Июль 28, 2017, 03:43:33
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Любовь не умирает никогда  (Прочитано 104 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 809


« : Май 20, 2017, 01:09:47 »

[

Автор: Дама Пентаклей

Название: Любовь не умирает никогда.

Жанр: мелодрама
Герои: почти все НРК, плюс один новый
Примечание: действие начинается на следующий день после того, как Андрей сказал Кире, что любит Катю. Серия 126. Совет был, Коля приходил, Андрей с ним разговаривал, но Кира на Совет опоздала.

Март. 2006 год.

Кира Юрьевна Воропаева стояла в ванной своей квартиры. Невидящий и пустой взгляд был устремлен в зеркало. Пальцы свело от напряжения. Она еле стояла на ногах и изо всех сил держалась за раковину. Сегодня ее опять долго тошнило с утра, и списывать свое состояние на расшатанные нервы было уже невозможно. Да и задержка стала уже неприлично большой. Полоска бумаги, которая огласила приговор, лежала у ее ног и нагло показывала «плюс».
Ну, что ж. Сейчас к врачу, чтобы не было вообще никаких сомнений, и если все подтвердиться, то тогда... тогда я выиграла. А Жданов попал. Надо же, влюбился он в Пушкареву. Придумал тоже, бросить меня ради этой кикиморы. Никогда. Никогда я не отдам его никому. Это мой мужчина, и никакая мерзкая Пушкарева его не получит. Он все равно будет мой. Ничего, вот поженимся, и тогда все наладится. Главное - правильно разыграть карту. Сообщить ему при родителях и Саше. Тогда уже ему будет не отвертеться. Кире вдруг стало очень весело. Теперь я отомщу ему за все. За все, что он сделал со мной. Ведь это он меня такой сделал. Пусть сам и наслаждается результатом.
Через несколько часов не осталось никаких сомнений. Она беременна. 7 недель копеечка в копеечку.
Конечно, если бы свадьба состоялась, то нужно было еще сто раз подумать, оставлять беременность или нет, а так... Можно сказать, что она вытащила Джек-пот. Теперь все будет так, как она захочет.
Ее желания всегда исполнялись. Она всегда имела то, что хотела. А Андрюшу Жданова она хотела уже очень давно и практически получила. И кто ее за язык дернул отменить свадьбу! Конечно, она была тогда не в себе, но все равно не нужно было этого делать. Жданов-то не посмел бы после своего провала еще и свадьбу отменить. Родители бы ему этого никогда не простили. Ну что ж, сделанного не воротишь. Будем исправлять ситуацию.
Единственное, что ее немного беспокоило, – это расхождение в сроках, все-таки сейчас беременность можно определить с точностью до дня. Но у нее был свой врач, который написал ей в справке нужный срок. Хорошо, что деньги решают все.
Приехав в Зималетто, Кира решительно направилась в конференц-зал. Собрание было в разгаре. Все были на местах. Извинившись, она вошла и села рядом с Маргаритой.
Павел Олегович что-то обсуждал с юристом. Поэтому можно было приступать к осуществлению своего плана.
- Маргарита, как Вы себя чувствуете?
- Ой, Кирочка, и не спрашивай. Пока тебя не было, приходил некто Зорькин. Он был вместо Пушкаревой. А эта нахалка так и не соизволила появиться. Павел пытается найти какой-то выход. А ты как? Бледненькая?
- Мне что-то совсем нехорошо было с утра. Уже который день тошнит по утрам.
- Тошнит?! – Маргарита развернулась к Кире.
- Да, Маргарита. - Она взяла ее за руку. – Давайте потом поговорим. Без посторонних.
Маргарита в растерянности кивнула.
После того, как юрист ушел. Все стали подниматься, но Кира их остановила:
- Маргарита, Павел Олегович, Саша, Андрей, останьтесь. Мне нужно сказать вам что-то очень важное.
Дождавшись, пока остальные выйдут, Кира приступила к главному.
- Понимаете, у меня возникла одна проблема. Дело в том, что последнее время я не очень хорошо себя чувствовала, сегодня я пошла к врачу, и вот. – Она достала справку. – Я жду ребенка. Нашего с тобой ребенка, Андрей. Я должна решить, что буду делать. Рожать или нет?
Кира смотрела на своего жениха и видела, как он побледнел и в глазах разлилась чернота. А в голове Андрея билась только одна мысль:
- Все, это конец.
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 809


« Ответ #1 : Май 20, 2017, 01:54:34 »


Три недели спустя.

Всю ночь не спал. К утру задремал. Приснилась Катя. Она стояла и с тоской смотрела на него. Потом подошла, погладила по голове и положила теплую ладошку на его холодный лоб. Он проснулся, как от ожога. Сегодня был день его свадьбы. Свадьбы с Кирой, так что все мысли о Кате необходимо было выкинуть из головы, иначе этот день он просто не переживет.
Андрей посмотрел на часы; было еще рано, и можно было еще полежать. Снова вспомнился тот день, когда Кира сообщила всем новость о своей беременности. Эта новость его просто раздавила. У него и так было все плохо, но это добило окончательно. В тот день слушать охи и ахи он не стал. Родители обнимали ненаглядную Кирочку, а Воропаев сверлил его взглядом. Он же рассматривал справку. Увидел срок - 10 недель. Тут же кинул взгляд на календарь. Да, все совпадает. Все было предельно ясно. Кира специально сказала при всех, и решение было только одно: свадьба и роды. Мать сразу же начала говорить, что свадьбу нужно назначить как можно скорее. Все остальные с ней соглашались. Он ушел почти сразу. Взял у Малиновского ключи от его ООО « Мотель». Телефон отключил. Три дня пил не просыхая. Потом просто лежал на кровати и бесцельно смотрел в потолок. Каждый день приезжал Ромка. Вначале он на него не реагировал, потому что был пьян и ничего не понимал, потом закрывался от него в ванной, включал воду и сидел там, пока Малиновский не уходил. На пятый день своего заточения начал приходить в себя. Ромка приехал днем.
- Ну что, Жданчик, как дела?
- Хреново. Что там в мире делается?
- Новостей полно. Тебе сначала о личном или о фирме?
- Давай о фирме.
- Приходил Зорькин, - при упоминании ненавистного имени Андрей скривился, - принес новую правильную доверенность от Пушкаревой на твое имя. Так что ты у нас теперь практически хозяин всего. Юристы изучили документы и признали, что твои действия в сложившейся ситуации были единственно правильными. И еще, Андрюх, они изучили документы по "Никамоде", короче, там куча денег, заработанных. Зорькин играл на бирже. Так что они твоих денег не тратили. Вот такие дела. Павел тебя требует. Срочно. Без тебя теперь ничего не решить.
Они помолчали. Роман не выдержал первым.
- Кира рвет и мечет. Все пытает меня, куда ты пропал. Маргарита пытается ее успокоить. А я стою насмерть. Меня уже почти убили. Сегодня насели на меня все вместе: твои родители и Воропаев с Кирой. Сказали, что если тебя завтра не будет, то кирдык мне. Будут пытать.
- Ладно, Ромка. Я завтра буду.
- Да, Андрюх...
- Ром, говори, не тяни.
- Они свадьбу назначили.
- Когда.
- Чуть больше двух недель осталось. Говорят, что нужно скорей, пока еще не видно ничего.
- Хорошо.
- И свадебное путешествие перенесли. Решили, что Кире в Индию не нужно в ее положении ехать. Поедете в Италию на 10 дней.
- Хорошо.
- Андрей, да приди же ты в себя!!!!!
- Ромка, не кричи. Я уже пришел в себя.
- Что делать-то будешь.
- А у меня теперь выбора нет. Если я откажусь жениться, то родители меня никогда не поймут и не простят. Я и так их главное разочарование. И Катя меня все равно не примет. И так шансов было мало, что простит. Но я бы добился. Она бы выслушала меня и все поняла. Может, и простила бы. А теперь все без толку. Про Кирину беременность она все равно узнает. Будет только еще больше меня презирать. Нет у меня выхода. А про свадьбу и путешествие мне по барабану. Когда решат, тогда и поженимся. Куда повезут, туда и поеду. Все равно.
- Андрюха, ну перестань.
- Не могу. Понимаешь, Ром, у меня был шанс. Шанс на счастье. Шанс на жизнь без обязательной программы. А я своими руками все уничтожил. Теперь даже хорошо, что Катя меня такой сволочью считает. Может, не так сильно переживать будет. Я даже поехать к ней не могу. Боюсь, что если увижу, то уже не смогу...Ты не знаешь, она вернулась?
- Не знаю.
- И я не знаю. И не узнаю уже. Раз Зорькин новую доверенность принес, то общаться мне с ней не обязательно.
- Да, друг. Ну, ничего, прорвемся. Держись.
- Ромк, ты иди. Я завтра буду. Не переживай.
- Ты уверен? Может, мне остаться?
- Нет, иди. Мне нужно одному побыть. Собраться с силами.
- Ладно, пока.
На следующий день он пришел в Зималетто. Он был спокоен и собран. Зашел к Кире. Молча выслушал все ее жалобы и причитания. Истерика была бурной, но так как он ничего не говорил и не возражал, то все закончилось достаточно быстро.
- Кира, я тебя прошу, успокойся, пожалуйста. Все будет хорошо. Пропадать я больше не буду. Про свадьбу знаю. Конечно, ты правильно сделала, что дату назначила. Мы поженимся. Конечно, поедем в Италию. Это гораздо лучше. Я пойду с отцом поговорю.
Хотел выйти, но задержался.
- Кира, я спросить тебя хотел. Ведь ты же все время таблетки пила, как же ты беременной оказалась?
- Андрей, ты же знаешь, 100% результата никогда не обещают.
- Раньше у тебя прекрасно получалось.
- А теперь судьба за нас все решила.
- Судьба, говоришь. – Он усмехнулся.
- А почему ты так долго тянула и не говорила мне о том, что беременна.
- В том то и дело, что я надеялась на таблетки, а симптомы списывала на нервное расстройство. Ведь мне в последнее время нервничать приходилось больше, чем обычно. Кстати, как там твоя любовь поживает? Рада за тебя?
- Кира, ты о чем?
- О КОМ, Жданов. Я о Пушкаревой. Что она тебе сказала?
- Я не виделся с Катей, да и не увижусь больше. Ты же сама сказала. Судьба все решила.
- А как же твоя любовь?
- А что любовь? Не все же женятся по любви. Бывает, что и по залету. Никто еще от этого не умирал.
Развернулся и вышел. А Кира рухнула на диван. У нее дрожали руки и ноги. Но ничего. Она справилась. По залету, так по залету. Главное - пожениться, а там она Жданова приберет к рукам. Он у нее по струнке ходить будет. А потом с ужасом осознала, что за все время разговора он на нее ни разу не посмотрел. Ну, ничего, вот поженимся, и все будет хорошо. Обязательно.

Андрей пошел в президентский кабинет. Вскоре пришел отец. Разговор был долгий и тяжелый. Выяснилось, что, пока он пребывал в отключке, отец встретился с представителями некоторых банков, и те заявили, что готовы иметь дело только с Андреем Ждановым и если последуют изменения в руководстве фирмы, то это будет иметь самые плачевные последствия. Еще он изучил антикризисный план и остался им доволен и последнее – "Никамоду" решено оставить, потому что иначе "Зималетто" уже не выплыть. В результате этого отец решил оставить Андрея на посту президента, пока компания не выйдет из кризиса. Так же немаловажную роль сыграла доверенность на его имя. Конечно, если Андрей еще раз позволит себе не являться на работу такое длительное время, то решение будет пересмотрено.
- Не волнуйся, папа. Больше этого не повторится. Я обещаю.
- Александра я убедил, но с трудом. Он согласился с моими доводами, но, как только компания выйдет из кризиса, мы проведем собрание и проведем выборы президента.
- Хорошо, папа.
- А что с Кирой? Она очень переживает.
- С Кирой все хорошо. Скоро поженимся. На время свадебного путешествия оставлю Романа вместо себя. Не волнуйся. Все будет хорошо. Я своих ошибок не повторяю. Отчеты буду присылать каждую неделю. РЕАЛЬНЫЕ отчеты.
- Хорошо, сын. Но у нас еще одна проблема.
- Какая?
- У нас нет финансиста.
- Па, я подумаю по этому поводу, потом скажу тебе.
- Я уже подумал. Пока Зималетто в залоге у "Никамоды", нецелесообразно привлекать новых людей. Пока тебя не было, я пообщался с господином Зорькиным. Мне он показался вполне подходящей кандидатурой. Да и его деятельность в "Никамоде" очень впечатляющая. Как ты думаешь, согласится он вести дела "Зималетто"?
- Не знаю, папа. Я с ним поговорю. Приглашу его на завтра.
- Я бы хотел поприсутствовать.
- Хорошо, па.


От разговора с мамой тоже уйти не удалось. Но ее он быстро успокоил. Кира так Кира. Свадьба так свадьба. Я не появлялся, потому что мне нужно было побыть одному и все обдумать. Я понимаю, что Кире нельзя волноваться. Больше этого не повторится. Мама, мне работать надо, очень много дел накопилось. Все со мной хорошо. Нормально я выгляжу. Конечно, я рад, что будет ребенок. Дети – это прекрасно. Мама, не волнуйся. Я на все согласен. Италия так Италия. Я постараюсь больше не огорчать Киру. Мамуль, ну, правда, все в норме. С отцом разговаривал. Все уладили. Не буду больше глупостей делать. Со мной все хорошо. Пока, мам.


В тот же день позвонил Зорькину. С трепетом набрал знакомый номер, вдруг Катенька подойдет, хоть голос ее услышать, но подошла ее мама.
- Здравствуйте Елена Александровна, это Андрей Жданов, а можно Николая Зорькина попросить?
- Конечно, Андрей Павлович.
- Спасибо.
Трубку взял Коля.
- Николай, я хотел бы поговорить с Вами по поводу "Никамоды". Вы не могли бы завтра подъехать?
- А что случилось?
- Ничего. Просто мне нужно с Вами поговорить.
- А по телефону нельзя?
- Николай, пожалуйста. Это очень важно. По телефону нельзя. У меня к Вам есть просьба.
- Хорошо, я приеду.
- Спасибо, буду ждать.

Коля приехал. Этот разговор был тоже не простой. Но Павлу Олеговичу удалось убедить Зорькина подумать, и зарплату он предложил хорошую.
На следующий день Николай позвонил и дал согласие вести дела "Зималетто", пока компания в залоге у "Никамоды".

Андрей погрузился в работу. Приходил первый, уходил последний. Малиновского заставлял вникать во все тонкости дела.
- Ромка, ты же останешься один, когда мы уедем. Ты же должен быть в курсе всего.
Ночевал у себя. Отговаривался тем, что очень поздно уезжает с работы, а Кире в ее положении нужно раньше ложиться спать. Ведь всего несколько дней осталось, а потом они будут жить вместе. На работе они не встречались, потому что Кира готовилась к свадьбе.

И вот этот день наступил. Андрей с тоской оглядел свою любимую спальню. Нужно вставать и готовиться к шоу.
Потом приехал Ромка, начал забивать эфир шуточками. Стало немного легче, но ненадолго, потому что к нему приехала любимая матушка.
- Мама, в чем дело? Я думал, что мы у Киры встретимся.
- Ну, Андрюша, я решила поехать к тебе, вдруг тебе помощь понадобится?
- Не доверяете? Думаете, сбегу в последний момент?
- Нет, конечно. Я уверена, что мой сын никогда бы так не смог поступить.
- Конечно, мама.
Он надел свадебный костюм. Вот уже и время выезжать. До их новой квартиры доехали без происшествий. Кира уже перебралась туда, а свою прежнюю квартиру выставила на продажу. С сегодняшнего дня это будет и его дом тоже. Жданова передернуло.
Держаться! Тряпка! Держи себя в руках. Он с Ромой и мамой поднялся в квартиру.
Кира вышла к ним. Ослепительно красивая. В шикарном платье. Промелькнула мысль о гениальности Милко. Вокруг было много народа, но он ни на кого не обращал внимания. Потом засобирались все. До ЗАГСА они с Кирой ехали в разных машинах, а когда приехали, оставаться в стороне уже не было никакой возможности. Пришлось взять ее под руку. Андрея накрыло какое-то странное чувство, но анализировать его не было времени. Их куда-то повели, потом поставили в центр зала. Он только теперь понял, как много гостей на свадьбе. Церемония прошла, и ему предложено было поцеловать жену. Надо так надо. Он поцеловал. Лучше бы этого не делал. После его общений с Катей Кира перестала его волновать. Совсем. Единственное, что он испытывал к ней, – это чувство вины. Но сейчас, во время поцелуя, он понял, что равнодушие сменилось неприятием. Она была ему противна. Ему хотелось оттолкнуть ее и вытереть губы после поцелуя. Он слегка отшатнулся, но Кира еще сильнее вцепилась в его руку.
Потом их еще долго фотографировали. За все время он ни разу не улыбнулся. Не мог. Все силы уходили на то, чтобы держать себя в руках. В машине они были не одни, и разговора с Кирой избежать удалось. Приехав на банкет, Андрей порадовался, что мама наприглашала много нужных людей. Так что для него свадебное застолье обернулось множеством важных переговоров. Иногда его отвлекали. Необходимо было танцевать с женой или целоваться, но он в такие моменты пытался вести себя спокойно и не выдать своих чувств.
После очередного раунда поцелуев он столкнулся с Юлианой Виноградовой.
У нее был такой странный испуганный взгляд. Она взяла его за руку и отвела в сторону.
- Юлианочка, почему ты на меня так смотришь? Что случилось?
- Андрей, - у нее был странный глухой голос, - что с тобой??!!! Андрей!!! Что у тебя случилось?
- А что со мной? Все нормально. Ничего не случилось. Как видишь – женюсь.
- АНДРЕЙ!!! Я тебя не видела три недели. А ты так изменился. Тебя же узнать нельзя. Что у тебя с глазами?
- А что с ними?
- А ты сам не знаешь? Они же …
Он сжал ее руку и отвернул от зала, загородив своей спиной.
- Юлиана, не говори ничего. Я стараюсь держаться, и мне это нелегко дается. Давай все мои изменения потом обсудим.
- Хорошо, Андрей.
- Свадьбу ты организовывала?
- Да. А ты не знал?
- Нет, не знал. Спасибо тебе. Отличная свадьба.
- Это моя работа.
- Да, конечно. Все равно спасибо.
- Пожалуйста.
Она еще немного посмотрела на него, кивнула и отошла.
В конце концов, и этот кошмар закончился. Домой они с Кирой ехали вдвоем. Всю дорогу молчали, сидели, отвернувшись друг от друга, и смотрели каждый в свое окно.
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 809


« Ответ #2 : Май 20, 2017, 02:16:52 »

Когда зашли в квартиру, Кира сразу куда-то ушла, а Андрей сел на диван в гостиной и закрыл лицо руками. Самое главное, что он выдержал этот страшный день. Не сорвался, не напился, не сбежал, на мать не сорвался, с Кирой прилюдно не поругался, даже на Воропаева не отреагировал. Молча выслушал всего его мерзости, потом развернулся и отошел. Ничего не ответил, потому что понимал, что если откроет рот, то остановиться уже не сможет. Кстати, очень хороший способ. Когда молчишь и не отвечаешь на оскорбления, то второй быстро выдыхается. Нужно взять на вооружение. Да не об этом сейчас думать нужно. Сейчас нужно встать, пойти к Кире, обнять ее, поцеловать, потом… Блин, что ж так мерзко то от одной только мысли. Как там Ромка говорил. Готовь себя к подвигу. Вот-вот, Жданов, давай готовь себя к подвигу. Это уже не обязательная программа. Это издевательство над собой в чистом виде. Смешно, сколько раз он жаловался Малиновскому, что не может целовать Катю, не может с ней спать, что она ему не нравится. Вот дурак-то. Все познается в сравнении. Вот теперь он точно знает, как себя чувствуешь, когда женщина противна. А спать с ней надо. Да уж. Проскочила мысль. А если бы Катя была сейчас с ним в квартире в свадебном платье...Что б он с ней сделал! НЕЛЬЗЯ!!! Нельзя сейчас думать о Кате. О чем угодно, о ком угодно, только не о ней. НЕ О НЕЙ!!!! Жданов, возьми себя в руки. БЫСТРО!!!!
Просидел недолго. Пришла Кира. Села рядом.
- Андрей, ты так и собираешься тут сидеть?
- Нет, собираюсь лечь спать.
- Ну и хорошо. Пойдем, поможешь мне платье снять.
Они пошли в спальню. Жданов растянул шнуровку и расстегнул крючки, старясь не прикасаться к Кире. Когда закончил, отвернулся, пытался справиться с собой. Услышал, как упало платье. Повернуться не смог. Кира обошла его, обняла, начала целовать, медленно раздела, он позволил, разделась сама, легли. Она пыталась, приложила все свое умение, все свое знание о нем. Но ничего не получалось. Каждый ее поцелуй, каждое прикосновение вызывали только чувство отвращения. Он отстранил ее от себя.
- Кира. Может, хватит уже. Ты же видишь - все без толку. Я лучше пойду.
- Куда ты?
- Переночую в другой комнате. – Он встал с постели, натянул трусы, подошел к шкафу (мама на днях перевезла часть его одежды), вытащил джинсы и футболку.
- Спокойной ночи, Кира.
- Андрей, я не понимаю. У нас брачная ночь, а ты меня оставляешь? – Кира сорвалась на визг.
- Кира, может, завтра обсудим? Я сегодня ужасно устал.
- НЕТ!!! СЕГОДНЯ!!!!
- Хорошо, давай сегодня. Вообще-то я думал, что и так все понятно, но если ты хочешь, то я скажу. Мы поженились из-за ребенка. Я думаю, что ты это понимаешь. Да, я согласен, что он ни в чем не виноват и должен расти в полноценной семье, но при чем тут наши отношения? Между нами уже давно ничего нет. И я думаю, что навряд ли будет. Прости, я действительно старался.
- Но ты же женился на мне!!!!
- А у меня был другой выход???!!!! Ты же специально сказала при всех, чтобы я не смог ничего сказать против. А когда свадьбу назначали, меня спросили? Поставили перед фактом.
- Но ты же согласился.
- Конечно, я согласился, Кира. Что мне еще оставалось? Ты же сама сказала. Судьба. Я, правда, очень устал. Давай завтра договорим, если будет о чем. Во сколько у нас завтра самолет?
- А ты не знаешь?
- Нет. В принципе меня это мало волнует. Если не хочешь, то можем не ехать.
- Нет уж, Жданов. Мы поедем. Я так долго ждала, что заслужила свадебное путешествие.
- Как скажешь. Так во сколько самолет?
- В три часа.
- Спокойной ночи.
- Андрей, останься. Давай просто спать будем. Только вместе. В одной кровати.
Он покачал головой. Снова всплыло в памяти: "Вместе ... "
-Я с большим удовольствием схожу куда-нибудь к стоматологу или лучше сразу к патологоанатому. И вышел.
Хорошо, что квартира большая и есть где ночевать. Хотел зайти на кухню, поискать что-нибудь выпить, но сразу передумал. Малой дозой ему не спастись, а много нельзя. Последствия могут быть непредсказуемы. Пошел в комнату для гостей. Ну вот, теперь он здесь будет жить. В шкафу нашлись новые подушка и одеяло. Хорошо, что мама с Кирой уже полностью квартиру обставили. Нужно будет перенести сюда свои вещи. Завтра, все завтра, а сейчас спать. Спать и ни о чем не думать. Сегодня был тяжелый день, а завтра еще тяжелее. Последняя мысль перед тем, как он провалился в спасительный сон:
- Катенька, милая, любимая, как ты там? Все ли у тебя хорошо?

Десять дней спустя.

Оказывается для счастья нужно совсем немного. Всего лишь чтобы свадебное путешествие закончилось. Хорошо, что еще не сезон и ему удалось снять отдельный номер. Кира была неутомима. Уговаривала, убеждала, упрашивала, умоляла. Все время порывалась серьезно с ним поговорить. Приставала с объятиями и поцелуями. Ничего у нее не получилось. Целыми днями ему приходилось терпеть ее присутствие, зато ночи он проводил отдельно. Подолгу сидел на балконе отеля, думал -  о работе, конечно. Когда мысли соскакивали на запретные темы, усилием воли загонял их обратно. Засыпал поздно. Только вот со снами справиться не мог. Почти каждую ночь снилась Катя. Просыпался, долго стоял под холодным душем, чтобы изгнать воспоминания, шел на завтрак и снова Кира, Кира, Кира. Одна сплошная Кира. В общем, еле пережил. В Москву прилетели поздно. Когда зашли в квартиру, он сразу со своим чемоданом прошел в комнату, где провел ночь после свадьбы. Потом перенес туда все свои вещи из спальни. Кира, как это ни странно, молчала, только смотрела с укором. Опять он во всем виноват. Обидел бедную девочку. А с утра он встал пораньше и ушел на работу, пока Кира не проснулась. Ну, вот и его любимый президентский кабинет, стол, кресло. Не выдержал, зашел в Катин кабинетик. Ничего не изменилось, только Катеньки больше здесь нет - и никогда не будет. Усилием воли заставил себя выйти.
Ну что ж...работа, работа, работа!!!!!


Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 809


« Ответ #3 : Май 20, 2017, 03:05:50 »


- Катя, - тихий шепот, - ты спишь?
- Нет, Юлиана, не сплю.
- Плачешь?
- Уже нет.
- А спала ночью, хоть немножко?
- Немножко поспала( Хотя лучше бы не спала. Приснился Андрей. Он лежал на какой- то странной деревянной скамейке. Она долго смотрела на него, потом подошла, погладила волосы, положила ладошку ему на лоб. Лоб был очень холодный. Просто ледяной. Ей стало безумно страшно, и она проснулась).
- Катюш, мне идти пора.
- Да, конечно.
- Кать, может, все-таки ключи тебе оставить? Может, сходишь куда-нибудь?
- Не надо, Юлиана. Если Вы не возражаете, я тут побуду.
- Катя, прекрати. Конечно, я не возражаю. Делай так, как тебе лучше. Все, я пошла, поешь что-нибудь. Голодная не сиди. До вечера.
- Удачи.
Юлиана окинула Катю цепким взглядом. Черт бы побрал такую работу. Вздохнула и ушла.
Катя слышала, как хлопнула дверь. Ну, все -  одна. Как же хорошо, что Юлиана пригласила ее к себе. Хорошо, что не нужно вставать, разговаривать с кем-то, изображать, что у нее все хорошо. Завтра...завтра она снова будет в строю. Сможет вести себя как ни в чем не бывало. Притворяться, что у нее все в норме. Сегодня – нет. Снова пришлось обмануть родителей, и опять из-за него. Маме с папой была рассказана история, что Катя с Юлианой уезжают на выходные к очередному клиенту в загородный дом. Будут там разрабатывать пиар-компанию. Отъезд в пятницу, приезд в воскресенье. Папа, конечно, долго возмущался, но мама его успокоила. Вчера Юлиана привезла ее к себе и умчалась по делам, а когда вернулась, Катя сделала вид, что спит. На разговоры сил не было. Ночь была страшная, а день будет еще страшнее. Сегодня был тот самый день - день, которого она боялась больше, чем конца света. Ведь когда конец света у всех – не так страшно, а сегодня был ее личный конец света, и она была одна. Хотя нет. Не одна. С ней была Юлиана. Юлиана – это единственная удача в ее жизни. Если бы не Юлиана, она бы точно не дожила до этого дня, да и не пережила его. Но в данный момент Юлиана как раз уехала туда. Туда, в смысле на свадьбу. На свадьбу Андрея Жданова и Киры Воропаевой. Свадьбу, которую сама же и организовала. Что поделаешь. Такая работа.
Хотя если бы не Юлиана, может быть, она бы и не узнала ни о ребенке, ни о свадьбе. Хотя нет, если бы Юлиана тогда не придумала, как передать доверенность, то ей по приезде пришлось бы идти в "Зималетто", а там бы она все равно все узнала, да еще и встретить могла кого-нибудь. Киру, например. Да уж.
Вспомнился Египет. Она сказала Юлиане, что неправильно оформила доверенность.
- Катюша, так какие проблемы. Звони своим адвокатам, пусть они сделают правильные бумаги. Я узнаю, кто из журналистов завтра прилетает сюда. Пусть тебе их с ними и передадут. Ты подпишешь - и обратно тем же порядком. Уже послезавтра документы будут в "Зималетто".
- Юлиана, Вы волшебница. Ну конечно. Пойду звонить.
Так все и уладилось. Только Зорькин поворчал, что она его, как мальчика, гоняет.

А потом были еще новости. Позвонил Коля.
- Катя, слушай. Я сегодня в "Зималетто" был.
- Коля!!! Зачем ты туда таскался?
- Мне Жданов вчера позвонил.
- Жданов?!! – сердечко сладко заныло.
- Ага. Позвонил и практически слезно умолял прийти.
- А ты?
- А я поломался для вида, да и согласился.
- И что он от тебя хотел?
- Не он, а они. Ждановы -  старший и младший. Принимали, как короля. Вику заставили кофе подать. Просят, чтобы я занимался финансами "Зималетто", пока оно в залоге у "Никамоды", ну, и "Никамодой" тоже.
- А ты?
- А я сделаю, как ты скажешь.
Помолчали.
- Кать, слушай. Они зарплату предлагают. Запредельную просто, должность финдиректора. И Вика там.
- Коля, только про Вику не надо!!!!
- Ладно, не буду. Кстати, Жданов твой опять президент.
- Ну и хорошо. Я рада за него, – действительно ведь рада.
- Так что? Соглашаться мне?
- Соглашайся, Коля. Я все равно туда больше не пойду. Так что тебе отдуваться придется.
- Ладно. Спасибо тебе.
- Это тебе спасибо.
- Пока.
Вот и этот вопрос решился. И за Андрея очень радостно. Место он свое, за которое трясся, сохранил. Все у него хорошо. Вот только почему-то кажется ей, что ему плохо. А что надо делать, когда кажется? Верно. Вот этим и займемся, и ничего придумывать не будем.
И не будем думать о нем все время, вспоминать. Хватит уже.

Вернулась из Египта, пошла на работу к Юлиане. Вот в первый день работы все и случилось. Юлиана пришла только к часу дня. Катя уже вся извелась под пристальными и неодобрительными взглядами секретарши Эльвиры.
- Катюша, прости, я задержалась. Дело одно важное появилось.
- Юлиана, все в порядке.
- Нет, не все. Пойдем, поговорим.
Они зашли в кабинет.
- Катя, ты садись. Мне нужно тебе кое-что сказать. Ты только не переживай. Ладно?
- А что случилось? Вы не сможете меня на работу к себе взять?
- Нет, конечно. Я не про это. Ты работаешь у меня, и это не обсуждается.
- Тогда что?
- Катюша, это касается Андрея.
- Андрея!!?? А что с Андреем?
- Понимаешь, когда мы были в Египте, мне Кира смс-ку прислала. Просила позвонить, как вернусь. Ну, я ей вчера и позвонила. – Она замолчала. Не могла дальше говорить.
- И что?
Юлиана села рядом с Катей и взяла ее за руку.
- В общем, у них свадьба через две недели, и Кира беременна.
- Беременна?
- Да, и срок уже большой.
- Большой?
- Да, уже почти три месяца.
- Три месяца?
- Да. Я, пока ехала, все думала, говорить тебе или нет. Решила сказать. Лучше уж ты от меня узнаешь, чем случайно или от кого-то.
- Правильно, что сказали. Спасибо.
- Катюша, не плачь, дорогая.
- Я не буду. Не буду. Я себе слово дала, что больше никогда не буду плакать из-за него.
- Ну, конечно. Если бы все было так легко.
Помолчали.
- Катя, может, ты домой пойдешь? Хочешь, я тебя отвезу.
- Нет, домой не хочу. Юлиана, я пойду пройдусь. Вернусь через час - и за работу. Хорошо?
- Иди, конечно. Может, мне с тобой пойти?
- Не нужно. Я одна хочу побыть.
- Конечно, Катенька. Я буду ждать тебя, возвращайся.

Она шла, не разбирая дороги, просто шла, потому что если бы остановилась, то упала бы и больше не поднялась. Шла, пока не уткнулась в набережную. Долго стояла, смотрела на воду. Вода течет, и жизнь ее также течет. Ну и пусть. Теперь уже все равно. Теперь уже ничего не изменишь. Ребенка Андрей не оставит. Значит – свадьба. Ну, что ж, Пушкарева, ты же знала, что все так и будет. Так почему тебе сейчас так плохо? Три месяца. Это значит, что, когда ты с ним … она уже беременная была. Мало того, что ты с почти женатым, так еще и с почти отцом. Докатилась, доигралась. Как же жить-то теперь? Кому верить? Никому. Никому и никогда.
И она вернулась. Погрузилась в работу с головой. Занималась Мишиным рестораном. Он попытался пригласить ее на свидание, но она отказалась. Понимала, что не сможет сейчас иметь никаких отношений с другим мужчиной. Да и сил не было.
Юлиана занималась свадьбой. Несколько раз порывалась что-то рассказать ей, но не рассказывала.
И вот настал этот день. После него закончится отсчет «до» и начнется отсчет «после». А она ведь ждала. Как последняя дура, ждала его. И даже самой себе не признавалась в этом. Но сегодня особенный день. День честности перед самой собой. Да, она ждала, думала, что Андрей захочет поговорить с ней. Совершенно непонятно, откуда это бралось, ведь умом она понимала, что теперь Андрею совсем не нужна. Но что-то, какое-то шестое чувство подсказывало. И оно обмануло. Все, пожалуй, пора заканчивать с этой историей.
Бессонные ночи, слезы в подушку, сто страниц в дневнике мелким почерком. Хорошо, что хоть родители ничего не знают. Видят, конечно, что она не в себе. Но она говорит, что новая работа, новые люди, новые обязанности. Привыкнет - и все пройдет. Что ж, пора вставать. Нужно родителям позвонить. А то папа поисковую бригаду собирать станет. Да и перед Юлианой неудобно.
Катя встала, заправила кровать, оделась. Вот и все, на что хватило ее сил. Пошла в гостиную. Села в кресло. Подтянула ноги, обхватила их руками и замерла. Только неподвижный взгляд направлен на часы. Еще час, еще полчаса, десять минут. ВСЕ.
Уже час, уже три, уже пять.

Юлиана пришла поздно. Уставшая и поникшая. Села напротив.
- Катюша, ты как?
- Все нормально. Я в порядке.
- Вижу я, в каком ты порядке. Катюш, послушай...
- Не надо, Юлиана. Я ничего знать не хочу. Вообще ничего. Для меня этих людей больше не существует.
- А ты права. Конечно, ничего не надо. Кать, я жутко устала. Пойдем спать, а?
- Конечно. Спокойной ночи.
- И тебе, дорогая.

Три недели спустя.

Катя с Юлианой сидели за столиком ресторана "Мармеладофф". Посетителей было много. Открытие прошло успешно, да и рецензии были отличные.
Подошел Миша, присел к ним за столик.
- Привет, красавицы. Как дела у вас?
- Все хорошо.
- У меня тоже все хорошо. Вашими стараниями.
- Да мы видим.
- Сейчас вам десерт принесут. Специально для вас приготовил.
- Спасибо, Миша.
Вдруг Юлиана, которой был виден вход, поменялась в лице.
- Катя, Миша, без ВОПРОСОВ. Уходите. Катя, иди в Мишин кабинет, я за тобой приду. Миша, прикрой Катю. БЫСТРО, – скороговоркой выдохнула она. КАТЯ, НЕ ОБОРАЧИВАЙСЯ, – и одними губами, – там Жданов.
Уйти удалось, он ее не заметил, но чего ей стоило не обернуться, не посмотреть на него! Выдержала. Когда вышли из зала, силы кончились. Миша почти дотащил ее до кабинета. Усадил в кресло, принес воды, присел рядом, посмотрел с заботой.
- Катюша, что случилось? Я ничего не понял.
- Ничего, Миша, все в порядке.
- Да в каком порядке!!! Ты же бледная, как смерть, и трясешься вся.
- Миша, просто пришел один человек, которого я не хочу видеть. Юлиана его заметила и мне сказала. Вот и все.
- Все?
- Да, Миша. Все.
Через некоторое время пришла Юлиана.
- Так, Катя, пошли. Выйдем через черный ход. Я машину подогнала. У него тут деловая встреча, представляешь! Катя, ВСТАВАЙ. Пойдем. Миша, помоги ей.
- Я сама.
- Да какое сама, Катя!!!! Миша, принеси ей коньяка, иначе она сейчас в обморок упадет.
- Не нужно. Юлиана, все в порядке. Пойдем.
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 809


« Ответ #4 : Май 20, 2017, 03:52:08 »

Сентябрь. 2006 год.

- Кира. Вы не спите?
- Нет.
- Похоже, все обошлось. Обследование закончено. С ребенком все нормально.
- Ну, вот и хорошо. Возьмите, доктор. Здесь все, как договаривались.
- Спасибо.
- Это Вам спасибо, доктор. А документы?
- Во всех документах написано то, что Вам нужно. В карте полный порядок.
- Кто-нибудь еще в курсе?
- Медсестра. Мне одному было не справиться. Но не волнуйтесь, не в ее интересах что-то говорить.
- Я надеюсь. Ведь если все откроется, то и Вам хорошо не будет.
- Да уж. Звонила Ваша свекровь. Я ей сказал, что Вас можно навестить.
- Спасибо, я подготовлюсь.
- А ребенок сильно не похож на предполагаемого отца?
- Ожидаемо.
- Ясно, ну, удачи.
- Спасибо. Мне она очень понадобится.


Андрей Жданов сидел в своем любимом кресле за своим любимым столом в своем любимом кабинете и разговаривал по телефону со своей любимой матушкой. Не менее любимый друг сидел напротив и сверлил его взглядом.

- Андрюша, мальчик мой, ты собираешься ехать к Кирочке? К ней уже пускают. Мы с отцом выезжаем.
- Конечно, мама. Я тоже выезжаю. А что ей привезти?
- Цветы.
- Это понятно, а из вещей?
- Ничего не нужно. Я уже все передала. Андрюша, мы сейчас увидим нашего внука, а ты сына. Ты рад?
- Ну, конечно, я рад, мама.
- Я никак не могу понять, почему Кирочка не захотела рожать в Лондоне. Ведь там замечательные врачи. Да и вообще. Ну, кто сейчас это делает в России.
- Мама, она же говорила, что этого врача ей посоветовал ее врач, а ему она полностью доверяет. Тем более клиника престижная. И роды прошли успешно. Не волнуйся, пожалуйста.
- Андрюша, сынок...
- Все мам, встретимся, поговорим. Пока.
Голос Маргариты пропал, зато активизировался друг.
- Да, Жданчик, все-таки на счастливого отца ты совсем не тянешь. И к женушке любимой с сыночком совсем не торопишься.
- Малиновский, я тебя умоляю, ЗАТКНИСЬ, и без тебя тошно.
- Да я-то заткнусь, я только не могу понять, чего ты так переживаешь. В конце концов, тебе пеленки менять не нужно будет и по ночам вставать. Няню Кира уже нашла. Ну, подумаешь, заглянешь ты к нему утром не пять минут и вечером, так он, скорей всего, спать будет.
- Ромка, да я не этого боюсь, - Андрей закрыл лицо руками.
- Эй, Андрюха, ты чего?
- Ничего.
- Слушай, объясни мне, дураку (это не констатация факта), что с тобой происходит. Я думал, что ты уже успокоился. Смирился, так сказать.
- Попробуй тут успокойся.
- Андрюх, ну поделись. А то мы все про работу да про работу.
- Малиновский, я с некоторых пор зарекся с тобой о личном говорить.
- О Боже, ты опять про …
- НЕТ. Даже не смей это имя произносить. Да и не о ней я сейчас.
- Облегчи же душу, сын мой.
- Не паясничай.
- Молчу.
- Ромка, я боюсь.
- Кого? Ребенка, что ли?
- Да не ребенка. Дурак. Отношения своего.
- Не понял я. Ты можешь попроще объяснить.
- Куда уж проще. Я боюсь, что не смогу полюбить его. Ведь если бы не он, не было бы всего этого кошмарища, в которое теперь превратилась моя жизнь. Понимаешь, я боюсь, что мое отношение к ситуации перейдет на ребенка, а это неправильно! Он же не виноват ни в чем. Виноват я и только я, а я, получается, свою вину на него перекладываю.
- Андрей, по-моему, ты все усложняешь.
- А по-моему, ты ничего не понимаешь.
- Пусть так. Слушай, давай я с тобой поеду. Поддержу в трудную минуту. В крайнем случае, вызову огонь на себя.
- Не надо, Ромка. Я сам должен.
В этот момент дверь кабинета резко открылась. На пороге стояла Виктория Клочкова.
- Андрей, ты собираешься к Кире ехать? Она мне уже звонила, спрашивала, уехал ты или нет.
- Вика, уйди, по-хорошему прошу.
- Так собираешься?
- Уже выезжаю. Сгинь с глаз.
Вика ушла.
Роман, конечно, сдержаться не мог:
- Кругом одни шпионы.
- Вот именно, и у каждой стены по восемь пар ушей. Все, я поехал. Остаешься за старшего.
- Слушаюсь, мой генерал.


И он поехал. По дороге купил шикарный букет. Когда приехал, родители уже были там. Кира сияла:
- Андрей, посмотри скорей, какой у нас сынок.
Отец:
- Сын, радость у нас какая. Внук родился.
Мама:
- Андрюша, ну что же ты стоишь, иди, обними Кирочку, - подошел, обнял. - Кира, пусть он возьмет ребенка.
- Маргарита, он же спит.
- Ну, ничего. Андрей, осторожно. Андрей, не стой, иди, знакомься, - пошел, взял на руки.

Как доехал до дома, он не помнил. Родители активно звали к себе, но он отказался. Все его страхи оправдались. Его неприязнь к Кире росла прямо пропорционально росту ее живота. А сейчас стало еще хуже. Он еле вытерпел несколько секунд объятия. 
И ребенок. Это кошмар просто какой-то. Когда он взял его на руки, почувствовал только раздражение и неприязнь. И глаза... совершенно чужие глаза. Он надеялся, что мальчик будет похож на него, и тогда ему будет легче. Ничего подобного: весь в Киру.
Господи, я ведь моральный урод какой-то. У меня сын родился, а я!!! И все это заметили: и родители, и Кира. Так, всё. У меня нет больше сил. Вообще. Сколько я не пил? Полгода, кажется. Так вот, сегодня я напьюсь, и к черту все. Только один небольшой звонок другу.
- Малиновский, ты мне друг или портянка?
- Друг, конечно, Андрюша. А что случилось?
- Раз друг, то выручай.
- Всегда готов.
- Срочно приезжай ко мне и захвати виски. Бутылок пять, я думаю, нам хватит. Три у меня есть.
- Эй-эй, ты чего там?
- Малиновский!!! Все вопросы потом. Я уже начал.
- Еду!!!
Андрей подошел к бару, схватил бутылку виски, отвинтил крышку, запрокинул голову и влил в себя сразу почти полбутылки.
В конце концов, у меня сегодня праздник или как...

Октябрь. 2006 год.

- Итак, господа, свой долг "Зималетто"  "Никамоде" выплатила окончательно. Николай Антонович, Андрей Павлович, прошу подписать здесь и здесь.
Поздравляю, господа, "Зималетто" больше не находится в залоге у "Никамоды".
После этой фразы господина Филина в конференц-зале компании зазвучали оживленные голоса. Адвокаты обеих сторон пожимали руки друг другу. Малиновский вышел в приемную и потребовал у Клочковой шампанского. Павел Олегович о чем-то тихо переговаривался с Зорькиным. Андрей молчал. Выпили шампанского за успехи в делах. Все стали собираться.
- Николай Антонович.
- Да, Андрей Павлович?
- Не могли бы Вы задержаться ненадолго.
- Зачем?
- У меня к Вам есть разговор.
- Хорошо.
- Пройдемте в мой кабинет, - и отцу, - папа, ты уходишь?
- Нет, я поговорить с тобой хотел. Пойду, пока спущусь на производство, а потом вернусь.
- Хорошо.
Андрей и Николай прошли в президентский кабинет.
- Николай Антонович, садитесь, пожалуйста.
- Спасибо.
- Я хотел Вам предложить и дальше оставаться финансовым директором "Зималетто". Я готов обсудить любые Ваши условия.
- Спасибо за предложение. Это слегка неожиданно. Но я думаю, что откажусь от столь заманчивого предложения.
- Почему же?
- Видите ли, теперь, когда "Зималетто" и "Никамода" никак не связаны, я бы хотел вплотную заняться делами "Никамоды". Хочется на себя поработать.
- Ну, что ж. Похвальное желание. Тогда я бы хотел, чтобы после завершения всех операций Вы оставили на счету "Никамоды" стартовый капитал. Его можете мне не возвращать.
- С чего такая щедрость?
- Это, так сказать, бонус. Да и деньги эти не мои. Вы же знаете.
- Да. Спасибо, конечно. Не ожидал.
- Николай Антонович, я хотел поблагодарить Вас за все, что Вы сделали для "Зималетто" и для меня, в частности.
- Не стоит благодарности.
- Я еще хотел попросить Вас. Мне сейчас придется искать нового финансиста, так вот: не могли бы Вы месяца через три провести проверку его деятельности. Естественно, не бесплатно. Я могу Вам позвонить?
- Конечно. Буду рад помочь.
- Всего доброго.
- И Вам.
- Николай Антонович.
- Я Вас слушаю.
- Я хотел узнать.
- Спрашивайте, с чего вдруг такая нерешительность.
- Да, действительно. Я хотел спросить... Как дела у Кати?
- У нее все в порядке. Еще что-то?
- Нет, ничего. Спасибо.
- До свидания.

Держался до последнего, но не смог. Не смог удержаться. Зорькин был последней ниточкой, которая связывала его с Катей. Он и в фирме его хотел оставить, только чтобы не рвать эту последнюю эфемерную связь. Не вышло. Все, больше их ничего не связывает. Все долги выплачены, дела закрыты. Остался только его долг, его долг перед ней. Ведь он так и не объяснился, и она по-прежнему думает… Ну и хорошо, пусть так все и остается. 
«У нее все в порядке» - и это все. Хоть бы еще словечко сказал.

Вскоре пришел отец.
- Андрей, давай поговорим.
- Конечно, папа.
- Сначала о фирме. Завтра Совет директоров.
- Я помню.
- И что ты собираешься делать?
- А что я должен делать? Отчет ты сегодня уже видел. У нас все отлично. Сегодняшнее мероприятие закрыло все вопросы. План развития ты тоже видел. Думаю, что в следующем году примем участие в неделе моды в Париже. Магазин в Лондоне открывается через месяц. Франшизы расходятся на ура. Малиновский очень хорошо поработал в регионах. Украинский проект по прибыльности бьет все рекорды. Японцы снова приезжают. Новая коллекция скоро выйдет. Производство работает на полную мощность. Вот думаю, что нужно еще фабрику покупать.
- Все это хорошо. Но я не о том.
- А о чем?
- О том, что Александр поднимет вопрос о переизбрании президента. Ты должен помнить, что тебя оставили в должности только до момента выхода компании из кризиса.
- Я помню, папа. Я все прекрасно понимаю. Я сделал все, что мог. И если Совет директоров посчитает, что я недостоин занимать это место, что ж, я уйду.
- Уйдешь?
- Да, папа. Я уже думал об этом. Если Совет выберет Александра, то я уйду из компании. Я очень люблю "Зималетто", но работать под его началом не готов. В конце концов, я уже не мальчик - открою свое дело. Я уже говорил об этом с Романом. Мы уйдем вдвоем. Мы очень хорошо сработались с ним. Ты же открыл свое дело с другом, вот и я опять пойду по твоим стопам.
- Мне твоя позиция понятна. Знаешь, Андрей, ты очень изменился за последнее время. За какие-то полгода ты повзрослел лет на двадцать. Когда в прошлый раз выбирали президента, я не голосовал за тебя, потому что, по моим ощущениям, ты был не тридцатилетним человеком, а пятнадцатилетним подростком, но сейчас... Сейчас я вижу перед собой взрослого мужчину, который полностью отдает себе отчет в своих действиях. Единственное, что мне не нравится в твоем поведении, – это твое отношение к жене и сыну.
- Что конкретно тебе не нравится?
- А ты сам не понимаешь? Хорошо, я скажу.
- Не нужно. Как я понимаю, Кира постаралась.
- Да, Кира очень жалуется на тебя. Ты совершенно не уделяешь внимания ни ей, ни ребенку. И, Андрей, иметь отдельную спальню после пяти месяцев брака... Это недопустимо. А ребенок?  Кира  Кирой, но мы же с мамой видим, как ты относишься к сыну.
- Папа, вообще-то это не твое дело, но я скажу. Я думаю, что ни для кого не секрет, что я женился на Кире только из-за ребенка. Я выполнил свой долг. Что касается спальни, то она у нас раздельная с первого дня брака, и прости, но спать с ней меня не сможет принудить никто. У меня просто физически это не получается.
- Андрей!!!
- Прости, но ты первый затронул эту тему. На людях мы ведем себя, как идеальная пара. Репутация превыше всего. Что касается ребенка, то я стараюсь.
- Значит, плохо стараешься. Кира говорит, что ты ей не помогаешь и с ребенком почти не видишься.
- Папа, у Киры и без меня помощников хватает. У нее няня, домработница и мама все время приезжает, а я работаю. Между прочим, забочусь о благосостоянии семьи. У нас фирма только из кризиса вышла. Ты же знаешь ситуацию. Да, я ухожу рано и прихожу поздно, но я не на гулянках пропадаю.
- Но все-таки можно уделять сыну больше внимания.
- Я делаю все, что могу, и буду делать. Кстати, папа, когда ты бизнесом занялся, ты мне тоже не очень много времени уделял.
- Мне не хочется это признавать, но ты прав. Хорошо, сын. Я, пожалуй, пойду. До завтра.
- До завтра, папа.

На следующий день состоялся Совет. Александр поднял вопрос об избрании нового президента. Кандидатов, как и в прошлый раз, было два. Но в этот раз акционеры проголосовали несколько иначе. Кира Юрьевна Воропаева отдала свой голос брату, что было ожидаемо, зато Павел Олегович Жданов сделал то, чего никто не ожидал. Он отдал свой голос сыну. Таким образом, Андрей Павлович Жданов остался на посту президента "Зималетто".
Вечером того же дня Андрей стоял в своем кабинете и грустно смотрел в окно.
Ну вот, Катенька. Все случилось так, как ты говорила. Ведь ты одна, только ты одна и верила в меня. Все у меня получилось. Только радости почему-то нет. И ничего нет. Одна сплошная беспросветная тоска. И еще работа.
Любимая моя, дорогая, единственная Катенька, как хорошо, что у тебя все хорошо. Я так рад за тебя. Только вот почему меня не отпускает чувство, что тебе плохо? Почему тебе плохо, любимая?

*****************************************************************

Катенька Пушкарева стояла на набережной реки Невы и грустно смотрела на протекающую мимо воду. Банк, в котором она работала, находился на Невском проспекте, недалеко от Невы, и она каждый день в обеденный перерыв ходила к реке. В кармане зазвонил мобильник.
- Привет, Пушкарева.
- Колька, привет.
- У тебя обед сейчас.
- Ага.
- Опять на воду медитируешь?
- Нет, красотами любуюсь.
- Ну, ясно.
- Чего звонишь?
- Да я это. В "Зималетто" был. Все подписали.
- Все?
- Ага. Теперь они нам ничего не должны.
- Вот и хорошо.
- Это еще не все.
- А что еще?
- Мне твой Жданов предлагал финансовым директором у него остаться. Любую сумму, говорит, назови.
- Он не мой!!! А ты что?
- А я отказался. И это еще не все.
- Коля, да говори уже.
- Мне Жданов весь уставной капитал оставил. Сто тысяч, прикинь. Сказал, что это не его деньги. Что это с ним?
- Не знаю.
- У них там завтра Совет директоров. Светлана мне по секрету сказала, что снова планируется противостояние между Ждановым и Воропаевым.
- Ничего, все в порядке будет. Андрей свое место сохранит. Не в первый раз.
- Да уж. Ладно, подруга, я завтра позвоню Светлане, узнаю, что к чему. Потом тебе звякну.
- Коля, это ни к чему.
- Хочешь сказать, что тебе неинтересно?
- Интересно
- Воот. И я о том же. Ты на выходные-то приедешь?
- Не знаю еще. Ну, пока.
- Подожди.
- Ну, что еще? Коля, говори, не молчи.
- Ничего. Пока.
- Пока.
Вот и все. Порвалась последняя ниточка, которая связывала ее с Андреем. Больше их ничего не связывает. Все долги выплачены, дела закрыты. Ну и хорошо, пусть так все и остается.
Удачи тебе, Андрей, завтра она тебе понадобится.

Вернувшись в банк, Катя снова погрузилась в работу. Зашел управляющий:
- Катя, Вы отчет успеете доделать?
- Конечно, Александр Васильевич. Завтра с утра он будет у Вас.
- Спасибо, мне Вас просто Бог послал.

Не Бог. Катю Пушкареву ему послала ее фея-крестная и МЧС в одном лице Юлиана Виноградова.
Через неделю после той памятной встречи в ресторане Юлиана привезла Катю к себе домой.
- Катюша, нам нужно поговорить.
- Конечно, Юлиана. А зачем мы к Вам приехали? Можно было в офисе.
- Нельзя было в офисе.
- Почему?
- Сейчас, Катюша. Все объясню.
Она помолчала, собираясь с силами.
- Катя, ты стала такая дерганая. Что с тобой? Расскажи мне. У меня уже сил нет на тебя такую смотреть. Выглядишь ты отлично, работаешь замечательно. Так в чем дело??? И в офисе ты все время дергаешься. Поэтому я и не стала там с тобой разговаривать.
- Юлиана, я не могу.
- Что ты не можешь? Катя, ты уже несколько дней сама не своя. Вроде бы после свадьбы ты успокоилась. А сейчас-то что? Скажи мне. Я постараюсь тебе помочь.
- Я боюсь, Юлиана.
- Чего?
- Кого. Я ужасно боюсь где-нибудь столкнуться с ним или с ней. Понимаете, я думала об этом, но мне казалось, что этого никогда не произойдет, но после того случая. Я успокоиться не могу.
- Я понимаю, думаю, что, в конце концов, так и произойдет. Ты теперь у меня работаешь, а я организую большинство мероприятий, где они бывают. Катя, но ты же не страус. Нельзя прятать голову в песок. Нужно идти с высоко поднятой головой.
- Я не могу.
- Катя, господи, у тебя даже губы трясутся. Возьми себя в руки.
- Я пытаюсь, честно. Но не могу! Юлиана, поймите меня, пожалуйста. Когда я с ним встречалась, я понимала, что делаю плохо, что невеста у него есть, но он мне говорил, что отменит свадьбу. А я верила, как последняя дура. А теперь оказалось, что тогда Кира уже была беременна. То есть я спала с ним, а она уже...Понимаете. Это такой кошмар. Я из дома выходить боюсь. Вот выйду из квартиры и стою на лестнице, с силами собираюсь. В рестораны заходить боюсь. Юлиана, помогите мне, ради Бога. Мне уехать нужно. Куда-нибудь. Все равно куда. Хоть на Южный полюс, хоть на Северный, только подальше от Москвы.
- Катя, а как же я? Ты не хочешь больше со мной работать?
- Очень хочу, но не могу. У меня скоро психоз начнется. Я все время представляю, что сталкиваюсь с Кирой, а она при всех начинает меня оскорблять, а он ее утешает. Не могу.
- Катя, не плачь. Прекрати сейчас же. Кошмар какой-то. Подожди. Я сейчас воды тебе принесу.
Успокоить Катю все-таки удалось, но не быстро.
- Ладно, Катюша. Я подумаю, что можно сделать.
И, конечно же, Юлиана придумала. Знакомых у нее было много, а желания помочь Кате еще больше. Она нашла ей прекрасное место начальника отдела кредитования одного из банков северной столицы.
Оставалось только сказать родителям о том, что она переезжает в Санкт- Петербург, но с некоторых пор перспектива встретить на просторах Москвы семейство Ждановых стала пугать ее гораздо больше, чем гнев любимого папочки.
Так что через пару недель Катя оказалась в Петербурге. На работе ее приняли хорошо. У нее был отдельный кабинет с большим окном и кондиционером. В банке работали милые люди. И никому не приходило в голову ее оскорблять. Управляющим банка был мужчина сорока лет с уравновешенным характером. Заработная плата хорошая. Она сняла себе небольшую квартиру за умеренную плату. Пару раз в месяц на выходные ездила домой. Работы было много, поэтому в банке она проводила очень много времени. Приходила первая, уходила последняя. Домой и спать. А с утра все сначала. И никаких взлетов и падений. Пару раз сходила на свидание с коллегой из банка. Но ничего не вышло. Всем был парень хорош, но не был он Андреем Ждановым. И ничего с этим поделать она не могла.
Ну, что ж. Все было понятно. Работа и одиночество. Вот ее удел.

О том, что у Андрея родился сын, Катя узнала от Юлианы. Приезжала на выходные в Москву и заехала к ней в гости. Там радостную новость и услышала. А что? Новый человек родился. Чем не новость? И за Андрея порадовалась. Сын, наследник. Будет кому "Зималетто" оставить.

Отчет Катя доделала и поехала домой. Но на душе было неспокойно. Как там Андрей? Волнуется, наверное, перед Советом. А вдруг его не выберут?! Интересно, что он тогда будет делать? Останется или уйдет? Я думаю, что уйдет. Откроют на пару с Малиновским какое-нибудь свое дело. Ночью плохо спала. Все утро волновалась за Андрея. Днем позвонил Колька. Сказал, что Андрей остался президентом.
Вечером того же дня Катя стоял в своем кабинете и грустно смотрел в окно.
Ну вот, Андрей. Все случилось так, как я говорила. Все у тебя получилось.
Любимый мой, дорогой, единственный Андрюша, как хорошо, что у тебя все хорошо. Я так рада за тебя. Только почему не отпускает меня чувство, что тебе плохо? Почему тебе плохо, любимый?
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 809


« Ответ #5 : Май 20, 2017, 09:35:02 »

Пока ехал к родителям, сильно волновался. Может, зря все-таки он вот так все им выложил. Ведь они уже не молодые. Когда подъехал и увидел темные окна, напугался еще больше. В дом заходил со страхом.
Отец сидел в гостиной.
- Папа, что случилось???!!! Почему ты сидишь в темной комнате?Huh? И где мама???!!!
- Андрей, не кричи, пожалуйста. Мама прилегла. А я даже не заметил, что уже стемнело. Задумался. Новости сегодня такие. Нерадостные.
- Папа!!!
- Ничего, сынок.
- Я пойду маму проведаю, а потом к тебе спущусь, хорошо.
- Конечно, и свет включи, а то действительно темно.
- Хорошо.
Андрей поднялся в комнату родителей.
- Мамуль.
- Да, Андрюша.
- Ты не спишь?
- Нет, дорогой, просто прилегла.
- Как ты себя чувствуешь?
- Ничего, Андрюша, я справлюсь. Ты поговорил с Кирой?
- Да, поговорили.
- И что она сказала?
- Мам, можно я не буду это повторять? Уж очень все мерзко.
- Андрюша, мальчик мой, ну как же так?  Я думала, что Кира такая хорошая, так тебя любит, так тебе подходит. А оказалось...
- Мамочка, не плачь, пожалуйста, я сам виноват. Понимаешь, когда мы начали с Кирой встречаться, у меня были к ней чувства, но они быстро прошли, и мне нужно было еще тогда закончить наши отношения. Но я этого не сделал. И вот результат.
- А как же Юра, сынок.
- Мама, а что Юра?
- Ну, мы же с папой его очень любим.
- И любите. Я же вам не запрещаю. Я думаю, что Кира будет не против, чтобы вы с ним встречались.
- А ты? Будешь с ним видеться?
- Мама, я сейчас ничего еще не знаю. Пусть пройдет время, ладно?
- Конечно. Андрей, ты иди. Я сейчас спущусь, и будем ужинать.
- Хорошо, мамуль.

За ужином почти ничего не ели. Аппетита ни у кого не было.
- Андрей.
- Да, папа.
- Так что вы с Кирой решили. Посвяти нас, пожалуйста.
- Завтра мы встречаемся у адвоката и обсуждаем развод. Я надеюсь, что Кира поведет себя благоразумно и не будет препятствовать.
- А если будет?
- Тогда будем разводиться по-плохому. Я ее припугнул слегка. Сказал, что если она не согласится, то расскажу все Шестиковой. Но не думаю, что до этого дойдет. Козырей у Киры больше нет, так что все должно сложиться хорошо. Вы меня поддерживаете?
- Да. Пока ты ездил, мы с мамой все обсудили и решили, что во всем тебя поддержим. Только вот по поводу Юры. Ты уверен? Все-таки ребенок ни в чем не виноват.
- Я понимаю тебя, папа, но и ты меня пойми, хотя бы постарайся понять. Если отойти от ситуации и посмотреть только на историю с ребенком...Понимаешь, если бы мне было сразу известно, что это не мой ребенок, то я бы сам принимал решение, давать ему свои фамилию и отчество или нет. Это было бы мое решение. А так получилось, что я, как послушный ослик, пошел за морковкой. Мне это не нравится. Мне не нравится, что в таком важном вопросе кто-то подумал и решил за меня. Ну, а если посмотреть на ситуацию в целом, то у меня вообще комментариев нет. Кира думала, что она самая умная, а все остальные ничего не увидят и не узнают. Могла бы, по крайней мере, выбрать себе любовника, похожего на меня.
- Андрей!
- Прости, мама. Но это действительно так. Ты же сама понимаешь.
- Понимаю.
- Да, сын, мне понятна твоя позиция.
- Спасибо, папа. Очень рад слышать от тебя эти слова.
- И еще. По поводу "Зималетто". Думаю, что ты прав. Нужно попробовать поговорить с Сашей, Кристиной и Кирой. Андрей, не нужно продавать квартиру. Я сегодня созвонился со Шнайдеровым. Завтра съезжу к нему. Поговорю.
- Папа, я не хочу отдавать акции банку.
- Нет. Я с Максимом Ивановичем, как с другом, поговорю. Думаю, он мне не откажет.
А ты не знаешь, где сейчас Кристина?
- В Москве. Недавно приехала.
- Вот и хорошо. Значит, я завтра встречусь со Шнайдеровым. А потом позвоню Саше и Кристине и приглашу их в "Зималетто" на послезавтра на 10 утра. А Кире ты завтра сам скажешь. Я пока не хотел бы с ней разговаривать. Ты согласен?
- Конечно. Спасибо, папа. Только я думаю, что нужно подстраховаться.
- Ты о чем?
- А вдруг Александр решит нам под конец напакостить. Он в этих делах большой мастер. Да и Кира может его накрутить. Неизвестно, как она ему преподнесет эту историю с разводом. Вот Сашка возьмет и выставит акции на продажу.
- Андрей, я не думаю, что он это сделает.
- И все-таки на всякий случай лучше присмотреть.
- Делай, как ты считаешь нужным.
- Хорошо. Тогда я пойду, позвоню. Мамуль, спасибо. Все было очень вкусно.
- Пожалуйста, Андрюша.

Андрей вышел на веранду. Он точно знал, кому нужно позвонить.

- Здравствуйте, Николай Антонович
- Здравствуйте, Андрей Павлович.
- У меня к Вам дело важное.
- Я слушаю Вас очень внимательно.
- Видите ли, у меня есть опасение, что в самом ближайшем времени часть акций "Зималетто" может быть выставлена на торги. Так как Вы самый блистательный биржевой игрок из всех, кого я знаю, то у меня к Вам просьба. Обратите, пожалуйста, на это самое пристальное внимание и если увидите хотя бы одну акцию, то купите ее для меня. В средствах я Вас не ограничиваю. Я готов перечислить на Ваш счет любую сумму.
- Вы так мне доверяете?
- Да, Николай Антонович. Я своих ошибок дважды не повторяю. Да, и еще. Если акции появятся, то я прошу Вас сообщить мне об этом в любое время дня или ночи. Так я могу на Вас рассчитывать?
- Да, конечно.
- А по поводу денег...
- Пока не надо ничего. У меня достаточно свободных средств. Если нужно будет, то я Вам сообщу.
- Договорились. Всего доброго.
- И Вам.

Впервые за многие годы семья Ждановых проводила вечер втроем. Отец разжег камин.
Они расселись вокруг него. Андрей с Маргаритой сидели вместе на диване. Он обнимал ее за плечи, а она прижалась к его плечу. Время от времени по ее щеке скатывалась слеза. А он сильнее прижимал ее к себе и шептал, что все будет хорошо. Павел сидел в кресле и задумчиво смотрел то на огонь, то на жену с сыном.

За два прошедших года с момента начала повествования в компании "Зималетто"  многое изменилось, но и многое осталось неизменным. Неизменными были президент, вице-президент, модельер и начальник отдела продаж. Главное же изменение перенес коллектив под кодовым названием «Женсовет». Шура и Амура, вышедшие замуж за Шурика и Антона соответственно, и Татьяна пребывали в декретном отпуске. Ольга Вячеславовна по-прежнему работала с гением всех времен и народов – Милко. Светлана по-прежнему помогала финансовому директору, которым на данный момент являлся Владимир Иванович Кузнецов. Крепкий профессионал и несокрушимый оптимист. Вообще-то сначала у Светланы был другой начальник – Зорькин Николай Антонович, но он вскоре покинул компанию. Светлана, конечно, ужасно переживала, что новый начальник приведет своего человека, но Андрей Павлович ее успокоил и твердо заверил, что она находится под его личным покровительством, поэтому ей боятся нечего. В личной жизни Светланы тоже произошли большие изменения. Однажды в супермаркете она познакомилась с очень приятным мужчиной, которому, несмотря на наличие у нее двух детей, она очень понравилась, и вот уже год они жили вместе. Но самые крутые перемены случились в личной и производственной жизни Маши Тропинкиной. Во-первых, она вышла замуж за Федора Короткова, а во-вторых, она стала вторым секретарем президента компании. Дело в том, что после известных всем событий этот самый президент остался на попечении Виктории Клочковой, которая в слове рекогносцировка делала шесть ошибок, путала названия поставщиков и имена звонивших клиентов, отвечала на звонки по принципу «через пять на шестой», подавала отвратительный холодный кофе и большую часть рабочего времени проводила либо в кабинете Киры, если та присутствовала на работе, либо в баре, а если и оказывалась на своем рабочем месте, то либо раскладывала пасьянс, либо рассматривала журналы. На самом деле основной работой Виктории была слежка за президентом. Вот на этом поприще она показывала большие результаты. Жена президента была крайне довольна работой своего агента. Исходя из всего вышеперечисленного, означенный президент оказался перед выбором: либо отвечать на звонки самому, либо взять себе вторую секретаршу, которая и будет работать. Таким образом, после клятвенных заверений в том, что в штаб-узле женсовета она будет проводить не более получаса в день, Мария Тропинкина и получила повышение. Секретарем на ресепшен была принята новая милая девочка Анечка, которая отлично справлялась с работой.

Анечка уже пришла на работу и разбирала накопившуюся почту, когда двери лифта открылись и явили ей президента компании. Президент, проходя мимо, как обычно, вежливо поздоровался и, ничего не заметив, прошел дальше. Зато заметила Анечка. Дело в том, что сегодня впервые за два года президент, проходя мимо ее стола, ей улыбнулся. Конечно, он всегда был вежлив и ни разу не повысил на нее голоса, хотя сторожилы, вернее, сторожилки рассказывали о диких скандалах, которые разгорались между ним и его тогда еще невестой или между ним и Милко. Но Анечке ни разу этого ни увидеть, ни услышать не удалось. Да и вообще ей с трудом верилось во все, что рассказывали о президенте, о его бурных романах и бешеном темпераменте. Так вот, за все два года она ни разу не видела на лице президента ТАКОЙ улыбки. Андрей Павлович ушел из "Зималетто" в понедельник в середине дня и выглядел как обычно. Во вторник он на работе не появлялся, зато сегодня, то есть в среду, он пришел и за эти полтора дня изменился до неузнаваемости. Конечно, Анечка всегда замечала, как красив президент, но было такое ощущение, что он как будто слегка замороженный. А еще сердобольной Анечке казалось, что в глазах президента живет тоска, но она своими наблюдениями ни с кем не делилась. Но сегодня бедная Анечка получила прямой удар в сердце. От улыбки президента у нее захватило дух и затряслись руки. А глаза!!! Боже мой, какие у него глаза!!!Второй особой женского пола, заметившей резкую перемену в президенте, стала Мария Тропинкина. Хотя она отреагировала и не так бурно, как Анечка, но звоночек в ее голове, возвещавший об изменениях в жизни президента, прозвенел достаточно громко.
- Мария.
- Да, Андрей Павлович.
- Вы все подготовили к собранию, как я Вас вчера просил?
- Да. Конференц-зал готов. Все сегодняшние встречи я перенесла. "Алиди- Норд" перевела на Романа Дмитриевича.
- Спасибо, Маша. Когда появится мой отец или Воропаевы, проводите их в конференц-зал и сразу же сообщите мне.
- Будет сделано.
- Роман уже появился?
- Пока нет.
- Как придет, пусть сразу ко мне зайдет.
- Хорошо.
- Виктория, как обычно, опаздывает?
- Как обычно.
- Ну-ну.

Марии срочно нужно было с кем-то поделиться потрясающей новостью, но, к сожалению, Ольга Вячеславовна была занята, а Светланы еще не было на рабочем месте. Она с утра поехала в банк. Так что пришлось отложить занимательный разговор на потом.
В приемную заглянул Роман.
- Маша, Андрей Павлович пришел?
- Да, он Вас ждет.
- Иду.
Он подмигнул Маше и вошел в кабинет.
- Андрюха, привет! Наконец-то. Давай рассказывай, что там у тебя?
- Прости, Ромка. Совершенно закрутился.
- Закрутился он. У меня, между прочим, тоже жизнь решается. А он мне все потом да потом. Думаешь, одной смс-кой отделаться можно!!
- Рома! Сейчас все расскажу. У меня эти два дня такие сумасшедшие были!!!
- Ну, говори уже.
- Короче, родители меня поддержали. Во всем. Сегодня отец приедет и Воропаевы. Будем у них акции "Зималетто" выкупать. Так что готовь деньги.
- А Кира?
- С Кирой я развожусь. Вчера у адвоката были.
- И как все прошло?
- Нормально. Не так плохо, как я ожидал.
- Кира согласилась?
- Да, правда, не сразу. Но заявление на развод она подписала, так что теперь дело техники.
- А имущество делить?
- Рома, нам делить-то нечего. У нас совместного имущества, кроме квартиры, нет. А квартиру я с ней делить не буду. Пусть живет.
- А родители твои как?
- Ничего. Мама только плачет все время.
- Ясно. Слушай, - Рома замялся, - а тебе Кира сказала?
- Что?
- Ну, кто отец ребенка?
- Рома, мне это не интересно.
- А как все получилось-то?
- Сказала, что напилась, психовала из-за меня, и случайно все вышло. Так что я еще и виноват остался.
- Как обычно.
- Ага.
- Так ты чего, целый день у адвоката был?
- Нет. Потом отец позвонил. Он со Шнайдеровым встречался, насчет денег.
- И как?
- Все нормально. Максим Иванович ему отказать не смог. Так что вся сумма есть. Главное, чтобы Воропаевы не заартачились. Потом мы с отцом к юристам поехали. Нужно же было документы о продаже сделать. А ночевал я у родителей. Мне страшно их сейчас одних оставлять. Мама хочет с Кирой встретиться, поговорить. Звонила ей, но та трубку не берет. Так что волнений хватает.
Дверь кабинета открылась, и вошел Павел Олегович.
- Роман, доброе утро.
- Доброе.
- Андрей, Саша уже приехал. Пойдем в конферен-зал.
- Конечно, папа. Ромка, пожелай нам удачи.
- А я с вами не иду?
- Нет, тут дело семейное. Мы справимся.
- Тогда удачи.

Отец с сыном прошли в конференц-зал.
-Папа, Шнайдеров деньги перевел?
- Да, все в порядке.
- Хорошо.
Дверь открылась.
- Кукусики, дядьки!!!
- Кристина, Саша, проходите, присаживайтесь.
- Павел Олегович, в чем дело? По какому поводу собираемся? Почему я должен бросать все свои дела и ехать сюда?
- Саша, нам нужно дождаться Киру. У меня к вам есть разговор.
- А она придет? Я ей уже два дня дозвониться не могу. Андрей, что на этот раз ты сделал с моей сестрой?
- Она должна сейчас подойти. Так, Андрей?
- Да, папа. Она обещала, что придет.
Из приемной послышались голоса:
- Кира, подожди!!!
-Вика, все потом.
Кира вошла. Оглядела присутствующих и резко побледнела.
- Павел Олегович, Вы здесь??
- Да, а ты удивлена?
- Я не знала, что Вы приехали.
Она подошла к столу, села между Сашей и Кристиной и опустила глаза. Ждановы сидели напротив.
Павел поднялся со своего места.
- Еще раз спасибо, что пришли. В связи со сложившимися обстоятельствами….
- С какими обстоятельствами? - вскинулся Александр. - Мы ни о каких обстоятельствах не знаем.
- А разве Кира вам ничего не сказала? Кира…
- Саша, мы с Андреем разводимся.
- Что!!!!?Huh? Сестренка, он все-таки сделал это??? Этот мерзавец тебя бросил с ребенком???
- Саша, - вмешался Павел Олегович, - подожди, не горячись.
- Не горячись!!! Вы меня извините, Павел Олегович, но я не готов молчать. Ваш сын бессовестный и беспринципный эгоист, к тому же аморальный тип. Я не позволю ему так обращаться с моей сестрой. Если он решил бросить Киру, то я настаиваю на разделе капитала. Я больше не могу доверять свои деньги и деньги моих сестер этому проходимцу.
- Саша, помолчи! Я долго терпел твои оскорбления в адрес моего сына. И никогда тебя не останавливал, о чем теперь очень сожалею. БОЛЬШЕ Я НЕ НАМЕРЕН ТЕРПЕТЬ ТВОЕ ХАМСТВО ПО ОТНОШЕНИЮ К АНДРЕЮ.
- Вы его защищаете?
- Да, он мой сын, и я не позволю тебе оскорблять моего сына.
- Папа, - Андрей не мог больше молчать, - я прошу тебя, успокойся. Ты же знаешь, с некоторых пор я перестал реагировать на его выпады.
- Нет, Андрей! Дело не в тебе, а во мне. Я только теперь понял, что никогда не поддерживал тебя. А это неправильно. Саша, ты зря оскорбляешь Андрея. Он тут ни при чем. Когда ты узнаешь причину развода, я думаю, что ты по-другому посмотришь на ситуацию.
- Так в чем дело? Мне кто-нибудь объяснит уже? Кира!
- Саша, давай, раз уж я начал, то я и договорю. Дело в том, что выяснилось:  Юра не сын Андрея. 
- Как это?
- Вот так. Кира нас всех ввела в заблуждение.
- Не может быть!
- Кирочка, - Кристина наконец тоже решила принять участие в разговоре, - как же так?  Кира? Как же ты могла? Да как так можно?
Кира подняла голову и обвела горящим взглядом всех присутствующих.
- Кристиночка, дорогая, ты меня спрашиваешь: «Да как так можно?». А ему значит, можно, да?  Ему все можно было: изменять мне, свадьбу отменять, игнорировать меня, фирму моего отца какой-то там аферистке отдать. А мне, значит, ничего нельзя.
- Вот, сестренка, правильно! Молодец! Хвалю! Что, Андрюша, сделали тебя? Наконец-то! А ты думал, что можешь делать все, что тебе вздумается, и тебе за это ничего не будет!
- Саша, - Павел оставался спокойным, - спасибо тебе за твои ценные комментарии. Если до этого момента у меня еще были сомнения, то теперь они исчезли. Я прошу всех. Все эмоции потом. У нас здесь деловая встреча, и давайте все-таки вернемся к вопросу, по которому я всех пригласил. Итак, в связи со сложившимися обстоятельствами я предлагаю вам продать нам с Андреем свои акции. Как я понимаю, мое предложение совпадает, Саша, с твоим желанием. Мы подготовили документы о продаже. Сейчас Андрей вам их раздаст. Прошу ознакомиться. Если вас все устраивает, то давайте подпишем и…
- Павел Олегович, - перебил его Александр, - неужели Вы думаете, что мы вот так возьмем и все подпишем. А если Вы специально занизили цену? Нет, так не пойдет. Я должен все проверить.
- Саша!
- Кристина, помолчи.
- Нет, я не буду молчать! Как ты можешь, Саша! Как ты можешь подумать, что дядя Паша может нас обмануть! Ведь он папин друг. Боже мой, в кого же мы превратились... Кира, ведь дядя Паша забирал тебя с мамой из роддома. Тогда такой кошмар был. Папа в больнице. Маму увезли. Саша, ты помнишь? Андрей тогда болел сильно, а его оставили одного дома,  и дядя Паша с тетей Ритой приехали к нам. А когда родители погибли... Кто нас поддерживал?  А теперь ты, Саша, говоришь, что дядя Паша нас обманет. Я никогда этому не поверю. Я уверена, что он заплатит даже больше, чем нужно.
Она посмотрела на Павла Олеговича: из ее глаз катились слезы.
- Дядя Паша, покажите, где подписать. И не надо, Саша, мне ничего говорить!
Она подписала, поднялась с места, хотела уйти, но задержалась.
- Кира, я все равно не понимаю, как ты могла. Ну, ладно, ты Андрея обманула, а тетя Рита с дядей Пашей при чем? Их-то ты тоже обманула. Они же тебя, как дочку, любят. Все, не могу больше. Я не могу больше здесь оставаться.
Кристина выбежала из конференц-зала. Андрей хотел пойти за ней. Нельзя же ее в таком состоянии одну отпускать, но увидел через открытую дверь, как навстречу Кристине бросился ее Петр. Вот и хорошо. О ней есть кому позаботиться.
Оставшиеся посмотрели друг на друга. Саша заговорил:
- Кира…
- Нет, Саша, Кристина права. Я тоже подпишу.
- Кира, не надо. Давай поторгуемся. Пусть Андрюша раскошелится.
- Нет, Саша. Здесь дело не в Андрее.
Она подписала, встала и направилась к выходу.
- Кира, - окликнул ее Андрей. Она остановилась. - Я надеюсь, ты понимаешь, что не можешь больше работать в "Зималетто". Будь добра, напиши, пожалуйста, заявление.
Она кивнула и вышла.
Саша тоже поднялся.
- А я вот не такой легковерный, как мои сестры. Я возьму документы и все проверю. До свидания.
И он покинул конференц-зал, хлопнув дверью.
Отец с сыном остались вдвоем.
- Папа, как ты?
- Нормально, Андрей, Павел Олегович достал из кармана таблетки, - налей мне воды, пожалуйста.
- Папа, тебе плохо?
- Ничего, сейчас пройдет. Посиди со мной.
- Конечно.
- Как хорошо, что с нами мамы не было. Она бы этого точно не пережила. Она так любит и Киру, и Сашу.
- Па...
- Ничего, сынок. Я пойду, пожалуй. Поеду домой.
- Я приеду вечером.
- Мы будем тебя ждать.
- Па, пойдем, я тебя до машины провожу.

Вернувшись в свой кабинет, Андрей застал там Романа.
- Андрюха, наконец-то. Ты куда пропал?
- Отца до машины провожал. Сережке сказал, чтобы проследил за ним.
- Сережка – это шофер?
- Ага.
- А что, у Павла Олеговича со здоровьем что-то?
- Вроде бы нет. Просто за последние дни на них столько свалилось, и все по моей вине.
- Андрей, что там Воропаевы-то? Согласились?
- Кристина и Кира все подписали, а Сашка сказал, что нам не доверяет и ничего не подпишет, пока не проверит. Но он уже давно мечтает о разделении капиталов. Поэтому – подпишет, никуда не денется.
- Поздравляю тебя. Наконец-то ты от него избавишься.
- Спасибо. Я тебя тоже поздравляю.
- Спасибо.
- Кстати, Кира у нас больше не работает.
- Естественно.
- Да. И что мы с продажами будем делать? Как думаешь?
- Андрей, ты же прекрасно знаешь, что Кира в последнее время делами почти не занималась. Она только с пражскими магазинами работала, а все остальное делал ее заместитель. Может, его и назначим? Посмотрим, как справится.
- Согласен с тобой. Посмотрим пару месяцев, а там решим. Я поговорю с ним сегодня. 
- Пойдем, отметим это дело.
- Нет, Ромка. Я сейчас не могу. У меня еще дела. А потом к родителям поеду. Не хочу их одних оставлять.
- Какие дела-то?
- ЛИЧНЫЕ.
- Личные?!
- Да.
- Ладно, я тогда пошел.
- Пока. Позвоню, если что.
- Пока.


Андрей остался один.
Ну, вот и все. Остались только Сашкины акции. Он их продаст. Никуда не денется. А если выкинет на рынок, то там господин Зорькин не дремлет. Отлично! Фирма почти наша. Развод скоро состоится. Осталась пара недель - и он станет свободен. С отцовством ребенка посложнее, но адвокат его заверил, что все будет нормально. Теперь можно и своей личной жизнью заняться. Только вот еще одно дельце сделает. Маленькое такое.

- Вика!!!!
- Андрей Павлович, Вики нет.
- Маша, будьте добры, найдите, пожалуйста, Викторию и скажите ей, что я ее вызываю. Срочно. И еще пригласите, пожалуйста, ко мне Георгия Юрьевича.
- Хорошо.

Минут через десять явились недовольная Виктория и запыхавшийся Урядов.
- Андрей Павлович, вызывали?
- Да.
- Виктория, дорогая моя, ввиду новых обстоятельств я хочу тебе сообщить радостную для меня новость.
- Какую?
- Ты уволена. Георгий Юрьевич, я прошу Вас проследить, чтобы Вика немедленно собрала свои вещи и покинула здание. Если будет сопротивляться, то вызывайте охрану и выводите с охраной. И предупредите всех! Она здесь больше не работает!
- Андрей, ты что, с ума сошел или напился? Я сейчас к Кире пойду. Я ей все расскажу. Она тебе покажет.
- Оп, точно, спасибо, что напомнила. Георгий Юрьевич, Кира Юрьевна тоже сегодня работает в компании последний день. Зайдите к ней. Пусть напишет заявление. Если она уже ушла, то отправьте к ней курьера. Будьте добры проследить, чтобы все было сделано правильно. Потом доложите.
- Есть, сэр! В смысле все будет исполнено. А….
- Вы чего-то не поняли?
- Я только хотел узнать, а Кира Юрьевна в курсе своего увольнения.
- О, да. Не беспокойтесь. Я ей об этом уже сообщил. Еще вопросы?
- Нет, Виктория, пройдемте.
- Андрей, ты не можешь так со мной поступить!
- Могу. Еще как могу.
Георгий еле вывел упирающуюся Клочкову из кабинета. Еще несколько минут она бушевала в приемной. Потом все стихло. 

Ну, вот. Теперь можно и личными делами заняться.
- Маша, зайдите, пожалуйста, ко мне.
- Иду.
- Маша, садитесь, пожалуйста. Вы, наверное, слышали, Виктория уволена.
- Да, я слышала.
- Вы рады?
- Очень.
- Отлично. Маша, а Вы справитесь одна или нужно будет второго секретаря брать?
- Раньше же справлялась.
- Вы имеете в виду, что Вика ничего не делала?
- Простите.
- Не нужно извиняться, я и сам это знаю. Что ж, Маша. Хорошо. Я думаю, что нужно в приемной мебель переставить. Убрать лишний стол. Сделайте все так, чтобы Вам было удобно.
- Хорошо, спасибо, Андрей Павлович.
- Эх, Маша. Какой сегодня день-то хороший.
- Да уж.
- А как дела у Шуры, Амуры и Татьяны? Что-то они давно к нам не заходили.
- У них все хорошо. Детки не болеют.
- Это же замечательно. Маша, а я у Вас давно хотел спросить. Вы не знаете, Николай Зорькин женат?
- По крайней мере, официально точно нет. А почему Вы спрашиваете?
- Да вот, думаю, может, ему Викторию-то сосватать?
- Ой, не нужно. Николай этого не заслужил.
- Это точно. Но они же вроде бы встречались?
- Встречались, да перестали.
- Маша, а я тогда так и не понял. Вот Николай, он же вроде бы Катиным женихом был. А потом с Викторией начал встречаться. Так а с Катей они расстались, что ли?
- Ой, Андрей Павлович. Там тогда история была странная. Мы ведь тогда тоже ничего не поняли.
- А вы с Катей еще встречались?
- Нет, она тогда как ушла, так и пропала. Мы Николая спрашивали. Он говорил, что она куда-то уехала, потом вернулась, но у нее работы было много, а потом снова уехала. Вроде бы она сейчас не в Москве живет.
- Понятно. Ладно, Маша. Если Шуру, Амуру или Татьяну встретите, то передавайте им привет, хорошо?
- Конечно, Андрей Павлович.
- Идите, Маша.
Выйдя из кабинета президента, совершенно сбитая с толку Мария, минут пять стояла и тупо смотрела в пространство. Потом очнулась и кинулась к телефону. Экстренный сбор!!! 911.


Оставшись один, Андрей подошел к окну. Значит,    Зорькин не женат, а Катя не живет в Москве. Очень интересно. Все равно о Кате знает только Николай. Больше и спросить не у кого. Можно, конечно, поехать к ней домой. Но как я объясню свой приезд? А если она замужем? Нет, нужно сначала все разведать.
Ну, что ж. Зорькин так Зорькин.
Конечно, лучше бы на разговор с Николаем идти уже со свидетельством о разводе, но сил ждать нет совершенно. А вдруг Катя именно сегодня приняла чье-то предложение или еще что-нибудь. Нет уж. Хватит. И так шансов один на миллион. Все, звоню.

- Николай Антонович.
- Да, Андрей Павлович.
- Я бы очень хотел встретиться с Вами. Если можно, то сегодня.
- А по какому поводу встреча? Проверку я у Вас недавно проводил. Еще двух месяцев не прошло. Никаких нарушений не обнаружил. Акций "Зималетто" в продаже нет. Так что мне Вам нечего сказать.
- Николай Антонович, это не телефонный разговор. Давайте встретимся и все обсудим.
- Ну, хорошо, только я сегодня не могу. Я не в городе. Давайте завтра.
- Хорошо, завтра.
- Мне приехать в "Зималетто"?
- Нет. В "Зималетто" спокойно поговорить не удастся. Я приглашаю Вас на обед в ресторан «Бон аппетит». Закажу отдельный кабинет. В 14-00. Вас устроит?
- Хорошо, я приеду.
- Спасибо, буду ждать.

А теперь один вопрос. Как же дожить до завтра?!

***************************************************
Бухгалтер одного из банков северной столицы Настенька, перед тем как пойти домой после напряженного трудового дня, как обычно, зашла за своей подругой Оленькой, которая работала секретарем управляющего банка. Заглянув в приемную, она тихо спросила: 
- Оля, ты идешь домой?
- А ты уже собралась?
- Да.
- Подожди, сейчас я спрошу.

Секретарша Оленька, тихонько постучав, заглянула в кабинет управляющего.
- Екатерина Валерьевна?
- Да, Оля?
- А я могу идти или Вам еще что-то нужно?
- Нет, ничего не нужно, можете идти.
- До свидания.
- До завтра.

Оленька быстро собралась, и они с Настей резво покинули любимый банк. Ввиду того, что на улице была отличная погода, девушки решили прогуляться до метро и заодно обсудить новости.
- Оля, а что это с нашей Екатериной Валерьевной случилось?
- Ты тоже заметила?
- По-моему, все заметили.
- Я не знаю, что с ней. В понедельник все было, как обычно. А вчера пришла вся такая странная. Улыбается. И сегодня такая же.
- Ага. Такое ощущение, что у нее внутри огонек зажегся.
- Может, с кем-нибудь познакомилась, совсем ведь молодая девчонка, а сидит с утра до ночи на работе. Охранники говорят, что она раньше девяти никогда не уходит.
- Ну, да. Сразу понятно, что никакой личной жизни нет.
- Точно, не то, что у тебя. Как там твой Славик?
И девчонки принялись обсуждать свою личную жизнь, которая, в отличие от начальницы, была у них очень бурная.

Когда за секретаршей закрылась дверь, Екатерина Валерьевна Пушкарева оторвалась от монитора компьютера и потерла глаза. Вот уже полгода, после того как ее бывший начальник ушел на повышение, она была управляющей того самого банка, куда ее устроила Юлиана Виноградова.
Катя встала и подошла к окну. Какая сегодня замечательная погода! Может, бросить все и пойти погулять? Пройтись по Невскому проспекту или по набережной. А можно через Дворцовый мост на Васильевский остров. Так, стоп, а работа? И вообще, Пушкарева, что это с тобой происходит? Катя привыкла быть честной сама с собой. Поэтому, присев на диван (да-да, в ее кабинете был шикарный диван), она занялась анализом событий.
Итак, вчера она проснулась в каком-то странном состоянии. Будто кто-то внутри нее наигрывал на дудочке веселый мотивчик. И эта музыка не умолкает уже второй день.
Зазвонил ее мобильник.
- Колька, привет! Ты уже дома? Как долетел?
- Привет, Пушкарева. Да, только что приехал. Долетел нормально. Я-то летать не боюсь.
- И как все прошло?
- Все в порядке. Заказчик доволен. Гонорар заплатил, еще и добавил за оперативность. А у тебя как дела?
- Хорошо.
- ХОрошо? Это что-то новенькое. Первый раз за два года ты мне говоришь «хорошо», да еще таким тоном. У тебя что-то случилось?
- Вроде бы нет, все по-старому. Просто на улице такая погода отличная!
- Погода? Катька, ты меня реально пугаешь. А ну-ка быстро признавайся, что случилось? Неужели у тебя прошло?
- Коля! Прекрати.
- Значит, не прошло.
- А ты чего звонишь-то?
- Да вот хотел новостями поделиться.
- Делись.
- А ты на выходные не приедешь?
- Нет, Коля. На прошлые же была.
- Ну да.
- Коля, выкладывай, что случилось!
- Слушай, меня тут Жданов атакует.
- Жданов?!
- Ага. В понедельник позвонил, попросил присмотреть, не появятся ли на рынке акции "Зималетто". А сегодня вообще на обед пригласил. В "Бон аппетит". Представляешь? Говорит, не телефонный разговор. Очень расстроился, когда я ему сказал, что только завтра смогу.
- Странно. Ты же проверку у него всего пару месяцев назад проводил.
- Вот и мне странно. Ладно, завтра схожу. Послушаю, что он мне скажет.
- Позвони потом.
- Хорошо.
- А как твоя Марина поживает?
- Хорошо. В Милан улетела.
- Ясно. Только ты мне завтра обязательно позвони после встречи. Ладно?
- Эээххх! Катька, Катька. Позвоню, куда я денусь. Жданову привет передать?
- КОЛЯ!!!
- Да шучу я.
- Пока, шутник.
- Пока.
Катя еще минутку посидела, задумчиво смотря в окно. Потом выключила компьютер, покидала в сумку телефон и другие мелочи и решительно покинула рабочее место. Хватит уже работать, да и гулять я сегодня не пойду.

Квартиру она теперь снимала другую, поближе к работе, поэтому дорога не заняла много времени. Быстро переодевшись, она подошла к комоду и достала черную папку. В этой папке Катя хранила все вырезки из журналов и газет о "Зималетто" и его президенте. За два года их накопилось значительное количество. Она собирала все, что могла найти. Единственное, чего не было у Кати, – это свадебных фотографий. На это у нее до сих пор не было сил смотреть. Она села в кресло и начала выкладывать на журнальный столик листки из папки. Каждый доставала и рассматривала. Вот Андрей один, вот с Кирой на каком-то мероприятии, вот они все вместе: он, жена и сын. И все-таки странно они с Кирой смотрятся. Такая красивая семейная пара, а ощущение, что на фотографии совершенно чужие друг другу люди. Как будто они случайно оказались рядом. И мальчик. Странно, что он совершенно не похож на Андрея. Она еще долго сидела, перебирала свое богатство, вглядывалась в глаза Андрея, пытаясь в них что-то прочитать.
Нет, Коля. Ничего у меня не прошло. И, наверное, никогда уже не пройдет. Так и буду всю жизнь страдать от любви к Андрею Жданову.
Она пыталась, честно пыталась забыть, разлюбить его. Но у нее не получилось. Хуже того, примерно месяца через два после его свадьбы ей приснился очень странный сон. Конечно, ей и раньше очень часто снился Андрей, но это! Это был даже не сон, а что-то непонятное. Было такое ощущение, что она провалилась в какую-то другую реальность и там целую ночь занималась любовью с Андреем. Он был нежным и неутомимым. Он шептал ей, что любит, что жить без нее не может, что она у него единственная. Зато утром был кошмар. Когда она вынырнула из этого состояния и поняла, что это был всего лишь сон…. Боль была ужасная. Болела каждая ее клеточка и все целиком. И самое страшное, что все повторилось. И начало повторяться с периодичностью приблизительно в месяц. А она и ждала, и боялась. Ждала того рая, в который погружалась ночью, и боялась того ада, который наступал утром.
Катя вздохнула, последний раз взглянула на любимое лицо, собрала все вырезки в папку, а папку убрала обратно в ящик.
Все, Пушкарева, хватит. Нечего раскисать! И все-таки что-то изменилось. Не могу понять что… Что-то такое… Какое-то предчувствие. Предчувствие перемен.
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 809


« Ответ #6 : Май 20, 2017, 10:11:56 »

***************************************************
Кира лежала на кровати, уткнувшись лицом в подушку, и рыдала. Это конец. Действительно конец. Теперь все знают. И Сашка, и Кристина. ВСЕ. А Андрей!Мало того, что он со мной развелся, он еще и из "Зималетто" меня выгнал. Уволил меня. Меня! Он все у меня отнял. У меня ничего не осталось, ничего. Хотя… У меня же есть Ян. Господи, нужно срочно ему позвонить. Сказать. Он же так хотел, чтобы я ушла от мужа. Вот я и ушла. Где же телефон?

- Ян, дорогой, это Кира. Послушай, у меня потрясающие новости.
- Зачем ты звонишь? Я думал, что в последнюю нашу встречу мы все решили.
- Я звоню, чтобы сказать, что решилась. Я ушла от мужа. Подала на развод. Мне так не хватало тебя. Ты мне не звонил и не приезжал, а я так скучала. И я поняла, что не могу без тебя, и…
- Кира, подожди, пожалуйста. Мне казалось, что мы тогда все выяснили. Ты отказалась от меня.
- Да, но…
- Прости, Кира, но уже поздно.
- В каком смысле?
- Понимаешь, если я говорю все - это значит все. Поэтому я еще раз хочу повторить, что между нами все кончено. Я много лет пытался тебя завоевать и устал.
- Ян, подожди. Но выяснилось одно обстоятельство. Я хотела сказать тебе. Ребенок….
- Кира, прости, но меня больше не интересуют твои обстоятельства. Ребенка своего ты мне никогда не показывала, поэтому я не понимаю, при чем тут он. И еще: я хотел сказать тебе, что я познакомился с девушкой.
- Что??
- А что тебя так удивило?
- Но…
- Кира, у меня другая, и у нас все серьезно.
- Кто она?
- Просто девушка… Катя.
- Катя?!
- Да. Катя. Я прошу тебя, не звони мне никогда. Прости, я не могу больше разговаривать. Прощай. Желаю тебе счастья. 

Телефон умолк. Она сидела и не могла пошевелиться. Не может быть!!! Этого не может быть! За что?! За что мне все это?! Опять Катя! КАТЯ?! Нет! И разрыдалась.

- Маргарита, здравствуйте.
- Здравствуй, Кристина.
- Как ваши дела?
- Не очень. А твои?
- Плохо. Вы простите, что я Вам звоню. Я понимаю, что Вы, наверное, не хотите с нами общаться, но мне больше некому.
- А что у тебя случилось?
- Понимаете… Кира… Она в больнице.
- А что с Кирой?
- У нее нервный срыв. Очень серьезный. Мне сегодня ее домработница позвонила. Сказала, что Кира со вчерашнего вечера лежит на кровати, не встает, плачет и ни на кого не реагирует. Вчера она не стала ее трогать. А сегодня пришла и застала ее на том же месте в той же позе, испугалась и мне позвонила. Я приехала. Вызвала скорую. Сейчас вот в больнице. Маргарита, я не хочу Киру одну оставлять. А там Юра остался. Он, конечно, с няней, но…
- Кристина, не волнуйся. Мы с Пашей Юрочку к себе заберем.
- Я хотела Андрея попросить, но у него телефон отключен.
- Да, у него важная встреча. Кристина, не переживай. С Юрой все будет хорошо. Мы о нем позаботимся.
- Я боялась звонить. Думала, что…
- Ты думала, что если Юра нам не родной, то мы с ним общаться не будем? А мы будем. И любим мы его по-прежнему.
- Спасибо, Маргарита.
- Не за что. И обязательно позвони мне потом. Скажи, как Кира.
- Хорошо. До свидания.

*******************************************************

Четверг, 14-00, ресторан «Бон аппетит», отдельный кабинет.
Собранный и сосредоточенный Андрей Жданов в ожидании Николая Зорькина.
А вдруг он не захочет мне ничего сказать… А вдруг Катенька замужем… А вдруг…
Так Жданов, соберись. СОБЕРИСЬ, Я СКАЗАЛ!!! От этого разговора вся жизнь твоя будущая зависит, и не только твоя, но и Катина.
Голос метрдотеля:
- Проходите, пожалуйста, Вас ждут.
Вошел Николай.
- Николай Антонович, здравствуйте.
- Здравствуйте, Андрей Павлович.
Сцепка взглядов. Крепкое рукопожатие.
Андрей: « М-да. От пугала в очках и в дешевом костюме ничего не осталось. Уверенный в себе, привлекательный, удачливый бизнесмен в дорогом костюме. Ну, Коля, не подведи».
Коля: « Х-ммм. Странно. Как-то он изменился».
- Присаживайтесь, пожалуйста.
- Спасибо.
Официант принес меню и карту вин.
Николай, взяв меню, решил уточнить:
- У нас с Вами долгий разговор или аперитивом обойдемся?
- Очень надеюсь, что разговор будет долгий.
- А от чего зависит продолжительность разговора?
- От кого, а не от чего. Собственно от Вас и зависит.
- Звучит интригующе.
Сделали заказ. Официант ушел.
- Андрей Павлович, может, перейдем к делу?
- Что ж. Вы правы. Только вначале позвольте мне задать Вам один вопрос. Он может показаться Вам не совсем корректным, но все же я прошу Вас ответить.
- Я весь во внимании. Спрашивайте.
- Николай Антонович, Вы женаты?
- Странный вопрос. И я должен отвечать?
- Если Вам не сложно.
- А почему Вас это интересует?
- Я Вам обязательно все объясню, только вначале ответьте мне, пожалуйста. В конце концов, я у Вас не PIN-код кредитной карты прошу назвать, а всего лишь Ваше семейное положение.
- Хорошо, я отвечу, но потом Вы мне все объясните.
- Конечно.
- Я не женат.
В этот момент вернулся официант. Принес вино. Открыл бутылку. Налил на пробу. Жданов попробовал. Одобрил.
Когда вино было разлито по бокалам, и официант ушел, можно было вернуться к прерванному разговору.
- Андрей Павлович, я ответил на Ваш вопрос. Теперь объясните, пожалуйста.
- Сейчас. Я хотел спросить…
- Еще вопросы??!! Может, уже перейдем к делу? Вы обещали все объяснить, если я отвечу на вопрос. Я ответил. Теперь Ваша очередь.
- Вы правы. Нечего ходить вокруг да около, – Андрей взял бокал с вином, опрокинул в себя и резко выдохнул. Потом посмотрел Коле в глаза. – Я попросил Вас прийти, чтобы поговорить о Кате, - и уточнил, - о Кате Пушкаревой.
- О Кате, - растерялся Зорькин, но быстро взял себя в руки. – А почему Вы думаете, что я буду говорить с Вами о Кате? – он поднялся, - Если это единственная тема, то я пойду. Мое время очень дорого стоит.
- Николай Антонович, сядьте, пожалуйста. Я прошу Вас. Я практически умоляю.
Коле стало интересно. Очень интересно.
- Хорошо. Я остаюсь, но я надеюсь, что Вы мне все объясните.
- Объясню. Я хочу Вам кое-что показать, - Андрей достал из портфеля несколько листков и протянул Коле. – Надеюсь, что это останется между нами.
- Вы сомневаетесь?
- Нет… Посмотрите, пожалуйста.
- Что это?
- Анализ ДНК.
Коля внимательно изучил документ и у него, фигурально выражаясь, полезли глаза на лоб.
- Но здесь сказано, что Вы не являетесь отцом ребенка.
- Да, так и есть. Мальчик, которого я считал своим сыном, оказался чужим ребенком.
- Но… - у Коли не было слов. Пригодилось вино. Отпив сразу половину бокала, он слегка пришел в себя и уставился на Жданова. – Мне непонятно. Зачем Вы мне это показали? И при чем здесь Катя?
- Катя как раз очень даже при чем. Я Вам это показал, потому что, если бы не этот ребенок, я бы никогда не женился на Кире. На тот момент у меня было ОЧЕНЬ большое желание жениться на Кате, но обстоятельства сложились таким образом, что я не смог осуществить это желание. Так вот теперь, когда я снова свободен, вернее, стану свободным недели через две, я надеюсь, что смогу претворить его в жизнь.
- Ой, а можно попроще.
- Можно. Я развожусь с Кирой и хочу жениться на Кате. Поэтому я и пригласил Вас сюда. Николай Антонович, мы с Вами ОЧЕНЬ плохо начали и не очень хорошо продолжили. Как я понимаю, и у Кати, и у Вас сложилось неверное представление о моих чувствах к ней.
- Так не было же чувств. Один голый расчет.
- Да нет. Как раз расчета не было, ну, может, только вначале. А потом были одни сплошные чувства.
- Не может быть.
- МОЖЕТ!!!! Я полюбил Катю тогда и до сих пор люблю, и мое самое большое желание в жизни – это чтобы она была счастлива. Лучше, конечно, если со мной. Поэтому, если Вы мне сейчас скажете, что она замужем и у нее все хорошо, то я пожму Вам руку, развернусь и уйду и никогда больше не побеспокою ни Вас, ни ее.
В это время зашел официант. Принес закуски, расставил их на столе, подлил вина в бокалы и вышел. Но молодым людям было не до еды.
- Николай Антонович, Вы поймите меня. Я мог нанять частного детектива, и он бы очень быстро разыскал Катю, узнал все подробности ее жизни, но вот чувств и мыслей ее он узнать бы все равно не смог.
- А я, значит, должен их Вам рассказать?
- Да нет. Вы меня не поняли. Просто я не хочу навредить Кате. Как я понимаю, она меня считает подлецом и подонком, и я сознательно не стал ее в этом разубеждать. Ведь я мог еще тогда найти ее, объяснить ей все, но ситуацию я изменить все равно не смог бы. А ей было бы еще больнее. Одно дело, когда мерзкий обманщик женится на другой и у него рождается ребенок, а другое дело, когда человек, который тебя безумно любит, женится на другой и у него рождается ребенок. Чувствуете разницу? Ведь она-то меня любила тогда. И ей во втором варианте явно было бы больней. Был, конечно, вариант рассказать все Кате и не жениться на Кире. Но тогда Катя бы меня точно не приняла. Она и так за Киру все время переживала, а уж когда о ребенке речь пошла… 
- Так, стоп. Это все интересно, но я Вам не верю.
- Почему?
- Не знаю. В этом есть какой-то подвох. Андрей Павлович, скажите прямо, что Вам от Кати, ну, и от меня нужно?
- Прямо? Хорошо, скажу. От Кати мне нужна любовь до гроба и согласие выйти за меня замуж и родить мне троих детей. А от Вас мне нужно, чтобы Вы мне сказали, где сейчас Катя. Ну, или хотя бы, для  начала,замужем она или нет.
Коля больше не мог выносить умоляющего пристального Ждановского взгляда.
- Нет, она не замужем, и детей у нее нет.
Андрей закрыл на секунду лицо руками и потер его, а когда убрал руки и посмотрел на Зорькина, то несчастного Кольку просто ослепило сияние, исходящее из глаз Андрея.
- Коля, ты мне жизнь вернул. СПАСИБО. Скажи мне, где она? Я тебя умоляю. Хочешь, на колени встану? Только скажи.
Коля был в шоке. Глубоком и тяжелом.
- Эй, Андрей Павлович, что это Вы мне тыкать начали? Мы на брудершафт не пили.
- Так давай выпьем, в чем проблема?
- Я пока не готов, да и Катино местоположение я не готов Вам назвать.
- Почему?
- Потому что Вы мне еще не все объяснили. Да и не давала мне Катя разрешения.
- Николай Антонович, простите за фамильярность. Я готов ответить на любые Ваши вопросы. А по поводу Катиного разрешения...Вы же ее знаете. Она маленькая упрямица. Конечно, она Вам его не даст. Мне нужно ехать к ней и умолять выслушать, и я думаю, что эффект внезапности будет моим преимуществом.
- Да уж. Про упрямицу в самую точку.
- Николай Антонович, Вы спрашивайте, не стесняйтесь.
- Спрашивайте! Так сразу мне и не сообразить.
- Николай Антонович, а может, все-таки выпьем на брудершафт. Ведь Вы же Катин друг и всегда были для нее только другом. Как я потом понял, комедию с женихом она тогда для меня устроила. Может быть, Вы и моим другом согласились бы стать?
- Насколько я знаю, у Вас уже есть один друг. Тот, который писать очень любит. Да и знаете, челюсть у меня до сих пор побаливает. Так что о какой дружбе может речь идти?
- Катя давала Вам читать инструкцию?
- Мне? Нет. Она цитаты зачитывала. Избранное, так сказать. Хотя мне и этого хватило.
- Я уже давно понял, каким идиотом был. Мне нужно было разговаривать с Вами, а морду бить Малиновскому. А я делал все наоборот. Кстати, простите, что с опозданием, но я прошу у Вас прощения за ту безобразную драку, которую я устроил тогда. Я был не прав, но надеюсь, что Вы сможете меня понять. Как мужчина мужчину. Знаете, когда твоя любимая женщина отталкивает тебя, уезжает с другим, то тут уж не до политесов. Да и несдержанным я тогда был. И не понимал ничего ни в себе, ни в Кате. Не понимал, что со мной происходит. Не понимал, почему у нее так резко изменилось отношение ко мне. Просто в один миг. Как будто выключатель щелкнул. А ведь все было так просто. Нужно было только сесть и подумать. Хорошенько так все обдумать, а я... Все времени у меня не было. Зато потом его стало очень много, времени - я имею в виду. Вот я все обдумал, все по полочкам разложил и все понял, только Кати со мной уже не было.
- Интересно. А сейчас, значит, Вы совсем по-другому поступаете?
- В каком смысле?
- В прямом. Как я понял, Вы со своей женой разводитесь?
- Конечно. Я как анализ получил, так на следующий день на развод и подал.
- Вот-вот. Я об этом и говорю. То есть прожили с женщиной в браке два года, а как узнали, что ребенок не Ваш, так сразу и пошли шашкой махать.
- Вы меня, наверное, не поняли. Или я плохо объяснил… Видите ли… У нас с Кирой был фиктивный брак.
- В каком смысле?
- В самом прямом. Да, у нас была свадьба, есть свидетельство о браке, но фактически Кира мне женой не была. Мы просто жили в одной квартире, но комнаты у нас были разные. И счастливой семейной парой мы были только на людях. Для поддержания имиджа.
- Ой. Что-то мне совсем не хорошо.
- А мне, думаете, хорошо все это время было? Да еще гадай все время: где Катя? Что с Катей? Николай Антонович, я Вам еще раз повторяю. Я еще тогда все решил. Что с Кирой у меня все кончено. Что будущее мое в Кате. Смешно сказать. В тридцать лет влюбиться первый раз в жизни. Я поэтому и не понял сначала, что со мной происходит. Почему бегаю за ней, как мальчишка, оторваться не могу, наговориться не могу.
- Мммммм…. Андрей Павлович, достаточно уже.
- Достаточно? Хорошо. Так что, Николай Антонович, может, хватит «Версаль» разводить. Будем на брудершафт то пить?
- Будем.
Они встали. Выпили. Андрей протянул Зорькину руку.
- Андрей.
Николай протянул в ответ свою, - Коля.
Руки пожали друг другу крепко. Сияние в глазах Андрея. Нерешительность в глазах Коли.
- Коля, скажи мне… Она в Москве?
- Нет.
- А где?
- В Питере.
- А что она там делает?
- Работает. Что же еще она там делать может?
- А почему в Питере? В Москве что, работы не было?
- Была. Но, к сожалению, в Москве была не только работа.
- Не понял. А что еще?
- Не ЧТО. А КТО.
- Так она из-за меня уехала?
- Вернее сказать, сбежала.
- А как же ее Валерий Сергеевич-то отпустил?
- Ха! Да если Пушкарева что решила, ее рота солдат не удержит. Будто не знаешь?
- Знаю, Коля. Знаю.
- У нее есть кто-нибудь? – задал вопрос и замер.
Коля опустил глаза и задумался.
- КОЛЯ!!!!
- Андрей, послушай… А если тебе снова что-нибудь от нее нужно?
- Что, например?
- Я не знаю.
- И я не знаю. Ты же у меня регулярно проверки проводишь. Все сам видишь. "Зималетто" за два года настолько укрепилось, что… Да ты и сам знаешь. Что я тебе рассказываю. Коля, мне она нужна. Любая. Только чтобы рядом. Скажи мне. У нее есть кто-то?
И совсем деморализованный Зорькин сдал подругу с потрохами. Да и кто бы устоял перед Андрюшей Ждановым!
- Нет.
- А был?
- Нет.
- Она совсем из-за меня в мужчинах разочаровалась? Да?
- Жданов, ты совсем дурак или прикидываешься?
- Ты хочешь сказать, что…
- Так, я ничего больше не скажу. А то меня Катька точно убьет. Разбирайтесь с ней сами. Без меня!
- Коля, дай мне ее адрес.
- А может, ты подождешь, пока она в Москву на выходные приедет?
- Ты с ума сошел?! Да я не знаю, как я дорогу до Питера осилю. А ты - выходные.
- Ладно. Адрес у меня в телефоне записан. Я тебе сейчас перешлю… Андрей, слушай, а ты не мог бы ей сказать, что ты частного детектива нанял и он ее адрес выяснил? Ну, чтобы я как бы ни при чем был. А вдруг вы не договоритесь… А она меня потом…
- Во-первых, мы договоримся, а во-вторых, никакого вранья между мной и Катей больше не будет! Никогда. Так что терпи.
- А куда мне деваться? Всю жизнь терплю.
- Во сколько она с работы приходит? Не знаешь случайно?
- Часов в десять. Трудоголичка.
- Ясно.
- Слушай, а зачем ты у меня спрашивал, женат я или нет?
- Не знал, как разговор начать, чтобы тебя заинтересовать и чтобы ты сразу не сбежал. Ну, и еще все-таки сомнения у меня были. А вдруг вы с Катей поженились, а я тебе начну говорить, что люблю ее…
- Ясно.
- Все, Коля. Я пошел. Мне некогда.
- Стой. Ты сегодня, что ли, собрался ехать?
- Конечно, сейчас на самолет и …
- Подожди, бешеный. Ну, приедешь ты сегодня. Во сколько? Ночью? Ей же завтра на работу. Что ты ей объяснить-то успеешь? Поезжай завтра. За один день ничего не случится. А завтра пятница. Дождешься ее с работы, а потом у тебя два дня на уговоры будет.
- Дельный совет. Спасибо.
- И еще…
- Что?
- Ты… Это…
- Коля! Говори уже.
- Ну, она изменилась внешне. ОЧЕНЬ. Такой красавицей стала… Я к тому, что можешь ее не узнать.
- Я ее узнаю, Коля. Из миллиона. Все. Я пошел. Так. Вот деньги. За обед. Ты сиди, наслаждайся.
- И ты поешь. Куда побежал-то?
- НЕ МОГУ Я!!!! Вернемся, позвоню. С меня причитается.
- А то! Пока.
- Пока.

Андрей метался по квартире. И зачем я Зорькина послушал? Надо ехать… Нет, он прав. Поеду на ночном поезде. Завтра день погуляю по городу. Нет.. Целая ночь в поезде. Не выдержу. Полечу на самолете. Завтра. Нет… Целая ночь дома… Не выдержу… ПОЕДУ НА МАШИНЕ. ПРЯМО СЕЙЧАС. Хоть будет чем заняться.
Зазвонил телефон.
- Андрюша!
- Мама, здравствуй.
- Сынок, почему у тебя мобильный так долго отключен? Я уже волноваться начала.
- Мама, все в порядке. Я на встрече был, отключил, а потом забыл включить. Хорошо, что ты позвонила. Я сейчас уезжаю.
- Куда?
- В Питер. За Катей.
- Она там?
- Да.
- Когда вернешься?
- Не знаю пока. Позвоню.
- Андрей, я сказать хотела… Понимаешь… Кира в больнице. Мы с папой Юру к себе забрали. Ты не против?
- Конечно, нет. Молодцы! Я вернусь и к вам приеду.
- Хорошо. Сыночек, удачи тебе.
- Спасибо, мама. Она мне понадобится. Пока. Папе привет передавай.

Быстро собрался. Выбежал из дома. Все. В путь. Выезжая из города, позвонил Малиновскому.
- Ромка, меня завтра не будет. Так что ты за старшего.
- Андрюх, а ты куда?
- Далеко, отсюда не видно. Все, Ромка, пока.
- Подожди, а в понедельник-то ты будешь?
- Не знаю пока. Позвоню.

Он проехал примерно полпути, когда понял, что непременно умрет, если не поспит хотя бы полчаса. Спать на обочине ему не хотелось, и он все-таки доехал до Новгорода, до небольшой гостиницы с поэтическим названием “Садко”, и упал спать. И,несмотря на свое нетерпение, проспал весь остаток ночи.
Проснулся, долго мылся и брился. Все-таки к любимой женщине едет. Нужно выглядеть прилично. Хорошо, хоть вчера впопыхах нормальную одежду на себя натянул.

Поехал дальше. К Катиному дому подъехал к шести часам. Припарковался так, чтобы хорошо были видны подходы к подъезду. И стал ждать. Господи, как же пережить эти часы?!
Вот и ОНА. Он узнал ее сразу. Не глазами - сердцем, душой, телом. Вывалился из машины.
- КАТЯ!!!!!
Она резко остановилась, как будто натолкнулась на какое-то препятствие, и начала медленно оборачиваться.




Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 809


« Ответ #7 : Май 20, 2017, 10:54:51 »


**************************
Катя подходила к своему подъезду, когда услышала, как ее окликнул до боли знакомый и любимый голос.
Ну, вот у меня уже слуховые глюцинации начались… Она медленно обернулась. К ней быстрым шагом приближался АНДРЕЙ ЖДАНОВ.
Мама! Какой кошмар! Сейчас же светло и я на улице. Почему у меня опять это началось?! Так, завтра иду к психотерапевту. Боже мой, стыдно-то как…
Он подошел ближе, а она не могла оторвать от него глаз. Такое ощущение, что он материализовался из ее снов. Вчера она снова несколько часов рассматривала его фотографии, потом легла, но уснуть не могла. В голове билась одна мысль: « Андрюша, не гони, пожалуйста». Потом уснула. Снился Андрей, как будто бы он шел к ней откуда-то издалека. На работе была, как в бреду. И вот теперь. Пожалуйста вам.
Господи, он обнимает меня, целует. Берет на руки, куда-то несет. Какой хороший сон! Вот бы он не кончался всю жизнь.
Слегка очнулась от его шепота:
- Катя, открой эту чертову дверь.
И опять поцелуй. Господи, какую дверь? Разве во сне бывают двери?
- Катя, дай мне ключи.
Где же ключи? А, да. Вот. Ой, он опять меня куда-то несет.
- Катенька, родная, любимая. Так скучал. Умирал без тебя.
Какие волшебные слова, какие сладкие поцелуи.
- Андрюшенька, любимый, родной. Так скучала. Умерла без тебя.
Тааак, психотерапевт уже явно не поможет. Нужен психиатр.
И все, мыслей больше не было. Остались одни чувства. Такие сладкие и волнительные чувства. Как же хорошо!

Катя медленно выплывала из своего безумного сна.
Как же не хочется просыпаться. Сейчас открою глаза - и опять одна. А так хочется, чтобы он был рядом, чтобы эти слова, эти поцелуи и все остальное… были не с фантомом, а с живым Андреем. Открыла глаза. Так, где это я? Похоже, у себя в квартире. А как же я сюда попала? Не помню… Так меня же Андрей принес на руках.
- Проснулась, любимая моя?
Ну вот. Опять. Андрей Жданов лежит на моей кровати и улыбается мне. Нет, тут уже и психиатр не поможет. Мне же прямая дорога в сумасшедший дом. Принимайте, господа врачи, Катю Пушкареву, которая все-таки сошла с ума от безответной любви к Андрею Жданову. Ну, вот. Опять он меня обнимает. Целует… Как же хорошо… Как наяву. НАЯВУ. МАМОЧКА! ЭТО ЖЕ НА САМОМ ДЕЛЕ ПРОИСХОДИТ! БОЖЕ МОЙ!!!Она начала вырываться.
- Андрей, отпусти меня. Немедленно.
Он с удивлением отстранился. Она соскочила с кровати, потянув на себя одеяло, и завернулась в него.
На ее кровати НАЯВУ лежал абсолютно голый Андрей Жданов, с большим удивлением на лице и явно выраженным желанием внизу.
- Катюша, ты чего убежала-то? Иди назад. Радость моя.
Она схватила с пола покрывало и накинула на него, а у самой щеки были пунцовые и сердце билось в каком-то зашкаливающем ритме.
- Андрей? Ты здесь?
- Ну да. А ты не заметила?
И улыбается хитро. Катя рухнула в кресло и закрыла лицо руками.
- Катюш, ты чего?
- Но, я думала, это сон…
- И часто тебе, Катенька, такие сны снятся?
(Сказала бы я тебе по этому поводу…. )
- Катюш, ну иди сюда. Мне срочно нужна помощь. Прием.
Он хотел встать и подойти к ней, но она, услышав шорох ткани, убрала руки от лица и жестом остановила его.
- Андрей, не подходи…. Зачем ты приехал?... И как ты узнал, где я живу?... И вообще что все это значит???
- Эхх... А все так хорошо начиналось! Может, все-таки вернешься? Продолжим, а??
- АНДРЕЙ!!! Я НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮ!!!! ОТКУДА ТЫ ВЗЯЛСЯ??!!!!

Андрей тоже ничего не понимал. Только что она целовала его, называла любимым, родным, а теперь сидит такая неприступная. Вся сжалась. Надо бы одеться, хоть и не хочется. Сполз с кровати. Катя отвернулась. Пока собирал по квартире раскиданную одежду, снова прокрутил в голове произошедшие события.
Он окликнул ее. Она обернулась. Посмотрела на него. И он пропал. Пошел к ней, ничего не замечая вокруг. Подошел, заглянул в глаза. А там… Море любви, океан нежности, водопад желания. Ничего не мог уже с собой поделать. Он так долго ждал этого. Обнял. Странно, но она не вырывалась. Поцеловал. А потом уже не смог остановиться. Она так самозабвенно отвечала. Была такой податливой. Такой страстной. Поднял на руки. Моя Катя!!! Хорошо, что он заранее выяснил,где квартира, в которой она живет, а то могли ведь прямо на лестнице… Как замки открыл – не понял. Раздевал с лихорадочной поспешностью...скорей, скорей избавиться от всего.
Катенька, любимая, родная. Как же долго тебя не было рядом. Целую жизнь. Я же умер без тебя, а сейчас воскрес. Хорошая моя.
А потом мысли закончились -  и остались одни чувства.
А что теперь? Сидит вся такая, как ежик. Непонятно.
Он наконец-то нашел свои джинсы. И как они там оказались? Оделся. Подошел к Кате. Присел рядом у ее ног. Она еще сильнее сжалась. В глазах стояли слезы.
- Катюша, дорогая моя, в чем дело? Что с тобой?
- Андрей, уходи.
- Почему?
- Уходи, я прошу тебя. Я не могу на тебя смотреть. УХОДИ!!!!
- Никуда я не пойду. Катюша, почему ты плачешь? Что случилось?
- А ты не понимаешь?
- Нет! Ведь только что все было так хорошо.
Катя уже не плакала. Она рыдала. А он не знал, что ему предпринять. Как утешить ее, и почему она плачет. Боялся сделать что-нибудь не так.
Ну вот, Жданов. Опять ты все испортил. Не надо было вот так с наскока. Нужно было сначала поговорить, объяснить. Да какое поговорить. Как увидел ее, так крышу и снесло. Ладно. Будем исправлять.
Он выпрямился. Решительно протянул к ней руки. Поднял из кресла, сел в него сам, а ее посадил на колени. Она начала вырываться, но он не отпустил. Начал ее укачивать, как маленькую. Гладил по голове. Шептал на ушко успокаивающие слова. Потихоньку она начала успокаиваться.
- Катюша, ну что ты, любимая моя. Перестань.
Она всхлипнула особо пронзительно.
- Не называй меня так.
- Как?
- Любимая.
- Почему?
- Потому что это неправда.
- Это правда.
- А ты ничего не забыл? Вернее, никого?
- Нет. Не забыл. У меня уже давным-давно одна любимая, и это ты.
- АНДРЕЙ, ПРЕКРАТИ. А про жену свою ты забыл?
- Катюш, про жену я помню. Но она мне не любимая.
- Узнаю Андрея Жданова. Все те же, все там же. Андрей, зачем ты приехал?
- Затем, чтобы сделать тебе предложение. Вернее, четыре предложения.
- Целых четыре! Вот это да! И какие же? Тебе опять нужно подделывать отчеты?
- Отчеты мне не нужны. Ни поддельные, ни настоящие. Я тебе кое-что другое предложить хочу.
- И что же это?
- Я тебе предлагаю вернуться со мной в Москву, выйти за меня замуж, родить мне троих детей и четвертое предложение – быть со мной всегда. До гробовой доски, так сказать.
- Андрей…. Я не понимаю…
- Любимая моя девочка. Я тебе все объясню.
- Но ты же женат…
- Катюша, мы подали на развод. Так что через две недели я стану свободным и сразу же предлагаю сыграть нашу свадьбу. Ты согласна? Какую свадьбу ты хочешь? Я для тебя все сделаю, только соглашайся.
- Андрей, подожди. Я ничего не понимаю. Отпусти меня, пожалуйста.
- Катюш…
- Андрей, я не могу разговаривать в таком виде. Я сейчас оденусь, и мы поговорим. Отпусти меня.
Он нехотя отпустил.
Катя на подгибающихся ногах, прихватив по дороге собранную Андреем одежду, дошла до ванной. Закрывшись там, она начала приводить себя в порядок.
Кошмар какой-то: вся косметика поплыла. Сейчас все подправим. Что ж так руки-то трясутся. Господи, Андрей здесь. Такие слова говорит, ТАКИЕ предложения делает. Так, надо успокоиться и спокойно с ним поговорить. И вообще, как он нашел меня? И зачем? И вообще, ЧТО ПРОИСХОДИТ?Huh??
Одевшись, вышла из ванной. Позвала Андрея. Не сидеть же в комнате, где развороченная кровать не дает сосредоточиться и кружит голову воспоминаниями.
- Андрей, иди сюда. Давай на кухне поговорим. Тебе чай или кофе?
Андрей зашел на кухню, огляделся, сел за стол.
- Кать, мне ничего не нужно. Сядь, пожалуйста. Давай поговорим.
Она села напротив, но глаза поднять на него не могла, смотрела на руки. Как же она любит его руки, его пальцы. Так, Пушкарева, стоп. Куда это тебя опять понесло.
- Андрей, я не понимаю. Зачем ты приехал?
- Я тебе уже сказал.
- Но это же … Этого не может быть.
- Очень даже может. Катюша, я сначала думал, что дождусь развода и приеду к тебе уже совсем свободным, но потом понял, что не смогу, не выдержу еще две недели без тебя. Я и так слишком долго был без тебя. А без тебя это не жизнь – это какое-то непонятное существование.
- Я прошу тебя. Подожди. Не нужно про это…
- Про что?
- Ну, про меня. Давай сначала про тебя.
- Давай.
- Хорошо. Вы разводитесь. А ребенок? Ты про него подумал? Он же маленький еще, и ему нужны и мама, и папа.
- Кать, подожди… Я тебе сейчас все объясню. Это не мой ребенок, понимаешь.
- Как? В каком смысле?
- Во всех.
- Этого не может быть.
- Ты не первая, кто это говорит. Я, честно говоря, тоже думал, что этого не может быть. А оказалось, что очень даже может. Кира забеременела от другого, а потом всем сказала, что этот ребенок мой.
- Может, она не знала, что он от другого?
- Катюша, она все прекрасно знала. Там разница в сроках была три недели. Так что не перепутаешь. Помнишь, мы должны были в Прагу поехать, а я не смог. Кира уехала с Романом. Вот там у нее все и случилось…
Катя резко встала со стула, подошла к окну и стала смотреть на улицу.
- Да, Я помню. Кстати, а как Роман Дмитриевич поживает? Ты его с собой не прихватил?
Андрей быстро подошел к Кате. Развернул к себе и, держа лицо в руках и смотря в глаза, начал говорить:
- Катя, дорогая моя. Я знаю, ты нашла эту чертову писульку. Но ты все не так поняла. Я НИКОГДА не думал про тебя так, как там было написано. Да, я начал всю эту историю, потому что я трус и я испугался. Ты же все про меня знаешь и знаешь, что я на самом деле из себя представлял тогда. Но потом, когда мы начали близко общаться. Я полюбил тебя. Так полюбил, что контролировать себя не мог. И думать не мог. Я ведь только потом все понял. Понял, почему ты так поступала. Катенька, если бы ты тогда не уехала, я бы все тебе объяснил. Я ведь приезжал к тебе, звонил тебе.
Катя попыталась вырваться, но он не отпустил.
- Конечно, ты звонил. Доверенность то была неправильно выписана, а как нужную бумажку получил, так сразу успокоился.
- Катя, я не успокоился. А встреч с тобой я не искал совершенно по другой причине. Кира сказала всем, что беременна. Я понимал, что у меня выхода нет и что мне жениться на ней все равно придется. Понимаешь? Ну, пришел бы я к тебе - и что бы сказал? Прости, Катя, я тебя люблю, но женюсь на другой, потому что я дурак и спал не с той женщиной. Да еще и умудрился каким-то образом ей ребенка сделать.
- Андрей, подожди. Отпусти меня, - он отнял руки от ее лица, но далеко не отпустил, а обнял и прижал к себе. – Я ничего не понимаю. То есть ты хочешь сказать, что любил меня?
- Конечно, любил тогда, любил все эти годы и сейчас люблю.
- Но я же читала инструкцию и разговоры твои слышала с Малиновским. Я слышала, как ты смеялся надо мной, слышала, как Роман Дмитриевич тебя спать со мной заставлял. Я слышала, как вы весело решали, куда отправите меня после Совета. Почему же тогда ты все это говорил?
- Катенька, девочка моя, я был полным дураком, болваном, идиотом. Я совершенно не понимал, что со мной происходит. А Малиновский своими разговорами просто ставил мне голову на место. А по поводу того, что он меня спать с тобой заставлял… Да не нужно было меня заставлять. Я сам хотел тебя, как безумный. Но я так этого боялся.
Получалось, что я никого, кроме тебя, не хочу, а для меня это было странно. Я боялся, что потом совсем не смогу от тебя оторваться. Но я еще тот тугодум. Знаешь когда я понял, что люблю тебя? Перед тем советом. Ты ушла, со мной не поехала. А я так хотел тебя. Так хотел быть с тобой. А ты мне не поверила, да? – Катя кивнула. – Ну, вот. Ты ушла. А меня осенило. Понимаешь, я полюбил первый раз в жизни, и пока до меня дошло…
- Андрей, но ведь разговор о том, что меня нужно отправить далеко и надолго после Совета на следующий день был.
- Катя, я тебе уже говорил. Это было недоразумение. Ты услышала часть очень длинного разговора, причем эта часть была вырвана из контекста.
- Ну, конечно.
- Конечно. Я тогда сказал Малиновскому, что отменю свадьбу и что люблю тебя. А по поводу командировки. Я боялся, что после отмены свадьбы Кира устроит настоящий дурдом, и хотел оградить тебя от всего этого. Если бы я знал, что ты нашла эту чертову писульку… И почему я не убил Малиновского? Кать, - он опустился на колени и уткнулся головой ей в живот, - я умоляю тебя, прости меня, дурака, ну поверь мне. Если бы ты только знала, как мне было плохо без тебя. Я вообще не могу без тебя. Я каждый день боролся с собой. Мне все время хотелось все бросить, найти тебя, обнять, все объяснить, но я понимал, что женатого ты меня не примешь, а развестись я не мог. А как только узнал про ребенка, подал на развод и сразу же к тебе прилетел. Кать, если б ты знала, как я боялся, что у тебя кто-то есть, что ты замуж вышла, но, с другой стороны, желал тебе счастья. В общем, в таком аду жил, ты себе не представляешь. Кать… - он поднял голову и посмотрел на нее. По Катиным щекам текли слезы, но в ее взгляде была любовь и нежность.
-Я не знаю, что сказать на это.
- Скажи мне да.
- В каком смысле.
- А ты забыла? Я же тебе предложение сделал. Ну, Екатерина Валерьевна, и каков будет Ваш положительный ответ?
- Я не знаю…
- Катюша, прости меня, пожалуйста. Я умоляю тебя. Я могу на коленях всю жизнь простоять. Только прости меня.
- Андрей, встань. Я давно простила тебя.
- Кать, ты любишь меня?
- Люблю, Андрей. Давно люблю. Я полюбила тебя с первого взгляда. Увидела и пропала.
- КАТЯ.
Он поднялся. Обнял ее. Начал целовать. И мир для этих двоих опять исчез. Остались только они.

- Андрей.
- Ммм.
- Отпусти меня, мне выйти надо.
- Куда ты собралась?
- Ну, надо мне.
- Я с тобой.
- Я сама справлюсь.

Андрей тоже встал. Очень хотелось пить.
- Катюша, ты пить не хочешь?
- Очень хочу. А ты голодный?
- Ужасно.
- Сейчас посмотрю, что у меня есть. Обычно к пятнице ничего не остается.
- Ой, черт, я же совсем забыл. У меня в машине куча еды. Я рано приехал, не знал куда себя деть, вот и зашел в магазин. Сейчас.
Он быстро оделся. Выскочил из квартиры. Вернулся. Принес много пакетов с едой, огромный необычайно прекрасный букет цветов и свои вещи. Букет отдал Кате, сумку бросил у порога, а пакеты понес на кухню.
- Представляешь, я даже машину на сигнализацию не поставил. Как тебя увидел, так голову и потерял. Хорошо, что не угнали.
- А какая у тебя теперь машина?
- Та же самая. Не смог с ней расстаться. В ней же ты ездила. Столько воспоминаний с ней связано. Садился и представлял, что ты рядом.
- Андрюша…
И снова поцелуи, объятия.
- Андрей, ты же голодный был.
- Ну, да.
Пока Андрей разбирал пакеты, Катя ставила цветы в воду.
- Андрюша, такой большой букет. Он никуда не влезает. Пришлось в ведро поставить.  Ой, сколько еды!
- Кать, шампанское будешь? Где у тебя бокалы?
- Сейчас достану. А ты так мне и не сказал, как ты меня нашел, да и вообще такое впечатление, что ты знал, что я одна живу.
- Я только вчера узнал. Знаешь, сколько сил потратил, пока Зорькина твоего уломал мне про тебя рассказать.
- Значит, дружок выдал! Ясно. И то мне странно показалось. Я у него спрашиваю, зачем тебя Жданов на встречу-то вызывал, а он мямлит что-то. Мол, про акции интересовался. Теперь ясно.
- Кать, он не выдал, правда. Я ему просто все объяснил: и про чувства мои к тебе, и про свадьбу, и про ребенка. Он долго сомневался. Но потом сказал мне. Кстати, я извинился перед ним за ту драку, помнишь? Объяснил, что жутко ревновал тебя. Просто ужасно.
- А ты правда ревновал?
- Правда, Кать, правда. Я так ревновал, что, если бы ты меня не стукнула, я бы его убил. Но теперь мы друзья. На брудершафт выпили.
- Это хорошо. Колька -  он хороший.
- Я знаю.
- А что там с акциями? Я не совсем поняла.
- Да мы с отцом воропаевские акции решили выкупить. Вот я и подстраховался. Вдруг бы Сашка их на рынок выбросил.
- И как?
- Кира и Кристина продали, а Сашка сказал, что думать будет. Ну, ничего. Я уверен, что он свои тоже продаст. Он-то больше всех мечтал деньги свои забрать. Так что "Зималетто" только наше.
- Ты рад?
- Конечно. Если бы ты знала, как я устал от всех Воропаевых. Катюш, садись, поешь.
- Нет, я только шампанского.
Пока Андрей ел, Катя его не тревожила вопросами, а их было очень много.
- Андрюш, будешь еще что-нибудь?
- Нет. Наелся.
- Я хотела спросить…
- Кать, все что угодно. На любой вопрос отвечу.
- Ты что-то сказал про расхождение в сроках. Ну, про беременность. Я не совсем поняла. Почему Кира не могла перепутать?
- Очень просто, Кать. Последний раз я спал с Кирой накануне твоего дня рождения. А Прага была через три недели. Вот и разница. Она точно знала, что ребенок не мой.
- Подожди, Андрей. А почему?..
- Что, почему, Кать? Почему с Кирой не спал?
- Да.
- Я же говорил тебе уже. Помнишь? Тогда, у твоего дома, когда нас твой папа прервал. Ты не поверила мне?
- Нет.
- А я ведь правду говорил. Если бы я тогда включил мозги, сел и подумал… Все бы по-другому было. А я с ума сходил. Ничего, зато потом у меня времени было много. Все по полочкам разложил. За десять дней свадебного путешествия все у меня в голове сложилось.
- Ты в свадебном путешествии обо мне думал?
- Конечно, а что мне еще делать было? Днем, правда, Кира доставала, все пыталась отношения наладить. Зато все ночи были мои. Все думал о тебе. Мечтал, что бы сделал с тобой, если бы ты была со мной. Ну, и все события расставил в верном порядке.
- Андрей, я не понимаю. А Кира где ночами была?
- В своем номере.
- У вас разные номера были?
- Да. И разные комнаты в квартире. Катюш, у нас была только видимость брака. Я же тебе говорю. Я с ней последний раз был накануне твоего дня рождения. А после нашей ночи мне уже ни одна женщина в постели, кроме тебя, не нужна была. А Кира... Сначала я был к ней просто холоден, а потом она мне вообще противна стала. Так что... Ни о какой постели речи не шло. Хотя она активно пыталась.
- Господи, Андрей! Какой кошмар. Получается, у вас фиктивный брак был?
- Да. Катя, я женился только из-за ребенка. А как только узнал, что ребенок не мой, сразу же развелся.
- А Кира сказала, чей ребенок?
- Нет. Да мне и не интересно. Кстати, она сказала, что все время нашего брака с кем-то спала. И еще много интересного наговорила…
- Расскажешь?
- Конечно. Тебе я готов рассказать все, что угодно.
- Как она вообще на это пошла? Ну, я имею в виду, как решила сказать, что ребенок твой?
- Это я виноват. Понимаешь, я опять сглупил. Я сказал ей, что люблю тебя. Вот…
- Сказал? Когда?
- На следующий день после того, как ты ушла. Понимаешь, в день Совета я поехал к тебе, но твои родители сказали, что ты уехала. Я ничего не понимал. Все думал, куда ты могла деться? А потом меня накрыло таким страшным отчаяньем. Я вдруг понял, что не могу жить, когда тебя нет рядом. Ты была - и жизнь была, ты исчезла - и жизнь исчезла. А утром Кира вернула мне пакет с игрушками и открытками. И я прочитал Ромкину писульку. Внимательно прочитал. В первый-то раз я пробежал ее глазами, порвал и выбросил. А тут ВНИМАТЕЛЬНО изучил. Бедная моя, как ты вообще все это пережила? – он подошел к ней взял на руки и посадил к себе на колени. – Катюша, прости меня. Родная.
- Андрей… - она уткнулась ему в грудь.- Рассказывай дальше.
- Дальше… Кать, а ведь я тебе привез тот пакет назад. Это все твое. Только половину открыток выбросил. Оставил только то, что сам писал. Первый раз я сам после нашей второй ночи тебе открытку написал. Помнишь?
- Помню: «Забудь все,что было. Прошлое, которое отдаляло тебя от меня, зачеркнуто. Как бы я хотел дать тебе уверенность, веру в себя, в будущее…
-«Ты так нужна мне. Такая, какая ты есть. Катя, ты лучшее, что у меня было». - ---Это была первая открытка, которую я сам написал,и потом все писал сам, кроме одной. Той: про то, что провел бессонную ночь и что жду не дождусь вечера. Она была из пакета с инструкцией. И ты это знала. Но знаешь, что самое смешное?  В ней тоже была правда. Я действительно думал о тебе и не мог дождаться вечера. Мне так хотелось провести его с тобой, только я себе в этом не признавался… А получилось…
- … Андрей. А Кира?
- Да, что-то я отвлекся. Ну, вот. Я прочитал инструкцию. Осознал все, и у меня было такое состояние… А Кира...она же меня хорошо знала. Пришла вечером и спрашивает, что со мной. Ну, я ей и сказал, что люблю Катю Пушкареву. Как потом выяснилось, это было последней каплей, которая ее добила. Она решила, что женит меня на себе любыми способами. А тебе не отдаст. А тут беременность, вот и повод. Она думала, что у нас постепенно все наладится. Что я вернусь к ней, как поступал всегда. А я не смог.
- А ребенок?
- Она собиралась аборт сделать и сказать, что у нее выкидыш, ну, после того, как у нас все наладилось бы.
- Этого не может быть…
- Может, Кать. Знаешь, что она сделала? Она заплатила врачу, и ей искусственно вызвали роды раньше на три недели. Чтобы не было вопросов о сроках.
- Кошмар какой-то. А как же ты узнал, что это не твой ребенок?
- Чувствовал. Я с самого начала чувствовал, что что-то здесь не то. Но не мог про Киру такое подумать, а потом услышал разговор родителей, что мальчик совсем на меня не похож. И это меня встряхнуло. Вот я и решил сделать анализ ДНК. Так все и открылось.
- Да, я видела фотографии в журнале и тоже подумала: как странно, что твой сын на тебя совершенно не похож.
- Да, ребенок, Кать… - его голос изменился, стал каким-то надломленным, и Катя отвела голову от его груди и стала внимательно смотреть на Андрея. – Знаешь, чем больше становился живот у Киры, тем противнее она мне становилась. Я не мог ее выносить, а она все липла ко мне. Показывала, как он толкается. А у меня. У меня было желание оттолкнуть ее от себя, убежать далеко. Мне сны снились. Ужасные. Мне снилось, что я беру нож и ударяю ее им прямо в живот. Бью, бью. Просыпался. Кать, это был такой кошмар. Я себя последней сволочью считал. Вообще не человеком. А потом, когда он родился... Стало еще хуже. Я его ненавидел, потому что он был стеной между мной и тобой, и себя ненавидел - за то, что так к нему относился. Сидел и думал. Вот Жданов, это твой ребенок, а ты его не любишь. Ты нелюдь какой-то. Я все смотрел на него. Выискивал хотя бы одну свою черточку. Ну, хоть что-нибудь, за что можно зацепиться. Но не находил. Ни во внешности, ни в характере. А Кира все надо мной глумилась и родителей настраивала против меня. Все говорила им, что я ребенком не занимаюсь. А они и сами видели мое отношение. И тоже меня подонком считали. Так что Кира мне отомстила. По полной.
- Андрюша, - Катя встала с его колен, обняла его, прижала его голову к своей груди. – Любимый, не переживай, пожалуйста. Все закончилось. Все выяснилось. Все хорошо. Я с тобой.
Долго они еще просидели так. Наполняясь друг другом. Вспоминая друг друга. Утешая друг друга.

- Катюш, маленькая моя, пойдем спать. Скоро уже утро. – Андрей встал, взял Катю на руки и отнес в кровать. Легли. Прижались друг к другу крепко-крепко.
- Я боюсь. Боюсь засыпать, а вдруг ты исчезнешь. Я проснусь, а тебя нет. Я точно тогда с ума сойду.
- Я не исчезну. Я всегда буду с тобой. А ты не исчезнешь? Кстати, ты-то мне так и не сказала, куда ты тогда пропала. Я всю голову себе сломал. И как ты в Питере оказалась?
- А что, Колька тебе не сказал?
- Нет, конечно. Он мне сказал, что ты не замужем, адрес твой дал, ну, и намекнул, что ты все еще ко мне не равнодушна. Короче, к жизни меня вернул. Так где ты была?
- В Египте.
- Где??!!!
- В Египте. С Юлианой.
- С Юлианой? Ну, конечно! Как же я не додумался то до этого! И что ты там делала?
- Работала, что же еще. Андрей, она мне очень помогла. ОЧЕНЬ. Если бы не она, я бы точно не пережила. И эту работу в Питере она мне устроила. Я не могла в Москве оставаться. Очень боялась, что встречу тебя… и что никогда не встречу. Вот и решила уехать.
- Понятно. А где ты сейчас работаешь?
- В банке. Я управляющая банком.
- Вот это да! Никогда в тебе не сомневался. Ты молодец.
- Спасибо. Я старалась. Андрюш, я совсем засыпаю.
- Спокойной ночи, милая моя. Любимая девочка.
- Спокойной ночи.

Первым проснулся Андрей. Катя спала, крепко прижавшись к нему. Не смог удержаться. Начал осторожно гладить ее волосы, плечи, все остальное. Она тоже стала просыпаться. Открыла глаза. Утро встретило ее поцелуем любимого. Андрей, он здесь. Не исчез, не испарился. Потянулась к нему. Сегодня они любили друг друга медленно, нежно, заново узнавая друг друга.
… Завтракали долго. Разговаривали, смеялись. Катя рассказывала Андрею о Египте, о банке. А Андрей рассказывал Кате о "Зималетто". Потом решили пойти погулять. Долго гуляли. Любовались красотами Питера. Вернулись. Вечер вдвоем. Ночь вместе.
… В воскресенье за завтраком Катя загрустила. Андрей, конечно, сразу заметил ее состояние.
- Катюша, любимая моя, что с тобой? Почему ты грустная такая? Что-то не так?
- Нет, Андрюша, все так. Просто выходные кончаются. Ты когда собираешься ехать?
- Катя, я никуда не поеду.
- Как?
- Я без тебя не поеду. Я больше без тебя и дня не выдержу. Буду жить здесь, пока ты не согласишься в Москву вернуться. Не прогонишь? Если прогонишь, то поселюсь под окнами.
- А как же работа?... "Зималетто"?
- Кать, для меня сейчас важнее всего ты. На все остальное мне наплевать. Родная моя, неужели ты правда, думала, что я смогу уехать от тебя?
- Но у меня работа…
- Буду ждать тебя с работы. Кать, а может, все-таки согласишься на мои предложения?
- Андрей, ты серьезно?
- Конечно, а ты думаешь -  шутки? Катюша, соглашайся. Пожалуйста.
- Но…
- Кать…
После серии сокрушительных поцелуев крепость под названием Катя Пушкарева сдалась на милость победителя Андрея Жданова.
- Андрей, но меня сразу не отпустят. Придется отрабатывать две недели.
- Что ж поделаешь. Буду тебя с работы встречать. Ужинами кормить.
- Я тебя люблю.
- И я тебя люблю.

… В понедельник утром Андрей привез Катю на работу. Оторваться друг от друга было невозможно, но пришлось.
- Катюш, я к обеду подъеду, пообедаем, ладно?
- Конечно, дорогой. Все, я пошла.
Андрей проводил Катю глазами до входа. Достал телефон. Нужно сделать несколько звонков.
Первый новому другу.
- Коля, привет.
- Привет, ну наконец-то. Как у тебя дела?
- Все в порядке. Мы помирились, так что ты можешь за свою жизнь не опасаться.
- Это хорошо. А Катька как?
- На работу пошла. Увольняться будет. Я ее уговорил в Москву вернуться.
- Это хорошо.
- Ну, пока, Коля. Еще раз спасибо.
- Не за что. Пока.

Второй старому другу.
- Малина, привет!
- О, Жданчик, наконец-то. Ты куда пропал?
- Я в Питере.
- А что ты там делаешь?
- Ром, я с Катей помирился. Так что начинай сочинять покаянную речь и тренируйся ползать на коленях.
- Это ты о чем?
- О писульке твоей чертовой. Будешь прощения просить. Понял?
- Понял, не дурак. А ты сегодня на работу приедешь?
- Нет. Я не знаю, когда приеду. Как Катю с работы отпустят.
- Не понял.
- Рома, что ты не понял? Я без Кати не уеду. Ты мой заместитель, вот и замещай меня. Я на телефоне. Отчеты электронкой отправляй. Я их и здесь посмотреть могу. Сейчас отцу позвоню, попрошу, чтобы помог в случае чего.
- Слушай, а как Пушкарева выглядит теперь?
- Тебе какая разница? Все, пока.

Третий родителям.
- Па, здравствуй!
- Здравствуй, сын. Как дела у тебя?
- У меня все отлично. Катя согласилась стать моей женой.
- Поздравляю.
- Спасибо. Па, мне придется задержаться в Питере. Не знаю, сколько Кате еще здесь придется пробыть, а я без нее не уеду. В "Зималетто" сейчас ничего срочного нет. Но если Ромке помощь понадобится, ты поможешь?
- Конечно, помогу. А кем Катя работает?
- Она управляющая банком.
- Вот это да!
- Ага. Вот такая у меня жена будет!
- А чем она в Москве заниматься будет?
- Она без работы точно не останется, но я думаю, что нужно будет ее уговорить в "Зималетто" вернуться. Я пока с ней еще на эту тему не говорил. Не до этого было.
- Ясно. Андрей, мне вчера Саша звонил. Он согласился акции продать. Сегодня все оформим.
- Это отличная новость. Пап, а как там Юра?
- С ним все в порядке.
- А Кира как?
- Кира дома уже, но мы с мамой решили, пусть Юра пока у нас поживет.
- Молодцы. Все, пап. Пока. Маму поцелуй. Я как выясню, когда вернусь, сразу сообщу.
- До свидания.

… Катя решила с руководством вопрос о своем увольнении. Договорились, что она поработает еще неделю. Конечно, отпускать ее очень не хотели, но когда узнали, что она выходит замуж и переезжает в Москву, то предложили ей аналогичную должность в Москве. Катя сказала, что подумает. Нужно с женихом посоветоваться.
Решив все производственные вопросы, решила заняться личными. Нужно родителям позвонить, подготовить.

- Мамочка, здравствуй.
- Здравствуй. Катенька.
- Как у вас дела?
- У нас хорошо. По тебе только скучаем. А у тебя как?
- Мам, у меня очень хорошо. Я тебе сказать хотела. У меня отличные новости. Я через неделю в Москву возвращаюсь. Навсегда.
- Катенька! Как хорошо. Как я рада. Наконец-то. А то мы с папой все одни да одни. Хорошо, хоть Коля заходит.
- Мам, а папа дома?
- Нет, я его в магазин отправила.
- Это хорошо. Мам, у меня еще новость. Ты только не волнуйся. Новость очень хорошая. Я замуж выхожу.
- Дочка, за кого и почему вот так? Вдруг? Ведь…
- Мама, совсем не вдруг. Я давно его люблю. Это Андрей Жданов.
- Ой… Катя… У меня слов нет… но он ведь женат.
- Он разводится. Мама, там такая история запутанная. Мы приедем и все расскажем, ладно.
- Ладно. Катя, а ты хорошо подумала?
- Хорошо, мам. У меня много времени было. Мам, ты папу подготовь, ладно? И еще… Я к вам не вернусь. У Андрея жить буду, так что… папу нужно хорошо подготовить.
- Почему, Катя? Зачем у него?
- Мама, мы столько времени в разлуке были, что просто больше уже не выдержим. Вот я сейчас еле на работе сижу.
- Ясно. Ладно. А с работой как же?
- Все в порядке. Мне в Москве уже работу предложили, так что не переживай. Ну, все. Готовьтесь.
- Ой, Катя.
- Мамуль, я самая счастливая женщина на свете!
- Это хорошо.
- До свидания, мамочка.
- До свидания, доченька.

… Ну, вот. Все вещи собраны, погружены в машину. На работе все дела сданы.
Вперед в новую жизнь с бесконечно любимым мужчиной.
- Андрей, я люблю тебя.
- Я люблю тебя. Едем?
- Да.
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 809


« Ответ #8 : Май 20, 2017, 02:33:48 »

Январь. 2006 год.

Кира Воропаева стояла у окна шикарного номера пятизвездочного отеля и смотрела на великолепный город, расстилающийся за окном. К сожалению, красот города она не замечала, так как ее глаза застилали слезы. Она была в Праге. Одна. А Андрей остался в Москве. Кира была уверена, что встреча в банке являлась всего лишь отговоркой. Просто он не хотел ехать. Прошлой ночью она почти не спала. Ей все время виделся Андрей в объятиях другой женщины. Конечно, она позвонила ему, и он был дома. Поговорил с ней, как обычно, с нотками усталой обреченности в голосе. Но это же еще ничего не значило. Он мог поговорить с ней, а потом уйти. Или, может быть, его любовница в этот момент находилась у него. Может быть, они лежали в кровати, и он в этот момент разговаривал с ней, с Кирой. В том, что у Андрея есть другая женщина, Кира не сомневалась. Но вот кто она, вычислить никак не удавалось. Не отдам никому. Он мой. МОЙ. Но что-то с ним явно происходит. Он как-то изменился в последнее время. И очень настораживало, что его отношение к ней тоже изменилось. А самым страшным было то, что он перестал заниматься с ней любовью. Такого длительного перерыва у них никогда не было. Ну, ладно в Москве. Он говорит, что устал. Это можно понять. А в Лондоне??!! Мы же отдыхали. А он НИ РАЗУ...Нет, что-то явно происходит.
День прошел ужасно. Ее не интересовали встречи и переговоры. И помещение для магазина, которое подыскали их пражские партнеры, ее тоже не интересовало. Ее занимал только один вопрос: ГДЕ И С КЕМ СЕЙЧАС АНДРЕЙ. На Малиновского она вообще смотреть не могла. Этот то точно знает, где и с кем сейчас его дружок. Но ни за что не расскажет. С приближением вечера ей становилось все хуже. Она уже с трудом держала себя в руках, поэтому при первой возможности попрощалась со всеми и вернулась в отель. Так, Андрей сегодня идет на вечеринку к Волочковой. Там будет толпа моделей. Он непременно кого-то подцепит. Все-таки надо было кого-нибудь нанять. Пусть бы за ним следили. Хотя… А Вика на что? Не даром же я ее спонсирую. Пусть отрабатывает. Позвонив Вике, выслушав от нее жалобы по поводу машины и отправив следить за Андреем, Кира немножко успокоилась, но ненадолго. А если не так. Если он сходит на вечеринку для отвода глаз, а потом встретится с ней??!!! Вика мне уже не поможет. Что же делать? Не могу больше сидеть в этом номере!!!! Надо пойти развеяться немножко.
Кира оделась и вышла на улицу. Пойду прогуляюсь, а потом посижу в каком-нибудь баре. Гулялось ей недолго и неспокойно. Мысли об Андрее мучили и сводили с ума. Так. Нужно что-нибудь выпить. Может, удастся слегка расслабиться. А вот и вполне приличный ресторанчик. Сюда и зайдем.
Она зашла, заказала мартини. Так, уже можно и позвонить. На мобильный звонить бесполезно. Снова расскажет сказку. Значит, звоним на домашний. По крайней мере, буду точно знать, во сколько он пришел. Не подошел. Интересно, дома нет или трубку не берет? Официант, еще мартини. Сколько прошло времени? 15 минут. Еще раз позвоним. Не отвечает. Официант, еще мартини. Сколько прошло времени? Еще 15 минут. Позвоним. Надо же, ответил.
- Здравствуй, любимый!
- Кира! Привет, любимая!
- Дорогой, а чем ты занимаешься?
- Ммм. Лежу один в холодной кровати.
- Странно, еще не утро, а ты уже дома.
- Сегодня вел себя безупречно даже с твоей точки зрения.
- И в чем это выражалось?
- На презентации был недолго, потом сразу поехал домой.
- Неужели один?
- Что?  Один?
- Ну, я же обещал. С девчонками не вожусь. Веду себя примерно.
- Посмотри мне в глаза.
- Посмотреть тебе в глаза? Смотрю. Ну, поверила?  Ну и отлично. Люблю. Целую. Жду твоего возвращения. Пока. Любимая.
- Андрей… - бросил трубку. Даже не стал меня слушать. Значит, она у него дома. Боже мой, как же мне все это пережить?

- Кира? Здравствуйте, - Кира подняла глаза. У нее столика стоял смутно знакомый молодой мужчина.- Вы меня не помните?
- Простите…
- Нас с Вами познакомили. Вчера. В ресторане. Вы ужинали с …
- Да. Вспомнила. Вы знакомый Мартина. Ян, кажется.
- Да. Ян Новак. Вы разрешите к Вам присесть?
- Пожалуйста.
- А Вы ждете кого-то?
- Нет.
- А почему такая красивая женщина сидит и пьет в одиночестве? Это неправильно.
- Так получилось.
- Разрешите, я закажу нам выпить? – Кира кивнула. - Что Вы пьете?
- Мартини.
- Официант, два Мартини.
- Вы так хорошо говорите по-русски.
- Да, у меня мать русская.
- Правда?
- Да. Мой отец….
Кира слушала Яна и параллельно думала: « Такой интересный мужчина. Высокий, красивый, блондин. А как он смотрит на меня! Я ему явно нравлюсь. Боже, как ДАВНО Андрей так не смотрел на меня. Ничего страшного не случится, если я посижу в ресторане с мужчиной и поболтаю. Ну, выпью немножко. В конце концов, Андрей сейчас все равно не один. Он с другой женщиной. Так, не буду об этом думать. НЕ БУДУ».
- Кира, заказать Вам еще Мартини?
- Да, Ян. Так что Вы говорили…

Проснулась она в чудесном настроении. Во всем теле была удивительная легкость. Как же хорошо. Как приятно просыпаться после такой ночи...
Господи, помоги мне! Что же я наделала! Мужчина, лежавший рядом, потянулся, открыл глаза и улыбнулся.
- С добрым утром, дорогая. Как спалось?
- Сколько сейчас времени?
- Еще рано, - Ян притянул ее к себе поближе, - торопиться некуда. Предлагаю продолжить…
- Как это некуда?! – Кира не знала куда деть глаза. – Я же улетаю сегодня. У меня самолет в 10 утра!
- Кира, может, ну его, этот самолет? Полетишь на следующем.
- Нет, я не могу. – Она огляделась. Увидела часы. – Боже мой! Уже семь! Мне пора. – Она вскочила с кровати и начала лихорадочно собираться.
- Я тебя провожу.
- НЕТ! Ян, пожалуйста, уходи. Господи, мне нужно срочно собираться.
- Давай я завтрак закажу.
- Не нужно. Ян, пожалуйста, уходи. Прошу тебя.
- Ну, хорошо. Раз ты так просишь.
Он встал. Оделся. Она металась между ванной и спальней. Кидала вещи в сумку.
- Кира, вот моя визитка. Позвони мне. Я буду ждать.
Она взяла. Кивнула. Он притянул ее к себе и поцеловал. Целовал долго, нехотя отпустил.
- Ты уверена, что мне нужно уходить? - Кира кивнула. – Позвони мне. Обязательно.
И вышел из номера.
Кира без сил рухнула на кровать. Боже, я совсем с ума сошла. Как так получилось? А если бы Малиновский нас увидел! МАЛИНОВСКИЙ! Надо срочно бежать. Я не могу с ним общаться. Мне нужно в себя прийти.
Кира быстро собралась и покинула гостиницу, а вернее, сбежала из неё. Господи, только бы все обошлось!

Март. 2006 год.
- Здравствуйте, Кира Юрьевна.
- Добрый день, Амура.
- Вот список звонков.
- Амура, я всего на минутку забежала. Мне совершенно некогда. Если что-то срочное, то скажи Андрею Павловичу, пусть сам разбирается.
- Хорошо, Кира Юрьевна. А Прагу тоже на него перевести? Просто Вы говорили, что если из Праги звонить будут…
- Да-да, Амура. Прага на мне. Так кто звонил?
- Звонил Ян Новак.
- Кто?!
- Ян Новак… Кира Юрьевна, с Вами все в порядке??
- Да, Амура. И что он хотел?
- Он просил передать, что сейчас в Москве и просил с ним связаться. Вот, номер телефона оставил.
- Спасибо, Амура. Можешь идти.

… Села в машину. Отъехала от "Зималетто". Припарковалась. Телефон в руки. Звоним.
- Ян, это Кира.
- Кира! Как я рад тебя слышать!
- Как ты меня нашел?
- Очень хотел найти и нашел.
- Зачем искал?
- Ты мне не позвонила. А я очень хочу с тобой встретиться.
- Ян, я…
- Кира, давай при встрече поговорим.
- Но я не могу.
- Пожалуйста. Я специально из Праги прилетел. Все дела бросил. Пойдем, посидим где-нибудь?
- Нет. А где ты остановился?
- В Савое.
- Ты сейчас там?
- Да.
- Я приеду. Какой номер?
- 36.
- До встречи.

…. Подошла к номеру. Почему же руки так дрожат. Постучала. Он открыл. Втянул ее в номер. Обнял. Поцеловал.
… - Ян, мне пора.
- Как? Снова? Я не отпущу тебя. Я так соскучился. Похоже, я плохо это показал. Сейчас постараюсь.

… - Ян, мне действительно пора. Меня уже все потеряли, наверное.
- Кира, не уходи. Оставайся у меня.
- Ты не понимаешь. Я не могу.
- Ну, так объясни мне. Почему ты мне не позвонила?
- Ян, давай оденемся и поговорим.
- Хорошо.
Оделись. Сели.
- Кира, начинай, пожалуйста.
- Ян, понимаешь… В общем, у меня свадьба через неделю.
- Ты выходишь замуж?
- Да.
- Теперь все понятно. А почему ты мне тогда не сказала?
- Я не думала, что мы еще когда-нибудь увидимся. Да и вообще. Тогда все вышло случайно. Просто я расстроена была и…
- Ясно… Кира, ты мне очень нравишься. Очень. Можно сказать, что я в тебя влюбился. Я забыть не мог тебя. Искал. А я тебе нравлюсь?
- Да.
- Кира, может, ты подумаешь насчет свадьбы. Мне кажется, что мы могли бы… Просто я не ожидал такого и не готов, но я не могу тебя отпустить.
- Ян. Я не могу. Правда. Мой жених… Он очень любит меня. Жить без меня не может. Я не могу его оставить. А еще у нас бизнес. Почти семейный. Все ждут этой свадьбы.
- Кира, но это неправильно. Выходить замуж из-за семейного бизнеса.
- Ян, пожалуйста. Я пойду.
- Кира, мы еще встретимся?
- Я не знаю.


Июнь. 2006 год.
- Ян, здравствуй.
- Кира!!! Рад тебя слышать.
- Я в Праге.
- В каком ты отеле? Я сейчас приеду.
- В том же. Номер 25.
- Лечу.

…- Кира, я так скучал по тебе.
- И я. Мне так хорошо с тобой.
- Мне показалось, ты как-то изменилась. Дай-ка я тебя рассмотрю, а то не успел.
- ЯН! Прекрати, – она вцепилась в простыню, но он все равно ее стащил. Глаза остановились на округлившемся животе.
- Кира, ты беременна?
- Да.
- И когда рожать?
- В сентябре, - она натянула на себя простыню. – Тебе неприятно?
- Нет, по-моему, ты еще привлекательнее стала. Я, правда, очень скучал.

… - Ян, я теперь не скоро смогу приехать. Ты же понимаешь.
- Понимаю. Я сам пока буду приезжать, а потом решим.
- Хорошо. Я буду ждать.
- Кира.
- Да?
- Послушай, я серьезно предлагаю. Оставайся со мной. Давай жить вместе. И ребенок не помеха. Мне так плохо без тебя.
- Я не могу. Правда. Мой муж не переживет, если я уйду от него, да еще ребенок.
- Я понимаю.

Февраль. 2008 год.
- Кира, я хочу серьезно поговорить с тобой.
- Я слушаю тебя.
- Я больше не могу так. Эти встречи раз в месяц. Нам все время приходится скрываться. Мне это надоело. Я тебе еще раз серьезно предлагаю – уходи от мужа и давай жить вместе.
- Ян, я не могу. Я тебе уже говорила.
- Что ж. Тогда я больше не буду приезжать. Я не согласен быть вторым запасным. Я терпел сколько мог. Выбирай, Кира. Прямо сейчас. Или я, или он. Если я, то поедем и поговорим с твоим мужем. Если он, то между нами все кончено.
- Не надо так. Пожалуйста. Я не могу.
- Значит, он. Что ж, Кира. Прощай.

Май. 2008 год.
Кристина привезла Киру в Непал к Нехай-бабе. И теперь они вдвоем вступали с ним в кармическую связь.
Быстро выдохнули. Медленно-медленно вдохнули. Почувствовали внутри себя энергетический столб. Обняли его мысленно руками. Открыли чакру. Соединили средние и большие пальцы на обеих руках. И послали из чрева в космос звук.
ОООММММ. ОООММММ. ОООММММ. ОООММММ.
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 809


« Ответ #9 : Май 20, 2017, 02:48:50 »

Июнь. 2009 год.
- Рома.
- Доброй ночи, прекрасная незнакомка.
- Ром, ты спишь уже, что ли? Это Катя.
- Ой, Катя! Не узнал. А у тебя случилось что-то?
- Рома, я рожаю.
- Тебе моя помощь нужна?
- Мне? Нет. Я сама справлюсь. А вот другу твоему она точно нужна. Он сейчас весь роддом на уши поставит. Приезжай за ним, пожалуйста. Забери его отсюда. Я тебе адрес смс-кой сейчас скину.
- Лечу.
Когда Роман подъехал к роддому, он увидел высокую фигуру своего друга, который метался на подъездной дорожке. Жданов был явно не в себе. Малиновский гуднул, чтобы привлечь внимание к себе, но результата не было. Пришлось вылезать из машины. 
- Жданов, ау, прием!
- Ромка?! А ты тут откуда?
- Мне Катя позвонила, велела тебя забрать. Поехали, я тебя отвезу.
- Ты с ума, что ли, сошел? Никуда я отсюда не уеду. Катенька там одна…
- А ты думаешь, что если ты тут всю ночь простоишь, то ей легче будет?
- Конечно. Она же чувствует, что я рядом.
- Хорошо. Пойдем хоть в машине посидим.
Сели в машину. Андрей просидел минут пять.
- Не могу я сидеть. Пойду, на окна посмотрю.
- Андрюха, да не дури ты.
- НЕ МОГУ.
Андрей выскочил из машины и стал нарезать круги вокруг здания. А Малиновский откинулся на сиденье и решил подремать.
Через некоторое время дверь с его стороны открылась, и Ромка был разбужен самым бесцеремонным образом.
- Ромка! У меня дочь родилась!!!
- Жданов, зачем же так орать!
- Малина! Катя родила!
- Да понял я, понял. Не кричи. Сумасшедший. Поздравляю!
- Ромка!!!
- Андрюха, давай садись в машину. Я тебя отвезу домой.
- Какое домой?! Не поеду я. Я к Кате хочу и к доченьке моей.
- Андрей, сейчас три часа ночи. Тебя не пустят. Поехали.
Малиновскому с трудом удалось усадить Жданова в машину. Еле доехали. Андрей вел себя, как буйно помешанный. Лез к Ромке целоваться, открыл окно и кричал в него, что он стал отцом. Разбудил своих родителей и родителей Кати. Бедный Ромка. Ему еле удалось уговорить Андрея не звонить в соседские двери и не будить ни в чем не повинных людей. За остаток ночи Андрей слегка пришел в себя. В роддом приехал раньше родителей. Привез ОГРОМНЫЙ букет цветов. Его даже пускать c таким букетом не хотели, но он уговорил.
В палату заходил очень осторожно. И Катя, и малышка еще спали. Он не мог глаз отвести от своих девочек. Подошел к маленькой кроватке и стал смотреть на свою доченьку. В голове всплыли воспоминания, как стоял он также у другой кроватки и … Нет, не буду вспоминать. Сейчас все по-другому. После того как Юра перестал быть непреодолимой стеной между ним и Катей, он его полюбил. Пока Юрочка жил то у его родителей, то у Пушкаревых, но Катя уговорила Андрея взять его к ним, и Жданов согласился.
Его доченька проснулась и посмотрела на Андрея глазами, так похожими на его глаза, и он пропал. Когда Катя рассказывала ему, как полюбила его с первого взгляда, он ей, конечно, верил, но не мог понять, как это – увидел и пропал. А теперь он сам испытал то же самое. Увидел и пропал. Андрей взял малышку на руки и повернулся к Кате. Она тоже проснулась, смотрела на них и улыбалась. Он подошел к кровати, положил ребенка рядом с Катей, встал на колени и обнял их.
Обнял свое СЧАСТЬЕ.
Господи, спасибо тебе за это! Спасибо, что простил мне все мои грехи и подарил эту женщину. Я самый счастливый человек на Земле!!!!!

                                                               Конец.
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 809


« Ответ #10 : Май 20, 2017, 02:53:52 »

 

Вместо эпилога.

Май. 2008 год.

- Маргарита Рудольфовна, я очень волнуюсь за Киру.
- Я тоже, Кристина. Почему она не хочет со мной поговорить?
- Она и со мной не говорит. Общими фразами отделывается.
- А как Кира после развода? Ей не стало хуже?
- Не знаю, что и сказать. Она как мертвая. Говорит, что ей все равно теперь.
- А Юрочка? Почему она его не забирает?
- Я спрашивала. Она говорит, что он ей не нужен. Маргарита Рудольфовна, я хочу Киру увезти в Непал. Может она там в себя придет? Вы оставите пока Юру у себя?
- Конечно, что бы ни произошло, но мы с Пашей все равно считаем его своим внуком. Мы его любим ничуть не меньше, чем прежде.
- Спасибо вам.
- Ну, что ты, Кристиночка. Не за что. Я все-таки переживаю за Кирюшу. Я все понимаю. Понимаю, что Андрей ушел от нее. Но ребенок? При чем тут он?
- Не знаю. Я думаю, что поездка пойдет ей на пользу.
- Удачно вам съездить.
- Спасибо.

Июль. 2009 год.
Июль был жаркими и Ждановы старшие настояли, чтобы сын с невесткой и с внуками пожили в их загородном доме. Детям на природе было лучше. Павлу Олеговичу необходимо было находиться в Лондоне. Поэтому в доме были только Ждановы младшие.
Катя сидела на веранде и укачивала в коляске маленькую Анечку и любовалась на своего любимого мужа, который возился в песочнице с Юрочкой. Как же ей было хорошо! После такого дикого одиночества, после того, что она пережила - и такое СЧАСТЬЕ!!!
Андрей поднял на нее глаза, засмотрелся и поднялся.
- Сынок, я сейчас вернусь. – Подошел к Кате. Сел рядом. Обнял. Уткнулся лицом в волосы.
– Катюша, родная моя, почему ты так смотришь?
- Я счастлива, Андрей.
- И я счастлив. Как там моя красавица?
- Спит твоя красавица…
- Катюша…
- Да, дорогой?
- Вчера Кристина звонила.
- И что сказала?
- Кира не собирается возвращаться. Совсем.
- Это хорошо или плохо?
- Я думаю, что хорошо.
- Я тоже так думаю. Ей хорошо в Непале. Она нашла себя.
- И нам хорошо. И Юре.
- Ты прав.
Анечка захныкала.
- Андрюш, мне кормить пора.
- Иди, родная.
- Сейчас покормлю, укачаю, и будем ужинать, да?
- Конечно. А я пойду пока Юру отмою от песка.
Катя встала, и Андрей тоже поднялся.
- Кать, - он обнял ее и поцеловал, оторвался с трудом. – Я тебя люблю.
- Я тебя люблю.
Он смотрел вслед своим любимым девочкам.
- Папа, смотри, какой у меня куличик получился!!!
- Иду, сынок.
Как же хорошо, когда все хорошо. Тихий семейный вечер, любимая женщина, дети. Да, все-таки он передумал и оставил Юре свое имя. Катенька его убедила, и сейчас он был благодарен ей. Как же ему повезло с женой.
- Юра, ты же весь измазался. Пойдем умываться и ужинать.
- А мультики?
- После ужина.
Он подхватил сына на руки и пошел в дом.

Теперь точно. Конец!!!
Записан
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap