоу, – человеку необходимо жить в красоте, а не в уродстве, точно так же как ему необходима пища для голодного желудка или отдых для усталого тела. Я осмелюсь утверждать, что на самом деле эти бытийные ценности являются смыслом жизни для большинства людей, хотя многие даже не подразумевают, что они имеют эти потребности» [126].

Маслоу, конечно, прав, что человек не ограничивается удовлетворением элементарных потребностей, тем, что непосредственно требуется для выживания. Человек, так или иначе, стремится двигаться к пределам возможного совершенства, ищет высокие ценности, хочет заняться тем, чему он мог бы себя посвятить, что мог бы обожать, любить. У одних людей это стремление к «идеалу» проявляется ярче, чем у других, у некоторых, хотя и немногих, оно приобретает характер подвижничества. Но всякий человек в той или иной мере идеалист в классическом смысле этого слова: он имеет высокие ценности, ради которых готов жертвовать своими непосредственными выгодами. Особое значение среди этих ценностей имеют тесно связанные друг с другом истина и справедливость.

Высокую оценку стремлению к справедливости дает Ф. Ницше: «По истине никто не имеет больших прав на наше уважением, чем тот, кто хочет и может быть справедливым. Ибо в справедливости совмещаются и скрываются высшие и редчайшие добродетели как в море, принимающем и поглощающем в своей неизведанной глубине впадающие в него со всех сторон реки» [127].

Ницше подчеркивает, что служение справедливости придает твердость и силу даже самому слабому человеку: «Рука справедливого, управомоченного творить суд, уже не дрожит больше, когда ей приходится держать весы правосудия; неумолимый к самому себе, кладет он гирю за гирей, взор его не омрачается, когда чаша весов поднимается и опускается, а голос его не звучит ни излишней суровостью, ни излишней мягкостью, когда он провозглашает приговор» [128]. Справедливость делает понятным и человечным стремление к истине; опирающаяся на истину справедливость заставляет с уважением относиться даже к самому суровому приговору. Если бы человек, говорит Ницше, «был просто холодным демоном познания, то он распространял бы вокруг себя ледяную атмосферу сверхчеловечески ужасного величия, которой мы должны были бы страшиться, а не почитать ее: но то, что он, оставаясь человеком, пытается от поверхностного сомнения подняться к строгой достоверности, от мягкой терпимости к императиву «ты должен», от редкой добродетели великодушия к редчайшей добродетели справедливости, – что он теперь имеет сходство с тем демоном, будучи, однако, с самого начала не чем иным как слабым человеком, – и, прежде всего, что он в каждый отдельный момент должен искупать на самом себе свою человечность и трагически изнемогать в стремлении к невозможной добродетели – все это ставит его на одинокую высоту как достойный экземпляр человеческой природы». Стремление к истине имеет свои корни в справедливости: человек должен желать истины «не как холодного самодовлеющего познания, а как упорядочивающего и карающего судьи, он стремится к истине не как к эгоистическому предмету обладания для отдельного лица, но как к священному праву передвигать все грани эгоистических владений, – словом, к истине, как к вселенскому суду, а отнюдь не как к пойманной добыче и радости одинокого охотника» [129].

Мысль Ницше, что стремление к справедливости является великой редкостью, нуждается в прояснении. Желание справедливости в человеческих отношениях высказывают, пожалуй, все. Во втором случае не припомнятся (за редким исключением, вроде римских императоров Нерона и Калигуллы) люди, которые говорили бы: «Это совершенно несправедливо, но я желаю, чтобы это было так». Многие стремятся к справедливости и готовы приложить определенные усилия, если она оказывается нарушенной. Есть люди, страстно жаждущие справедливости и до глубины души оскорбляющиеся каждым случаем несправедливости. Совсем мало только тех, кто видел бы в отставании справедливости дело всей своей жизни, был бы таким же верным и признанным ее подвижником, каким бывают подвижники истины или красоты.

То, что справедливость вербует себе меньшее число искренних подвижников, чем, скажем, милосердие или великодушие, связано со многими причинами. Главная из них указана Аристотелем: разными людьми и группами людей справедливость понимается по-разному. Или, как выражает эту мысль французский философ XVIII в. Ж. Ламетри, «нет ничего абсолютно справедливого, и нет ничего абсолютно несправедливого, в действительности ни справедливость: ни порок, ни величие, ни преступления не абсолютны… Признайте чистосердечно, что справедливым будет тот, кто, так сказать, измеряет справедливость весом общественного интереса; в свою очередь философы согласятся с вами (когда они отрицали это?), что всякий поступок относительно справедлив или несправедлив.» [130].

Смысл, вкладываемый человеком в понятие справедливости, кажется ему чем-то само собой разумеющимся, на самом же деле он меняется не только от эпохи к эпохе, но и от одной социальной группы к другой. Справедливость греков и римлян находила справедливым рабство; справедливость буржуа времен Великой французской революции требовала устранения феодализма, объявленного несправедливым. Если справедливость до сих пор была почти ничем, то можно предположить, что она со временем должна стать всем, законом бытия и сознания человечества.

Наиболее раннее и простое понимание справедливости, сформировавшееся еще в первобытном обществе, – это понимание ее как воздаяния. «Слепая страсть в следовании своей партии, своему господину, просто своему делу, – пишет Й. Хёйзинга о средних веках – была отчасти формой выражения твердого как камень и незыблемого, как скала чувства справедливости, свойственного человеку средневековья, формой выражения его непоколебимой уверенности в том, что всякое деяние требует конечного воздаяния. Это чувство справедливости все еще на три четверти оставалось языческим. И оно требовало отмщения» [131]. Воздающая справедливость («Око за око, зуб за зуб») сохранилась до сих пор, прежде всего в сознании замкнутых социальных групп, борющихся за свою монолитность и чистоту. Церковь пыталась смягчить обычаи, проповедуя мир, кротость и всепрощение.

«Воздаяние и его соответствие поступку, – пишет Г. Гегель в «Философии религии», – есть священный принцип всякой справедливости, основа любого государственного устройства. Иисус же требует полного отказа от права, возвышения тем самым над всей сферой справедливости или несправедливости посредством любви, в которой вместе с правом исчезает и чувство неравенства, и возможность этого чувства, требующего установления равенства, т. е. исчезает ненависть к врагам» [132].

Учение церкви, что проступок требует не кары, а искупления, что ударившему в левую щеку надо подставить правую, заметного успеха не имело. Когда перед государством вставала настоятельная необходимость применения суровых наказаний, случалось, что самые искренние верующие умоляли власти о самых жестоких мерах и испытывали глубокое внутреннее удовлетворение актами правосудия. Если согласиться с Гегелем, что справедливость как воздаяние забудется только с исчезновением государства и стоящего у него на службе права, то придется сказать, что это случится очень нескоро, если вообще когда-либо произойдет.

Более высокой формой является распределительная справедливость, говорящая о мере равенства (и, соответственно, неравенства) в жизненном положении разных социальных групп. Справедливость как равенство имеет, конечно, конкретно-исторический характер: в разные эпохи люди сравниваются (и оказываются равными или же неравными) по разным основаниям. В феодальном обществе люди были равны лишь в смысле происхождения от общего бога; феодалы строились в иерархию в зависимости от благородства их происхождения и резко противопоставлялись другим слоям общества. Несправедливым считалось лишь неоправданно жестокое обращение с подданными. В капиталистическом обществе равенство людей является уже более широким и включает, в частности, равенство перед законом и «равенство возможностей».

Изменение представлений о справедливости от эпохи к эпохе выдвигает важный вопрос: существует ли общее понятие справедливости, применимое во все времена и ко всем социальным группам? На этот вопрос можно ответить утвердительно, только допустив, что определение справедливости должно включать какие-то переменные факторы, меняющие свое значение от периода к периоду и от одной группы к другой.

Такая формальная, или абстрактная, справедливость может быть определена просто: каждый человек, относящийся к какой-то группе, должен трактоваться как равный любому другому представителю этой группы.

Если бы, к примеру, речь шла о дворянах, рассматриваемых только в этом качестве, то несправедливо было бы отдавать предпочтение одному дворянину перед другим. Если речь идет о пассажирах общественного транспорта без учета каких-либо дальнейших их различий, то каждого из них справедливо трактовать как равного любому другому.

Понятно, что это именной формальное, то есть лишенное конкретного содержания, истолкование справедливости. Оно не дает никакого критерия, по которому люди могут или должны соединяться в группы и, значит, трактоваться одинаково. Скажем, те же пассажиры во всем равны лишь до тех пор, пока они берутся только в качестве пассажиров. Но их «одинаковость» исчезает, как только принимается во внимание, что среди них есть люди разного возраста, инвалиды и здоровые, женщины и мужчины, взрослы и дети и т. д.

По каким основаниям мы чаще всего объединяем людей в группы, намереваясь относиться одинаково («справедливо») к каждому, кто входит в группу? Даже на этот вопрос ответить не просто. Рассмотрим вкратце некоторые из возможных оснований.

«Каждому – одинаково». С этой точки зрения, все рассматриваемые люди должны считаться одинаковыми, независимо от того, молодые они или старые, прославленные или безвестные, белые или черные и т. д. Так уравнивает, пожалуй, только смерть, превращающая в ничто и возраст и известность, и цвет кожи и т. п.

Но даже она не приносит полного «уравнивания». Об умерших принято, к примеру, говорить или хорошее, или ничего; но и в этом аспекте они не всегда равны: о некоторых из них, даже спустя десятилетия после их смерти, высказываются очень скверно.

«Каждому по его заслугам». Справедливость, опирающаяся на этот принцип, не требует полного равенства, но в чем состоит мера заслуг, если эта мера должна быть приложимой к рабочему и писателю, актеру и политику, домохозяйке и нобелевскому лауреату?

«Каждому по труду». При всей важности этого принципа в жизни общества, нужно признать, что последовательное его проведение связано со многими трудностями. Как сопоставить труд рабочего и инженера, официанта и писателя, художника-реалиста и художника-авангардиста?

«Каждому по его нужде». Здесь принимаются во внимание уже не заслуги или затраченный труд, а степень удовлетворения самых настоятельных нужд, самых неотложных потребностей. Справедливо прежде посочувствовать тому, у кого жидок суп, а не тому, у кого мелок жемчуг; из двух тонущих справедливее спасать первым того, кто плохо плавает, а не того, кто имеет больше наград.

«Каждому по его статусу». Это явно аристократическая формула справедливости, делящая людей на категории и требующая особого подхода к каждой из них. Как говорили в Древнем Риме: «Что позволено Юпитеру, то не позволено быку». В античности по-разному трактовались свободный человек и раб, коренной житель и иностранец. Нельзя, однако, сказать, что эта формула полностью принадлежит прошлому.

Очевидно, что существуют и другие принципы, ориентируясь на которые, мы обычно судим о справедливости. Понятно также, что принцип «каждому по труду», хотя и играет ведущую роль в рассуждениях о социальной справедливости, не является единственным. Во внимание принимается то, что все люди – как примерные труженики, так и бездельники – в определенном смысле равны и было бы несправедливо относиться к ним по-разному (например, в случае болезни или стихийного бедствия), и то, что у разных людей разные прошлые заслуги; и то, что острая нужда, настигшая человека, может заставить забыть о его трудовой биографии; и то, что статус человека, его «социальная роль», даже когда она играется им из рук вон плохо, сказывается на тех благах, которыми он имеет право пользоваться, и т. д.

В самом общем смысле справедливость – это воздаяние каждому в соответствии с тем, что ему надлежит.

Но уже простое перечисление разнородных, а иногда и просто несовместимых принципов, на основе которых выносится суждение о справедливости, показывает, что решение вопроса о должном воздаянии лишь в редких случаях оказывается простым и способно удовлетворить всех. Если взять наугад двух спорящих, можно почти с уверенностью сказать, что если даже они разделяют общее представление о справедливости, они апеллируют к разных его конкретизациям. Один, допустим, требует вознаграждения по заслугам, а другой – по острой нужде, или один ссылается на статус, а другой – на равенство всех людей и т. д. Каждый из спорящих по-своему прав, но их позиции несовместимы. В таких ситуациях взаимные уступки и достижение взаимоприемлемого компромиссного решения оказывается, в сущности, единственным выходом.

Любовь к справедливости относится к шестому «кругу любви», куда входят также любовь к истине, любовь к добру, любовь к прекрасному и т. п. Внутреннее единство этих видов любви достаточно очевидно. В каждом из них существенную роль играет социальная составляющая, из-за чего каждое из этих чувств кажется менее непосредственным и конкретным, менее личностным, чем допустим, любовь к жизни или к природе. Любовь к справедливости, к истине и т. п., являясь во многом выражением групповых чувств и интересов по преимуществу объединяют людей, в отличие от эротической любви, тесно связывающей двоих, но одновременно отъединяющей их от всех других.

Ницше видит корни стремления к истине в справедливости. Это верно, однако, лишь отчасти. Истина притягивает, как правило, не сама по себе (чаще всего она слишком абстрактна и холодна для этого), а как средство, нивелирующее субъективные склонности и пристрастия, умеряющее эгоизм и уравнивающее людей и тем самым приближающее к справедливости. Но нередки также случаи, когда сама справедливость оказывается лишь средством установления и упрочения истины. В дискуссии, в суде и во многих других ситуациях столкновения интересов равенство состязающихся сторон, справедливая оценка выдвигаемых ими доводов является необходимой гарантией поиска истины. Установление справедливости предполагает уважительное отношение к истине, но, в свою очередь, искание истины становится мало эффективным при отсутствии какой-то меры справедливости. Цель и средство ее достижения здесь, как и во многих других случаях могут меняться местами. Это не означает, конечно, что человек, стремящийся к справедливости, непременно любит также истину, или наоборот.

В любви к справедливости соединяются социальное и личностное, рассудочное и эмоциональное, с явным преимуществом, однако, социального и рассудочного. Человек, любящий своих детей, сохраняет свое чувство, даже когда попадает в совсем иную среду и сам становится во многом другим; никакие доводы разума обычно не способны убедить отца, а тем более мать, что следует отказаться от своего чувства любви и привязанности к детям. Иначе в случае любви к справедливости. Новая среда может навязать человеку совсем иное представление о справедливости, чем то, которого он придерживался ранее; человека, отстаивающего свое понимание справедливости, можно попытаться переубедить, вскрывая противоречивость его рассуждений или приводя новые факты.

И, наконец, любовь к справедливости представляет собой, очевидно, сложное, комплексное чувство. В ней своеобразно переплетаются любовь к себе и любовь к близким, любовь к человеку и любовь к родине, любовь к добру и любовь к истине и т. д. Любой вид любви, так же как всякая привязанность, склонность или привычка, может сыграть свою роль в оживлении стремления к справедливости или послужить тем основанием, в опоре на которое выносится суждение о справедливости. Тем не менее, в любви к справедливости есть собственное, независимое содержание, не позволяющее свести ее ни к какому другому виду любви, включая любовь к истине, красоте или добру.

   https://fil.wikireading.ru/
Записан
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap