Декабрь 11, 2017, 08:12:58
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Яблоко на колючках  (Прочитано 133 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 890


« : Май 16, 2017, 09:36:05 »


Название: Яблоко на колючках. Подарок Ёжику на День Рождения.
Пейринг: Андрей/Катя


Жанр: комедия
Примечание: Действие происходит поздней весной. Миша в Зималетто не приходил, Андрей дневник не читал, Катя в Питер убегать не собирается.

Картинка первая
Знакомство с ёжиком


- Мужик, купи ёжика!
- Что? – Жданов оторвался от созерцания разноцветных рыбок в аквариуме и посмотрел вправо. Рядом с ним стоял парень не слишком интеллигентного вида с коробкой из-под обуви в руках.
- Я говорю: ёжика купи. Недорого отдам, - «продавец» открыл коробку, и взору Андрея предстал колючий серо-бурый шарик.
- Съёжился, - констатировал парень. – Брать будешь? Да ты не бойся, он не блохастый!
- У ёжиков блохи бывают? – спросил Жданчик, с подозрением глядя на зверушку.
- Бывают, у мелких.
- Да? То есть это крупный?
- Нормальный ёжик. Взрослый, - парень обиженно шмыгнул носом. – Ты что, ёжиков никогда не видел?
- Видел - на картинках.
- Это хороший ёжик, из Туркмении, - как бы в подтверждение своих слов парень поднял коробку повыше. Жданов понятия не имел, чем отличаются туркменские ёжики от всех остальных, но сделал умное лицо и внимательнее присмотрелся к колючкам.
- А это он или она?
- Он. Самец, - гордо сообщил парень. – Так брать-то будешь?
Тем временем ёжик, поняв, что опасность ему пока не угрожает, расслабился и показал мохнатую мордочку с чёрным носиком и глазками-бусинками. Жданчик невольно улыбнулся.
- И как зовут этого самца?
- Байрамка.
- Байрамка?
- Я его в Байрам-али купил в прошлом году, - пояснил парень.
- А почему избавляешься? – Андрей осторожно дотронулся пальцем до чёрного носика. Ёжик фыркнул, не одобряя подобной фамильярности.
- Я женился, - парень тяжко вздохнул.
Ёжик снова фыркнул.
- Приходится выбирать между женой и ёжиком? – Жданов легонько погладил маленькую лапку с коготками. Зверёк не возражал.
- Я не понял, берёшь или нет? – хмуро осведомился парень, давая понять, что не намерен развивать тему отношений своей благоверной с ёжиком.
- За ним ухаживать надо?
Парень принялся расхваливать питомца:
- Да он неприхотливый. Он хороший, умный, не прожорливый. Бери, не пожалеешь!
Зверёк приподнялся на передних лапках и посмотрел в глаза склонившегося над ним Андрея. Сердце Жданчика дрогнуло, и он полез в карман за бумажником.
- Что, Байрамка, пойдёшь ко мне жить? Я в ближайшее время жениться не собираюсь.
- Не надо денег, - парень вручил Андрею картонку с ёжиком. – Так бери… Ну, Колючкин, давай прощаться. Вспоминать-то меня будешь?..

Картинка вторая
Чем питаются ёжики
?

- Жданов, это что? – Ромка недоумённо взирал на колючую зверушку.
- Не что, а кто. Ёжиков никогда не видел?
- Видел. В букваре на картинке. Откуда он у тебя?
- Из зоомагазина.
- А что ты там делал?
- Рыбок хотел купить.
- Рыбок? Жданов, ты рыбок хочешь завести?! Так сходи к Милко в мастерскую. У него этих рыбок…
- Я про нормальных говорю. С жабрами и плавниками.
- К счастью, такие к Милко не заплывают… А с чего вдруг они тебе понадобились?
- Они мне уже не нужны. У меня ёжик есть.
- М-да… Хотел рыбок, завёл ёжика…
Пару дней назад, вычитав в какой-то газете, что наблюдение за плавающими рыбками успокаивает, Андрей загорелся идеей купить два аквариума: один собирался поставить в кабинете, который делил с Малиновским, другой – у себя в квартире. Жданчик испытывал острую необходимость в новом успокоительном, поскольку старые уже не справлялись. Хотя фирма почти расплатилась с долгами, а невеста-истеричка смирилась со своей отставкой и перестала докучать Андрею, жизнь по-прежнему щедро одаривала его нервотрёпками, главным организатором которых являлась Катерина: то она улыбнётся Потапкину, то полюбезничает с Федей, то пойдёт обедать не с женсоветом в «Ромашку», а с Зорькиным в какой-нибудь ресторанчик. Тут никакой «Ново-пассит» не поможет, не говоря уж о виски…
- А твой ёжик породистый? - Малиновский деликатно провёл рукой по колючкам. - Или породистыми только собаки с кошками бывают?
- Это чистокровный туркменский ёжик, - со знанием дела сказал Жданчик. - Зовут Байрамка.
- А-а… Импортный, значит, - насмешливо проговорил Ромка. - Не контрабандный, случайно?.. Их в специальных питомниках выращивают или отлавливают по лицензии? А что: сезонный отлов ёжиков.
Жданов не стал отвечать, только убрал коробку со стола Малиновского и поставил на свой.
- Слушай, у него родословная имеется? Может, тебе дворняжку подсунули? - не унимался Ромио.
- Конечно, имеется. Только он не станет тебе её пересказывать. Правда, Байрамка? – Андрей склонился над зверьком и нежно пощекотал маленькое ушко.
- Жданов, а тебе, вообще, зачем это? За ним же ухаживать надо.
- Буду ухаживать.
- Ты и за женщинами не умеешь толком ухаживать, а это ёжик.
Жданчик пропустил замечание Романа мимо ушей.
- Андрюха!.. Жданов, приём!.. Ты хоть подумал, куда его денешь, когда в очередную командировку поедешь?
- Нет, пока ещё не подумал.
- Слушай, не мучай животное, отнеси обратно. У тебя чек сохранился?
- Ёжики возврату не подлежат! – отрезал Андрей.
- Ты хоть знаешь, чем их кормят?
Жданов постарался воскресить в памяти картинки, увиденные в детстве: обычно ёжиков изображали с яблоком или грибом на колючках.
- Они яблоки едят, грибы…
- Люблю грибы в начале мая! – с выражением продекламировал Малиновский.
- Уже конец мая, - возразил Жданчик.
- Полагаешь, пора идти в лес по грибы, по ягоды?
- Вместо того, чтобы прикалываться, лучше б что-нибудь дельное посоветовал.
- Купи ему шампиньоны. Хотя они, наверное, только лесные грибы едят.
- Может, не обязательно свежие? – озадаченно спросил Андрей. – Как ты думаешь, он сушёные есть будет?
- Покопайся в Интернете. Наверняка там найдётся сайт любителей ёжиков…

Картинка третья
Няня для ёжика


Катенька зашла на любимый сайт, чтобы полюбоваться фотографиями самых трогательных и симпатичных зверьков – ёжиков. В последнее время она частенько предавалась этому невинному развлечению: оно позволяло ей немного успокоиться. А поводов, чтобы понервничать, было в избытке. И виноват во всём Жданов!
Несколько недель назад женсовет пересказал Катерине якобы случайно услышанный разговор Андрея и Романа, из которого следовало, что с госпожой Ткачук у Жданова только деловые отношения с примесью дружеских (или дружеские с примесью деловых) и ни о каких других он даже не помышляет. Поначалу Катюша сомневалась в том, что девочки всё правильно поняли, но немного погодя у Шурочки рассыпались бумаги, и как раз под самой дверью кабинета Жданова и Малиновского, и (надо же, какое совпадение!) как раз в тот момент, когда эти двое опять разговаривали, притом снова о Кате. Андрей, по словам Шуры, заявил, что Катя – женщина его жизни, что он не собирается повторять прошлых ошибок, а будет завоёвывать её любовь медленно, но верно. И Катюша поверила. Шурочке. И стала ждать своего любимого завоевателя…
Но вот уже третью неделю вместо завоевателя приходил исполняющий обязанности вице-президента и говорил только о работе! При этом бросал на Катеньку такие взгляды, что она почти была готова сдаться без боя. Бедняжке приходилось ценой неимоверных усилий гасить души прекрасные порывы, напоминая себе, что Катерина Пушкарёва – дочь подполковника, а значит, должна выдержать эту изнурительную осаду, в крайнем случае – продержаться до конца месяца. Иногда Катенька нарочно пыталась спровоцировать ревность своего избранника, чересчур мило улыбаясь в его присутствии охраннику, слишком долго беседуя с курьером или отправляясь обедать с Николаем, но Жданов всего лишь темнел лицом и хмурился. И всё! Даже не пытался выяснить: что, собственно говоря, происходит?
А сегодня Андрей вообще не нашёл ни одного повода, чтобы зайти к ней. То есть он, конечно, заходил и целых полтора часа рассказывал о новых поставщиках. Но поставщики – не повод, а серьёзная причина! К тому же это было утром, а сейчас – два часа дня!.. Мог бы хоть позвонить, предложить… обсудить перспективы развития производства.
Мысленно ругая Андрюшин план медленного завоевания, Катенька позвала Марию. Той на месте не оказалось. Тогда Катя позвонила Шурочке, в ответ – тишина. «Пора навести порядок!» - решила Катерина Валерьевна.
Сердито стуча каблучками по полу, минуя ресепшен (Амура отсутствовала), и.о. президента отправилась в сторону, противоположную от курилки. Оказавшись в пустой приёмной директора по маркетингу, Катенька спросила саму себя, зачем она сюда пришла, если знала, что Шурочки на рабочем месте нет. Не получив ответа, госпожа Пушкарёва вспомнила, что надо разобраться ещё с одним нарушителем дисциплины - Романом Дмитриевичем. Этот безобразник уезжал на неделю в Красноярск, вернулся сегодня утром и до сих пор не предоставил письменного отчёта о командировке. Придав лицу строгое выражение, настроив себя на безапелляционность и бескомпромиссность, Катюша довольно громко постучала в стеклянную дверь.
- Войдите! – раздался изнутри голос Жданова. Прежде чем переступить порог, Катенька сдвинула бровки и постаралась вспомнить, что она – начальница, очень требовательная начальница, которая денно и нощно думает о процветании Зималетто.

Увидев Катю, Андрей на секунду замер, не веря в собственное счастье… Она пришла! Сюда! Сама! К нему?..
- Роман Дмитриевич! – обратилась Катя к Малиновскому, пытаясь не обращать внимания на стоящего рядом Жданова (получалось плохо). – Когда вы соблаговолите отчитаться о командировке?
- Катя… ой, простите… Екатерина Валерьевна, - Ромио виновато потупился. – Я могу это сделать прямо сейчас.
- В письменном виде?
- В письменном?.. Гм… Простите, отчёт ещё не совсем готов.
- Вот как? Тогда, пожалуйста, поторопитесь. К вечеру он должен быть на моём столе.
- Никак нет. К вечеру не получится, - Рома нацепил простодушную улыбку. – Через час мы с Андреем Павловичем должны быть в «Техноколоре». А вот завтра…
- Завтра. В девять ноль-ноль. Утра, - твёрдо сказала Катенька.
- Хорошо, - Роман покорно кивнул. – Екатерина Валерьевна, а можно Вам задать один вопрос?
- По работе?
- Почти… Чем кормят ёжика?
- Что? Ёжика?
- Ёжик - это такой зверёк. Колючий, - пояснил Андрей, согревая Катеньку нежным взглядом. – Вообще-то он очень милый, но иногда выставляет иголки.
- Ёжик сворачивается в клубок только тогда, когда чувствует опасность, - Катюша серьёзно посмотрела на Жданова. – А Вы, Роман Дмитриевич, собираетесь завести ёжика?
- А он уже завёлся. То есть Андрей его завёл.
- Сегодня, - добавил Жданчик. – Минут сорок назад.
Андрей взял со своего стола коробку со зверьком (тот уже успел прогрызть в ней дырку) и протянул её Катеньке.
- Ёжик! – восторженно проговорила девушка. – Какой славный! И так на моего Фиму похож!
- На какого Фиму? – насторожено спросил Жданчик.
- На моего ёжика. Когда мы жили в Забайкалье, у меня был ёжик Фимка.
- У Вас был ёжик? – обрадовался Андрей.
- Да, мы с родителями ездили в Туркмению отдыхать, и там один папин сослуживец подарил мне ёжика.
- А мой тоже из Туркмении! Его Байрамкой зовут.
- Байрамка? Какое красивое имя! – Катюша взяла ёжика на руки и вгляделась в симпатичную мордочку. – Ты и сам у нас красавец, правда?
Жданчик застенчиво улыбнулся, как будто бы похвалили его, а не зверушку.
- Катенька, - Андрей погладил колючую шубку, а заодно и Катины пальчики. - Вы ведь знаете, как за ними ухаживать?
- Конечно, знаю, - Катюша слегка покраснела. - Прежде всего, не сажайте его в эту коробку: он её уже прогрыз. И вообще… Она ему не нравится! Найдите другую, более просторную и прочную.
- Хорошо, найдём.
- А ещё лучше – попросите Фёдора принести с производственного этажа ящик. А дома отгородите для него уголок, и не забывайте выпускать его погулять по квартире.
- Да, обязательно.
- И во двор, на газон, его тоже можно выносить, только Вам надо будет следить за ним всё время.
- Следить? - Андрей шутливо изобразил лёгкий испуг. - Катенька, я так не люблю слежку.
- Ёжику, конечно же, не безразлично, что Вы ему доверяете, но, думаю, он совсем не против, чтобы Вы за ним… наблюдали.
- Да? Хорошо, что он не против… А чем их кормят? Яблоками? Грибами?
- Не только. Они много чего едят. Молоко очень любят. И мясо тоже надо им давать.
- Мясо? – удивился Жданов.
- Да. Ёжики даже на мышей охотятся.
- Простите, что прерываю вашу увлекательную беседу… о ёжиках, - встрял Малиновский. - Но нам с Андреем Палычем уже пора выезжать, иначе опоздаем.
- Катенька, - Андрей осторожно обхватил пальцами запястье девушки. – А Вы не могли бы, пока мы будем отсутствовать, заняться этим маленьким хулиганом?
- Конечно, могу, - ответила Катюша, стараясь справиться со смущением. – Вы… Андрей… Палыч, не волнуйтесь. Всё будет в порядке…

-Надо же, какая переменчивая штука жизнь, - философски заметил Роман, когда они с Андреем уже ехали в лифте.
- Это ты о чём?
- О том, что раньше мы с тобой ждали, когда Катя напишет отчёт. Теперь она ждёт, когда мы напишем.
- Маленькое уточнение: нам требовался фальшивый отчёт, а ей от нас настоящий нужен.
- А может быть, она вовсе не за отчётом приходила…
- Что ты имеешь в виду?
- Ну, например, на ёжика хотела посмотреть…

Картинка четвёртая
Что бы они делали без ёжика?


Жданов сидел в автомобильной пробке и сочинял отнюдь не хвалебные гимны в честь сотрудников дорожно-патрульной службы, регулировавших движение на ближайшем перекрёстке. Автомобиль Малиновского, плетущийся перед Андреем, подмигнул ему на прощанье и со скоростью объевшейся черепахи начал поворачивать вправо. Жданчик держал путь в другую сторону – в Зималетто.
На часах – половина седьмого. Мобильник, как назло, разрядился в самый неподходящий момент, и у Андрея не было возможности узнать: Катя ещё ждёт или уехала домой вместе с Байрамкой? В том, что Катенька не оставит ёжика одного и обязательно возьмёт его с собой, Жданов даже не сомневался.
Часам к семи пробка рассосалась, и вскоре Андрей уже тарабанил в родную стеклянную дверь, пытаясь разбудить не менее родного Потапкина. Как ни странно, минут через десять Жданчику это удалось. Не пожелав слушать оправдательную речь Сергея Сергеича, экс-президент быстренько выяснил, что Катерина Валерьевна покинула здание Зималетто час назад в компании ёжика, с которым Потапкин уже успел познакомиться.
Андрей встал перед нелёгким выбором: поехать сразу к Кате или сначала отправиться к себе домой, принять душ, побриться, надеть чистую рубашку?.. Жданчик придирчиво посмотрелся в зеркало и пришёл к выводу: ещё не мешало бы подстричься…

Заметив среди автомобилей, припаркованных у подъезда, Катину машину, Андрей мигом вбежал по ступенькам, широко распахнул дверь и чуть не столкнулся с выходившей Катюшей, которая несла небольшой фанерный ящик и какой-то пакет.
- Катя!.. Вы здесь, - Жданов обнял ящик, накрыв ладони девушки своими.
- Андрей, - прошептала Катенька.
- Вы… Долго меня ждали?
- Да… Очень… То есть… Я только что приехала. Байрамку привезла… Консьержка сказала, что Вас нет, и… я хотела в машине подождать.
- Катюш… Спасибо Вам… Вы столько сделали для меня… и для Байрамки, - Андрей слегка притянул ящик к себе, а вместе с ним и Катю, которая не собиралась расставаться со своей ношей. – Катенька… Вам, наверное, тяжело…Дайте его мне.
- Нет, что Вы… Он очень лёгкий.
- Кать, ну… хотя бы сумку мне давайте… Вам же неудобно держать.
- Мне очень удобно.
- Ну почему Вы… ты такая упрямая?
- Я? Я вовсе не упрямая… Просто… - Катюша отвела взгляд.
- Что?
- Вот, держите, - Катенька отдала Жданову пакет и ящик.
- Кать… Ты сердишься на меня?
- За что? – с неподдельным удивлением девушка посмотрела в любимые глаза.
- За то, что я так поздно… На дорогах пробки.
- Я тоже… долго в пробке стояла. А потом ещё в магазине была... В пакете продукты для Байрамки.
- Да?.. Как здорово… А я совсем про магазин забыл… Где Вы взяли такой замечательный «домик»?
- Это Федя нашёл на производственном этаже.
- Катенька, - спохватился Жданов. - Что же мы здесь стоим? Пойдёмте ко мне.
- К Вам?... Андрей… Палыч… Мне домой пора.
- Домой? Уже?.. А как же… уголок для Байрамки? Я думал, что мы вместе его обустроим.
- Вместе? – произнесла Катенька так, что Андрей на мгновение забыл и о Байрамке, и об уголке, и о многом другом.
- Да… И потом… Я… Мне…
- Конечно... Андрей.. Палыч… Уголок… Это очень важно… для Байрамки.
- Молодые люди, вы бы отошли чуть-чуть подальше, а то встали у самого входа, - проворчала сухонькая старушка, ведущая на поводке болонку. Собаченция, которой не терпелось оказаться на улице, подтявкнула своей хозяйке. Кате с Андреем пришлось посторониться.
- Видите, Катенька, тут совсем невозможно разговаривать… Пойдёмте ко мне, а?.. Кать…
- Да… Пойдёмте… Здесь очень много народу.
Услышав последнюю реплику Катюши, консьержка отвлеклась от журнала и посмотрела поверх очков на парочку-с-ящиком, направлявшуюся к лифту...

Картинка пятая
Трое в квартире, считая ёжика


- Проходите, Катя… Вот… Моя скромная обитель.
То, что Жданов назвал обителью, было таким же скромным, как и его хозяин. Особенно впечатляла гостиная, в центре которой стоял роскошный белый диван. Впрочем, Байрамке он не приглянулся: под ним оказалось слишком тесно, точно так же, как и под креслом. Притом мебель, расположенная посреди комнаты, даже если под ней достаточно пространства, совершенно не годится для того, чтобы устраивать под ней ёжикоубежища и кладовые. И зачем тогда, спрашивается, она нужна?
К счастью для Жданова, Катя не разделяла взгляды Байрамки на обстановку квартиры:  прихожая, кухня и гостиная девушке понравились. Правда, в ванной, куда она зашла, чтобы вымыть руки, её немного смутил зеркальный потолок, но об этом Катюша умолчала. Андрею также хотелось, чтобы любимая оценила по достоинству его спальню, но пока ему оставалось только терпеливо ждать удобного момента для начала… э-э-э… экскурсии. Чтобы она не сорвалась, Жданчик спрятал подальше ключи от входной двери.
Тем временем Катенька, чувствуя ответственность за ёжика, объяснила его хозяину, каких размеров должна быть плошечка, из которой Байрамке будет удобнее пить, какими порциями и как часто давать ему мясо и сыр и какие фрукты следует покупать. Андрей всё это покорно выслушал и даже, по настоятельному совету Катерины, кое-что записал. Лишь в одном он посмел проявить непослушание: помыл принесённые Катюшей яблоки и положил их в вазочку в гостиной, сказав, что Колючкин не жадный – по глазам видно - и готов поделиться со своими хозяевами.
При словах « со своими хозяевами» Катенька смутилась и, оставив в стороне обсуждение Байрамкиного рациона, перешла к другому вопросу.
- Андрей… Палыч…
- Кать… - Жданчик пересел к ней поближе. – Ну… Не называй меня, пожалуйста, Палычем.
- Андрей… Ёжику нужно гнёздышко.
- Гнёздышко? Ты же говорила – уголок, - проговорил Жданов, с нежностью глядя на девушку.
- Уголок нужен, чтобы он Вам… тебе… ночью спать не мешал, - тут Катюша покраснела, поняв, что тема, которую она выбрала, ещё более опасная. - Ёжики по ночам иногда ходят по квартире… Громко.
Байрамка, посапывая и стуча коготками по паркету, почапал в сторону камина.
- Да, я понял, что особой деликатностью ёжики не отличаются.
Андрей уже точно знал: вход в спальню Байраму Колючкину будет строго воспрещён. В его присутствии Жданчик не мог отделаться от ощущения, что за ним с Катей пристально наблюдают.
- А в уголке должно быть гнёздышко. Он его сам обустроит, - продолжала Катенька.
- Какой у нас хозяйственный ёжик, - Жданов придвинулся ещё ближе.
Байрамка дошёл до стены, обнюхал плинтус и потопал обратно, к Андрею и Кате. У Жданчика возникло желание отнести ёжика на кухню и налить в блюдечко побольше молока. Будто бы прочитав эти мысли, Катенька сказала:
- Маша весь день поила его молоком, поэтому он мясо не доел.
- Да?... Жалко… То есть… Хорошо, что он не голодный.
Ёжик ходил вокруг журнального столика. Он чувствовал запах яблок. Молоко и мясо – основная пища. А как же десерт?
- Катюш, - Жданов деликатно погладил руку девушки. – Мы ещё не всё выяснили насчёт гнёздышка…
- Гнёздышка? – Кате стало сложно говорить, ещё сложнее – думать: она чувствовала на своей щеке горячее дыхание Андрея. – Мы давали Фимке… старые чулки… носки…
- Чулки? – Жданчик осторожно провёл пальцами по круглой девичьей коленке. – У меня… нет чулок… Что же делать?
- Носки… тоже подойдут… старые.
- Старые?.. Где же их взять-то?
Обычно с мелкими деталями своего гардероба Жданчик прощался раньше, чем они успевали состариться, но Андрей уже об этом не помнил, о том, как выглядят носки – тоже.
- Носки… в шкаф кладут… или в тумбочку… иногда, - подсказала ему Катенька.
- Кать… А может… поищем вместе… в моём шкафу.
В шкафу? Что такое шкаф? Зачем они говорят про какой-то шкаф? Зачем они вообще говорят?
- Кать…
- Андрей…
Всё, его терпение иссякло, больше не надо слов…

Столик пошатнулся, вазочка опрокинулась и каким-то чудом не разбилась. «Вот оно, счастье!» - подумал ёжик, когда румяные яблочки посыпались на пол. Поддев на колючки одно из них, Байрамка потащил его на кухню, в укромный уголок, который сам для себя присмотрел.
Через два часа в гостиной не осталось ни одного яблока. Ёжик ещё раз заглянул под диван и кресла, тщательно проверил всю разбросанную по ковру одежду. Не обнаружив больше ценных продуктов питания, Байрамка нисколько не расстроился – он нашёл подходящий материал для строительства гнёздышка…

- Судя по всему, осада неприступного города увенчалась победой, - Ромка положил трубку, оставив очередную попытку дозвониться до друга. – Вот тебе и ёжик! Троянский конь отдыхает…

Эпилогоподобная закорючка

Жданчик не сдержал обещания, опрометчиво данного Байрамке, и вскоре женился. Колючкин этому только обрадовался: ни один здравомыслящий ёжик не откажется жить под одной крышей с такой заботливой и любящей хозяйкой, как Катенька.



Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 890


« Ответ #1 : Май 16, 2017, 10:27:37 »


Картинка шестая
Подруга для друга
(прошёл один год
)

- Малиновский, всё, закрыли тему. Больше не хочу это обсуждать.
- Жданов, какой ты всё-таки чёрствый, - Ромка укоризненно смотрел на Андрея. - Свою личную жизнь устроил? Устроил. Теперь другу не мешай, тИран!
- Я не могу представить своего друга рядом с этой!
- Её, между прочим, зовут Марфушей.
- Ну и имечко!
- Нормальное имя. И вообще, я не понимаю: что в ней не так? Молодая, здоровая, симпатичная…
- Так, хватит, это я уже слышал. Увози свою Марфушу. Нечего ей делать в моём доме.
- И пожалуйста, - обиженно проговорил Ромио. - И увезу.
- Малина… - Жданов чувствовал, что перегнул палку. – Не сердись… Ну… сам понимаешь…
- Ладно, не оправдывайся… Катя скоро приедет?
- По времени уже должна вернуться, - Андрей взглянул на часы. – Очередь большая, что ли, у этого ветеринара?
- А у меня сегодня совершенно свободный вечер, - Малиновский снова развалился на диване. – Подожду Катю.
- Малина!
- Ты меня прогоняешь?
- Нет, не тебя… Ромка… Ты для нас всегда желанный гость, но…
- Всё дело в Марфе.
- Да.
- К сожалению, у Марфы нет водительских прав, и она не может сама уехать домой, - Ромка по-хозяйски взял пульт и включил телевизор. – А я хочу услышать, что скажет Катя.
- Ты думаешь, что мнение моей жены будет существенно отличаться от моего?
- А я почему-то уверен, что твоей Катеньке моя Марфуша понравится.
- Малиновский, как ТАКОЕ может нравиться? Толстуха…
- Нормальная она! У неё аппетит хороший.
- Неповоротливая.
- Кто неповоротливый? Она просто стеснительная.
- Стеснительная? Да она уже по всей квартире прошлась.
- Она любознательная.
- И невоспитанная.
- Откуда ты можешь знать: невоспитанная она или нет? Ты её сегодня в первый раз в жизни увидел!
- Очень надеюсь, что больше эту нахальную морду я не увижу.
- Что?! Ну, это уже слишком!... Марфа!... Марфуша!... Солнышко, где ты?

«Солнышко» вскоре нашлось. На кухне.
- Ты посмотри, что она творит! – Жданов с негодованием взирал на Марфушку, уплетающую мясной фарш.
- Она ужинает, - спокойно пояснил Малиновский.
- Этот фарш Елена Александровна для Байрамки приготовила.
- А он, в отличие от тебя, не жадный.
Тем временем толстушка, не обращая никакого внимания на мужчин, прикончила мясо и, видимо, вспомнила, что питаться всухомятку вредно.
- Она пьёт! – ещё больше рассердился Жданов.
- Скажи спасибо, что не курит.
- Зато у неё полно других недостатков.
- А у кого их нет?
- Она мне не нравится.
- Жданов, почему она должна ТЕБЕ нравиться?
Андрей молчал. Если честно, сама по себе Марфушка не вызывала у Жданчика негативных эмоций – обыкновенная, вполне симпатичная, молодая ежиха, но он был твёрдо убеждён, что Байрам Колючкин, умница и красавец, достоин лучшей партии…


Картинка седьмая
О вкусах не спорят


У каждой зверушки свои пристрастия. Бывают коты, которые питаются исключительно «Вискасом», а есть такие, которые терпеть его не могут. Некоторые породистые псы ненавидят морковку, но другие их собратья с удовольствием её поедают. Встречаются также собаченции, обожающие солёные огурцы, и ёжики, ворующие клубнику с грядок…
Байрам Колючкин более всего любил яблоки. Конечно, от мяса и других полезных продуктов он тоже не отказывался, но факт остаётся фактом: в списке его гастрономических предпочтений яблоки занимали одно из первых мест. Катя с Андреем почти сразу же это поняли, и каждый вечер на десерт Колючкин получал любимое лакомство.
Вообще, год, прожитый в доме Ждановых, был для Байрама вполне счастливым, но в последнее время он ощущал, что ему чего-то недостаёт. Поначалу решил, что ему дают слишком мало яблок. Хозяева, будто прочитав его ежиные мысли, стали подкладывать ему в миску более крупные кусочки, но чувство неудовлетворённости не прошло. Он стал меньше спать, долго ходить по квартире в поисках смысла жизни, но никак не мог его найти…

Хлопнула дверь, и Жданов устремился в прихожую.
- Катя! Ну почему так долго?
- На дорогах пробки, - Катюша поцеловала мужа в уголок губ. – Ты совершенно напрасно волновался.
- Ты телефон отключила, - с укором сказал Андрей.
- Он разрядился… У нас гости?
- Да, Ромка… Что сказал ветеринар?
- Всё в порядке, - Катюша извлекла из переноски Байрамку и передала его Андрею. - Желудочек вполне здоровенький, только молочные продукты лучше из рациона исключить.
- У него аллергия? – забеспокоился Жданчик.
- Нет, просто с возрастом некоторые ёжики плохо усваивают молоко. И ещё врач сказал, что сейчас у ежей период размножения, поэтому…
- Всем привет! – радостно провозгласил Малиновский, появляясь в прихожей с Марфушкой на руках. - Вот и я говорю: все проблемы от долгого воздержания!
- Привет!.. Ой, кто это у нас, - умилилась Катенька. – Какая славная пампушечка! А какие глазки умные!
- Это Марфуша, - с гордостью сказал Ромка, бросив многозначительный взгляд на Андрея. – Красивая девочка! Правда, Катенька?
- Красавица, – подтвердила Катюша. – Думаю, что она Байрамке понравится.
- Ничего подобного, - буркнул Жданов, не позволяя ёжику двинуться в сторону Малиновского. Зверёк совершенно не понимал, почему самый лучший в мире хозяин ему препятствует: чутьё подсказывало Колючкину, что где-то рядом с Романом находится НЕКТО, без которого (которой?) Байрамкина жизнь тускнеет с каждым днём.
- Марфуша наверняка уже беременна, потому и полненькая такая, - завил Андрей, поднимая Колючкина с пола. – А потом скажут, что это Байрамка виноват.
- Марфа беременна? – возмутился Малиновский. – Да она – девица непорочная… Катя, я твоего мужа не понимаю. Он так себя ведёт, как будто его кто-то заставляет алименты будущим ежикам платить.
Не дожидаясь ответа Катерины, Андрей понёс питомца на кухню, к великому неудовольствию последнего. Катя забрала у Ромки невесту-ежиху и последовала за мужем.
- Она съела фарш, который я для Байрама разморозил, - пожаловался Жданчик.
- Значит, была голодная.
Катюша посадила Марфу рядом с Колючкиным, и ёжик сразу почувствовал: это ОНА.
- Они сейчас драться начнут, - проворчал Андрей, недовольный реакцией Байрама на «прекрасную незнакомку».
- Не начнут.
- Начнут, - упрямо повторил Жданов, кладя в ежиную кормушку маленькое яблочко. – Вот, посмотри!
Вопреки ожиданиям хозяина, Байрам никак не отреагировал на лакомство – он уже осознал, что не в яблоках счастье…


Картинка восьмая
Любовь и ёжики


- Кажется, мы здесь лишние, - сказала Катя, взглянув на мужа.
Хоть Жданов и считал, что Марфуша недостаточно хороша для того, чтобы стать мадам Колючкиной, но лишать своего четвероногого друга надежды на счастье он не собирался.
- Ромка, пойдём, - Андрей потянул к выходу Романа, с интересом наблюдавшего за тем, как Байрамка обхаживает Марфушу. – Не подглядывай.
- А тебе никогда не было интересно, как ёжики это делают? – спросил Ромка, не переставая смотреть на зверушек.
- Малина!
- Да всё, всё… Иду…

- Когда приезжает Лена? – поинтересовалась Катюша, когда все трое уже сидели в гостиной перед телевизором.
- Через три месяца.
- О-о! Значит, в течение беременности и всего периода кормления Марфуша будет на твоём попечении.
- Да? У ёжиков всё так быстро? – удивился Рома…

Лена вот уже несколько месяцев была Ромкиной соседкой. Переехала она на новое место жительства вместе с шестилетним сыном Алексеем и полуторагодовалой ежихой Мартой. Роман сразу заприметил красивую молодую женщину, поселившуюся в квартире напротив. Хотя раньше Малиновский принципиально не заводил интрижек с представительницами прекрасного пола, проживающими с ним в одном доме, но, познакомившись с Еленой Прекрасной, он готов был этот принцип нарушить. Однако она не собиралась вступать с ним ни в какие другие отношения, кроме добрососедских.
На второй день знакомства Лена охотно согласилась посмотреть Ромин альбом с марками, но только в компании маленького Алёши и у себя в квартире. Плюшевого медведя, подаренного Романом, она тут же вручила сынишке. Когда Рома принёс ей на 14 февраля розы и музыкальную открытку со стихами, Лена сказала, что День Всех Влюблённых – дурацкий праздник, но цветы очень красивые, и открытка забавная, после чего пригласила Малиновского на чай с вареньем, но всё ограничилось только чаем и вареньем. Больше Рома открыток не дарил. Ни ей, ни другим девочкам. А рыбок с бабОчками перестал водить к себе ещё раньше. Конечно, время от времени он встречался с какой-нибудь прелестницей на её территории, но эти встречи становились всё реже и уже не приносили былой радости.
На 8-е Марта Роман подарил неприступной красавице шикарный букет и большой шоколадный торт, но его не пустили дальше прихожей, потому что Алёша болел гриппом.
Первого апреля Малиновский, уже почти не надеясь на чудо, презентовал Лене сборник рассказов Зощенко и полкило телячьей колбасы для Марфушки. И чудо свершилось. Через три недели Лена пришла к нему сама и слёзно просила помочь: ей нужно было ехать в командировку; Лёшу она собиралась на это время отправить жить к его отцу, а от опекунства над ежихой бывший Ленин супруг категорически отказался. Рома с радостью согласился приютить у себя Марту, но, когда узнал, что командировка продлится аж четыре месяца, приуныл (и не только из-за того, что боялся ответственности за колючее создание)…
Перед отъездом Малиновский получил переноску с Марфушей, ежиный домик, пакет с продуктами и кучу ценных рекомендаций. От денег на содержание зверушки он, конечно же, отказался. Прощаясь, Лена ещё сказала, что приближается период размножения ёжиков, Марфа вошла в репродуктивный возраст и как бы у бедной девочки не было проблем со здоровьем. Ромка счёл это добрым знаком и тут же сообщил, что у его друзей есть ежик-самец, очень репродуктивный. На это Леночка ответила, что она не может взвалить на Романа такую обузу. Но Ромка уже всё для себя решил: однажды на примере друга он убедился, что путь к сердцу женщины лежит через ёжика. Во всяком случае, иногда…

- Интересно, они уже закончили? – Жданов посмотрел на часы. – Двадцать минут прошло.
- Наверное, закончили, - отозвался опекун «невесты».
Андрей и Роман отправились на кухню. Катя осталась в комнате…

- Как ты думаешь, это до или после? – спросил Ромка у друга, глядя, как Байрам наматывает круги вокруг Марфуши.
- Да кто их знает… …
Через два часа картина была та же: Колючкин, посапывая, вздыхая и посвистывая (!), ходил вокруг красавицы-ежихи, а та только пофыркивала в ответ.
- А вдруг он ей не нравится? - задумчиво произнёс Ромка, выйдя в коридор.
- Кто не нравится? Мой Байрам? – возмутился Андрей.
- Тихо, не кричи, спугнёшь!
- Кричи, не кричи - и так никакого толку, - проворчал Жданов. - Но на яблоко она внимания не обратила. Значит, строит из себя недотрогу.
- Она не особенно любит яблоки, вот если бы там морковка была... Да-а… Я, конечно, знал, что у моей Марфуши тонкая душевная организация и она не сразу к себе подпустит… Но чтоб до такой степени!
- А она достаточно зрелая?
- Достаточно… Странно всё это. Может, в Интернете посмотрим, как это у них бывает?..

- Ничего себе! – воскликнул Малина, открыв очередной сайт.
- Что? – забеспокоились Андрей с Катей.
- Ёж часами кружит возле ежихи, пыхтит, тихонько фыркает. В этот период можно слышать некоторое подобие песни. На слух такая песня воспринимается как последовательный ряд довольно чистых голосовых звуков. Старания самца не остаются незамеченными и всегда оказываются вознаграждёнными, - прочитал Ромка.
- Часами кружит, - повторил Андрей. – Байрам уже больше двух часов кружит. Они хоть до утра успеют?
- Мне кажется, что их можно оставить на всю ночь на кухне, - предложил Малиновский. – А я утром за ней приеду.
- Нет, без присмотра их лучше не оставлять, - возразила Катенька. – Я однажды читала, что самочки после спаривания иногда становятся агрессивны.
- Ну вот! - буркнул Жданчик. – Я так и знал…

Вдруг со стороны кухни начали доноситься громкие звуки, которые мало напоминали свадебное пение ёжиков. Было такое впечатление, что парочка кабанов-подростков выясняет отношения.
- Дерутся! – все трое бросились разнимать своих питомцев. Первым бежал Андрей, и он, резко затормозив в дверях, преградил дорогу остальным.
Ёжики не дрались. Совсем даже наоборот. Притом с фырканьем, сопеньем и похрюкиванием.
- Мы здесь точно лишние, - констатировал Жданчик, делая шаг назад и не позволяя любопытному Ромке заглянуть на кухню…

Марфа и Байрам не поссорились. Когда страсти утихли, ежиха причапала в зал и ткнулась носом в тапки Романа, как бы говоря: «Здесь больше ничего интересного, пойдём домой».
В это время Колючкин с чувством выполненного долга догрызал яблочко.


Картинка девятая
Цветы и колючки жизни


Ровно через семь недель, поздно вечером, в квартире Ждановых зазвонил телефон. Трубку взял Андрей. На том конце провода раздался радостный вопль Малиновского:
- Поздравляю с пополнением!!!
- А ты откуда знаешь? – настороженно и не слишком любезно спросил Жданов: Катя сообщила ему о своей беременности только пару часов назад, и они пока ещё ни с кем не делились радостной новостью.
- Как откуда? Она при мне родила! Четверых!
- Кто?!
- Жданов, проснись! Марфа родила четырёх маленьких ёжиков!
- Четверых?! Поздравляю!
- Спасибо. Байрама поздравь!
- Обязательно. А сколько сыночков, сколько дочек?
- Ты ещё спроси: "На кого больше похожи?". Они совсем крохотные и голенькие.
- Через несколько часов появятся иголки. Так Катя сказала.
- Знаю, читал… Кстати, Жданыч, двоих ёжиков вы будете пристраивать, двоих – я. Одному я уже нашёл хозяина, вернее, хозяйку.
- Кого?
- Не волнуйся. Это очень ответственная девушка.
- Кто?
- Моя секретарша.
- Ладно, - согласился Андрей. – Шурочке можно отдать…А второго кому?
- Пока не знаю… А о чём ты спросил меня в самом начале?
- Не помню, - уклончиво ответил Жданчик.
- Ты спросил меня: «А ты откуда знаешь?». В смысле, про пополнение.
- Ну… да…
- То есть… Вас с Катей можно поздравить?
- Можно, только тихо, это пока ещё секрет…

- Кать, ты спишь?
- Нет… Никак не могу уснуть: столько всего произошло.
- Кать, вот смотри : сегодня родились Байрамкины дети.
- Уже вчера.
- Хорошо, вчера. Значит, вчера у них был день рождения. Так?
- Так.
- А когда день рождения у нашего Колючкина?..


Эпилогозаменяющая клякса


Маленьких ёжиков отдали Шурочке, Светлане, Ольге Вячеславовне и Милко.
Лена не устояла перед заботливым Ромой, и вскоре их отношения вышли за рамки добрососедских. Поженились они незадолго до того, как Олегу Андреевичу Жданову исполнилось два года.
Записан
Страниц: [1]
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap