Сентябрь 20, 2017, 07:36:50
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Точки на i  (Прочитано 93 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 875


« : Май 02, 2017, 11:44:26 »

"Точки на i"


Автор: Филуме
Название: "Точки на i"
Жанр: альтернативное развитие событий
Герои: Катя, Андрей, и др.
Сюжет: Что было бы, если бы Андрей догнал Катю после вечеринки у Волочковой.
Дата начала публикации – 4 февраля 2006 г.


Это моя самая первая история. Тогда я ещё не представляла, во что ввязываюсь и чем мне это грозит. Просто решила записать свои мысли по поводу того, каким бы я хотела видеть продолжение сериала после одного из ключевых моментов. Это потом мы узнали, что бедному Андрею Жданову ещё много раз не будет хватать этих несчастных пяти минут, чтобы в корне изменить ход дальнейших событий. Но в мечтах мы всегда давали ему шанс, позволяли догнать, не отпустить, успеть сказать... Именно такова эта история...

Часть 1.

Вечеринка у Волочковой была в самом разгаре - показ коллекции закончился, гости в приподнятом настроении не спеша направлялись к банкетному залу. Совершенно сбитый с толку Андрей метался в поисках Кати. "Поздно!", - почему-то именно это слово, сказанное Катей перед самым исчезновением, неотвязно звучало в голове. Поздно, слишком поздно... Она будто сжигала мосты, будто перечёркивала что-то одним резким движением в своей жизни. Но почему?! Что он сделал не так? Не надо было терять её из виду...
Зорькин! Откуда взялся этот хлыщ?!  Это не она? "Катя! Извините, я ошибся". Да, Зорькин... Вот и входная дверь. Андрей смотрит через стекло на улицу. Среди машин мелькнула Катина шапочка. "Катя!". Андрей выбегает в одном костюме на морозную улицу, ветер бросает ему в лицо горсть колючих снежинок. Бегом на ту сторону улицы. Куда же они могли пойти? Где здесь метро? Кажется, там.
Люди с удивлением смотрели на явно не по погоде одетого мужчину, пробегающего мимо уже редких прохожих, и ещё глубже кутались в шарфы и тёплые воротники.
"Катя!" Он схватил её за рукав у самого входа в метро. Их толкали спешащие в тепло горожане и оттесняли к какому-то огромному рекламному щиту, на котором девица, чем-то неуловимо напоминающая Вику, нежно прижималась к гигантскому батону колбасы. "Катя, подождите!"
- Андрей Палыч?! Как Вы здесь оказались? И без пальто...
- Катя, постойте. Так нельзя, мы же с Вами не договорили.
Голос его звучал простуженно.
- Разве? Мы же с Вами попрощались, и мы с Колей...
- Нет!
Он резко перебил её, как будто рубанул с плеча.
- Я не могу Вас вот так отпустить...
Николай сделал шаг вперёд и пытался стать между Катей и Андреем.
- А по какому праву... - начал было он, но Катя и Андрей резко повернули головы к нему и хором выдохнули: "Помолчи!"  Коля осёкся и отошёл назад.
- Катенька, давайте вернёмся и обо всём спокойно поговорим, а потом я отвезу Вас... куда скажете.
Он уже дрожал всем телом, и Кате даже казалось, что она слышит дробь, выбиваемую зубами её шефа.
- Вы же совсем замёрзли!
- Это не важно, я не уйду отсюда, пока Вы не согласитесь. Решайте быстрее, а то я уже начинаю примерзать к мостовой.
Последовала его неотразимая улыбка, но то ли от мороза, то ли ещё по какой причине на этот раз она получилась виноватой...
Катя резко повернулась к Коле: "Поезжай один, я задержусь ненадолго".
- Пушкарева! Ты понимаешь...
- Я всё понимаю, не беспокойся. К моим не заходи, пусть лягут спать, они же знают, что я с тобой...
- Может, тебя всё-таки подождать?
Николай сказал это нарочито громко, с угрожающими нотками.
- Не беспокойся, я справлюсь.
Катя демонстративно чмокнула Колю в щёку, отчего по лицу Андрея пробежала судорога, а кулаки сжались, насколько это было можно сделать одеревеневшими руками, и легонько подтолкнула его к входу в метро.

- Идёмте быстрее, Андрей Палыч, а то Вы и впрямь примёрзнете... Ноги его уже совсем не слушались, отчего походка получалась какая-то совсем стариковская. Катя взяла его под руку и почти потащила обратно, туда, откуда она с таким трудом выбралась каких-нибудь полчаса назад...
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 875


« Ответ #1 : Май 02, 2017, 11:45:35 »

Часть 2.

Они почти вбежали в такой тёплый и яркий зал, зубы Андрея стучали уже совсем отчётливо.
Катя, не глядя, бросила пальто на стойку гардероба и увлекла его с собой вглубь, к барной стойке.
- Катя...
Андрей заговорил тихо и почти умоляюще.
- Потом, потом, Вам сейчас срочно нужно выпить что-то согревающее.
Она попросила горячего чая и рюмку коньяку, быстро вылила коньяк в чай и подала Андрею:
- Пейте.
Руки его не слушались, и Кате пришлось поддерживать чашку, пока Жданов большими глотками пил согревающий напиток.
- Повторите.
Катя поставила чашку на стойку и пыталась взять руки Андрея в свои.
- Господи, они же ледяные совсем!
Он немного отогрелся и вторую чашку чая с коньяком уже держал сам. Он пил небольшими глотками и наслаждался ощущением растекающегося по всему телу тепла. Пауза позволила ему сосредоточиться, и он начал разговор.
- Что происходит, Катя?
- Не знаю, Андрей Палыч, я собиралась уйти, Вы меня вернули, так что это я должна была бы Вас спросить, что происходит.
- Перестаньте притворяться, Катя, Вы же прекрасно понимаете, о чём я говорю.
В голосе послышалось раздражение.
- Андрей Палыч, Вы хотели мне что-то сказать, ради этого я отказалась от ужина с Колей...
- Неправда! Это Вы отказались от встречи со мной ради... ради... Вы же всё время меня уверяли, что у Вас с Колей ничего нет и быть не может!
Он не заметил, как схватил Катю за плечи и подвинул почти вплотную к себе. Он почти кричал, и немногие гости, уже вышедшие из банкетного зала, с удивлением смотрели на необычную сцену. Жданов понял, что перегнул палку, и опустил руки.
- Андрей Палыч!
Голос Катерины звучал так холодно и повелительно, что Жданов вздрогнул.
- Андрей Палыч...
Повторила она уже мягче.
- У людей часто меняются планы. Изменились они и у меня. Мы с Колей...
- Катенька, ну при чём здесь Коля!
- Коля? Коля - это мой лучший и единственный друг. На него я всегда могу положиться, он не подведёт, не обманет, не предаст. И если я ему нужна, я всё брошу и пойду с ним.
- У него что-то случилось? - как можно равнодушнее спросил Андрей.
- Ну, почему обязательно случилось. Просто мы давно не виделись, я целыми днями на работе, вот он и пригласил меня на ужин...
- А у нас с Вами случилось.
- Случилось?
Катя напряглась и внимательно посмотрела на Андрея.
- Да, случилось. Я пока сам не знаю, что именно, но я чувствую, что мы должны разобраться в этом, и мы разберёмся, правда?
- Но уже поздно...
Поздно - опять это слово. Почему оно так режет слух? Андрей быстро взял Катину руку в свою.
- Это ничего, что поздно.
- Но вечер уже заканчивается, и дома будут волноваться...
- Не будут. Вы же сами сказали, что родители спокойно лягут спать, зная, что Вы ... с Николаем.
- Здесь нам вряд ли удастся поговорить...
- Конечно. Поэтому пойдёмте в машину, по дороге решим, куда ехать.
Катя долго и внимательно смотрела ему в глаза.
- А чего там решать, разумеется, к Малиновскому.
В её словах прозвучал вызов, в глазах блеснули непрошеные слёзы.
- Нет, к Малиновскому мы не поедем.
Он говорил это уже на ходу, увлекая Катю по направлению к выходу.
Слёзы мгновенно просохли и сменились удивлением.
- Тогда куда?
Он уже помогал надеть ей пальто. Затем взял своё пальто, не спеша сунул руки в рукава.
- Мы поедем ко мне.
Он сказал это тихо, уже ведя Катю под руку у выходу, но она вздрогнула, как от крика.
- К Вам?!
В это время к Андрею подлетела Вика.
- Андрей, как хорошо, что ты ещё не ушёл! Ты понимаешь...
Дальше следовал длинный рассказ о новых злоключениях, свалившихся на Вику, но ни Катя, ни Андрей её уже не слышали. Они смотрели друг другу в глаза, пытаясь разглядеть там что-то, позволившее бы разгадать каждому происходящее в душе другого.
Вика перешла на крик.
- Андрей, если ты мне сейчас же не поможешь...
Катя и Андрей посмотрели на Вику и одновременно крикнули: "Заткнись!"
Опешившая Вика махнула рукой и побежала искать помощи в другом месте. От мучавших её переживаний она даже не догадалась спросить, куда это подевался Николай Зорькин?
Катя с Андреем вышли на улицу.
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 875


« Ответ #2 : Май 02, 2017, 11:46:37 »

Часть 3.


На улице стало ещё холодней, и Андрей сразу почувствовал, что не успел согреться. Его знобило, и он хотел как можно скорее сесть в машину, но Катя шла медленнее обычного, погружённая в свои мысли.
Вот, наконец, и тепло. Закрыв дверь машины, Андрей повернулся к Кате и хотел привычно поцеловать её, но она по самые очки закуталась в свой шарф, и он не решился её тронуть. В её позе было что-то колючее и трогательное одновременно, она напомнила ему нахохлившегося воробышка.
- Замёрзла? - спросил с улыбкой Андрей.
- Немного...
- Ничего, когда приедем, я тебя согрею...
Она промолчала, ещё сильнее кутаясь в свой шарф.
Машина тронулась. Весь путь до дома Жданова они проделали молча. Андрей лишь иногда краем глаза поглядывал на свою спутницу и лукаво улыбался одними глазами.
Каждый думал о своём, но какими же разными были эти мысли!
Андрей был доволен собой. Сегодняшняя беготня за Катериной и благополучное (как он считал) её завершение делала его в собственных глазах почти героем. Стойко снести её появление с Николаем, поймать её в самый последний момент, уговорить вернуться... Молодец, Жданов! Но какова Катя! Кто бы мог подумать, что и она способна на эти вечные женские штучки! Ведь он почти поверил в её роман с этим... да ну его, вспоминать не хочется. Чтобы затеять такую игру... Да, Жданов, чувствую, намучаешься ты ещё со своей Катериной! При этой мысли он впервые позволил себе улыбнуться не только глазами. Затем он погрузился в состояние предвкушения приятного окончания вечера, беспечно отгоняя от себя какие-то тревожные звоночки, которые нет-нет, да и раздавались то тут, то там...
Катя пыталась собраться с мыслями. Правильно ли она поступила? Может, надо было всё-таки уехать, как и было задумано? Но вид замерзающего шефа так растрогал её, что на какое-то мгновение она почти забыла и о его предательстве, и о той грязи, в которой она оказалась по его вине, и о своей боли. Ей вдруг так захотелось защитить его от ледяного ветра, обнять крепко-крепко и шепнуть на ушко: "Не бойся, всё будет хорошо. Я с тобой." Мгновение прошло, но сопротивляться его натиску с прежней силой она уже не могла. Да и надежда всё ещё теплилась где-то в самом укромном уголке её сердца. Она должна дать ему шанс! Сейчас главное - не поддаться его обаянию, не растаять от сладких и таких желанных речей, не дать ему с порога заключить её в свои объятия, выдержать, выстоять, не подпустить близко к себе, а там уж... Катя готовилась к бою, возможно, самому главному бою в своей жизни. Она вновь и вновь повторяла про себя наиболее задевшие её строчки того злополучного письма, представляла, как Жданов с шуточками рассказывает Малиновскому самую страшную её тайну и они вместе потешаются над её глупостью. Какая же я дура! Катя едва не выкрикнула это "дура", но сдержалась, а вырвавшийся всё же звук, похожий на громкий выдох, загасил тёплый шарф и ровный гул мотора. Жданов ничего не заметил.
Вот и его дом, приехали. Было видно, что Андрей спешит поскорее поставить машину на место. Глаза его горели от нетерпения, он попытался обнять Катю прямо у машины, но она ловко увернулась и быстрыми шагами пошла к подъезду. Андрею ничего не оставалось, как вновь броситься её догонять. Но теперь он точно знал, что она уже от него никуда не денется...



Часть 4.

Подъезд, лифт, дверь. Оба не проронили ни слова. Замок не сразу поддался - у Андрея почему-то опять задрожали руки. Он вошёл первым, включил свет. Катя остановилась на пороге.
- Что-то не так?
Ему показалось, что она колеблется.
- Нет-нет, всё нормально.
Катя не без труда придала ответу некоторую игривость.
- Ну, тогда входи, чего в дверях стоять. Давай помогу.
Наконец-то он вынул её из этого надоевшего шарфика. Снимая с Кати пальто, он нежно поцеловал её в открывшуюся (наконец-то!) шейку. Катя сделала вид, что не заметила этого и решительно прошла в комнату.
- Что-нибудь хочешь? Кофе, сок? Да, мы же не ужинали, я могу глянуть, что там в холодильнике есть...
"Пельмешек хочешь?" - предательски всплыло в её памяти.
- Мне ничего не надо, спасибо.
Голос её прозвучал так сухо и официально, что лучезарная улыбка, не сходившая с его лица с
момента их входа в дом, растворилась в воздухе.
- Сейчас станет теплее, - проговорил Андрей, разжигая камин.
Когда он обернулся, Катя уже сидела на диване и задумчиво смотрела на огонь. Глаза её
блестели, щёки разрумянились то ли от тепла, то ли от волнения, руки теребили край кофточки,
но вся её поза при этом выдавала такую решительность, что Жданов невольно залюбовался.
Потом, словно спохватившись и даже испугавшись чего-то, он тряхнул головой, подошёл к
дивану и сел рядом.
- Катюш, я так соскучился, - вкрадчивым голосом проговорил Андрей и попытался привлечь её к
себе.
Катерина неожиданно резко встала и отошла к окну.
- Андрей... Палыч, - начала она немного срывающимся голосом.
- Насколько я помню, мы приехали сюда для того, чтобы поговорить в спокойной обстановке,
ведь так?
Андрей немного растерялся, но потом решил попробовать подыграть.
- Катерина Валерьевна, я думаю, у нас с Вами ещё будет время поговорить. Вам не кажется, что
сейчас лучше...
Она не дала ему договорить.
- Похоже, Вы меня не поняли. Я согласилась ехать с Вами только из-за Вашего настойчивого
желания поговорить со мной о чём-то важном.
Игра начинала его раздражать. Сколько можно, в конце концов?!
- Если следовать хронологии событий, то сначала мы планировали провести эту ночь вместе, а
потом уже возникло желание поговорить, - тоном преподавателя изрёк Андрей Палыч. Затем он
встал и направился к Катерине.
- Почему бы нам и не действовать в той же последовательности, - закончил Жданов, полагая,
что дискуссия окончена. На этот раз он уже более настойчиво попытался обнять Катю.
Катя не без труда отстранила от себя шефа и тут же направилась к выходу.
- Если Вам нечего мне сказать, Андрей Палыч, то я немедленно ухожу отсюда.
Катя была уже в пальто.
- Да что, в конце концов, с тобой происходит! - Жданов перешёл на крик.
Катя обернулась и, как ему показалось, весело сказала:
- Так вот именно об этом Вы и собирались со мной поговорить. Неужели передумали?
- Ну, да, собирался, но я думал, ты мне сама всё расскажешь... Потом...
- И зря думали!
На этот раз она говорила совершенно серьёзно.
- Ладно, поговорим, раз ты настаиваешь...
- Я настаиваю?! А разве не Вы гнались за мной по улице без пальто только ради этого
разговора?! Я настаиваю... Да я бы сейчас сидела с Колей в ресторане...
- Ну, нет, я действительно должен в этом разобраться! В конце концов, этот Коля со своим
рестораном сегодня мне в кошмарном сне приснится! Снимай пальто, давай и в самом деле
поговорим.
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 875


« Ответ #3 : Май 02, 2017, 11:48:10 »

Часть 5.

Катя послушно сняла пальто и вернулась в комнату.
- Вот и хорошо. Посиди здесь, я кофе сварю.
Катя без сил опустилась на диван. И что теперь? На что я рассчитываю? С какой стати он
станет передо мной каяться? Да он и вины своей не чувствует, наверное. Так, игра, бесплатное
развлечение с финансовой выгодой. Мерзавец.
Катин взгляд упал на входную дверь, и на какое-то мгновенье она подумала о побеге. Ну, нет,
Пушкарёва, ты выпьешь эту чашу до дна...
- Между прочим кофе я варю очень даже неплохо, мама научила.
Андрей держал в руках поднос с двумя дымящимися чашечками кофе и сахарницей. Аромат и в
самом деле был чудесный, и Катя с удовольствием сделала глоток.
Некоторое время они сидели молча, наслаждаясь хорошим кофе.
- Так ты мне скажешь, что с тобой происходит?
- А разве я изъявляла такое желание?
- Нет, но мне казалось, что наши отношения позволяют мне рассчитывать на твоё доверие. Если
в твоей жизни произошло что-то плохое, я смогу помочь. Я хочу помочь, в конце-то концов!
Катя сидела в каком-то оцепенении. Она будто ждала своей участи, выслушивая приговор суда.
- Если тебя кто-то обидел или заболел кто-то, ты только скажи, я всё сделаю, ты же знаешь.
Катя усмехнулась. Потом повернулась к Андрею и внимательно посмотрела ему в глаза. Сам не
зная почему он отвёл взгляд. Тогда она заговорила.
- Вы в детстве играли в такую игру: холодно - горячо?
Он удивлённо поднял брови. Катя продолжала.
- Так вот, если бы мы с Вами сейчас играли в эту игру, я бы Вам сказала холодно, очень
холодно.
Интонации, с которыми она говорила это "холодно, очень холодно" были точно такими же, как и
там, у подиума. "Поздно, слишком поздно". Андрею стало не по себе.
- Кать, я ведь так могу до утра в угадайку играть и всё равно ничего не узнаю. Для плохого настроения может быть миллион причин...
- Плохого настроения... Катя опять усмехнулась.
- Что же делать, если я такой уродился - не умею я разгадывать загадки, тем более женские.
- Да, глупый я, не научил меня никто читать чужие мысли. И что мне теперь, застрелиться?
Андрей надеялся, что Катя улыбнётся после этих слов, но она как будто их и не слышала.
- Погоди, может, это я всё-таки что-то натворил?
- Теплее... Произнесла Катя почти шёпотом, но он услышал.
- Значит, я.
Тут его осенило.
- И Николай твой появился потому, что мне ты о случившемся сказать не могла, а ему запросто, так?
Андрей был очень доволен своей догадкой - ведь он приблизился к ответу на вопрос о причине Катиного настроения и одновременно понял, почему появился на горизонте Зорькин! Но, взглянув на Катю, он испугался. На него смотрела не гордая и неприступная женщина, в которую она превратилась за этот день, и даже не та любящая кроткая Катя, которую он привык видеть раньше, а маленький затравленный зверёк, на которого направлено ружьё. Он обнял её, начал целовать в губы, щёки, голову, шею...
- Катенька, милая, ну что с тобой? Если я и сделал что не так, обидел по неуклюжести своей, ну прости ты меня, дурака!
Она не откликалась на его ласки и он сдался, разомкнул объятия.
- Давай я ещё кофе сварю, хочешь?
Он почти не надеялся на ответ.
- Лучше водки...
Андрей удивлённо взглянул на девушку. Она больше не была затравленным созданьем, скорее очень уставшей, но всё же Катей, его Катей.
- Водки, кажется, нет... Может, виски?
- Можно виски...
Жданов взял два стакана, налил из бутылки один полный, другой чуть меньше половины. Снова сел рядом с Катей и протянул ей второй стакан.
- Уверена?
- Нет - сказала она и сделала большой глоток. Жданов приготовился за чем-нибудь бежать, но она как будто не заметила, что было в стакане. Оторопев, он залпом опустошил свой стакан.
Ситуация выходила из-под его контроля. Он уже был уверен, что стал причиной странного поведения Катерины, причём случилось что-то очень серьёзное, возможно, даже непоправимое, но как узнать, что именно? Как бы ему сейчас пригодился Малиновский!
Из задумчивости Андрея вывел совсем спокойный, даже какой-то неживой голос Катерины.
- Похоже, Андрей Палыч, мы с Вами оба ошиблись, начиная этот разговор. Поздно уже. Я очень устала. Пора возвращаться к себе.
Катя вновь направилась к выходу. Андрей сразу почувствовал, что на этот раз никакая сила не сможет остановить девушку. Он по-настоящему испугался.
- Как поздно?! Как к себе?! Нет, Катя, никуда я тебя не пущу. Нам необходимо разобраться и выяснить всё до конца.
Он хотел броситься к ней, но она решительным жестом остановила его, и он покорно вновь опустился на диван.
- Не провожайте меня, Андрей Палыч, я поймаю такси.
- Да что же это такое!
Жданов перешёл на крик.
- Катя, это невыносимо! Ты как инквизитор, предлагающий приговорённому к сожжению на костре самому найти причину для его казни! Но сейчас не средние века, и я имею право знать, за что меня сжигают!
Катя выронила из рук пальто и медленно повернулась к своему мучителю.
- К сожжению?! На костре?! Да что ты знаешь об этом, Андрей Жданов! Золотой мальчик, никогда не знающий проблем! Жданов, для которого нет невозможного, которому стоит лишь пальцем пошевелить, и ему тут же приносят желаемое! Что может знать Андрей Жданов, вечно купающийся в лучах собственного самодовольства, о боли?! Это для таких, как Катя Пушкарёва, постоянно горят ожидающие их костры! Это им уготована роль расходного материала, который после использования за ненадобностью бросают в очередной костёр! Андрей Жданов, готовый с обворожительной улыбкой ходить по головам, даже по трупам ради достижения своей цели... И он называет меня инквизитором! Да инквизиторы - дети по сравнению с Андреями Ждановыми, изобретающими такие изощрённые пытки, рядом с которыми средневековые кажутся избавлением...
Он сидел совершенно белый, с остекленевшим взглядом. Её слова хлестали и хлестали Андрея, но ему уже не могло быть больнее, чем в тот, самый первый миг, когда он понял:

ОНА ВСЁ ЗНАЕТ!!!!!
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 875


« Ответ #4 : Май 02, 2017, 11:49:15 »

Часть 6.

Катя, обессилев, начала медленно сползать по стене, повторяя: "Но за что мне это?! За что?.." Андрея как ветром сдуло с дивана, он подхватил Катю как раз в тот момент, когда она уже почти теряла сознание. Она безвольно опустила голову ему на плечо, продолжая вздрагивать от невидимых рыданий. Андрей с Катей на руках медленно сел на диван, постоянно приговаривая: "Ну, всё, успокойся, всё хорошо, всё будет хорошо..." Он ласково гладил её и слегка покачивал, как маленького ребёнка. Катя затихла. Андрею даже показалось, что она заснула у него на руках, и он облегчённо вздохнул - ему так хотелось собраться с мыслями...
Итак, она всё знает. Откуда?! Да какая теперь разница... Ты же знал, дундук деревянный, что это произойдёт рано или поздно. И что теперь? Вот она, у тебя на руках, такая бесконечно родная женщина, которая считает, что ты хладнокровно растоптал её своими модными ботинками. Маленький добрый ангел, непонятно за какие заслуги спустившийся с небес на твои ладони. Зацеловать бы её сейчас, окружить облаком своих ласк, наговорить уйму любовной чепухи, чтобы забыла обо всём, чтобы вновь поверила, чтобы любила, только бы любила... Разве теперь поверит, после всего, что ты с ней сделал, Жданов? Поздно, Жданов, уже поздно...
Катя подняла голову, медленно встала с его колен и села рядом. Так они сидели довольно долго, молча глядя на огонь.
- Катя, - Андрей не узнал собственного голоса. - Теперь я знаю, что с Вами происходит.
Катя судорожно обняла себя руками, как будто пытаясь согреться.
- Нет, этого Вы знать не можете...
- Знаю, поверьте. Я боялся этого момента с первого дня, с той самой минуты, когда эта бредовая идея пришла в голову...
- Малиновскому? Андрей Палыч, Вам не кажется, что это ниже Вашего достоинства - пытаться свалить всю вину на друга. Он же изо всех сил старался - для Вас, между прочим. Хотя о чём это я - о каком достоинстве здесь можно говорить...
- Катя, пожалуйста!
Андрей вскочил и начал быстро ходить по комнате.
- Я понимаю, что сейчас ты видишь во мне ещё одного циничного негодяя, который посмеялся над тобой, но поверь, всё совсем не так!
Катя с горечью посмотрела на него, но ничего не сказала.
- С первой минуты я понимал, что когда-нибудь настанет этот день и мне придётся тебе всё объяснить, во всяком случае попытаться. Больше всего на свете я опасался, что ты не дашь мне этой возможности, исчезнешь навсегда или просто не станешь слушать.
- Именно так я и хотела поступить, Андрей Палыч. Но ведь у Вас был выход - рассказать мне всё до того, как я сама обо всём узнаю. Почему же Вы этого не сделали?
Катя говорила совершенно спокойно, как будто смирилась со своей участью.
- Рассказать? Но как?! После твоего дня рождения и той, первой нашей ночи, я твёрдо решил во всём тебе признаться. Я так не хотел, чтобы после всего, что произошло, между нами осталась хоть какая-то недосказанность, чтобы ты могла подумать, будто всё это обман.
- И что же Вам помешало?
В Катином голосе послышалась издёвка, но Андрей не обратил на это внимания.
- После всей этой новогодней суеты я никак не мог выбрать подходящий момент, но, когда на квартире Малиновского я узнал, что с тобой произошло раньше, я с ужасом понял, что теперь ты никогда не поверишь, что со мной всё по-другому - уж больно многое напоминало тебе ту, прежнюю историю. Тогда ты справилась, но второй раз... Своим рассказом я бы просто убил тебя...
Катя задумчиво смотрела на огонь и как будто вовсе не слышала его слов. Андрей продолжал.
- Катя, я очень во многом виноват перед тобой. Я не имел права взваливать на твои плечи весь груз своих проблем и ошибок, заставлять постоянно обманывать и изворачиваться, даже любить, прячась от людей и думая о том, что своей любовью ты делаешь кому-то больно. За всё время общения со мной тебе приходилось постоянно ломать себя, совершать поступки, глубоко тебе неприятные. Господи, я вообще не понимаю, как ты могла полюбить такого, как я!
Андрей сел рядом с Катей и изо всех сил сжал свою голову руками. Как ей захотелось прикоснуться к нему в эту минуту! Но она сдержалась.
- Разве мы выбираем, кого любить...
Катя сказала это как будто про себя, а вовсе не для него.
- Да, я виноват, виноват во многом, но не в том, в чём ты меня подозреваешь. Разве можно осуждать мужчину за то, что он стремится покорить сердце понравившейся ему женщины!
Катя возмутилась.
- Андрей Палыч, Вам не кажется, что у нас с Вами несколько иная ситуация.
- Иная? Почему? Потому что привлёк к процессу твоего обольщения своего друга? Давай забудем про фирму и представим, что мужчине понравилась женщина, но не из тех, с которыми он до сих пор имел дело и у которых не знал отказа, а совсем другая, загадочная, недоступная и очень...
- ... некрасивая. - Язвительно закончила Катя.
Андрей вскочил и встал напротив Кати. Он почти кричал.
- Ну почему, ну почему ты всегда всё сводишь к внешности! Неужели тебе так трудно представить, что женщина, находящаяся рядом, готовая в любую минуту прийти на помощь, поддержать, женщина, которой с первых секунд знакомства безгранично веришь так, как не верил
ещё никому и никогда, может заинтересовать мужчину?!
Он нервно заходил по комнате.
- Со мной никогда такого не было, я не понимал, почему это со мной происходит, я не понимал тебя и хотел, очень хотел во всём разобраться.
Он опять сел рядом с Катей и продолжил уже спокойно.
- Я хотел сказать: очень притягательная. Ему хочется приблизиться к ней, но он понятия не имеет, как это сделать - ведь все известные ему приёмы здесь явно не сработают. Но у него есть друг с богатой фантазией. Нет ничего удивительного в том, что друзья зачастую советуются друг с другом в отношении женщин, а иногда и придумывают планы обольщения. Кто-то
подстраивает якобы случайные встречи, кто-то... Да мало ли, что можно придумать, чтобы добиться расположения женщины! Скажи, разве для тебя было бы оскорбительно, если бы для того, чтобы тебе понравиться, просто понравиться, без всякой задней мысли и корыстной цели, мужчина использовал помощь друга?
- Просто так?
- Да.
Катя на секунду задумалась. Потом усмехнулась.
- Думаю, мне бы это даже польстило. Но...
Андрей перебил.
- Не торопись. Итак, если бы не было никакой "НикаМоды", поддельных отчётов и вообще ничего такого, из-за чего меня можно было бы заподозрить в корысти, если бы этого ничего не было, а я просто захотел узнать тебя, мою незаменимую помощницу, самое доверенное лицо, поближе. Если бы я захотел разобраться, почему я сразу поверил тебе, почему ты мне так нужна, но не знал, как это сделать и обратился за помощью к Малиновскому, а тот придумал бы весь этот план с открыточками, ресторанами и т. д., ты бы обиделась, если бы узнала об этом?
Катя немного растерялась. Потом помрачнела и выпалила:
- Зачем говорить о том, чего не было и быть не могло?! Да не будь "НикаМоды",  ты бы меня вообще не заметил, я же была, как удобная мебель, как орудие производства и не более! Ты бы заметил моё отсутствие, но никак не присутствие!
- Неправда!
Крик Андрея привёл её в чувства.
- Ну неправда это, Кать. Ты вспомни, мы с тобой были неразлучны ещё до истории с "НикаМодой" , я уже тогда с тобой проводил больше времени, чем с Кирой. Неужели ты думаешь, что рано или поздно я не захотел бы узнать тебя лучше, понять, кто ты для меня на самом деле? Попробуй ответить на мой предыдущий вопрос, только искренне, пожалуйста.
Катя задумалась.
- Думаю, мне бы не было так больно, как сейчас, но я бы в тебе разочаровалась...
- А если бы я объяснил тебе, что ты для меня была и остаёшься загадкой, что, несмотря на всё, что между нами было, я до сих пор не научился за тобой ухаживать. Катя, я шёл по проторенной Малиновским дорожке только потому, что не понимал, почему тебе так нравятся все эти открыточки и шоколадки, и я понятия не имел, чем мне их заменить, чтобы доставить тебе такое же удовольствие!
- Да что же здесь непонятного! Я же думала, что всё это от тебя! Это могло быть что угодно, не знаю: карандаш, бантик какой-нибудь, записка, просто поцелуй украдкой, и я уже знала - меня любят, обо мне помнят. А оказалось...
Катя закрыла лицо руками.
Андрей обнял её за плечи. Она не сопротивлялась.
- Ну что оказалось? Что Андрей Жданов настолько глуп, что не знает, как сделать приятное любимой девушке? Что он никак не может понять, какое чудо находится рядом с ним? Что он пользуется помощью друга, потому что боится сам сесть в калошу?
Катя тихонько засмеялась.
- Да-а, кто бы мог подумать, что Андрей Жданов в одиночку не смог справиться с Катей Пушкарёвой! Кому сказать - не поверят...
Катя вздохнула.
- И всё же это история не про нас с Вами, Андрей Палыч...
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 875


« Ответ #5 : Май 02, 2017, 11:50:54 »

Часть 7.

- А если всё-таки про нас?
Андрей понимал: если ему сейчас не удастся убедить Катерину, что всё было по-настоящему, он её потеряет навсегда...
Катя выжидательно посмотрела на Жданова. Она приготовилась выслушать очередную ложь.
- Не буду врать: сама мысль поухаживать за тобой возникла из-за страха потерять фирму.
- Значит, всё-таки фирма! Ну, спасибо, Андрей Палыч, порадовали. Я-то думала, не удержитесь и опять захотите соврать. У Вас это так убедительно выходит...
- Я много тренировался.
- Что верно, то верно, возможностей для тренировок у Вас было предостаточно! Катя говорила с нарочитым сарказмом, но в её тоне не было горечи - признание Андрея подкупило её.
После небольшой паузы Андрей продолжил.
- Мы не смогли придумать лучшего способа узнать о твоих мыслях, намерениях, планах иначе, чем через ухаживание.
- Интересно, а если бы на моём месте, месте Вашего доверенного лица и ближайшего помощника, был парень, Вы что, для заглядывания в его мысли ориентацию бы сменили?
Андрея передёрнуло от неприятных воспоминаний, но он не стал отвечать на Катин выпад, ему было важно одно - чтобы она поверила.
- Мне трудно, нет, невозможно представить на твоём месте кого-то другого, ведь такое доверие к человеку я почувствовал вообще впервые в жизни!
- И поэтому захотели убедиться в моей лояльности. Доверяй, но проверяй, так? Интересно, как Вы обычно поступаете с теми, кому меньше доверяете, а? Даже подумать страшно...
- Всё это произошло от непонимания. Я верил тебе, но я не понимал почему? Почему ты так предана "ЗимаЛетто", почему идёшь на обман, когда ненавидишь ложь... А когда не понимаешь, что стоит за поступками, то не можешь ничего предвидеть. Например, что будет, если ты в кого-нибудь влюбишься...
- И первое, что пришло Вам в ваши больные головы - это то, что глупая Катя Пушкарёва бросит к ногам своего возлюбленного все активы Вашей фирмы. Действительно, поразительное доверие!
Андрей сник. Ему показалось, что он упустил уже свой шанс, что пробить Катину оборону ему будет не под силу.
- Я не хочу казаться лучше, чем я есть на самом деле. Никогда не хотел. Мне всегда было немного не по себе от того, каким ты себе меня придумала. Рыцарь без страха и упрёка... Может, я тебе голову своими словами и заморочил, но ты же умная, ты же видела, какой я на самом деле!
Катя посмотрела в глаза своему рыцарю.
- Может, это я видела, какой ты на самом деле, а ты сам пока об этом не догадывался?
Как же хотелось ему обнять её в этот момент крепко-крепко, пока она вот так смотрит и такое говорит, и не отпускать больше уже никогда!
Но нет, надо, чтобы она сначала поняла. И поверила...
- Я не могу исправить прошлого - оно такое, какое есть. Да, замысел был сомнительным, я долго не мог с ним согласиться. И я не собирался обманом тащить тебя в постель и там выбивать тайные признания, я вообще не мог предположить, что будет после первого свидания!
- Обычно после первого свидания бывает второе. У Вас есть ещё варианты?
Ему понравился её весёлый настрой.
- Я не о том. Я не знал, как ты отреагируешь на попытку за тобой ухаживать, я не знал, как за тобой ухаживать, я вообще про тебя ничего не знал, только то, что касалось работы!
- И чтобы лучше в этом разобраться, ты напился до чёртиков. Не знала, что это способствует мыслительному процессу.
- Я просто трусил, откровенно трусил.
- Да уж, поцеловать Катю Пушкарёву - здесь нужно непомерное мужество!
В её голос вернулись слёзы.
- Катенька, ну зачем ты себя так изводишь! Поцеловать Катю Пушкарёву ничуть не сложнее, чем любую другую девушку. Не целовать я тебя боялся, а начать осуществлять план по твоему обольщению! Ведь на этом поцелуе ничего не закончится, надо будет что-то говорить, как-то это объяснять, а у меня в голове одно - Катя, я Вас поцеловал, потому что боюсь потерять свою фирму. Я и так-то не слишком красноречив...
Катя перебила:
- Наговариваете на себя, Андрей Палыч, когда надо, Вы очень даже красноречивы!
Андрей усмехнулся.
- Я не могу выдавить из себя правильные слова, когда ничего не чувствую. Если ты считаешь, что с тобой я за словом в карман не лез...
Катя опять стала серьёзной.
- Ну, ладно, первый раз не считается - ты напился, я грохнулась в обморок, в общем, не свидание - сказка. Но потом, потом я же давала тебе шанс выйти из этой истории, объясняя твой поцелуй неадекватным состоянием. Можно же было закончить на этом, раз уж так не хотелось в этом участвовать!
Андрей впервые улыбнулся.
- Потом мне уже не хотелось останавливаться.
Катя немного смутилась.
- Ты хочешь сказать, что сумел заглушить голос совести?
- Я хочу сказать, что у меня стали как-то очень легко находиться нужные слова...
Лицо Кати просветлело. Андрей продолжал.
- Ну, неужели ты думаешь, что я смог бы так притворяться! Да у меня рядом с тобой крылья вырастали! И голос совести мне не нужно было заглушать, потому что я уже хотел этих свиданий, я ждал их. И при этом я почему-то ни разу не вспомнил про фирму. Это только Малиновский считал, что я всё ещё героически спасаю "ЗимаЛетто"...
- А он, как настоящий друг, спасал рядового Жданова...
Андрей со всего маху ударил себя по лбу.
- Ах, Малиновский, Малиновский, я тебя когда-нибудь убью! Ты нашла его идиотскую инструкцию...
- И инструкцию, и открытки, и подарки. Скажи, Жданов, но неужели за всё это время тебе не пришло в голову не то что подарок самому подобрать, а хотя бы открыточку самому написать, а?
- Я и написал. Одну.
Катя удивлённо подняла брови.
- Какую?
- Ту, которой ты меня потом по голове ударила.
И Андрей смущённо улыбнулся.
- Правда?! Она мне больше всех понравилась...
Андрея вдруг что-то осенило.
- Подожди здесь!
Катя усмехнулась - куда же я денусь. Жданов убежал в другую комнату. Оттуда раздались звуки падающих предметов, выдвигаемых ящиков, хлопанья дверцами шкафа. Наконец он вернулся обратно, что-то держа в руках.
- Вот!
Он протянул Кате маленькую коробочку.
- Что это?
- Это тебе. По-моему, он очень на тебя похож.
Катя отшатнулась.
- Тебе что, Малиновский и здесь подарков наоставлял?!
- Ну, что ты, Катенька! Я, когда его увидел в магазине, сразу решил, что это - твоё.
- А почему же не подарил сразу?
- Боялся - вдруг не понравится...
- Нет, Жданов, ты всё-таки неисправимый трус.
Катя осторожно открыла коробочку. На неё смотрел крохотный золотой ангелочек на тоненькой цепочке и лукаво ей улыбался.
- О, боже!
Из Катиных глаз потекли слёзы.
- Что, не понравился? Не надо было мне...
- Дурак ты, Жданов!
Катя бросуилась ему на шею. Потом быстро убрала руки и передала коробочку Андрею.
- Помоги, пожалуйста.
Он взял непослушными пальцами золотой замочек, разомкнул его и надел цепочку с ангелом Кате на шею. Застегнув замок, он начал целовать тонкую шейку, потом губы, родное лицо... Катя прильнула к нему и шепнула на ухо:
- Ты спасён, рядовой Жданов...
Андрей подхватил Катюшу на руки и понёс в спальню.
А за окном к этому времени уже совсем рассвело.


Эпилог.

Андрей проснулся от яркого солнца - похоже, день уже давно перешёл свою середину. Он посмотрел на Катю. Она безмятежно спала на его плече, а маленький ангел на её груди старательно охранял этот сон. Он потянулся за часами, и Катя открыла глаза.
- Ну, как ты себя чувствуешь, Катенька?
- Удивительно...
Она нащупала очки, надела их и внимательно посмотрела на Андрея.
- Что с нами теперь будет, Андрей?
- Всё плохое уже позади, родная. Вернётся Кира, я ей всё расскажу, и мы отменим свадьбу.
- А как же фирма?
- Знаешь, из меня получился не очень хороший президент "ЗимаЛетто". Скоро собрание акционеров. На нём я расскажу, как обстоят дела на самом деле. Если меня снимут, так мне и надо, в конце концов. Останусь работать в фирме, а там посмотрим...
- А я?
- У тебя, я надеюсь, в ближайшее время будет много приятных хлопот. Только давай не будем устраивать очень пышную свадьбу, только друзья и родные, ладно?
Катя уткнулась к нему в плечо. Потом опять посмотрела Андрею в глаза.
- Скажи, а ты не будешь меня... стесняться?
- Что?!
Андрей схватил Катю в охапку и подтащил к зеркалу.
- Посмотри на себя. Кого ты видишь?
- Катю Пушкарёву...
- Нет, ты внимательно смотри.
- Андрей, я не понимаю...
- Разве ты не видишь девушку, которая вся светится от счастья, её глаза сияют, губы алеют. Неужели ты не видишь, какая ты красивая?! Да я не стесняться, я гордиться тобой буду!
Слезы брызнули из Катиных глаз, и она крепко-крепко обняла своего суженого.
В "ЗимаЛетто" в этот день ни президента, ни его помощницы так и не дождались...
Записан
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap