Октябрь 26, 2021, 11:28:38
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Нетерпимость.  (Прочитано 202 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26477



« : Октябрь 01, 2021, 09:19:44 »

                                                                       8 черт нетерпимого человека.

  Наблюдения психотерапевта о раздражительных, обидчивых и нетерпимых людях.

  Мне трудно поверить, что вокруг по-прежнему столько нетерпимых к окружающим людей – таких, например, как те, кто яростно выступает против гей-браков, хотя интимные отношения других людей им вроде бы ничем не вредят. Судя по всему, у таких людей есть некоторые общие черты. За годы работы психотерапевтом я не раз имел дело с клиентами, у которых были проблемы личности. У тех из них, кто был раздражительным, обидчивым и неприязненным, я часто отмечал следующие особенности.

1. Фанатизм. Они не просто во что-то глубоко верят – их вера крайне узка и не оставляет простора для других интерпретаций. Свои взгляды они считают единственно возможными. По их мнению, все, кто с ними хоть немного расходятся, – неправы и враждебны. Существует разница между глубокой, убежденной верой и фанатизмом, заставляющим нападать на всякого, кто с тобой не согласен или просто смотрит на вещи иначе.

2. Психологическая ригидность. Любой другой способ смотреть на вещи вызывает у них глубокое беспокойство, поэтому они всеми силами будут пытаться заставить окружающих с ними соглашаться. В глубине души их в первую очередь заботит самосохранение, и «другой» для них – угроза их идентичности. Соответственно, любые их действия кажутся им самообороной от «агрессии» носителей других точек зрения.

3. Всезнайство. Они много знают об одном очень узком аспекте жизни – обычно том, в котором они преуспели, – и полагают, что эти знания актуальны для любой ситуации. Столкнувшись с сопротивлением, они отступают, вспоминают, как их подход работает в их излюбленной узкой области, и вновь обрушиваются на противника с еще большей агрессивностью.

4. Неумение слушать. Тьфу, это же очевидно! Окружающие их люди редко чувствуют, что их слушают, слышат, понимают и тем более, что их мнение ценят – особенно, если они хоть в чем-то не согласны с точкой зрения такого человека.

5. Напряженность в отношениях. Это и неудивительно: их привычка все контролировать означает, что отношения они могут сохранять только с людьми, которые слушаются, подчиняются и покоряются. Это также означает, что у них часто бывают взрывоопасные отношения с детьми-подростками.

6. Вера в контроль. У них черно-белое видение, без всяких полутонов. Они не верят, что мы не можем контролировать большинство сфер нашей жизни. Скажем, мы можем до определенной степени контролировать то, что мы говорим, пишем и делаем, но не можем то, как это будет услышано, прочтено или увидено. Такие люди часто вырастают либо в семьях, где родители пытаются все контролировать, либо в семьях, где царит полный хаос. Контролирующие родители внушают им мысль о том, что это единственный возможный и правильный способ жизни – и они переносят эти принципы в собственную жизнь. А если они растут в хаотической семье, то они решают, что в их взрослой жизни будет больше порядка – однако меры в этом они не знают и заходят слишком далеко.


7. Неспособность оставлять что бы то ни было на волю случая. В них глубоко сидит убежденность в том, что, если оставить хоть что-то на волю случая, произойдет нечто ужасное. Альберт Эйнштейн говорил: «Самое важное в жизни – это решить, живешь ты в безопасном или опасном мире». По каким-то причинам такие люди решают, что они живут в опасном мире, и это оправдывает их упреждающую агрессию и враждебность к окружающим – ведь те в любой момент готовы на них напасть (похоже на принципы внешней политики, не так ли?).

8. Глубинная ревность. Это, пожалуй, самое интересное. Завистливый человек хочет то, что есть у другого, ревнивый злится на другого за то, что у него что-то есть. На мой взгляд, они завистливы потому, что в общем-то они несчастны. Такие люди страдают от того, что вроде бы следуют всем правилам, но не получают в награду душевного мира. Поэтому, когда они видят людей, нарушивших множество правил и норм, чтобы найти любовь и быть счастливыми, они не просто завидуют, но ревнуют.

Когда речь идет о чужих интимных отношениях, моя философия, которой у меня, я надеюсь, получается следовать, заключается во фразе «живи сам и не мешай другим любить».

      Марк Гулстон – психиатр из Лос-Анджелеса, автор книги «Просто послушай: Как заставить до абсолютно любого собеседника себя услышать» («Just Listen: Discover the Secret to Getting Through to Absolutely Anyone»), один из основателей проекта Heartfelt Leadership.

      https://inosmi.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26477



« Ответ #1 : Октябрь 01, 2021, 09:56:56 »

                                                                                Нетерпимость - плюс или минус?

      Нетерпимость — отрицание чего-либо, противоречащего нашему пониманию, мировоззрению и привычкам. Нетерпимость — это чувство, которому мы чаще всего потакаем, если обстоятельства нам это позволяют.

  Вот что думают о нетерпимости опрошенные респонденты:

 «Нетерпимость — это то, что выводит из равновесия твой внутренний мир. Раздражительность. Порой даже гнев. Допустим, некоторые спортсмены не потерпят курящих девушек, как пример». Саша, 16 лет.

  «Я считаю, что это чувство естественно и с ним не стоит бороться, каждый человек индивидуальность, со своей правдой в кармане, со своим мнением!». Антон, 26 лет.

  «Нетерпимость — это индивидуальное для каждого человека понятие, у всех разные вкусы, у всех разные понятия „добра и зла“. Что хорошо и что плохо — смотря для кого или чего. Нетерпимость, по мне так, прежде всего, означает неспособность человека мыслить „за рамками“ чего-либо, его „мыслительную консервативность“. Стоит ли с этим бороться? Зависит от того, что стоит на кону и как эта нетерпимость проявляется». Ира, 20 лет.

  «Нетерпимость — это нормально. Это подсознательное самосохранение». Виталий, 39 лет.

  «Нетерпимость — это степень раздражения, я так думаю, когда она выражается в неприятии любых действий и поступков кого-то одного или нескольких людей». Алексей, 25 лет.

  «Я бы разделила проявление нетерпимости на следующие категории: осознаваемая и не осознаваемая, проявляемая и не проявляемая. В последнем виде нетерпимость, скорее, ближе к внешнему нейтральному отношению к чему-то или кому-то». Яна, 19 лет.

   «Нетерпимость — нежелание мириться с какими-либо устоями/порядками общества или действиями людей по отношению к тебе, другим. У большинства людей она выражается в протесте — скрытой агрессии, эмоциональном негодовании. У меня она бывает скрытой. К примеру, я против геев, я не разделяю их образ жизни, но они тоже люди, достойные уважения; я против порнухи по тв, но одна я ничего не изменю — эмоциональная нетерпимость, т. е. повозмущаюсь с кем-то в беседе и замолкну, а местами явная упертость, я как упрусь и буду настаивать на своем — не терплю другого решения или совета, хотя мое решение не всегда может быть лучшим в данной ситуации; не терплю ожидания, хотя не всегда решение требует такой срочности». Ольга, 25 лет

  «Нетерпимость… даже „Википедия“ не дает никакой характеристики, ну, кроме того, что это противоположность терпимости. Поэтому отвечу так — никогда не задумывалась, нетерпима ли сама? Сейчас понимаю, что да, я крайне нетерпимый человек. К примеру, мне сложно дается толерантность, точней она вообще мне не дается, я предвзято отношусь ко многим вещам, но предпочитаю, если они меня не касаются, делать вид, что мне все равно. Чаще всего моя нетерпимость проявляется по отношению не к самим людям, а к их поступкам. Нетерпимость — это то, что я не терплю (как по мне). А не терплю я многое. В целом нетерпимость — это нормальная обратная сторона медали, только вот многие нетерпимость стараются выразить не столько на словах, сколько на деле и как ни странно, к таким людям я тоже нетерпима». Алёна, 19 лет.

  «Нетерпимость — двоякое понятие. С одной стороны, это плохое качество. Оно может портить настроение, ссорить людей, заставлять делать то, что не хотелось и не надо бы, но уже поздно. Я считаю, надо с ним бороться, сдерживать и перетирать в себе. Но, к сожалению, так может существовать только сильный человек. С сильным характером и хорошей выдержкой. Если такого не имеется, высвечивается хорошее качество нетерпимости. Человек выговаривается и ему становится легче. А как говорится, «счастье — это когда на душе легко». Алика, 30 лет.

  У всех нас есть границы терпения, а значит все мы нетерпимы в той или иной мере. Все мы по-разному проявляем свою «нетерпимость»: одни молча проглатывают свое недовольство, другие стараются не замечать проблему, а третьи ругаются, в бессильных попытках что-то изменить. Но разве злоба на окружающий мир может что-то исправить? Наверняка есть ситуации, в которых можно договориться. Конечно, «терпимость» не всегда уместна, но и для «нетерпимости» должны существовать свои посылы. Нельзя быть нетерпимым ко всему и всегда, это в первую очередь вредит самому нетерпимому.

 «Как быть» и «что делать», каждый, естественно, решает сам. Но, делая выбор, важно понимать его последствия и помнить о них. Быть может, тогда жизнь станет лучше?

Автор: Евгения Чумичева
Источник: https://www.shkolazhizni.ru/
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26477



« Ответ #2 : Октябрь 01, 2021, 10:14:16 »

                                                                   Почему мы так нетерпимы к чужому мнению?

  Чуть что не так нам сказали, мы хлопаем дверью или отправляем виртуального собеседника в бан. Мы не желаем терпеть, когда чужое мнение не совпадает с нашим. И если не удается переубедить оппонента, наши дороги расходятся надолго, а то и навсегда. Кажется, это чисто российская черта — нетерпимость к иной точке зрения. Психолог Ирина Богораз объясняет, откуда эта особенность.

      «Если сравнивать российское пространство с Европой и Америкой, то нетерпимость к иному больше свойственна россиянам, — считает психолог Ирина Богораз. — Исторический аспект дает о себе знать: советское прошлое оттянуло вход в демократию и индивидуализацию на многие десятилетия. В Европе развитие индивидуальных черт характера началось гораздо раньше, чем у нас. Наш опыт совсем свежий — отсчет ведется с 1985-1990 годов. Первые индивидуалисты на постсоветском пространстве — поколение тех, кому максимум 25 лет. Остальные приучены к тому, что «Я» — последняя буква алфавита, воспитаны на коллективизации».

Не могла на нас не отразиться и история, когда те, кто мыслил не как все, уничтожались. Даже сейчас, считает эксперт, официально у нас демократия. Но по-прежнему между строк существует правило «как должно быть», а не «как хочу я».

«Я сравниваю систему образования в России и Англии, где сейчас учатся мои дети. Даже в платных российских школах учителя старой закалки в возрасте 50-60 лет транслируют модель давления и подчинения. «Я тебе так сказала, исполняй», даже если форма смягчена словом «пожалуйста». Учитель не равен ученику. В английской школе и университете учитель встает в равную позицию с учеником. Контакт построен на вопросах: «А как бы ты хотел? Чем тебе помочь? Что у тебя не получается?» То есть базово абсолютно разные подходы. Сколько времени должно пройти, чтобы и у нас учитель стал относиться к ребенку как к личности?» — размышляет психолог.

      Даже матери не принимают на все 100% своих детей.

Есть и иная крайность: после стольких лет непринятия личности как базовой ценности вдруг проявление личности прорвалось через плотину. Может быть, неприятие другого — это противодействие этой крайности «индивидуальности без границ»? Ведь даже матери не принимают на все 100% своих детей. Так зачем же ждать от чужих взрослых людей безоговорочного принятия?

Требовать или просить?

«Мы все хотим быть принятыми, хотим нравиться во всем своем многообразии плюсов и минусов. Особенно это касается тех, кому от 35 лет и выше. По большей части это те, кто недополучил безусловной материнской любви в детстве. Те, кому за 35, — «дефицитарники», — поясняет психолог. — И мы хотим восполнить эмоциональный дефицит от других. Иногда мы не просим, а требуем, как требуют грудные дети. Они не умеют пока иначе сообщать матери о том, что голодны, что им холодно, мокро или больно. Они требуют с помощью крика — это их язык на данном этапе. И часто добиваются своего. Когда то же самое требование происходит во взрослой жизни, человек как будто регрессирует. И это выглядит для окружающих странно. Одно дело, когда он это делает в кабинете психотерапевта, а другое — с близким или с чужим человеком в соцсети. Надо быть готовым к тому, что в таком формате его не примут».

Более того, он может вызвать агрессивную ответную реакцию. Куда эффективнее и результативнее иная форма: просьба и признание своей уязвимости и слабости. Тогда больше шансов быть услышанным, принятым, поддержанным. Собеседники в ответ могут сами обнажиться и поделиться своей болью.

 «Я рада, что люди идут к психологам за помощью — она им необходима, чтобы свои импульсы не выносить на близких, не сливать их в интернет. Они могут научиться распознавать свое состояние и реакции, научиться иметь дело с самим собой в уважительной, безопасной обстановке». Часто мы ждем, что партнер будет удовлетворять все потребности, которые не были удовлетворены раньше, например, матерью или отцом. Тогда велика вероятность, что рано или поздно один из «младших» партнеров начнет отыгрывать поздний подростковый кризис и захочет сепарироваться от «родителя».
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26477



« Ответ #3 : Октябрь 01, 2021, 10:16:26 »

  Искать в себе или вовне?

Как проявляется вовне это неприятие другого? Всегда ли это ответная реакция на какой-то сигнал извне? И почему на одни сигналы мы реагируем спокойно, а от других взрываемся на ровном месте?

«Довольно часто встречается феномен, который в психологии называется проекцией. Ко мне приходят клиенты и жалуются, что их раздражают дети, партнеры, коллеги, родители. Это вызывает у клиента сильную эмоциональную реакцию. И он приходит в состоянии безысходности, потому что либо открыто высказывает другим свое раздражение, что влечет постоянные конфликты, либо пытается подавить в себе раздражение, ведь на близких нельзя гневаться. Во втором случае возникает глубокое чувство вины и стыда за то, что он так плохо думает о родных».

Почему нас раздражают близкие? Часто они отражают наши черты, которые мы не готовы в себе принять. Но мы начинаем с этими чертами бороться не внутри себя, а во внешнем мире, что гораздо легче.

   У россиянок есть грандиозная идея, что мать надо любить и нельзя ей перечить.

«Часто женщины в России проявляют недюжинное терпение. У россиянок есть грандиозная идея, что мать надо любить и нельзя ей перечить, — рассказывает Ирина Богораз. — А с мужем должны быть идеалистические отношения. Они бывают таковыми, но в период влюбленности, которая однажды проходит. Женщины обнаруживают рядом обычного человека с недостатками. И когда они вдруг испытывают к партнеру злость, ненависть, отвращение, то пугаются. «Он меня обманывал, он же был другим!» И решают: раз что-то не так, то надо разводиться». Или сдерживаются из последних сил и изображают идеальную пару. Но однажды терпению приходит конец. Поскольку большинство из нас не учили уважительно высказывать недовольство и выражать свою позицию, мы взрываемся так, что сносит всех и вся в радиусе нескольких километров. В «зону поражающего действия» попадают даже ни в чем не повинные люди — например, в тех же соцсетях.

«Иногда недовольство копится годами, десятилетиями. Клиент приходит в кабинет психотерапевта в состоянии большой разрушенности, когда нужно многое проплакивать, вытаскивать из скрытых сундуков памяти. Это долгая работа. Некоторые клиенты поначалу сбрасывают на психолога накопленную агрессию, прежде чем начать работать с глубинными причинами своего состояния. И это тоже неплохо, пусть лучше здесь. В безопасном пространстве и на подготовленного эмоционально специалиста. Разумеется, без рукоприкладства», — говорит психолог.

Но откуда берется столько агрессии? «Я скорее объясняю это достаточно высоким напряжением в действительности. У нас очень непростая для проживания страна, много нестабильности. Кроме того, я объясняю это неумением слышать себя, свои нужды, невозможностью удовлетворять свои потребности».

   Мы не приучены к этому в силу исторических и социальных обстоятельств. И как следствие, видим повсеместный сброс негатива в компаниях знакомых и друзей, в интернете, на улицах, в транспорте. Негатив часто вызван не человеком с альтернативной точкой зрения, а чем-то иным. Ноги могут расти из детства, семейной жизни, проблем на работе. А срываемся на первом попавшемся под горячую руку. Но дает ли понимание причин агрессии право срываться? Где тот тумблер, та красная лампочка, которая загорается в воображении и мы взрываемся? У кого-то это алкоголь, который снимает замки, на кого-то действуют слова, интонации, формулировки.

«У каждого есть физиологические особенности, кто-то холерик, кто-то флегматик. Но есть и общее место для всех срывов: довольно часто человек воспринимает на свой счет чужие слова и видит в них то, что другой не вкладывал. Может услышать отвержение, обесценивание своего мнения, и тогда он ранится, попадая в психологическую травму», — поясняет Ирина Богораз. А поскольку мы не умеем высказывать альтернативное мнение, то нередко начинаем оппонировать именно с обесценивания. «Все это чушь». «Вы бредите» и тому подобное. И когда это попадает на знакомое из детства обесценивание, срабатывает спусковой крючок. «Тут важно отследить и проанализировать: сколько мне сейчас лет? Что мне эта ситуация напомнила? Что на самом деле сказал мне этот человек? Нужно постараться отключить эмоции и включить анализ и рассуждения. Для этого потребуется опыт и тренировка».

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 26477



« Ответ #4 : Октябрь 01, 2021, 10:18:10 »

  Иной как ресурс.

Но неужели в нашем отличии нет ничего полезного для нас самих и для наших отношений с другими?

«Мы какой-то своей частью относимся к животному миру. И если говорить о выживаемости потомства, то чем больше различий у отца с матерью, тем больше у ребенка шансов выжить, имея более широкий спектр реагирования. Он более адаптивен для будущей жизни», — убеждена Ирина Богораз.

   Каждый из нас может задуматься: что другой мне такого может дать, чего у меня нет?

Можно ли укротить собственную агрессию и направить ее во благо? «Если вы ощущаете сильную негативную эмоцию в адрес постороннего человека, это может говорить о двух вещах: со мной что-то не так, во мне есть нечто, что я не вижу и не принимаю. А может быть, чужой напоминает какого-то значимого для меня человека. Просто тогда, в прошлом, наши взаимоотношения не были разрешены». Каждый из нас может задуматься: что другой мне такого может дать, чего у меня нет? Чем мы можем дополнить друг друга, и моя жизнь станет лучше?

«Когда мы принимаем мнение и отличия других, собственный мир становится более целостным. Я видела в интернете интересную визуальную метафору. Сфотографирован цилиндр. Один человек смотрит на него со стороны основания и видит круг. Другой смотрит сбоку и видит прямоугольник. Каждый уверен, что правильная картинка мира у него. Но если бы они обсудили и услышали, что каждый видит разное, смогли бы увидеть весь цилиндр. Появился бы шанс увидеть 3D-изображение, больше соответствующее действительности. Стоит учиться уважать полюсные мнения. Это позволит нам увидеть близкую к реальности картинку».

   https://www.psychologies.ru/
Записан
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap