Ноябрь 15, 2018, 05:46:27
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Страниц: 1 2 [3]
  Отправить эту тему  |  Печать  
Автор Тема: Сериал НРК 1-50 серии  (Прочитано 5844 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 899


« Ответ #50 : Январь 16, 2017, 12:55:01 »

47 серия.



_ЛИЛИТ_

Тема дня сегодня -  кошмары и галлюцинации…
Итак,  сегодняшнее повествование застало нашу очаровательную Викторию в неглиже перед зеркалом, гордо сбрасывающую костюм, который отчего-то напоминал старую змеиную шкурку, которая, блеснув на прощание, упала на пол. Как ни странно, в трудные моменты Викуся за отсутствием хомячка или на худой конец рыбок обращалась к зеркалу. И вот, вдоволь налюбовавшись собой в излюбленном комплекте черного белья -  и кожаной сумочкой, призванной покорять храбрые сердца, услышала телефонный звонок и по совершенно непонятной причине подошла к телефону, предварительно завернувшись в плед, взяла трубку и,так сказать, начала беременную атаку на мужчин. И,как ни странно, вдруг два всемогущих стратега потеряли остатки былой логики перед этой на редкость независимой и ничего не требующей мамашей, которая молча глотала слезы перед ними, только намекнув вскользь про то, что не сможет мама родная сынку своему врать. И всегда такой сдержанный, со стальной хваткой Воропаев вдруг увидел Викторию бледную, взлохмаченную и с младенцем на руках… Закричал. Весь сжался, защищаясь памятной статуэткой Наполеона от демонического хохота кормящей матери…
 Ничуть не отставал от него и другой папаша, который стал перечислять все свои недостатки, судорожно хватаясь за сердце при слове «женитьба» или всякого рода… «детей». И вот уже воображение рисует очаровательное семейство со всеми прелестями домашнего уюта: халаты, пеленки, распашонки, орущее чадо и вслед за ним жалобно подвывающий Малиновский.
Но тут, что называется, перепуганного и побледневшего шефа,как всегда, спасла добрая и верная Шурочка. Понимал ведь, ох как понимал, что он, Роман Дмитрич, продукт, как известно, потребительский,  должен-таки будет надеть на свою тонкую,полную жизни шейку пушистую веревку отцовства. Тут уж самого в пору на Тегусигальпу,  пока совсем мальчик себя не извел… Так что отношение Малиновского к женщинам в первую очередь обусловлено этой женской корыстью, дабы обуздать молодого жеребца да приковать к очагу семейному цепью толстою…
И тут же наш третий папенька Коленька, который, гордо подняв голову и прижав руку к груди, клянется в вечной верности прекрасной и незнакомой матери-одиночке…. И только Андрюша вслед за своей ненаглядной помощницей не поверил в плодовитость своей секретарши и,исполнив стандартную программу еще одного прелестнейшего ужина, поцеловал будущую женушку на ночь, которая, старательно развивая тему чадолюбия, уж было надеялась, что в пору заводить им,как семейству во всех отношениях идеальному, наследника. Хотела,да покрепче, привязать к себе женишка, но возлюбленный предпочел мучиться производственными кошмарами в сопровождении голоса Катeньки. И как ни ворочался он с боку на бок, но так и не удалось президенту века нынешнего выспаться: то папенька, то СашеНька мерещились. Невестушка мирно посапывала рядом, по соседству, и на следующее утро, исполнив все свои обязанности, не упустила возможности приревновать своего Жданова к этой секретарше, которая почему-то оказывалась незаменимее ее самой, и предложила самый простой и удобный способ привязать девушку пожизненно, коим Андрей Палыч по ее наущению-таки впоследствии и воспользуется. И только, что называется, в своем кабинете, покрывая стол сладострастными поцелуями и давая клятву верности в бою, Андрюша Жданов почувствовал себя спокойнее, пока не услышал сзади изумленное покашливание. Катенька,ко всем причудам шефа привыкшая, оповестила своего ненаглядного о поставщиках и взглядом вполне недвусмысленным наградила уже воспрянувшего духом начальника, который только что не замурлыкал, услышав имя Нестеровой. Но,знавшая отходчивость Андрей Палыча, который, сколько по девушкам красивым ни ходил, в каморку возвращался вполне исправно, доблестно пыталась задержать лифт да внезапно расцветшего Жданова, который при бабОчках всегда проявлял красную толстокожесть и, не преминув отпустить в сторону Катеньки замечание очень даже не лестное, пропустил барышню в лифт.
 Но на этом бедствия Катеньки не закончились, и как только увидела она небесное существо, именуемое Натальей Нестеровой, так и почувствовала, что лодочка газетная под именем Андрей Палыч поплыла резко в противоположном направлении, оставив ее,только дабы не смущать обе стороны, разглядывать ткани. Но Катенька обиду на шефа держала недолго, только тихо заметила, что вот Милко, например, цветочки там разные не любит, да и вообще, негоже без финансового директора проблемы решать, потом, что называется, блеснула своими великими экономическими познаниями, дабы спасти начальство от неминуемого диабета. Тут прЕкрасная нимфа хвостиком вильнула да и удалилась подумать, оставив зималеттовцев жить поживать да добра наживать…

Annniiie.

На все про все у президента компании было две недели. На то, чтобы найти новых поставщиков, выбрать ткани, обсудить условия контрактов, добиться скидок и льгот, оплатить, не имея денег, товар, раскроить, пошить и даже кое-что продать. Кроме того, надо было наладить отношения с Юлианой (очень сложно, но можно попробовать) и найти хорошего, но недорогого адвоката (ВАЩЕ утопия). И уложиться надо было именно в две недели, потому что потом начнут поступать первые иски из банков, а баланс в фирме был катастрофическим – шаг до банкротства. Пока президенту удалось только оформить договор заклада и лично поучаствовать в сдаче квартального отчета – надо же было с чего-то начинать.
Для того чтобы все это успеть, маленькой президентской команде надо было работать в темпе, когда скорость летания по кабинету взведенного вице-президента представлялась недопустимо черепашьей. И еще в маленькой президентской команде не все было гладко.
Во-первых, самого президента мучили кошмары – толпа обозленных женщин закидывала президента синтетическими тряпками, именуемыми последней коллекцией «Зималетто». Отбиться не получалось, и толпа загоняла президента в угол пока еще принадлежавшего ему кабинета. Когда толпа гарпий отступала, в кабинете материализовывался СашеНька Воропаев, заглянувший проверить, комфортно ли ему будет руководить фирмой. Президент метался и кричал, будил спящую рядом невесту, недовольную нарушенным сном, а утречком бежал здороваться с президентским рабочим столом, нежно оглаживая поверхность.
Неизвестно, была ли утешением для президента новость, что не одного его мучают кошмары, что СашеНька Воропаев, не верящий в непорочное зачатие, среди ночи мчится к Виктории  и хватается за голову, не зная, достаточно ли будет отправки Клочковой в Гондурас для сохранения его честного имени? Знал бы президент, что именно Клочкова оттягивает в данный момент на себя СашеНькино внимания, не орал бы на нее по утрам и с большим сочувствием относился бы к несчастной почти беременной женщине.
Проблем президенту добавлял еще и впечатлительный вице-президент. Вице-президента тянуло на кисленькое и мучили по утрам головокружение и тошнота. Роман Дмитриевич выползал из лифта, охая и хватаясь за живот. Вернуть к нормальной жизни вице-президента можно было только известием о предстоящей поездке в «Макротекстиль», где работала умница и красавица Наталья Нестерова. Роман Дмитриевич перестал стенать, взгляд его стал осмысленным, он даже выразил готовность совершать трудовые подвиги на благо фирмы…Но президент счел, что возвращенный к жизни Малиновский может совершать трудовые подвиги и в офисе. В качестве поддержки на переговорах президент вез с собой незаменимую и удобную Катеньку; невеста, настойчиво предлагавшая президенту на удобной Катеньке жениться, в качестве сопровождения самостоятельно и благоразумно отпала, а обаять Нестерову президент был готов и сам без помощи Малиновского. Роману же Дмитриевичу, предстояло,  выбравшись из устроенной с утра засады, отговорить серьезно настроенную Клочкову от принятия катастрофического решения связать свою молодую жизнь с обремененным хроническими заболеваниями и ужасным характером вице-президентом. Более того, Роман Дмитриевич понимал важность семейных традиций и, беря пример с горячо любимого папы, был готов отправиться под венец только отпраздновав семидесятилетний юбилей…Стоило  ли его ждать бедной беременной, требующей зеленых яблок Клочковой?
А президент, изменив предложенный Катенькой график, поехал в «Макротекстиль» и обаял неприступную красавицу, забывая, что он здесь вообще делает… наивно полагая, что добьется скидок, прикладываясь к ручкам красотки и прикладывая к Нестеровой ткань редко используемой Милко расцветки, о чем не забывала его незаменимая и удобная помощница. Вообще-то президент в данный момент расцветку не различал, потому что видел перед собой только очень красивую девушку. Не замечал, что очень красивая девушка была еще и умной и не собиралась вестись на грубую лесть. И уколола настойчиво звавшего ее в ресторан президента напоминанием о сделке, заключенной с «Ай-Ти Коллекшн». Незаменимой и удобной Катеньке было неловко, неприятно на это смотреть, и она отводила в сторону глаза. А еще ей было стыдно за президента, заваливавшего переговоры. А еще больно – но это влюбленная Катенька запрятала подальше и, забыв о личном, была готова общаться с финансовым директором поставщиков, вызванным умницей и красавицей, потому что, в отличие от президента, помнила, что она здесь на работе. Умница и некрасавица, моментально сориентировавшись, взяв переговоры в свои руки, сделала финансовому директору поставщиков предложение, от которого не отказываются. Предложение было столь соблазнительно и заманчиво, что финансовый директор «Макротекстиля» счел несолидным сразу ответить согласием.

Petropol.

За сегодняшнюю серию костюмерам - двойка. АП прибыл на работу в чем-то белом, на переговоры поехал в полосатом, а с Натальей опять был белый. Вика прибыла в костюмчике, а с Пончевой бодалась уже в аутентичной зималеттовской блузочке. Однако ж это такие мелочи по сравнению! Ведь, между прочим, идут последние серии, где АП весел, легок и не обременен сурьезными мыслями. Они к нему пока только по ночам приходят в виде кошмаров, а скоро и днями маяться станет. Сегодня он нам продемонстрировал главную любовь своей жизни на настоящий момент - столик: "Ты мой, никому тебя не отдам". Видела бы Кира этот поцелуй - обзавидовалась бы и обревновалась! Катенька, заставшая необычайную эротическую сцену со столиком, изумилась, однако виду не подала. АП застеснялся, будучи застигнутым, однако тут же развеселился от перспективы встречи с Нестеровой. Взгляд Катеньки на обрадованного начальника сочетал в себе некоторую обиду и материнскую снисходительность к проказливому шалуну. Позже, на переговорах, она тактично пыталась повернуть беседу в деловое русло, в чем ей немало помогала доброжелательная и неглупая Нестерова, однако настрой Жданова на кадреж так просто не перебить. Когда же до него-таки доперло, что ни Нестерова, ни договор с нужными ценами ему не светят, Катя легко и непринужденно решила проблему, да так, что он временно забыл про планы в отношении Натальи.
А про беременные глюки все уже написали до меня, да и не очень они мне нравятся, а потому писать про это не буду.

 
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 899


« Ответ #51 : Январь 17, 2017, 01:33:57 »

48 серия


Petropol
Продолжается счастливый день президента Зималетто. Переговоры с блеском завершены Катенькой! С видом завзятых подельников "банда или кто" сидели в ресторане в ожидании решения финансового директора "Макротекстиля" . И вот оно! Победа!  Та-ак, что у нас дальше на повестке дня? Ага, Виноградова! Сейчас мы ее быстренько разъясним! Неудача с Нестеровой ничуть уверенности АПа в себе не поколебала, однако он счел нужным уточнить у лучшего специалиста по всем вопросам: может ли он растопить лед в сердце умной, но обиженной женщины? Ка-ак Катенька на него посмотрела (как Нелли это сыграла, ах!) - в этом взгляде было все. Ну что она могла ответить? А что она хотела бы сказать! Но надо молчать. Нет, надо немедля дать положительный ответ на его дурацкий вопрос: "Конечно..."

Быстренько окучив секретаршу Юлианы (дело, правда, чуть не испортил не вовремя расслабившийся Малина, у которого совершенно неожиданно не оказалось дежурной шоколадки), так же быстро орлы растопили-таки лед в сердце этой самой Юлианы.

Катенька тем временем из-за посиделок в туалете пропустила важный звонок, но дело тут же исправила, перезвонила сама и скрепя сердце пообщалась с красивой, умной и нравящейся Андрею Нестеровой. Мысли ей при этом в голову пришли отнюдь не деловые: "...А я так и буду смотреть,  как он меняет женщин...". Ну да ладно, мы подумаем об этом завтра.

Влетели в офис, вихрем в кабинет - и, ура, они согласились! А кто главный герой? А вот она, Катенька - и на ручки, в охапку сокровище этакое, напугавши это самое сокровище до полусмерти и опустив на ногу замороченному, немножко беременному Ромке. А Ромка не гордый, ему чужого не надо: на, на тебе твою Катю, радуйся, пока друг пропадает! Бросил несчастного в пасть Ваалу, кинул мученика львам, а сам счастливый, как воробей... Катенька, ошеломленная таким бурным проявлением темперамента любимого начальника, не успела ничего и почувствовать, рванула от греха в каморку. Но и выглянула тут же -  ей тоже радостно, потому что он же счастлив...

А вот и Нестерова пожаловали... Так, быстренько разобраться в условиях придуманного Катей договора, объяснить Вике, что будущее Сары Бернар ей не светит, а заодно - кого и с какой скоростью надо слушаться - и вперед! В атаку на Наташку, поскольку с ее фирмой Катя уже все уладила. Ан нет, не все коту масленица, в момент целования Наташеньки, как обычно, без стука входит начальник отдела продаж, а по совместительству невеста. На месте Киры любая нормальная женщина обиделась бы не на прилюдный невинный поцелуй в щечку, а на эту вот формулировочку. Но... Кира это Кира. Ромка и даже Катенька сочли за лучшее оставить жениха наедине с невестой, чему жених рад явно не был. Впрочем, все обошлось легким испугом, и вот уже верные помощники снова со своим развеселым президентом. Да, остался пустячок один: где денег взять. Ну, тут уж не до шуток, тут вступает Катенька: будут деньги. Она опять нашла выход из безвыходной ситуации, а никто уже даже и не удивляется.


anniiie
Вице-президента конкретно глючило.
Глюк не давал вице-президенту спокойно жить и дышать, появляясь каждый раз, когда Роман Дмитриевич приближался к какой-нибудь хорошенькой девушке.
Глюк начинал вопить пронзительным недовольным младенческим криком и резво всучивал вице-президенту хорошенького белобрысого и голубоглазого мальчишечку. Роман Дмитриевич пугался, воровато оглядывался по сторонам, ища, кому бы сбагрить младенца. Когда находил – глюк превращался в кошмар, а рядом с Романом Дмитриевичем появлялась его с некоторых пор законная супруга в ярко-розовом домашнем халатике, совершенно не желавшая с ребеночком нянчиться. Роман Дмитриевич начинал оправдываться, извиняться…это было настолько не похоже на прежнего обаяшку и весельчака Малиновского, что хорошенькие девушки, виновато и осторожно улыбаясь, старались отодвинуться от опасного вице-президента подальше. Малиновский втихую завидовал своему другу и президенту, которого именно сегодня днем злобный глюк не доставал и который казался Роману Дмитриевичу вполне счастливым человеком, всего-навсего слегка обремененным незначительными производственными проблемами.
Решение незначительных производственных проблем президента брала на себя Катенька, повторяя финансовому директору поставщиков финансово-экономическое предложение руки и сердца. Господин Журавлев, плохо скрывая радость, сделал вид, что подумал, и ответил Катеньке ожидаемым согласием. Понимая важность и торжественность момента, часы в «Макротекстиле» отбили без двадцати час.
Ждать окончательного решения до конца недели президенту было невыносимо. Финансовый директор поставщиков, прикинув, что при его длительном раздумье подобное предложение Катенька может сделать и кому-нибудь другому, пообещал подготовить все документы сегодня же и лично явиться в «Зималетто» с положительным ответом в течение дня.
Президент же был полон решимости укреплять контакты с «Макротекстилем» во всех отношениях и собирался, отставив все другие дела, лично сидеть у телефона и ждать звонка. Причине своего горячего интереса президент совсем недавно целовал ручки, но необходимость растопить лед в сердце умной, но сильной обиженной женщины, не желавшей его видеть и пославшей на ярмарку в Коньково, отправила президента в офис к Юлиане в компании с Малиновским, захватившим с собой самые очаровательные улыбки. Грубые варвары явились в офис с цветочками, но без тонны швейцарского шоколада. Рассерженная фЭя, к счастью, оказалась не слишком рассерженной и не слишком обиженной, ткнула зонтиком в павших перед ней на колени виноватых мальчишек  и согласилась выслушать про коллекцию. Отогревать превратившееся в ледышку сердце действительно обиженной женщины президенту придется позже, долго и мучительно.
А в это время в «Зималетто» глюк распоясался, мутируя.
Глюк добрался до Катеньки, скучавшей на сходке Женсовета; обсуждаемый вопрос: что важнее, фигура или машина, Катеньку не волновал. Катенька все еще видела перед собой обожаемого шефа, готового расстелиться ковриком перед умницей и красавицей Нестеровой. Катенька прощала шефу неловкость ситуации и мечтала, что ее настоящий мужчина оценит не внешность, а внутреннюю красоту, восхитится верностью, порядочностью, добротой, готовностью прийти на помощь в трудную минуту, что и задекларировала подружкам. Декларация подружек насмешила, а предложение попробовать сделать что-нибудь с собой, ну, чтобы потрясти изменениями любимого человека, Катеньку даже испугало. Программа сбилась. Настоящий мужчина, обожаемый шеф забывал про выговор опоздавшей красавице, от которой не мог отвести восхищенных глаз, пил воду и ронял офисный бамбук, а вечно ревнующая невеста требовала отправить Катеньку в мастерскую к Милко. В реальность Катеньку вернула Клочкова, все время забывавшая демонстрировать свое недомогание по поводу беременности. Об этом прискорбном факте Клочковой напоминала Кира, подкармливая подружку апельсином.
А вернувшийся от Юлианы президент, которому в этот день все удавалось, кружил испуганную Катеньку на руках, не замечая удивленного взгляда Малиновского, и отпускать от себя Катеньку ему совершенно не хотелось. Наоборот, хотелось, чтобы Катенька разделила его радость, а не пряталась в каморке. Катенька перестала прятаться, склонившись вместе с президентом над бумагами и, не поднимая головы, отдавала приказания Клочковой проводить гостей в конференц-зал. Клочкова плохо понимала Катенькины приказания, которые пришлось повторить президенту, а попытка привлечь к совещанию Киру была пресечена легшим в руку президента оранжевым шаром. Однажды такой шар уже летел в Клочкову, второго полета Клочкова дожидаться не стала, но в отместку организовала Киру в компании с Милко явиться на совещание, где президент меньше всего хотел бы видеть свою невесту. В качестве бонуса к удачному дню президенту полагалась еще одна встреча с Нестеровой, и президент не мог не расцеловать умницу и красавицу, а хотя бы и по-деловому. В соответствии с давней русской традицией. Точное соблюдение давней русской традиции и застала Кира. Милко быстренько увел гостей в мастЕрскую, Роман и Катя предпочли отползти сами, оставив президента вертеться перед невестой как уж на сковородке. Киру Юрьевну вдруг именно сейчас смутило, что от жениха пахнет чужими духами, и Кире Юрьевне это было неприятно.
Вползшие обратно Роман и Катя приобщились к решению вопроса, где взять деньги.  Ромка предлагал вооруженное нападение, Катенька - кредит для «Никамоды». С условием предъявления банку в случае несвоевременной выплаты закладной, бывшей единственным достоянием «Никамоды». На данное время.
Президент, не раздумывая долго, разрешил Катеньке действовать…


Chase
Так, ну што тут у нас вещается в эфире? Астероид Зималетто малость съехал с орбиты, на передний план выходят боковые сюжетные линии.

Танюша, например, изображает свою версию поединка Эллочки с Вандербильдихой Викусей. Викуся уела пышечку Пончика до того, что та пожертвовала собственной машинкой. Длительность ритуала жертвоприношения утомила аудиторию и по ту сторону экрана, и по эту. Што делать, терпим...

Викуся изображает острую форму беременности и, несмотря на подчитывание специальной литературки в формате все того же глянца, путает ее симптомы с расстройством кишечника от неумеренного потребления зеленых яблок. Расстройство кишечника передается воздушно-капельным путем бедолаге Малиновскому.

Да, не любит мальчик саночки возить, шалун уж отморозил пальчик, как это мило и по-человечески понятно, и что мы, злобные мегеры и фобы, все норовим пихнуть его на тернистый путь добродетели, когда он так обаятельно, приплясывая и припевая, семенил по стезе порока. А теперь – ну жалистно смотреть просто, личико совершенно потерял, желтенькую от зелененькой не отличает, девчонки от него шарахаются, жилплощадь мокрыми пеленками завешана.

Впридачу к Вике у меня в этом сериале оформился еще один личный враг – фамилия НазИров, вот чьи это были находки в черноземе, съемочный коллектив на пятом десятке серий заскучал и начал творчески самовыражаться. СмЕшно-то как – сообразить из олигархически-вицепрезидентского интерьерчика комнатку в коммунальной квартирке времен победившего социализма. Тяжелое у г-на Назирова было детство и определенно деревянные игрушки. В каковые настойчиво и нам предлагается поиграть. Не хочу!!! Хочу в покемонов!!! И в мастера Йоду с радиоуправлением!!! И в разведенную Барби хочу (к которой прилагается дом Кена, машина Кена, яхта Кена и далее по списку)!!!

Малиновскому, однако, видятся ужасы заедающего его юные годы неустроенного быта 1960-х и перманентно беременная супруга в бигудях, вооруженная кастрюлькой с подгорелой манной кашей. Чего только не примстится, чтобы оправдать боязнь ответственности. Даже не меньший бабник-президент, и тот стыдит и рекомендует помочь хотя бы материально. Но – жамэ, материально помогать тридцатилетний юноша морально не готов.

СашЕнька переживает свои кОшмары – не очень понятно, он-то чего в таком перепуге? Или по отношению к нему режиссер припомнил времена моральной устойчивости и политической грамотности? Пропесочат его, номенклатурного нашего, на парткоме "Единой России", и прощай карьера? Однако – что по-своему более ответственно – готов обеспечить обрюхаченную девицу рабочим местом ажник в Тегусигальпе, в саду под бананом. У девицы, правда, губа не дура, ей подавай аристократический и промышленно развитый север Италии. Дык ведь и на это будет готов. Супротив Малиновских скудных алиментов и подозрительной фамилии.

Раздрызганного вице-президента президент призывает собраться и сделать хоть что-то полезное в узких рамках своей профессиональной квалификации – поспособствовать в охмурении других девиц, которые рулят гениальным пиар-агентством. Парный конферанс удается, великая и ужасная Юлиана меняет гнев на милость.

Пока президент обеспечивает фронт работ по спасению Зималетто от банкротства, Катенька обеспечивает тылы. Как ни горько ей было наблюдать президента, истекающего слюной при виде прелестной филировочки, тоже собралась и выступила на 100 процентов своего финансово-экономического потенциала. Противник быстренько смотался за флердоранжем, рассудительно предпочтя временности президентского кокетства постоянство меморандума о намерениях. А Катенька, выдав программную речь о внутреннем богатстве, которое важнее внешнего, тут же забылась в мечтах о том, как выстругает волшебную палочку и убьет бессердечных и духовно незрячих жрецов высокой моды своей нездешнею красой. Красу нам предусмотрительно не демонстрируют, хватит уже, пугали уже. Вместо этого воображение Катеньки живо рисует ей пришибленного восторгом президента. Президента, окрыленного восторгом в реале, она, однако, пугается и рвется из его счастливых объятий прятаться в каморочку. А радоваться бы надо – это ведь и есть то самое, постоянное, а не временное, чувство восхищения ее внутренними качествами, которое уже вовсю расцвело и заколосилось. Любит ее президент, любит:  и за творческий подход, и за два процента скидки, и за рассрочку оплаты на шесть этапов, и вообще… Эх, вот не до одного президента долго будет доходить, что это любовь, до Катеньки оно будет доходить еще дольше… Тоже у девушки представления о чувствах окрашены в гламурно-латиноамериканские тона. А это она, однако! Сияет, как солнце, ничем пока не омраченная, никаких зловещих мусью ЗоркИных пока на горизонте не нарисовалось, никаких низких замыслов по охмурению не сформулировано, полная у нее с президентом гармония и взаимное обожание. Порадуемся за них, голубков, пока можно…
Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 899


« Ответ #52 : Январь 17, 2017, 01:43:24 »

49 серия.



Petropol.

Вот не событийная сегодня серия, но какая вкусная! Совершенно, правда, неясно, продолжение ли это все того же дня (о чем говорят одежки героев) или события происходят как минимум неделю спустя (исходя из соображения, что операция липосакции, с успехом произведенная Пончевой, никак не могла занять время, равное обеденному перерыву). Впрочем, это опять же такая ерунда...

Катенька добывает денежки в когда-то родном "Ллойд Морисе". Здраво рассудив, что манера АПа вести переговоры на президента банка может произвести непоправимое впечатление, Катенька оставила его дожидаться в машине. Там он и сидит,повесив нос и размышляя о превратностях судьбы, когда на пороге банка появляется чудо с еще не просохшими слезами. "Катя, вы гений!" А то... А гениев полагается носить на руках, правильно? И желательно при жизни. Ой, как они засмущались оба прелестно, можно подумать, в первый раз он ее на руки подхватил... А Катюшка свои ручки растопырила смешно, а то ведь и самой недолго того-с... обниматься начать...
А в офисе все совсем не так радужно. Страдания Малиновского делают из него человека, он выдает на гора аргументы в защиту жизни на земле, то есть против безопасного секса! Незатейливая мысль помочь беременной даме материально повергает его с ступор, но он же не отказывается, он просто рванул за конвертиком. Не жадный он, просто бесстыжий, как метко заметил президент.
Звоночки от кредиторов Зималетто сложным ассоциативным путем возвращают ветреного Малину к позиции сторонника контрацепции. Однако сейчас всем не до его страданий, на компанию подают в суд. АП,тяжело вздохнув, решает: "Катя, вы держите удар кредиторов". Как? С помощью чего? Никаких вопросов, вздохнула, кивнула... А Ромочка являет нам найденных им в неведомой подворотне адвокатов - Филин и Рулин. "Какие-то неприятные ассоциации..." Поздравляю вас, Андрей Палыч, значит, нужные книги вы в детстве читали!

Итак, совещание по поводу показа новой коллекции! Явившаяся Юлиана на бегу ставит Вике совершенно верный диагноз, но,как всегда,не настаивает. Она же предлагает жадному Жданову купить чипсов и пива на оптовке, ежели он не в состоянии оплатить свет, обед и кордебалет. А Жданов и не в курсе, чего там Катя насчитала, а у нее, как обычно, все предусмотрено, что заставило даже Киру и Милко смириться с ее присутствием в одном с ними помещении.

А Колька дома в монополию играет...И соглашается пойти встретиться с адвокатами - это тоже интересная игра.

Катенька с интересом наблюдает, как непочтительно Юлиана отшлепала президента с вице-президентом зонтиком. Ух ты, как, оказывается, можно с ними... В процессе обсуждения тонкостей обхождения с Филле и Рулле президент складывает ручки на обоих соратничков и тОлкает речь. А Катенька ... Смотрит на руку, лежащую у нее на плече, и не убегает исключительно призвав на помощь всю свою силу воли... Ой, дальше одна из любимых моих сцен - хоккей настольный и теннис словесный в исполнении Палыча и Ромки! Это пересказывать даже не хочется, это надо видеть.

Пойду-ка я так и сделаю, посмотрю.

Записан
Наталия Литвиненко
Друг
*
Офлайн Офлайн

Сообщений: 899


« Ответ #53 : Январь 17, 2017, 02:17:49 »

50 серия.



anniiie

Вот, значитца, есть у тебя жених.
Какого хотела – такой и есть. Сама выбрала, сама предложение сделать заставила. Любовь у тебя к нему, чуйвство такое, большое и светлое, солнце и светила с места сдвигающее. В Милан вот съездила, отгрызок ткани на свадебное платье привезла, ужины совместные готовишь, кусочек мяса с листиком салата, салатик с оливками, перепалки периодически устраиваешь, ну, на почве ревности, родителей его поедешь сегодня встречать. Нормальная такая предсвадебная жизнь. Он вечер с тобой хотел провести, тихий, спокойный, домашний, а ты ему все грехи прошлые и будущие вспомнила, даже разозлила, заставила ссору провоцировать. А ты его упрекаешь, не знал разве, что президентский пост ответственность предполагает, и вообще пьет он много.
Ни фига про жениха ты при этом не знаешь. Ни что он думает себе, ни что его заботит.
А у жениха денег нет.
Не то, чтобы жениху не хватает на бензин для машинки или присланные счета за телефон и электричество и фитнесс доводят его до колик. Нет. Машинка исправно бегает, регулярно подкармливаемая топливом, суммы за свет и переговоры не пробивают брешь в бюджете. А денег нет. И в суд на жениха банки собираются подавать, а заодно и на всю вашу компанию. И к телефону он не подходит, секретарша отбивается от кредиторов. А он думает, что ему просто не повезло.
А еще жених ночами не спит, то бессонницей мается, то кошмары снятся. И так ему плохо, и эдак нехорошо. Только тебя это почему-то не трогает, ты на другой бок поворачиваешься, даже недовольная, что он тебе спать помешал. Ты-то ничего не знаешь, тебя ничего не тревожит, потому что он тебе ничего не рассказывает.
Ты планчик красивый такой рисуешь размещения на презентации: где просто зрители будут, где гости, где VIP. Оранжевый такой листочек, яркий, для наглядности. Серьезно готовишься к предстоящему показу, предоплату с жениха требуешь, поддержанная гениями дизайна и пиара. За зал, напитки, свет, обед и кордебалет.
А он вам троим так резко отвечает: денег нет.
И секретаршу свою зовет, которую на совещание с собой не взял, ну, чтобы она тебя и гения дизайна не раздражала своей неформатностью. И ее спрашивает, как там насчет предоплаты, меню просит просчитать. И секретарша ему предоплату разрешает, у секретарши эта предоплата запланирована. И без этой секретарши ни на один вопрос твой жених не отвечает. А и правильно, что не отвечает, деньги и для новой коллекции, и для всех предоплат ему секретарша с утра и добыла.
Явилась в банк, где раньше работала, прямо к директору и, честно обрисовав ситуацию, – коллекция провалилась, убытки несем, зарплаты не платим - попросила кредита. Для своей фирмы, с тем, чтобы его долги заплатить и еще немножко на выпуск новой коллекции осталось. И вымученно при этом старалась улыбаться. И ей этот кредит директор банка давать не хотел, хотя и ценил ее как крепкого профессионала, но уж больно рискованное дело было. И единственной ее гарантией было долговое обязательство «Зималетто», тот документ, который она меньше всего хотела кому бы то ни было предъявлять. И из глаз ее уходила надежда. И, все про риск понимая, она опустилась до шантажа, осознавая, что делает, и расплакалась, ожидая отказа, потому что другого шанса добыть денег у нее не было. И запрещенными приемами, но крепкий профессионал и влюбленная женщина кредит получила. Потому что твоему жениху это до зарезу надо было.
И жених твой, ждавший у банка, выскочил из машины и, крепко прижав к себе, кружил ее, превратившуюся в робкую девочку, на руках среди людной улицы, ничего и никого не стесняясь, забывая про ее неформатность, и был просто счастлив, оттого что она с ним и все для него сделает. И сам смущался нахлынувшей своей радости, осторожно опуская ее на землю.
И не случайно именно эта секретарша все про твоего жениха знала, и про проблемы его, и про бессонницу, и про то, что они дальше вместе с фирмой делать будут. И ни слабости своей, ни растерянности он перед ней не скрывал, он перед ней без маски был довольного и благополучного бизнесмена. И переживал, как она справится одна на встрече с непроверенными адвокатами, чьи фамилии вызывали неприятные ассоциации. Вроде расслаблялся после рабочего дня, в настольный хоккей с другом резался, коньячок прихлебывая, а сам про нее думал, не сожрут ли его Катю? Даже друг удивился его сомнениям, а он не сомневался - он переживал за нее. А секретарша вела вполне деловой разговор, торговалась насчет гонорара, ставила условия работы: провести дело именно так, как нужно ей. И чем это для них обоих обернуться может, понимала, требуя иска на все имущество «Зималетто», но на все ради него была готова. А про то, что адвокаты, найденные другом твоего жениха, ей не понравились и насторожили, она ему не сказала. А жених твой сидел в своем кабинете неподвижен, и разговаривать ему не хотелось. Не было у него все в порядке, И она была первым человеком, кто это должен был понимать. И она понимала. Постаралась успокоить. Все в порядке, сказала, ситуация под контролем. Пожалела.


Petropol

Вчерашняя серия уже замечательно описана Анниие, так что я кратенько.
 book
"Трус не играет в хоккей", как справедливо заметил Роман Дмитрич! Сеанс взаимной дружеской психотерапии благополучно проведен, а вот и группа поддержки - Кирочка. Малина не удержался, подколол насчет "У Кати все записано," за что немедля получил виртуальную зуботычину от нежной невесты друга. Палыч попереживал слегка, как там Катя управляется с адвокатами, и подался до дому - отдыхать. Однако ж все его намерения быть адекватным женихом разбились о суровую реальность, отловившую его возле лифта. Лерочка мастерски вывела из себя и так не слишком уравновешенную "невесту по совместительству," и понеслось... И дома продолжилось. Любопытно, сегодня вечером АП, кажется, впервые устал от вечной игры с Кирой в "верю - не верю". Как-то неинтересно ему стало продолжать выигрывать, заговорил зло, как с чужим человеком, и Кира вмиг прочувствовала опасность, свернула воспитательную беседу.

А Катерина в это время бьется за него как лев! Адвокаты повержены в прах, они еще не поняли, с кем связались! Страхи загнала вглубь, на поверхности - жесткая и уверенная в себе бизнес-леди. Не за себя ж бьется - за романтического героя. Биться за себя не приучена, не умеет, не хочет... И опять во всем винит себя...О-ох, Катенька...

Вот и утро туманное наступило. Андрей Палыч не выспавшись и в печали, грустно ему жить на этом свете, в нем отсутствует уют... Он еще и не подозревает, насколько кошмарный денек им с Катей придется пережить. А пока наивное и простодушное предложение Катеньки про подушечки с лавандой внезапно устыдило его - разнюнился, понимаешь. Соберись, ты мужик или где?! Ну, все, поехали: "Что там у нас с адвокатами, Кать?"


Sanasana

О ГЛЮКЕ КАТИ и АНДРЕЯ ПАВЛОВИЧА
tatyana-gr писал(а):
Адвокаты пытаются напугать Катерину с Колькой, чем спровоцировали замечательный глючок – Андрюша за решеткой в рубашке апаш (прямо Овод!) читает Катькино письмо и обвиняет ее во всех грехах. Прелесть! Но Катька не подведет! Как сказал по этому поводу Ромио, «скорее Милко сменит ориентацию».
Ну наконец-то! Хоть один человек написал про "сижу за решеткой в темнице сырой" орла молодого! Почему-то никого больше не заинтересовал очередной портрет катенькиного идеала (мужественного и совершенного), вот он - без (своей) вины виноватый, брошенный в долговую яму, казематы Бастилии, Кресты, Матросскую Тишину... Причем, по Катенькиной версии (это ж ее глючок!) виновата в тюремном прозябании Жданова она, одна она. И в том, что он обвиняет в своей зэковской судьбе только Пушкареву, Катенька ничуть не сомневается.
А ведь она недооценивает чувства своего гламурного (пока) шефа к своей серенькой (опять же - пока) персоне. Знала бы Катенька, что Жданов тоже смотрел глюк о наказании (потому как преступления были наяву) А знала бы Катенька, что в этих сокровенных видениях ее-то он как раз и не обвинил и не заподозрил в вине! Даже сидя на приснившейся скамье подсудимых, даже принимая удар пригрезившегося, но все равно страшного топора, Жданов видел среди своих недругов всех: действующих родственников, родную невесту, закадычного друга, любимую фаворитку. НО только не Катеньку!
И хотя Жданов сам себе мерещился в куда более прозаичном виде - в обыкновенном пиджачке из непоследней коллекции Армани, в обыкновенном среднефедеральном зале суда, но что касается отношения к Катеньке - тут он оказался (впрочем, втайне даже от себя) как раз тем романическим героем.
Может, он пока и не относится к Катеньке как к даме сердца, но в душе эта девочка занимает куда более почетное место, чем все хорошо и плохознакомые, которых подсознание живенько вписало в свидетелей обвинения. Она невиновна (иначе он посадил бы ее на скамью подсудимых рядом). И она не будет свидетельствовать против него (а это вообще - только для ближайших родственников).
Так разве не заслужил он постоять гордым профилем, озаряемый луной сквозь узкое оконце темницы, разве не заслужил он внимания к своей белоснежной робе (президент модного дома должен отсиживать в каземате в приличной одежде) с воротником почти-апаш (потому что при ближайшем рассмотрении он оказался обычным сорочечным воротником, только романтически вздыбленном)!
Вон для себя Катенька приготовила обычную полосатую пижаму - символ собственного осознания вины, самоунижения и раскаяния за то, что своими руками, хоть и не желая зла, но по сути засадила возлюбленного своего президента в кутузку. О том,что он "сам виноватый," у Катеньки нет и мыслей. Равно как у президента нет мыслей о катенькиной виноватости. Чувствуете? Вот оно - в болезни и здравии, ну и так далее....
P.S.
А народ здесь всю прошлую ночь напролет трындел о Малиновском!
Хотя обнаженная грудь Жданова в распахе той самой белоснежной робы ничуть не хуже обнаженной груди Малиновского в роли Красилова, когда тот в черном декольте танцевал под "Уму Турман" что-то лирическое..
Необъективны вы, дамочки, полный игнор президенту и опять 200% внимания Малиновскому - и от филов и от фобов. И попробуйте сказать, что в этом не виноваты те самые танцы...
Но почитать вас, необъективных и игнорирующих трагический ждановский профиль, переходящий в грудь, было одно удовольствие
Записан
admin
Administrator
*****
Офлайн Офлайн

Сообщений: 749


« Ответ #54 : Май 05, 2017, 01:10:27 »

Продолжение Здесь
Записан
Страниц: 1 2 [3]
  Отправить эту тему  |  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
При использовании любых материалов сайта активная ссылка на www.psygizn.org обязательна.
Модификация форума выполнена CMSart Studio

Sitemap