Июль 16, 2019, 07:04:14
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Японские секреты истинного счастья в неидеальном мире.  (Прочитано 291 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22885



« : Май 02, 2019, 07:18:03 »

   Автор книги - Бет Кемптон.

  Как использован японский язык в этой книге.

Японские имена даются в стандартном написании для упрощения использования указателя (сначала имя, затем фамилия). Исключение составляют исторические личности, более известные под традиционными именами (сначала фамилия, а потом имя): Мацуо Басё (Мацуо – это фамилия).

Для передачи японских иероглифов за основу взята модифицированная система Хепберна.

Когда в книге упоминаются люди, иногда используется суффикс «-сан». Это форма вежливости – заменяет слова «господин» или «госпожа». Суффикс «-сенсей» означает «учитель» или «профессор».

  Предисловие Хидетоси Накаты.




  Я покинул Японию, чтобы проложить путь в большом мире, когда мне шел двадцать первый год. Восемь лет играл в матчах итальянской лиги А и в английской премьер-лиге в качестве профессионального футболиста, и это были самые важные годы в моей спортивной карьере. Жизнь за границей помогла расширить кругозор и выйти за пределы привычного образа жизни.

Все это время я усердно учил сначала итальянский, потом английский. И чем больше учился, тем лучше понимал, что языки – это окна в другие культуры. А еще они могут стать дверью, ведущей к крепкой дружбе на всю жизнь.

После чемпионата мира 2006 года я завершил футбольную карьеру. Несколько лет путешествовал по всему миру, встречаясь с людьми из самых разных сфер жизни. И куда бы ни приехал, все говорили об искреннем интересе к Японии. Мне задавали множество вопросов, и на многие не удавалось ответить. Тогда я понял, что моя культура обладает огромной глубиной и богатством, которых даже рожденный там не осознает полностью. И захотелось понять, что же привлекает этих людей, так что я решил вернуться домой, чтобы вникнуть во все тонкости самостоятельно.

Я задался вопросом: «Что же такое культура?» Культура питания, культура моды, японская культура… Мне хотелось лучше разобраться в вопросе. Когда люди произносят это слово, они имеют в виду определенный образ жизни, который ведут в течение длительного времени, – нечто такое, что мы сами создаем. И я решил сосредоточиться не на местах и городах, а на людях.

Следующие семь лет были посвящены поездкам по самым дальним уголкам Японии. Я побывал во всех сорока семи префектурах, общался с ремесленниками, фермерами, изготовителями саке, монахами дзен, священниками синто (ShintoЇ) и обычными людьми. Хотелось больше узнать о японской культуре, а в конце концов мне открылась сама жизнь.

Каждый раз, когда я просыпался до рассвета, чтобы пообщаться с фермерами, собирающими рис, вдыхал утренний воздух перед дождем или наблюдал за тем, как мастера творят красоту из самых скромных материалов, мне открывалась поразительная истина. Пришло понимание, что значит жить в гармонии с самой землей. Сочный плод, только что сорванный с дерева, пойманная рыба, тщательно приготовленное саке – каждый кусочек и глоток открывал истину подлинного вкуса.

Шло время, я стал замечать, что втягиваюсь в ритм жизни – ритм времен года и японской природы. Живя в городах, мы имеем множество замечательных вещей, но в то же время отделены от природы, а искусственная среда высасывает нашу энергию. Проведя много месяцев «на воле», я стал замечать, насколько улучшилось самочувствие, ощутил прилив энергии, мысли прояснились, я стал счастливым.

Когда мы уходим от природы, то пытаемся ею управлять, контролировать ее. Но она в любой момент может проявить свою поразительную силу и мощь. А когда живешь в гармонии с ней, уважаешь и следуешь ее ритмам, то начинаешь прекрасно себя чувствовать и ценить каждый день и каждое мгновение.

Понятие ваби-саби неразрывно связано с этим фундаментальным отношением к природе, с принятием быстротечности всего сущего и с восприятием жизни всеми своими чувствами. Надеюсь, эта книга вдохновит вас на поиски собственного тонкого ритма и поможет обрести счастье.

Я знаком с Бет уже более двенадцати лет и знаю ее преданность делу изучения японской жизни. И знаю, что она – тот самый человек, который сможет помочь в этих поисках.

Хидетоси Наката Токио (ToЇkyoЇ), 2018

Вступление.





  Холодный декабрьский вечер в Киото, древней столице Японии. Я еду на велосипеде к Сёрэн-ин. Этот небольшой храм расположен в стороне от туристических троп, у подножия гор Хигасияма. Сегодня вечером храмовые сады красиво подсвечены, приглушенный свет плетет таинственную паутину вокруг темных сосен и химерических бамбуковых рощ.

Я снимаю обувь и вхожу в храм, ступая на пол, который за восемьсот лет отполировали до зеркального блеска ступни и подолы кимоно. Широкие доски потемнели от времени и покрылись пятнами. Их доставили сюда прямо из императорского дворца. Сажусь на крытой веранде в задней части храма. Пальцы на ногах немеют от холода. От губ поднимается пар.

Воздух напоен благовониями. Запах кажется мне фиолетовым, но объяснить это я не могу. Маленькие фонарики в саду блекнут и гаснут, тысяча звезд дышит в унисон. Всего в десяти минутах езды отсюда квартал развлечений Гион бурлит энергией возбужденных туристов, пьяных бизнесменов и внимательных гейш. Но здесь, куда меня привела узкая дорожка, уходящая наверх от восточной окраины города, я обрела покой.

Бледная луна подсматривает за мной сквозь кроны деревьев, отбрасывая серебристые блики на пруд. Осенние листья скользят по поверхности воды. Цветные карпы кои выплывают из молочной воды и толкают их носами. Через неделю ветки многих деревьев обнажатся. А через месяц все покроет снег.

Я поднимаю упавший лист момидзи (японский клен), темно-алый, с загнутыми краями. Это настоящее сокровище, хрупкое и чуть сморщенное, как рука моей бабушки. Сердце раскрывается. Сейчас у меня есть все, что нужно. Я чувствую тихую радость и в то же время легкую печаль – ведь это мимолетное мгновение никогда больше не вернется.

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22885



« Ответ #1 : Май 02, 2019, 07:20:32 »

  Это мир ваби-саби.

Что такое ваби-саби.

Ваби-саби – это фундаментальное понятие эстетического чувства и тонкой натуры японцев, взгляд на мир, который направляет восприятие жизни. Хотя говорят об этом крайне редко. Его влияние ощущается во всем, но вы нигде не сможете его заметить. Люди инстинктивно понимают, что такое концепция ваби-саби, но лишь немногие говорят о ней вслух – это поразительная загадка, которая шепотом сулит глубокую мудрость тем, кто сможет замедлиться настолько, чтобы услышать этот шепот и воспринять его с открытым сердцем.

Я езжу в Японию уже более двадцати лет и треть этого времени прожила там. Меня всегда тянуло к японцам, сердце давно поселилось в тех краях, на другом конце света. Я погрузилась в эту культуру, жила в японских семьях, где не говорили по-английски, работала в сложном мире их бизнеса и местного управления, более десяти тысяч часов провела за учебой и поездками по всей стране. И все же истинный смысл таинственной концепции от меня ускользал. Я чувствовала ее, но не находила слов, чтобы объяснить.

Многие неяпонцы уже погружались в мир ваби-саби до меня. Большинство сосредоточивалось на физических характеристиках предметов и среды, которую они связывали с этой идеей. Но такие объяснения всегда казались неполными. У меня давно было ощущение, что ваби-саби – это нечто значительно более глубокое, чем мы привыкли думать, концепция охватывает многие сферы жизни. Но пока я не начала собирать материал для этой книги, даже не представляла, насколько глубока эта река.

   Почему ваби-саби?
В последние годы общество набрало темп, уровень стресса стал зашкаливать. Мы постоянно думаем о деньгах, карьерном статусе, внешности и накоплениях, не знающих пределов. Мы напрягаемся, чтобы больше работать и больше получать, это порождает чувство неудовлетворенности и досады. Слишком много работаем, слишком много напрягаемся – и слишком мало живем.

Как человек, который почти десять лет помогал другим определять свои приоритеты и строить жизнь, основанную на любимых занятиях, я понимаю, что многие страдают из-за огромного количества принятых на себя обязательств, постоянного сравнения с другими, слишком суровых суждений и негативного внутреннего диалога. Мы бредем по жизни, как лунатики, заглушив чувства, тратя время в душных коробках-офисах, обращая больше внимания на знаменитостей, рекламу и социальные сети, чем на исследование собственной жизни и ее колоссального потенциала.

Не так давно я начала слышать разговоры о медленной революции, о тяге людей к более простой и осмысленной жизни. Жизни, наполненной красотой и природой, пронизанной энергией повседневного благополучия и построенной на том, что по-настоящему важно. Чем больше измученных, уставших и несчастливых людей ко мне приходило, тем сильнее я ощущала потребность в новом отношении к проблемам и сложностям и в доступных средствах, которые помогли бы им вести подлинную и глубокую жизнь.

Это напомнило мне о внутренней благодати, покое и тихой радости, которые я ощущала в Японии. Нигде больше не чувствовалось ничего подобного, словно эти жизненные уроки скрывались в широких рукавах традиционного кимоно. Мне казалось, что это связано с той самой неуловимой концепцией ваби-саби. И тогда я решила открыть эту тайну.

Определить неопределяемое.

Как уже говорилось, дать определение ваби-саби очень нелегко. Эта идея сродни любви – я могу сказать, что означает любовь для меня и как я ее ощущаю, но вы поймете истинный смысл, только прочувствовав ее самостоятельно. Когда я заводила об этом разговор с японцами, почти все говорили: «Ваби-саби? Гмммм… Это очень трудно объяснить». И это действительно так. Большинство никогда и не пыталось – им это и не нужно. Люди выросли с этим ощущением. Так они ориентируются в мире и ценят красоту. Ваби-саби у них в крови.

Однако ни один не уклонился от беседы. Я настаивала. Вообще, скорее ждала, наблюдала и слушала. Чем больше времени и свободы давала своим собеседникам для анализа невыразимой идеи, столь им знакомой, тем интереснее становилось. Появлялись метафоры, жесты, наклоны головы, руки, прижатые к сердцу, долгие паузы, постоянное возвращение к чаю, дзен и природе. И почти всегда разговор заканчивался словами: «Я хочу прочесть вашу книгу».

В действительности универсального определения ваби-саби в японском языке нет. Любые попытки дать его всегда связаны с точкой зрения человека, который такие попытки делает.

Мое определение – это понимание человека, находящегося в необычном положении: я одновременно и японовед, и коуч (психолог). Пытаясь вычленить принципы ваби-саби и перевести их в доступные жизненные уроки, я беседовала с людьми из самых разных сфер жизни, рылась в книгах, найденных в старых библиотеках, посещала музеи, медитировала в темных храмах, держала в руках чашки с чаем, проводила время на природе и любовалась старинной японской архитектурой. После сотен разговоров и долгих исследований я все же выделила ряд основополагающих принципов, которые, надеюсь, будут полезны для всех нас. Их вы и найдете в этой книге.

Секрет ваби-саби.

Медленно снимая с идеи покровы тайны, я поняла следующее: истинная прелесть кроется не в вещах, но в самой природе жизни.

ВАБИ-САБИ – ЭТО ИНТУИТИВНАЯ РЕАКЦИЯ НА КРАСОТУ, КОТОРАЯ ОТРАЖАЕТ ИСТИННУЮ ПРИРОДУ ЖИЗНИ.


ВАБИ-САБИ – ЭТО ПРИНЯТИЕ И ГОТОВНОСТЬ ОЦЕНИТЬ НЕПОСТОЯННУЮ, НЕСОВЕРШЕННУЮ И НЕЗАВЕРШЕННУЮ КРАСОТУ ВСЕГО СУЩЕГО.


ВАБИ-САБИ – ЭТО ПРИЗНАНИЕ ДАРОВ ПРОСТОЙ, НЕСПЕШНОЙ И ЕСТЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ.

Ваби-саби – это состояние сердца. Это глубокий вдох и медленный выдох. Это состояние ощущается в момент истинного счастья – в идеальный момент в неидеальном мире. Эту способность можно развить в себе, будучи готовым замечать детали и культивировать в себе наслаждение. Мы испытываем это чувство в самые подлинные, самые вдохновенные моменты собственной жизни.

  Это умение ощущать мир, погружаясь в него целиком и полностью, а не оценивая со стороны. Это умение отказаться от стратегии, отдавшись чувству. Это готовность выделить время на то, чтобы обратить внимание.

Принципы ваби-саби учат отказаться от совершенства и принять себя такими, каковы мы есть. Они помогают сбежать от хаоса и материального давления современности и довольствоваться малым. Они напоминают, что мы должны искать красоту в повседневности, позволить себе растрогаться от этой красоты и в этом состоянии ощутить благодарность за саму жизнь.

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22885



« Ответ #2 : Май 02, 2019, 07:22:25 »

   СЕКРЕТ ВАБИ-САБИ В ТОМ, ЧТОБЫ ВОСПРИНИМАТЬ МИР НЕ ЛОГИЧЕСКИМ РАЗУМОМ, НО ЧУТКИМ СЕРДЦЕМ.

Как пользоваться этой книгой.

Чтобы понять всю глубину и богатство ваби-саби, начнем с короткого урока истории, который задаст тон всему остальному. Хотя книга не является монографией о японской эстетике, культуре, философии и религии, все это важнейшие нити многоцветного гобелена японской жизни. В разделе «Библиография» я перечислила ряд произведений, которые будут интересны в ваших собственных исследованиях. А тем, кто захочет побывать в этой удивительной стране, дам ряд полезных советов.

Поняв происхождение ваби-саби, мы обсудим характеристики понятия и научимся думать и говорить о нем. А затем побеседуем о том, почему древняя мудрость так важна для нашей сегодняшней жизни. Этому посвящена первая глава, и советую начать именно с нее.

Со второй главы начну делиться с вами историями, притчами и советами, которые помогут применить эту концепцию в каждой сфере жизни. Вы можете читать главы по порядку или так, как вам захочется. Конечно же, идеального способа изучения этой книги нет. Возьмите то, что для вас важнее всего прямо сейчас.

ЭТА КНИГА – ПРЕДЛОЖЕНИЕ РАССЛАБИТЬСЯ И ОЩУТИТЬ КРАСОТУ СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНИ В КАЖДОМ МОМЕНТЕ, ИЗБАВИТЬ ЕЕ ОТ ВСЕГО НАПУСКНОГО И ОТКРЫТЬ ТО, ЧТО ВНУТРИ.

Отправляйтесь со мной.

Эта книга – приглашение. Отправляйтесь вместе со мной и становитесь любознательным исследователем далекой страны. Рядом со мной вы всегда будете в безопасности. Я нарисовала карту, которая проведет нас неизбитыми тропами, по узким, извилистым тропинкам, через старые деревянные ворота, в древние леса, по берегам бурных рек и по высоким горам.

Мы будем останавливаться в придорожных чайных домиках, чтобы отдохнуть и подкрепиться, поговорить с другими странниками и обрести неожиданную мудрость от новых друзей. Иногда будем петь в пути – это помогает справиться с усталостью и страхами. Можем остановиться, чтобы погрузиться в горячий источник или поваляться в пушистом снегу. Иногда будем подниматься на рассвете, а в другие дни засыпать под звездами. В пути я буду рассказывать знакомое и неизвестное, старое и новое. Порой это будет потрясать самые основы того, во что вы привыкли верить. И всегда буду рядом в этом путешествии.

Будем продвигаться медленно, далеко и глубоко. Я поделюсь с вами древней мудростью Японии.

Изучение ваби-саби – это путь к сердцу самой жизни. Откройте же глаза и примите тайну, которая раскрывается перед вами.

Бет Кемптон Киото. 2018

Глава 1
Происхождение, характеристики и актуальность ваби-саби.
 








   Вы можете всю жизнь провести в обществе японцев и ни разу не услышать слов «ваби-саби». А если откроете Кодзиэн (самый авторитетный на сегодня японский словарь), не найдете этого понятия и там. [1] Есть отдельные объемные статьи на слова «ваби» и «саби», но самого сочетания нет. Оно существует в разговорном языке, ему посвящено несколько книг на японском, но в целом можно сказать, что это понятие живет в сердцах и умах, а не на бумаге. Не могу даже припомнить, когда впервые с ним столкнулась. Мне кажется, что я впитала философию ваби-саби, просто живя в Японии.

Как я уже говорила, японцы не смогут объяснить вам, что это такое. У них понимание интуитивное, потому что является отражением совершенно иного образа мыслей. Ваби-саби не преподается – большинство населения впитывает его через наблюдение и опыт. Для логически мыслящего представителя западного мира такая задача сложна. Нам нужно все объяснить – шаг за шагом, этап за этапом. Нужны точные инструкции и совершенно точный перевод. Но это не по-японски. Чтобы по-настоящему оценить мудрость их культуры, нужно понять, что истина чаще всего кроется в невысказанном.

Происхождение ваби-саби.

Ваби-саби (侘寂 или 侘び寂び) [2] состоит из двух отдельных слов, каждое из которых имеет собственное эстетическое значение и уходит корнями в литературу, культуру и религию. Ваби – это красота в простоте, обретение духовного богатства и безмятежности через отстранение от материального мира. Саби связано с течением времени: все растет, меняется, стареет, распадается. И старение изменяет визуальную природу всего сущего.

Обе концепции очень важны для японской культуры, но, пожалуй, самое интересное – это смысл, который оба слова приобретают в сочетании.

ДЕЛО НЕ В ТОМ, ЧТО МЫ ВИДИМ, А В ТОМ, КАК МЫ ЭТО ВИДИМ.

Контекст.

Представьте, если удастся, мир в середине XVI века. Это время Великих географических открытий: европейцы вышли в океан, испанцы и португальцы открыли мировые торговые пути. Это время колониализма и меркантилизма. Экономическая политика многих стран сводилась к максимальному накоплению золота и серебра.

Еще не просохла краска на «Моне Лизе» Леонардо да Винчи, Давид Микеланджело только-только освободился из мраморного блока… Все это произошло несколькими десятилетиями ранее, на рубеже века. А в Англии Шекспир писал свой новейший шедевр.

Китай процветал при династии Мин и намного превосходил Запад в технологическом отношении. Их культура находилась на очень высоком уровне. Правительственные чиновники в перерывах между заседаниями и совещаниями сочиняли стихи и занимались каллиграфией.

Тем временем средневековая Япония переживала период войн и разрушения. Страну часто накрывал голод, пожары, природные катаклизмы. Народ страдал от высоких налогов, повсюду царила нищета. Общество было настолько истерзано, что многие простые люди искали утешения в буддизме, что и оказало значительное влияние на образ жизни народа.

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22885



« Ответ #3 : Май 02, 2019, 07:23:46 »

  В стране были император и придворные, но истинной властью обладал сёгун (военачальник). Японией управляли воинственные феодальные правители – даймё. Они владели значительными территориями и правили из недавно построенных замков. В городах, окружающих эти замки, жили воины-самураи, которые защищали даймё и служили в их армиях.

Высокопоставленные самураи были людьми хорошо образованными и влиятельными. Они славились абсолютной преданностью и верностью своему даймё. Многие из них были дзен-буддистами, поскольку в этой религии большое значение отводилось дисциплине и медитации. Великие храмы столицы Японии, Киото, имели собственные карэсансуи (сады камней), отражавшие самую суть природы и способствовавшие созерцанию.

Самураи интересовались чайной церемонией. Этот напиток помогал им бодрствовать во время долгих ночных дежурств. В то же время сама церемония создавала моменты покоя и гармонии в повседневности, наполненной насилием и жестокостью. Воины были готовы умереть и высоко ценили возможность насладиться красотой в жизни, которая могла оборваться в любую минуту.

Это был период развития крупных городов. В Японии зародился класс торговцев. Они делали состояния, ссужая деньги самураям, которым позволялось иметь только строго фиксированное жалованье. Такое занятие граничило с нарушением закона, и торговцы могли в любой момент лишиться всех богатств, поэтому тоже хотели насладиться им, пока была возможность.

В результате, хотя многие простые люди жили в относительной бедности, правящий и торговый классы тратили деньги не жалея. В роскошных замках стояли ширмы, украшенные золотом. Богачи устраивали экстравагантные приемы, в частности чайные церемонии. Те, кто был наделен властью, высоко ценили китайские чайники и предметы для церемонии, которые быстро стали символом статуса. Можно почувствовать конфликт между самой идеей чайной церемонии как духовного опыта и собирательством чашек и чайников для демонстрации своего состояния.

А теперь, памятуя обо всем этом, давайте совершим короткое путешествие в историю чая.

Чайные связи.

Для понимания происхождения слова «ваби» мы должны отправиться в мир этого напитка. Зеленый порошковый чай матча, который сегодня прочно ассоциируется с чайной церемонией, появился в Японии лишь в 1191 году – привезли из Китая во времена правления династии Сун. Его доставил монах Миёан Эйсай, которого считают основателем школы Риндзай в японском дзен-буддизме. Семена посадили в трех местах, в том числе в Удзи близ Киото – это место на протяжении веков остается центром производства чая высшего качества. В то время дзен и чайный идеал распространялись стремительно.

В XV веке монах и мастер чайной церемонии Мурата Дзюко понял, что процесс приготовления и питья может стать отражением принципов дзен. Он сыграл важную роль в создании и развитии процесса. Сёгун Ёсимаса, большой ценитель культурного отдыха, заказал Дзюко ритуал чайной церемонии, [3] что позволило перевести напиток на более высокий уровень. Как пишет в знаменитом эссе «Книга чая» Окакура Какудзо, в Японии культ «чаизма» быстро превратился в настоящую религию эстетизма… основанную на поклонении прекрасному, невзирая на печальные обстоятельства повседневного существования». [4]

Дальнейшему развитию помог Такэно Дзёо. В первой половине XVI века он учился у двух учеников Дзюко. Дзёо был поэтом и искусно изложил чайные идеалы в стихах. Он изменил чайную комнату, чтобы материалы в ней находились в естественном состоянии. Позже оказал значительное влияние на Сэн-но Рикю, торговца и чайного мастера при Тоётоми Хидэёси, одного из самых знаменитых сёгунов.

Со временем Сэн-но Рикю стали считать истинным отцом чая.

   Простота как эстетический идеал.

Ко второй половине XVI века чайная церемония стала важным социальным событием, которое давало возможность обеспеченным людям демонстрировать богатство. Хидэёси наполнил свой роскошный золотой чайный домик дорогими вещами, по большей части привезенными из Китая. В то же время его чайный мастер, Сэн-но Рикю, начал тихую революцию. Он уменьшил физическое пространство комнаты, чтобы изменить фундаментальные принципы связанных с церемонией эстетических идеалов. Теперь в ней осталось только то, что было действительно необходимо: пространство, где могли расположиться гости, элементы природы, чайник и чайные принадлежности – и время для чая.

Его комната была чуть больше трех квадратных метров – почти вдвое меньше традиционной. Крохотные окна сводили освещенность к минимуму, чтобы у гостей обострялись другие чувства. Хозяин и гости располагались очень близко – они могли даже слышать дыхание друг друга. Дорогую селадоновую (разновидность фарфора) вазу для цветов заменил бамбуковой, а еще более дорогую китайскую чашу керамической, которая была выполнена мастером Сёдзиро. [5] Вместо черпака из слоновой кости взял бамбуковый и заменил причудливую бронзовую емкость для воды скромным ведерком от колодца.

Рикю ввел еще одно новшество. Теперь все предметы приносили в самом начале церемонии и убирали в конце. Благодаря этому комната стала чистой и простой, а гости могли целиком сосредоточиться на процессе приготовления, любовании нежной, естественной красотой тщательно подобранных по сезону цветов и обдумывании смысла каллиграфической поэтической надписи в алькове. Ощущение было общим и переживалось одновременно всеми.

Одним решительным движением Рикю изменил культуру чая, превратив ее из поклонения богатству в поклонение простоте. Контраст с эстетическим выбором Хидэёси не мог быть более разительным. Это был смелый, радикальный отход от традиции и общего восприятия желаемого. В те времена, когда народ вел суровую, бедную жизнь, Сэн-но выступил против господствующей культуры избыточного богатства правящего класса и вернул эстетику к основам: к простой, аскетичной красоте, которая пробуждает размышления о природе самой жизни.

Истоки ваби.

Хотя Рикю не был изобретателем чайной церемонии, в последние годы жизни он вернул ее к философии простоты и естественности, по сей день господствующей в японской культуре. Чай он называл «чай ваби».


Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22885



« Ответ #4 : Май 02, 2019, 07:25:58 »

  Слово «ваби» (侘 или 侘び) означает «приглушенный вкус». [6] Изначально оно лингвистически было связано с понятиями бедности, недостатка и отчаяния. Происходит от глагола «вабиру» (侘びる) – беспокоиться или томиться. [7] Его можно связать с прилагательным «вабисии» (侘びしい) – несчастный, одинокий, бедный. [8]

Само слово существовало в японской литературе за много веков до периода Рикю: например, оно встречается в древнейшем сборнике японской поэзии Манъёсю («Собрание десяти тысяч листьев»), знаменитом небольшом дневнике Камо-но Тёмэя Ходзёки («Записки из кельи») 1212 года и в стихах Фудзивара-но Тэйки (1162–1241). [9] Но именно в чайной церемонии Рикю ваби приобрело значение эстетической ценности простоты.

При глубоком осмыслении красота ваби кроется во внутреннем мраке. Это высшая красота среди суровых реалий жизни. Как семь веков назад писал буддистский монах Ёсида Кэнко: «Должны ли мы любоваться весенними цветами только в полном цвету, а луной только на безоблачном и ясном небе?» [10] Красота живет не только в очевидном, радостном и громком. Ваби подразумевает покой, умение подняться над повседневной суетой. Это принятие реальности и осознание, что она в себе несет. Ваби позволяет нам помнить, что в любой ситуации скрывается красота. И надо уметь ее видеть. Это чувство спокойного созерцания, умение избегать ловушек материалистического мира. На протяжении многих лет вкусы менялись, и сегодня можно найти очень красивые декоративные предметы для чайной церемонии. Но идеал по-прежнему остается частью философии чая в Японии.

   Ваби – это образ мышления, опирающийся на смирение, простоту и бережливость. Именно эти качества ведут к безмятежности и удовлетворению. Дух ваби неразрывно связан с осознанием того, что наши истинные потребности очень просты, что нужно быть скромным и благодарным за красоту, которая уже существует там, где мы есть.

Истоки саби.

Слово «саби» (寂 или 寂び) означает «патину», старинную, элегантную простоту. [11] Тот же иероглиф можно перевести как «безмятежность». [12] Прилагательное «сабисии» (寂しい) означает «одинокий», «тоскующий», «отшельнический». [13] Сущность саби отражена в хайку Мацуо Басё. Эти короткие стихи были написаны в XVII веке и до сих пор пользуются популярностью во всем мире благодаря своей невыразимой красоте. Существует также глагол – «сабиру» (錆びる). Он пишется иначе, но читается так же. Означает «ржаветь», «разрушаться», «проявлять признаки старения», то есть еще больше расширяет значение.

Со временем слово «саби» стало олицетворять глубокую, безмятежную красоту, которая возникает с течением времени. Визуально мы воспринимаем ее как благородную патину времени, следы влияния погоды и других факторов, старение.

Саби – это состояние, порождаемое временем, а не рукой человека, хотя часто проявляется на качественных предметах. Они интересны рафинированной элегантностью времени. Их красота раскрывается в процессе использования и старения – например, тусклый блеск старого дерева столешницы любимого кухонного стола.

Классическая книга знаменитого писателя Дзюнъитиро Танидзаки «Похвала тени» будит много мыслей. В ней описано, как японцы находят красоту в саби:

«Я не хочу этим сказать, что мы не любим вообще ничего блестящего, но мы действительно отдаем предпочтение тому, что имеет глубинную тень, а не поверхностную ясность. Это тоже блеск, но с налетом мути, которая неизбежно вызывает в представлении лоск времени, безразлично, будет ли это натуральный камень или же из искусственного материала сделанный сосуд… Мы действительно любим вещи, которые носят на себе следы человеческой плоти, масляной копоти, выветривания и дождевых подтеков. Мы любим расцветку, блеск и глянец, вызывающие в нашем представлении следы подобных внешних влияний». [14]

Хотя саби связано с физическим проявлением течения времени в предметах, его глубинный смысл, как это часто бывает в японской эстетике, лежит в том, что скрыто под поверхностью реального предмета, на который мы смотрим. Это представление того, как все сущее развивается и исчезает, будя в нас эмоциональный отклик, часто окрашенный печалью от раздумий о мимолетности жизни.

Красота саби напоминает о нашей связи с прошлым, о естественном цикле жизни и смертности.

Рождение ваби-саби.

Сердце ваби узнает красоту саби, и оба они идут рука об руку на протяжении жизни многих поколений. [15] Сущность их учения уходит в глубину веков, но сам по себе термин появился лишь в последние сто лет, «в результате желания понять, что скрывается за психологией японцев». [16] Нужно было как-то назвать то, что люди знали всегда.

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22885



« Ответ #5 : Май 02, 2019, 07:27:38 »

  Ваби-саби одновременно живет и на краю человеческого сознания, и в сердцах людей. Моя подруга Сэцуко, которой уже за семьдесят, говорила, что никогда не произносила эти слова вслух, пока я не спросила о них. Это понятие является частью ее сущности, и она сразу же осознала его значение для себя самой.

   Ваби-саби выходит за рамки красоты отдельного предмета или места. Это реакция человека на истинную, глубокую красоту. Это нематериальное чувство. У каждого оно индивидуальное, потому что каждый воспринимает мир по-своему. Мы ощущаем ваби-саби, когда вступаем в контакт с сущностью истинной красоты – красоты без претензий, несовершенной и оттого еще более прекрасной. Оно пробуждается естественной красотой, суровой и неприукрашенной.

В английском языке для подобного состояния есть свое понятие – «стазис эстетического наслаждения», его использовал Джеймс Джойс в романе «Портрет художника в юности»: [17]

«…это миг, когда высшее качество красоты, светлое сияние эстетического образа отчетливо познается сознанием, остановленным его целостностью и очарованным его гармонией; это сияющий немой стазис эстетического наслаждения, духовный момент, очень похожий на сердечное состояние, для которого итальянский физиолог Луиджи Гальвани нашел выражение не менее прекрасное, чем Шелли, – завороженность сердца».

(Пер. М. Богословской-Бобровой)

Но даже здесь подразумевается физическая реакция, а не глубокая философия ваби-саби, связанная с самой природой жизни.

Жизненные уроки ваби-саби.

Ваби-саби связано с тем видом красоты, которая напоминает нам о мимолетности жизни. Эта концепция опирается на три буддистских символа существования: мудзе (無常, эфемерность), ку (苦, страдание) и куу (空, отсутствие индивидуальности, единство со всем сущим).

Жизненные уроки, которым учит нас ваби-саби и которые мы будем обсуждать в этой книге, уходят корнями в следующие идеи:


• когда учишься видеть и воспринимать мир сердцем, а не глазами, он становится совершенно другим;

• все, включая саму жизнь, эфемерно, несовершенно и мимолетно. Следовательно, совершенство невозможно, а несовершенство – это естественное состояние всего, включая нас самих;

• высшую красоту, ценность и комфорт можно обрести только в простоте.


И все же ваби-саби – не панацея. Это напоминание о том, что покой, простота и красота могут помочь нам в полной мере наслаждаться моментом в середине чего угодно, и это главный урок.

Замечания о языке.

Основываясь на том, что писали о ваби-саби иностранцы, вы могли слышать это слово в качестве прилагательного. Вы могли слышать «чаша ваби-саби» – точно так же, как «старая чайная чашка» или «повидавшее виды кресло». На Западе так описывают естественный и несовершенный вид. Но очень важно знать, что сами японцы никогда не используют это выражение в подобном смысле.

Вы можете сказать, что нечто «обладает аурой ваби-саби» или «вызывает ощущение ваби-саби», но сам термин – по крайней мере, в японском оригинале – никогда не описывает внешний вид предмета. Он передает впечатление, возникающее у человека после контакта с особым видом красоты, которую можно и увидеть, и почувствовать.

Как-то я разговорилась с одним бывшим профессором. Чтобы выразить восхищение мхом в саду старого храма, он сказал, что этот мох вызывает у него чувство ваби-саби. Таксист-саксофонист сказал, что это чувство возникает у него, когда он играет блюз. Кто-то испытывает его на чайной церемонии. Всех нас трогают разные вещи. Но момент, когда возникает чувство познания, связи, эфемерности и несовершенства самой жизни, – и есть момент ваби-саби.

Смысл слов часто меняется, когда они переходят в другие языки. Если вы используете выражение «ваби-саби» как прилагательное и оно помогает вам ценить несовершенство и простую жизнь, это хорошо. Смысл книги не в семантике, а в жизненных уроках, основанных на мудрости. Я хочу, чтобы вы погрузились в эту философию, изменили взгляд на мир и сделали жизнь богаче.

Это не значит, что нельзя использовать концепцию ваби-саби для организации собственного дома с учетом простоты, природы и красоты. Можно, и мы сделаем это во второй главе. Но если свести все просто к желательному образу жизни или тренду в дизайне, то мы упустим главную возможность, которую предлагает этот глубокий, интуитивный способ восприятия мира.

Одна из самых интересных и одновременно сложных особенностей японского языка и культуры – многослойность. Здесь все не так просто, как кажется, и зависит от контекста, от того, кто и кому это говорит и что осталось несказанным. Если основная мысль «несовершенства» – это незавершенность, то моя задача – нарисовать богатую, но незавершенную картину ваби-саби, чтобы вы могли заполнить пустоты по своему усмотрению.

В некоторых частях книги я буду прямо говорить о ваби-саби. В других расскажу о связанных с этим понятием японских концепциях, которые делают жизнь проще, но одновременно богаче. Искренне надеюсь, что вы почувствуете эту сущность и впустите ее в свою жизнь. Тогда она поможет вам по-новому воспринять и оценить мир.

ВАБИ-САБИ ПРИГЛАШАЕТ НАС ВОСПРИНЯТЬ КРАСОТУ ОТКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ И ОТКРЫТЫМ СЕРДЦЕМ.

Дар всем нам.

Недавно я присутствовала на презентации ваби-саби в США. Ее проводили две старшеклассницы. В конце один из присутствовавших американцев спросил: «Как вы думаете, можно научиться ваби-саби?» Девушки переглянулись, нахмурились, на лицах появилось выражение паники и неуверенности. После долгих раздумий одна из них ответила: «Нет. Мы чувствуем это, потому что мы – японки».

Я с этим не согласна. Ваби-саби – это чисто человеческая реакция на красоту, и я убеждена, что все мы можем ее ощутить. Нужно лишь настроиться должным образом.

Мое восприятие всегда находилось в контексте собственного взгляда на мир, основанного на западном воспитании, но испытавшего на себе влияние двадцатилетней влюбленности в Японию. Ваш взгляд отличается от моего. Если будет возможность поговорить об этом с японцами, их взгляды тоже будут иными. Но в этом и кроется красота. Нужно черпать вдохновение в других культурах и толковать их в контексте собственной жизни. Только так можно обрести необходимую мудрость.

В чем актуальность ваби-саби?

Мы живем в эпоху головоломных алгоритмов, постоянной пропаганды и потоков информации. От пробуждения и до возвращения в постель нас бомбардируют сигналы и послания. Нам твердят, как мы должны выглядеть, что носить, что есть и покупать, сколько зарабатывать, кого любить и как воспитывать детей. Многие больше времени проводят в мыслях о жизни других, чем о своей собственной. Добавьте к этому безумный темп. Неудивительно, что люди чувствуют себя подавленными, неуверенными, брошенными и обессиленными.

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22885



« Ответ #6 : Май 02, 2019, 07:29:40 »

  Более того, дома, в магазинах и офисах, на телефонах и ноутбуках нас ослепляет яркий, искусственный свет. Мы постоянно испытываем чрезмерную стимуляцию и буквально одержимы производительностью и эффективностью. Все это пагубно сказывается на состоянии нервной системы, лишает сна. Приходится платить высокую цену за то, что из жизни были изгнаны успокаивающие тени и богатые фактуры, а предпочтение отдано скорости и эффективности. Наши глаза и сердца утомлены до крайности.

МЫ ОТКАЗАЛИСЬ ОТ САМОГО ДРАГОЦЕННОГО РЕСУРСА – СОБСТВЕННОГО ВНИМАНИЯ. И ТЕМ САМЫМ ЛИШИЛИ СЕБЯ ДАРОВ, КОТОРЫЕ УЖЕ БЫЛИ В НАШИХ РУКАХ.

Социальные сети – средство мощное и полезное, но оно заставляет нас постоянно сравнивать себя с другими. Мы превращаемся в рабов оценок: прерываем драгоценные жизненные моменты, чтобы сделать фотографию и «запостить» ее, а потом часами подсчитываем, сколько лайков получили от людей, которых практически не знаем. Каждую свободную минуту тратим на телефоны. Постоянно прокручиваем ленту, изучая чужую стильную жизнь, в нас кипит ревность, и кажется, что люди действительно живут именно так. В подобные моменты мы упускаем незамеченные возможности для связи, безмятежности и повседневных приключений, потому что разум уносится туда, куда за ним не может последовать тело.

Многие шагу сделать не способны, не задумавшись, а что скажут об этом другие. Мы сидим в очереди, ожидая разрешения от кого-то другого, продолжая беспокоиться о еще не случившемся. Твердим себе об ограничениях, недооценивая успехи и переоценивая собственные промахи.

Когда осмеливаемся представить, что следуем за своими мечтами, сразу же вокруг появляются отлакированные образы успеха, и кажется, что места для нас здесь уже нет. Бесчисленные разбитые мечты разбросаны по всему миру – и лишь потому, что кто-то сравнил себя с кем-то еще и подумал: «Я недостаточно хорош». Результатом такого кризиса уверенности становится инерция, это в лучшем случае.

Где-то в очереди кто-то пустил слух, что счастье кроется в накоплении вещей, денег, власти и статуса, что все должны выглядеть молодыми, красивыми и стройными – или молодыми, красивыми и сильными. Но когда мы оцениваем собственную жизнь по чужому мерилу, поддаемся тирании «долженствования», то оказываемся под чудовищным давлением, которое заставляет достигать, делать и приобретать то, что нам на самом-то деле и не нужно. Эти желания влияют на поведение, принятие решений и отношение к самим себе – не говоря уже о влиянии на всю планету. Чего бы мы ни добились и кем бы ни стали, этого недостаточно – по крайней мере, так заставляют думать.

В этом заключена горькая ирония. То, к чему подталкивает внешний мир, зачастую оказывается совсем не тем, к чему мы стремимся внутренне. Наступает момент, когда нужно остановиться, оглядеться вокруг и решить, что для нас по-настоящему важно. И ваби-саби поможет – вот почему это древнее учение сегодня актуально, как никогда.

Новый путь.

Что же нам нужно прямо сейчас? По-новому взглянуть на мир и определить свое место в нем.

Нужно по-новому отнестись к жизненным проблемам. Нужны средства для сознательной и глубокой жизни, нужно определить, что для нас действительно важно, чтобы уйти от постоянного желания большего и лучшего. Нужно научиться тормозить, чтобы жизнь не проскальзывала мимо. Нужно замечать больше красоты, чтобы вдохновляться и чувствовать себя лучше. Нужно позволить себе отказаться от суждений и бесконечного стремления к совершенству. Нужно начать видеть друг в друге – и в самих себе – совершенно несовершенные сокровища, коими мы и являемся.

  Все то, что нам так отчаянно нужно, можно найти в философии ваби-саби. Не потому, что она решает поверхностные проблемы, но потому, что может фундаментально изменить восприятие жизни. Ваби-саби учит довольствоваться малым, ощущая в нем большее:

МЕНЬШЕ МАТЕРИАЛЬНОГО, БОЛЬШЕ ДУХОВНОГО.

МЕНЬШЕ СУЕТЫ, БОЛЬШЕ ПРОСТОТЫ.

МЕНЬШЕ ХАОСА, БОЛЬШЕ ПОКОЯ.

МЕНЬШЕ МАССОВОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ, БОЛЬШЕ УНИКАЛЬНОГО ТВОРЕНИЯ.

МЕНЬШЕ СЛОЖНОСТИ, БОЛЬШЕ ЯСНОСТИ.

МЕНЬШЕ ОСУЖДЕНИЯ, БОЛЬШЕ ПРОЩЕНИЯ.

МЕНЬШЕ ПОКАЗНОГО, БОЛЬШЕ ИСТИННОГО.

МЕНЬШЕ СОПРОТИВЛЕНИЯ, БОЛЬШЕ СТОЙКОСТИ.

МЕНЬШЕ КОНТРОЛЯ, БОЛЬШЕ ПОКОРНОСТИ.

МЕНЬШЕ РАЗУМА, БОЛЬШЕ СЕРДЦА.

Ваби-саби – это драгоценная кладовая мудрости, которая ценит спокойствие, гармонию, красоту и несовершенство и укрепляет нашу стойкость перед лицом современных болезней.

Важно то, что принятие несовершенства не означает снижение стандартов или уровня жизни. Просто не нужно осуждать себя за то, кто вы есть: совершенно несовершенный человек – уникальный и в то же время такой же, как остальные.

ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ МЫСЛЕЙ О ТОМ, КАКИМ ВЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ, НЕ ОЗНАЧАЕТ ОТКАЗ ОТ ТОГО, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ.

Проще говоря, ваби-саби позволяет быть собой. Эта философия помогает делать все, что в ваших силах, но не сходить с ума от стремления к недостижимой цели совершенства. Она мягко подталкивает туда, где вы можете расслабиться, притормозить и наслаждаться жизнью. И вы поймете, что красота находится в самых неожиданных местах, каждая дверь может вести к наслаждению.

Глава 2
Упрощение и красота





   Япония – страна гор, лесов и полей. На них приходится 80 % ее территории. [18] Неудивительно, что города здесь очень скученные и перенаселенные. В Токио живет более 13 миллионов человек, [19] то есть на каждый квадратный километр приходится более 6 тысяч человек. [20] В результате японцы превратились в настоящих мастеров стиля и архитектуры малых форм.
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22885



« Ответ #7 : Май 02, 2019, 07:31:40 »

  Личное пространство здесь очень ограничено. В последние годы мусор стал для них такой же проблемой, как и для многих других народов. Возможно, поэтому они страстные ценители организации и хранения. Фаворит высокой моды – марка Muji (в буквальном переводе «без марки), а книга Мари Кондо «Магическая уборка» – настоящий бестселлер. Но не думайте, что большинство живут в комнатках, застеленных татами, [21] довольствуясь лишь самым малым. Это не так. Да, минимализм оказал серьезное влияние на многих, но и он является некоей формой совершенства. Это очередная возможность казниться за что-то, сделанное неправильно. Честно говоря, это очень утомительно.

Возможно, вы похожи на меня. Вам нравится философия минимализма, и вы мечтаете о доме, где царит идеальный порядок. Но эта дисциплина вам не подходит, потому что есть дети, домашние животные, вы заняты на работе, безумно любите старинные чашки и чайники, книг у вас больше, чем в местной библиотеке, – или есть еще какие-то причины, которые не позволяют раскладывать носки в ящике в идеальном порядке. Может быть, вы снимаете жилье и просто не можете менять жилое пространство. Кто-то весьма ограничен в средствах и думает, что подобные затеи для тех, кто денег не считает. А возможно, вы заняты и просто нет сил организовывать еще и это. Если вам знакомы подобные ситуации, то альтернативный вариант «душевной простоты» как раз для вас.

Так я называю избавление от хлама и приведение дома в порядок с любовью, не стремясь к абсолютному минимуму и не прилагая чрезмерных усилий. Это способ организации и персонализации пространства, что делает ваш дом уютным и красивым, но в то же время жилым.

В японском языке есть чудесная фраза – «игокоци га ёй» (居心地が良い). Кандзи [22] означает «уют, сердечность, красота». Это слово используют для описания чувства комфорта, ощущения себя дома. Мне нравится другое толкование – «место для счастливого сердца». Именно это мы и стремимся создать с помощью душевной простоты.

ДУХ ВАБИ-САБИ ПОДТАЛКИВАЕТ НАС К ПРИНЯТИЮ ДУШЕВНОЙ ПРОСТОТЫ И УЧИТ ЦЕНИТЬ ТО, ЧТО УЖЕ ЕСТЬ.

Ваш дом, ваше пространство.

Пространство, в котором мы живем, влияет на наш образ жизни и отношение к повседневности. Если хотим жить иначе, то смена среды и деталей жилого пространства может сыграть важную роль в этой перемене. Наши дома могут быть святилищами гармонии, хранилищами любви и смеха, одиночества и покоя. Они могут быть утешающими, вдохновляющими и комфортными. Это места, где пишутся наши истории.

Красота «душевной простоты» в том, что она помогает превращать любое жилище, вне зависимости от размера и бюджета, в уютное место, где приятно находиться. Какое облегчение для тех, кто с тоской изучает журналы по дизайну и часами сидит в Pinterest и Instagram, но по-прежнему терзается тяжким ощущением, что его дом никогда не будет выглядеть так. Ваби-саби напоминает, что он и не должен так выглядеть. Дома для жизни, а жизнь никогда не бывает идеально аккуратной. Но есть и хорошие новости. Хаос реальной жизни, если его чуть-чуть подредактировать, может многое открыть. У большинства уже есть уютные, симпатичные дома. Уделите им немного времени и внимания, и они могут стать святилищем, отражающим ваши истинные ценности. Попробуйте вдохновиться традиционной чайной комнатой – воплощением ваби-саби. И сможете создать чистое, простое, незахламленное пространство. Нужно решить, что сохранять, а от чего избавляться, что показывать, а что скрывать, чем пользоваться повседневно, а чем лишь в особые моменты.

   ДОМ ВАБИ-САБИ: В НЕМ ЖИВУТ, ЕГО ЛЮБЯТ, ОН НИКОГДА НЕ БУДЕТ ИДЕАЛЬНЫМ, И ЭТО НИКОГО НЕ БЕСПОКОИТ.

Вам не нужно выжидать идеальное время – когда появятся деньги на ремонт, когда дети уедут из дома, когда будет время разобраться в каждом ящике и шкафу. Можно начать прямо сейчас. Правил не существует. Есть только идеи и вопросы, которые нужно обдумать, и действовать по собственному усмотрению.

Эмоциональная связь.

Надо признать: дома многих захламлены, хотя почти никому это не нравится. Мы многое покупаем, хотя нам это не нужно. Мы твердим себе, что должны привести все в порядок, но вместо этого просто включаем телевизор. Я много лет работаю с людьми, которые пытаются кардинально изменить свою жизнь, и поняла, что избавление дома от хлама – это важнейшая часть пути. Когда люди начинают избавляться от ненужного, они замечают, что вместе с хламом их покидают негативные мысли, ощущение собственной неэффективности, суета, привязанность к прошлому и желание жить чужой жизнью, не связанной с их личностью и истинными ценностями. Так к человеку приходит дух ваби-саби.

ДУШЕВНАЯ ПРОСТОТА ВЕДЕТ К УМИРОТВОРЕННОСТИ.

С пониманием, что вы идеально неидеальны, исчезнет потребность в материальных вещах, которые ранее поднимали самооценку. В целом можно сказать, что душевная простота дома – это вы и тот опыт, который вы хотите создать для себя, своей семьи и друзей. Сделайте дом местом, которое будете любить и которое будет дарить вам истинное вдохновение. Он должен быть вашим миром, вашим выбором. Забудьте о суждениях и сосредоточьтесь на том, что можно сделать с тем, что у вас есть.

Дом ваби-саби – это спокойное место, куда с радостью приходят гости и где гармонично течет семейная жизнь. Место для драгоценных вещей, которые несут любовь и будят воспоминания. Но не место для новых вещей, купленных просто так, под влиянием импульса. В нем нет ни правильного, ни неправильного. В нем нет претензий – он идеально неидеален.

В этой главе я дам несколько советов по избавлению от лишнего и душевному упрощению вашего пространства в духе ваби-саби. Но для начала давайте поговорим о японской красоте, которая лежит в основе всего.

Творим красоту.

Если вы прижметесь носом к стеклу и заглянете в окно старой художественной студии, то сможете увидеть, как Макико Хастингс крутит гончарный круг, сидя на деревянном стуле, покрытом частицами глины и призрачными отпечатками пальцев ремесленника за работой. Вы увидите, как ее плечи поднимаются и опускаются в плавном ритме, а пальцы придают глине форму. На полках за спиной девушки расположились ряды сохнущих изделий, каждое из которых сделано с любовью и отражает ее внутреннее чувство красоты.

Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22885



« Ответ #8 : Май 02, 2019, 07:33:36 »

   Я познакомилась с работами Макико семь лет назад – покупала набор подставок под палочки для еды в виде птичек. Она создала их, чтобы собрать средства для жертв сильнейшего землетрясения в Японии в 2011 году. Всего было сделано больше тысячи керамических птичек, чтобы поддержать жителей города Минамисанрикю, который на 70 % разрушило волнами цунами после землетрясения. Макико и самой жилось нелегко, но она преодолела все трудности и тяготы, сохранив глубокую любовь к своей семье и своему творчеству.

Каждое изделие девушка делает тщательно и с любовью. Она продает их через Интернет [23] и в розницу. Когда я спросила об эстетических предпочтениях, Макико объяснила, как простота в одном позволяет перейти к детальности в другом. В качестве примера она привела набор столовых тарелок, которые ей недавно заказал шеф-повар местного ресторана, – необычно плоские тарелки, покрытые великолепной кобальтовой глазурью. Ни одна не была похожа на другую, и это позволяло каждому гостю по-своему воспринимать поданное блюдо.

Макико продумала не только форму, украшение и цвет. Свои тарелки она воспринимает не как блюдо для еды, а как хранилище воспоминаний. Она искренне считает, что гости ресторана дополнят красоту каждой тем, что будут пользоваться и любоваться ими. В этом кроется самое важное: японская красота раскрывается не только визуально, но и тактильно.

Разберемся в японской красоте.

Единого подхода к определению японской эстетики не существует, поэтому я отобрала самые популярные идеи, чтобы сделать их удобными и пригодными для вашей жизни. В целом можно сказать, что японская красота – это вкус (визуальный), за которым скрывается аромат (опыт).

Представьте на мгновение то, что мы привыкли ассоциировать с японской красотой: поразительная элегантность майко [24] в роскошном зеленоватом шелковом кимоно, затянутом изысканно расшитым малиновым оби, [25] тщательность костюма делового жителя Токио, одиночество цветка камелии в глазурованной вазе хагияки [26] пепельного цвета или простота традиционной комнаты, застеленной татами. Как же все это – столь разное по стилю, цвету, фактуре, рисунку и сложности – может являться частями единой эстетической философии?

Красота на поверхности.

Если нам нужно составить спектр основных типов японского вкуса, то схема будет выглядеть так: http://loveread.ec/read_book.php?id=79834&p=9

  Хадэ (派手). Нечто яркое, показное, свободное. Яркое кимоно, блестки на ногтях, цветные персонажи манга. Цвета могут быть любыми – от классических до неоновых.

Ики (粋). Шикарное, стильное, светское, изысканное. Ощущение стиля без усилий (хотя для этого требуются немалые усилия): деловые костюмы и элегантная офисная одежда, уверенное использование цвета.

Сибуи (渋い). Иногда это понятие переводят как нечто суровое, приглушенное, тонкое или сдержанное, хотя «для японцев это более сложное слово, подразумевающее спокойствие, глубину, простоту и чистоту». [27] В последнее время словом «сибуи» стали называть нечто близкое к элегантному, тщательно продуманному стилю. Если говорить о цветах, то здесь преобладают темные, глубокие и богатые цвета в сочетании с нейтральными и слегка приглушенными акцентами – например, палитра гортензии. [28]

Дзими (地味). В буквальном смысле это «земной вкус» – трезвый, консервативный, ненавязчивый. Нейтральные, бежевые, пыльно-серые тона. Если присутствует рисунок или узор, то он будет сдержанным, не контрастным.

В каждом вкусе есть место элегантности, но на поверхности они кажутся совершенно разными. Их можно использовать и для описания отношения.

К чему подходит ваби-саби?

Какое-то время этот термин на Западе использовался в качестве прилагательного для описания определенной эстетики. Обычно его связывали с сельским пейзажем, несовершенствами и потертостью, экологичными материалами и фактурами. С этим понятием ассоциировались приглушенные и природные цвета – зелень, синева, нейтральные, серые, ржавые. Мне нравятся предметы, обладающие этими качествами. Меня к ним тянет, и я украшаю ими свой дом. Но это не ваби-саби в истинном смысле слова, о котором мы говорим.

Полагаю, такой сдвиг смысла произошел довольно давно, когда любознательные иностранцы, заинтригованные странным понятием, попытались понять его смысл. Представляю, как добрые японцы, которых они расспрашивали, не могли подобрать слов для описания. И в ответ просто указывали на предметы – простые чаши, комнаты для чайной церемонии или пожелтевшие осенние листья. Все эти предметы связывались с ощущением, хотя не являлись этим ощущением по факту. В результате мы оказались в любопытном состоянии: многие из нас, неяпонцев, знакомы с понятием, но называем им нечто, характеризующееся несовершенством и следами времени. Нам по-прежнему недоступен истинный, глубинный смысл ваби-саби.

Чтобы не путаться, я придумала термин «вабисабильный», которым описываю особый визуальный вкус (поверхностно). А вот термин «ваби-саби» – это философское понятие, ощущение сущности красоты (глубоко).

Вот несколько определений, которые чаще всего связывают с «вабисабильными» предметами:


• АСИММЕТРИЧНЫЙ

• АТМОСФЕРНЫЙ
 
Записан
Раиса
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 22885



« Ответ #9 : Май 02, 2019, 07:36:34 »

  • НЕСОВЕРШЕННАЯ КРАСОТА

• СКРОМНЫЙ

• НЕИДЕАЛЬНЫЙ

• НЕПРАВИЛЬНЫЙ

• С ОТМЕТИНАМИ ВРЕМЕНИ

• СДЕРЖАННЫЙ

• ЕСТЕСТВЕННЫЙ

• НОСТАЛЬГИЧНЫЙ

• ЭКОЛОГИЧНЫЙ

• НЕОБРАБОТАННЫЙ

• ГРУБЫЙ

• СЕЛЬСКИЙ

• БЕЗМЯТЕЖНЫЙ

• ПРОСТОЙ

• ДУШЕВНЫЙ

• ТОНКИЙ

• ФАКТУРНЫЙ

• ЭЛЕГАНТНЫЙ

Если перенести эту «вабисабильность» на спектр вкуса, то, по-моему, ее нужно разместить где-то между сибуи и дзими (хотя где именно ее расположить, конечно же, личное дело каждого):   http://loveread.ec/read_book.php?id=79834&p=10

   Каков ваш естественный стиль.

Подумайте о том, в каком месте спектра располагается ваш личный вкус. Чтобы понять это, оглядите собственный дом, подумайте о тех местах, которые вас вдохновляют. Помните: визуальный интерес порождают фактуры, формы, масштабы и тени, а не только цвета.

• Если ваш вкус хадэ или ики, то вабисабильный стиль может добавить немного покоя и безмятежности, поможет воссоединиться с природой.

• Если ваш вкус сибуи, то вабисабильный стиль для вас совершенно естественен и, возможно, уже присутствует в жизни. Он поможет проявить характер и жизненную историю.

• Если ваш вкус дзими, то вабисабильный стиль добавит теплоты и глубины.

Красота, скрывающаяся под поверхностью.

Японское чувство красоты не ограничивается одним лишь внешним «видом». Напротив, существуют особые слова для описания эмоциональных свойств внутренней красоты, связанных с ее восприятием. Слов таких очень много, и каждое отражает определенный аспект, но некоторые пересекаются друг с другом по смыслу. Чтобы было проще, перечислю здесь только самые важные. [29]

Моно но аварэ (物の哀れ)

Обозначает тонкую чуткость и эмоциональный отклик на красоту, ограниченную во времени. Термин переводят по-разному: «пафос предметов», «сладкая и острая горечь вещей», даже «бренность вещей». Это красота в тленности. На первый взгляд может показаться, что определение сходно с идеей ваби-саби, но есть одно очень важное различие: моно но аварэ связано с красотой (и грядущим ее исчезновением), тогда как ваби-саби обращает внимание на то, что именно эта красота нам напоминает, о чем заставляет задуматься. Когда японцы описывают эти термины метафорами, то часто вспоминают ускользающую красоту нежных розовых цветков сакуры перед тем, как они облетят. Это моно но аварэ. А ваби-саби скорее свяжут с опавшим осенним листом.

   Юген (幽玄)

Означает глубину мира в восприятии нашего воображения. Его можно сравнить с красотой благодати, тайны, осознания, что мы – лишь малая часть чего-то гораздо большего. Юген – один из важнейших принципов «Но» – традиционной японской драмы. Он родился из рафинированной культуры знати эпохи Хэйян. [30] Со временем термин стал означать изумленный восторг, рожденный поэтической природой красоты.

Ваби (侘)

Как мы говорили в первой главе, это чувство, порожденное осознанием красоты, обнаруженной в простоте, чувство спокойного удовлетворения, которое возникает, когда мы вырываемся из ловушек материалистического мира. Дух ваби глубоко связан с идеей того, что наши истинные потребности довольно просты и скромны. Нужно научиться быть благодарными за красоту, которая уже существует прямо там, где мы есть.

Саби (寂)

Об этом понятии тоже говорили в первой главе. Это глубокая и безмятежная красота, которая рождается с течением времени. Визуально это благородная патина, следы времени, некая блеклость, налет старения. Термин можно использовать для описания внешнего вида предметов. И все же это нечто более глубокое. Это особая красота – уважения и созерцания. Она напоминает о естественном цикле жизни, будит эмоциональный отклик – от задумчивости и меланхолии до печали и томления.

Эти эмоциональные элементы красоты имеют огромное значение для эстетического чувства японца. Чтобы оценить их, нужно остановиться, обратить внимание, настроиться и целиком раскрыться.

В 1958 году редактор журнала House Beautiful Элизабет Гордон писала о японской красоте. В то время она занималась исследовательским проектом, посвященным Японии, который продолжался пять лет.

«Во-первых, вам никогда не научиться видеть красоту, если вы сохраните привычный, проверенный временем настрой. Вы должны смотреть на все свежим взглядом. Нужно забыть о цене, возрасте, социальном контексте, престиже и т. п. Отбросьте все суждения других людей и реагируйте на предмет так, словно это объект природы, такой же, как деревья, закаты, облака и горы. Во-вторых, вам не научиться видеть красоту, если будете смотреть на предметы в изоляции друг от друга. Особенно на те, что неразрывно друг с другом связаны. Красота вещей возрастает или сжимается – в зависимости от того, в какой среде вы их воспринимаете». [31]

Одна из величайших американских законодательниц вкуса своего времени была потрясена Японией. Она призывала читателей перестать оценивать то, что находится в их домах, по поверхностной ценности предметов, по тому, что подумают другие. Она призывала людей воспринимать эти вещи инстинктивно, на подсознательном уровне.

Внутренняя красота.

Японскую красоту одним словом и логикой не опишешь. Ее нужно видеть глазами и сердцем, участвовать в ней, ощущать ее. Самый важный урок ваби-саби по включению красоты в нашу жизнь и личное пространство таков:

КРАСОТА В СЕРДЦЕ СМОТРЯЩЕГО.

   Читать далее   http://loveread.ec/read_book.php?id=79834&p=11
 
 
Записан
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap